Как будут оплачиваться дни с 4-го по 7-е мая?

Гости
Валентина Митрофанова
директор Института профессионального кадровика
Алексей Рощин
социальный психолог, писатель, блогер

Иван Князев: Ну, а тема-то вот какая. Наверное, самая актуальная на этой неделе, как ни крути. Где, как и когда работаем мы все на майские праздники и сколько нам за это заплатят. У многих появились вопросы. Некоторые работодатели и сотрудники до сих пор не понимают, будут они отдыхать или нет, отправлять своих сотрудников на отдых или не отправлять и как все это дело оплачивать. Минтруд сделал разъяснение по этому поводу. И мы сейчас попросим прокомментировать это нашего эксперта. Потому что у нас сейчас на связи Валентина Митрофанова.

Тамара Шорникова: Да, кстати, расскажите, пока сейчас выходим на связь с экспертом, расскажите: вы, если будете работать, какие условия вам предлагает работодатель, сколько дней, какой график. Поделитесь.

Иван Князев: Ну, а сейчас приветствуем Валентину Митрофанову, юриста, директора Института профессионального кадровика. Здравствуйте, Валентина Васильевна. Хотелось бы все по порядку. Итак, работает кто? Кто не работает? Работодатель кого вызовет на работу, кого не вызовет? И кто это решает?

Валентина Митрофанова: Как мы все видели по указу президента, работодатель решает это самостоятельно. Но при этом в указе четко написано, что работодатель может привлекать тех работников к работе, которые необходимы для обеспечения функционирования организации. Т. е. это какие-то первоочередные работы, которые никак нельзя остановить. Это работы, связанные с охраной, с обеспечением информационной безопасности. Т. е. какая-то такая необходимая деятельность. Минтруд в своих рекомендациях написал о том, что список этих сотрудников нужно определить локальным нормативным актом. Хотя на самом деле это может быть и просто приказ. И сам работодатель принимает это решение, действительно, кто работает, кто не работает.

Проблема только в том, что очень многие работники, к сожалению, очень многие работодатели, точнее, приняли решение, что работать будут все или работать будет подавляющее большинство работников компаний.

Иван Князев: Сколько таких у нас в стране?

Валентина Митрофанова: 35%, как у нас говорит HeadHunter, работодателей, которые напрямую сказали о том, что мы будем работать целиком и никого мы не будем отправлять ни на какие нерабочие дни. 50% работодателей, которые сказали: мы пока не определились, то ли работаем, то ли не работаем. Но тех, кто откровенно сказал, что да, мы работать не будем и привлекать никого не будем, – опять же по цифрам HeadHunter, это всего 25%.

Иван Князев: Это в основном, наверное, все-таки какие-то частные предприятия, частный бизнес? Тут еще вот интересный момент, как будут работать госучреждения. Насколько мне известно, вот в Калининградской области муниципальные власти тоже поняли, что многие работодатели вызовут своих сотрудников, и решили оставить работающими детские сады, школы. Чтобы детей куда-то девать.

Валентина Митрофанова: Да, это абсолютно правильно. Потому что, естественно, если у нас сейчас встанут госучреждения, то даже как бы работодатель людей ни привлекал к работе, они физически не смогут деть куда-то детей, и это будут определенные конфликты, наверное, с работодателем. Например, точно так же как банки. Уже очень многие заявили, что они будут работать в полном объеме, потому что клиенты продолжают работать, клиенты будут делать платежи, и поэтому, например, банки, естественно, там тоже остаются работать.

К сожалению, если сравнивать с прошлым годом, помните, коллеги, у нас в прошлом году прямо в указе был написан перечень организаций, которые продолжают функционировать. Это транспорт, это медицина, это энергетика. В этом году таких исключений не сделано. Но мы же прекрасно понимаем, что есть организации, которые даже физически не могут остановить свою деятельность. Они будут продолжать работу практически в полном объеме.

Иван Князев: Ну, те же больницы, да?

Валентина Митрофанова: Да.

Тамара Шорникова: СМС из Воронежской области: «Как будут оплачивать тем, кто будет работать? Так же, как и тем, кто будет отдыхать? Объясните, пожалуйста», – просит телезритель.

Валентина Митрофанова: Это, к сожалению, самая большая проблема. Потому что в указе президента у нас написано, что за теми, кто не будет работать, должна быть сохранена заработная плата. Как мы видим в рекомендациях Министерства труда от вчерашнего числа, и в принципе такие же рекомендации они давали и в прошлом году, когда мы столкнулись впервые с нерабочими днями, что в сохранение заработной платы должны войти все выплаты. Т. е. человек, который не работает, должен получить и выплаты компенсационного характера, и даже стимулирующие выплаты…

Иван Князев: Премии, да?

Валентина Митрофанова: …т. е. по сути весь объем. Да. Весь объем зарплаты должен получить. Но это для тех, кто не работает. Логично, что человек, который при этом работает, ну, с точки зрения людей, должен был бы получить больше. Но, опять же удивительно, что, открыв разъяснения рекомендаций Министерства труда, мы видим, что люди, которые будут работать, тоже получат в одинарном размере. Исходя из чего складывается вот такая странная ситуация, что те, кто у нас и работает, и не работает, они получат либо в одинаковом размере, либо даже те, кто не работает, могут получить физически и больше.

Иван Князев: Т. е. все-таки двойной оплаты не будет, потому что это не официальные государственные выходные и праздники?

Валентина Митрофанова: А это вопрос правовой неурегулированности. И, к сожалению, даже в прошлом году было очень много конфликтов с людьми, которые продолжали работать в нерабочие дни. Они, конечно, требовали оплаты в двойном размере. У нас есть и судебная, и институционная практика, которая признавала право людей на такую повышенную оплату. Т. е. я думаю, что здесь принцип недискриминации понятен всем, что люди, кто не работает и работает, не могут получить в одинаковом размере. Но тем не менее, вот в рекомендациях Минтруд почему-то не защищает право людей, которые будут привлекаться к работе, и говорит о том, что они должны получить в одинарном размере. Хотя это, конечно, потенциальные конфликты и несправедливость по отношению к этим людям.

Тамара Шорникова: Вот какие еще СМС приходят. Рязанская область: «Работая на ИП, праздничных выходных не будет, кроме 1 и 2 мая. И оплата будет, как обычно, сдельная». Москва, пишет нам телезритель: «Сын работает на госпредприятии, но их предупредили, что если они захотят отдыхать с 1 по 10 мая, то оплата этих дней будет соответствовать МРОТу». Если говорить о подсчете дней, вот по итогу месяца, как будет высчитываться, будет ли это считаться все-таки выходными или как рабочие? Какой в итоге будет зарплата и как потом это повлияет на годовой итог, у кого, например, премии в конце года?

Валентина Митрофанова: Этот вопрос, получается, что сейчас зависит от позиции, которую выбирает каждый работодатель. Потому что и в прошлом году, и в этом году каждый работодатель выберет для себя одну из двух позиций. Первая – я готов придерживаться рекомендаций Минтруда платить в одинарном размере, норму никакую я пересчитывать не буду. Т. е. в данном случае как будто это рабочие дни. Вторая позиция, которую, кстати, тоже выбирают многие работодатели, социально ориентированные: как правило, они говорят, что да, нам прекрасно понятно, что платить надо в разном размере, мы считаем это выходными днями, и мы будем пересчитывать эту норму. И соответственно исходя из этого у людей изменится в том числе и размер сверхурочной работы по итогам их календарных периодов. Так как закон у нас этого определения не дал, получается, что вот в этом правовом пробеле каждый работодатель выберет какую-то свою позицию.

Иван Князев: Валентина Васильевна, еще два маленьких разъяснения попросим от вас. Больничные, отпускные как рассчитываться будут, как будут выплачиваться, в каком объеме? И тех, кто на сдельной оплате, что с ними?

Валентина Митрофанова: Здесь никакой разницы для расчета, если, например, человек в этот период, в период майских праздников, заболеет или человек в этот период возьмет ежегодный отпуск, для него на самом деле никакой разницы не будет, даже в части того, были бы эти дни рабочими, были бы они нерабочими или были бы они выходными. По одной простой причине. Потому что когда у нас человек болеет, у нас оплачивается каждый календарный день. Т. е., например, если он заболел с 1 по 14 мая, у него 14 дней все, независимо от их статуса, включая праздничные 1-е, 9-е, будут оплачены по больничному листу. Т. е. нет никакой разницы. Если же человек на этот период берет ежегодный отпуск, то по 112-й статье только 1 и 9 мая у нас не включаются в период ежегодного отпуска. Т. е. они в него не включаются. Остальные дни будут все включены в период ежегодного отпуска и оплачены по среднему заработку. Поэтому разницы здесь в этом плане по оплате не будет.

Проблема только в том, что сейчас 70% работодателей говорят, что большая проблема, что люди отзывают сейчас заявления на отпуска. Т. е. люди поняли, что с введением нерабочих дней невыгодно идти в отпуск в этот период времени. Массовый отзыв, да.

Тамара Шорникова: Да, кстати, вот что с этим делать?

Валентина Митрофанова: Потому что получается: если я взяла отпуск на это время – да, я буду отдыхать со средним заработком; если я не беру отпуск на это время – я могу так же спокойненько отдыхать или работать на даче, и за мной будет сохранена заработная плата. Т. е. люди сказали: в чем этот смысл, мы хотим дни отпуска не тратить на выходные, по сути, дни, мы их потом как-нибудь отгуляем. И поэтому сейчас очень массовый идет отзыв таких вот заявлений на отпуск.

Иван Князев: Я представляю, какая сейчас головная боль во всех отделах кадров нашей страны, на всех предприятиях. Спасибо вам большое.

Валентина Митрофанова: Вы не представляете.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Валентина Митрофанова, кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика, была с нами на связи.

Тамара Шорникова: Слушаем телефонный звонок сейчас. Алло, Здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте, алло.

Тамара Шорникова: Алевтина, Воронеж. Приветствуем.

Зритель: Да-да. Спасибо. Спасибо большое. Я просто хотела вас поблагодарить, просто вашу передачу смотрю просто с удовольствием. В общем, вам благополучия и поздравляю вас с наступающими праздниками, и всех вам благ, чтоб вели передачу эту долго-долго. Очень нравится.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Да, вас тоже с наступающими.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое, вам также.

Тамара Шорникова: И сейчас поговорим об отдыхе. О работе поговорили. Кому все же повезло, кто уже запланировал что-то, где люди собираются провести выходные? Больше половины опрошенных (вот данные свежего опроса) намерены остаться дома, в родном городе. 13% выбрали вариант «на даче или в деревне». На природе во время праздников будут отдыхать 7%.

Иван Князев: Но и еще есть интересная информация. Продажи мангалов выросли на 500% с 23 по 25 апреля по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. И все это как раз таки после объявления выходных с 1 по 10 мая. Продажи шампуров и угля выросли на 283%. Также резко, аж на 384%, выросли продажи садового инвентаря. Ну, и вообще различной садовой техники: также больше 100% рост.

Тамара Шорникова: Все-таки не будут сидеть дома, видно из этого опроса. Что вы планируете делать? Расскажите нам, позвоните в прямой эфир. Теперь уже просим отдыхающих активизироваться. Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Валентинович.

Алексей Рощин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Алексей Валентинович…

Алексей Рощин: К сожалению, у меня пропал звук.

Иван Князев: Да мы говорили, Алексей Валентинович, что народ на дачу собирается и продажи мангалов выросли аж там на 500%, даже больше. И всего остального дачного инвентаря.

Тамара Шорникова: Слышите нас? Пока кажется, что нет. Да, давайте пока посмотрим, что нам пишут телезрители. Где собираетесь отдыхать? Будете ли оставаться в родном регионе или поедете куда-то, и если собираетесь, то куда?

Иван Князев: Пишут из Курской области, что «на праздники, как обычно, поеду на свой садовый участок. Есть чем заняться. Нужно еще, кстати, листву убрать и кое-что по дому поделать».

Тамара Шорникова: Да. «Дома, журнал, телевизор, вместе с семьей отметим. Никуда особо не планировали и планов после объявления выходных не поменяли». Из Ленинградской области: «Погода плохая, видимо, хорошей не будет, поэтому вряд ли, наверное, куда-то поеду», – пишет человек.

Тамара Шорникова: Да, и вот Тверская область пикник планирует с друзьями.

Иван Князев: Ну, тоже замечательно. Это, наверное, вот те, кто на 500% подняли продажи…

Тамара Шорникова: …подняли продажи мангалов, да. Алексей Валентинович, слышите нас?

Алексей Рощин: Да, теперь слышу.

Тамара Шорникова: Отлично. Алексей Валентинович, для начала: вы-то как планируете проводить длинные каникулы? Будут они у вас?

Алексей Рощин: Ну, у меня в основном, конечно, все работа. Но думаю выехать тут на природу, под Москву, пожарить шашлыков. В основном. Т. е. далеко отъезжать не собираюсь, честно говоря.

Иван Князев: Т. е. вы как большинство фактически.

Алексей Рощин: Ну, если смотреть по сообщениям, то, конечно. Но то, что упал сайт РЖД и падали сайты крупных авиакомпаний, то – неизвестно даже. Все-таки люди просто бросились куда-то греться. Так что… Но, наверное, все-таки да. Потому что вообще в основном, и если социологически посмотреть, то где-то до 70% россиян предпочитают оставаться, так сказать, у себя дома или, максимум, на даче. Это все-таки дача, это превалирует в отдыхе наших людей.

Иван Князев: Алексей Валентинович, я вот, знаете, когда вышло это распоряжение, когда вышла эта новость о том, что у нас будут дополнительные выходные, я почитал разные комментарии, как народ на это отреагировал. И, наверное, в первый раз я заметил, что люди как-то не особенно обрадовались тому, что у нас будет больше выходных дней. Т. е. там мнения разделились. Кто-то действительно очень обрадовался, а кто-то сказал: а зачем это нужно?

Тамара Шорникова: Да, «Ох!» среди моих друзей сказали тоже много.

Иван Князев: Да, народ как бы хочет работать у нас, получается?

Алексей Рощин: Ну, во-первых, все-таки люди-то у нас достаточно практичные. И они смотрят широко открытыми глазами на ситуацию. Они видят, что в течение года происходит бог знает что, со всеми этими как раз ковидами, карантинами, закрытиями. Видят, что бизнес на самом деле проседает. А многие как раз и работают в этих самых малых и средних предприятиях. И они понимают, что в общем в такой ситуации, наверное, надо бы работать и зарабатывать, а не столько, так сказать, снова отдыхать. Это такая вот у наших людей некоторая стыдливость по поводу того, что мы слишком много отдыхаем. Она периодически фиксируется социологическими опросами. Так что в данном случае люди как раз и думают, как это ни странно, о предприятиях, о экономике: не слишком ли много мы отдыхаем.

Тамара Шорникова: И о своем заработке, Алексей Валентинович. Т. е. тут стыдливость или грусть?

Алексей Рощин: Да, естественно. Многие просели по деньгам. И хотят зарабатывать. Плюс еще к тому, что в странном положении оказались те, кто до этого отпросился и ушел в отпуск. Таких же тоже очень много. Люди брали отпуска или отгулы. Отгулы потратили на эти самые дни. А что теперь будет, как, кто им вернет, не вернет эти самые деньги, засчитают, не засчитают, – это неизвестно. И это тоже очень людей нервирует.

Иван Князев: Ну, сейчас-то разъяснение уже сделали по этому поводу. Ну, знаете, может быть, вы тоже это отметили, что я заметил. Люди больше расстроились из-за того, что у них планы все посбивались. Потому что, ну, вроде планировал: так, 1, 2, 3 у меня выходной, там я чуть-чуть поработаю, потом снова опять. А тут – вот не знаешь, что делать.

Алексей Рощин: Ну, получилось действительно как обухом по голове. И это буквально за неделю до этих самых праздников. Все-таки люди в Деда Мороза верят где-то там лет до 10, максимум 15. А когда вот такой подарок от Деда Мороза приходит вдруг ни с того ни с сего от нашего президента, то все-таки возникает вопрос: а кто будет платить за весь этот банкет?

Иван Князев: Но подождите, но тут все-таки не совсем от президента, тут все-таки оперативный штаб решал и там конкретные причины все-таки были названы. И самая главная причина – это все-таки распространение коронавируса, так если уточнять.

Тамара Шорникова: Алексей Валентинович, знаете, еще какая популярная мысль была у многих после новогодних. Что, мол, к концу новогодних праздников начинаешь выть волком, уже хочется на работу, устали отдыхать. И вот здесь мне кажется, что грусть многих также была связана с тем, что – а что делать вот в эту длинную череду каникул? Мы умеем сейчас отдыхать? Планировать какой-то интересный досуг? Или нет? Потому что, опять же, открываю соцсети – естественно, ворох сообщений о народной печени и т. д. Да, где-то шуточно. Но мне кажется, отчасти есть такой испуг: а что делать все это время с близкими людьми, например, рядом?

Алексей Рощин: Ну, во-первых, люди уже, конечно, намучились с этим вопросом на так называемой самоизоляции. Когда люди оказываются 24 часа запертыми со своими домашними. И многие впервые осознавали, что, как говорится, они не знают, о чем так долго говорить. Помните, у Жванецкого было: «Закрой рот, дуло, я уже все сказал». А все равно ты при этом остаешься, так сказать, … заключенным. Но вообще в принципе такой феномен есть, и он даже имеет такое красивое название: структурный голод. Или, по-другому, голод по структурированию времени. Все-таки ведь на самом деле работа для большинства людей – это такой способ задать структуру своего дня. И даже своей жизни. Что вот 8 или даже 10 часов в день у меня работа, я на нее хожу, я там работаю, я знаю, чем я занимаюсь, зачем я занимаюсь, я получаю деньги при этом и в принципе я доволен. А получается так (и это, кстати говоря, давно отмечалось на примере новогодних каникул), что действительно люди понимают, что у них в структуре есть понятие «я праздную», т. е. люди празднуют, у них застолье, у них приходят гости или, там, мы выезжаем куда-то жарим шашлыки. Т. е. мы понимаем, что мы делаем и зачем мы делаем. Но у большинства ведь населения на самом деле (из-за этого и проблема с туризмом) просто нет денег праздновать долго, особенно сейчас. Еще, допустим, на тот же самый Новый год люди откладывают за полгода до этого. А на майские праздники люди ведь не откладывают. Т. е. получается так, что один-два-три дня попраздновали, а потом уже праздновать, собственно, грубо говоря, не на что. А идти на работу на самом деле как бы не надо, потому что работы нет. И возникает действительно проблема структуры. Т. е. получается какой-то день, который и не рабочий, и не праздничный.

Иван Князев: И не знаешь, чем заняться.

Тамара Шорникова: Я сейчас старомодной, наверное, буду выглядеть, но конкурсы и походы – это же бесплатно.

Алексей Рощин: Ну, походы – во-первых, погода … сейчас вот снег пошел в Москве. Тут как-то особо на поход не тянет. И обещают, что такие же праздники будут на самом деле и на весь май, вот именно в нашей средней полосе. Так что тут особо не в поход идти. И с другой стороны, опять-таки, даже на поход нужны деньги. Т. е. на самом деле, конечно, человек самодостаточный всегда найдет, чем ему заняться. Он всегда, у него есть и хобби, у него есть и тот же огород, у него есть какие-то там, он может учить язык и т. д. Но большая часть людей, которые привыкли, что они вкалывают с 8 утра и до 8 вечера приходят падают и, там, в воскресенье они приходят в себя немного…

Тамара Шорникова: Да, они сейчас озадачены, да.

Алексей Рощин: …получается непонятно, и они начинают пить. Потому что это вот как раз тоже такой, чисто русский способ структурировать время.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Эффективный способ, да. Спасибо вам большое. Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии, был с нами на связи.

Тамара Шорникова: Звонок давайте послушаем. Нина, Норильск.

Зритель: Из Норильска. Скажите, а вот я бы хотела сказать нашему президенту, чтобы для Норильска особый указ сделали. Вот скажите: чего мы здесь 10 дней будем делать в Норильске? У нас горы, горы снега. У нас садов нету, ехать некуда. На турбазу весь город не поедет на лыжную, кататься на лыжах. Вот дали бы нам, это, самолеты нам, ну пусть по 10 хотя б тысяч, не по 25 тысяч: туда за 10 и туда. И мы бы все, норильчане, большинство, вылетели. А так мы, скажите, чего мы здесь будем 10 дней?! Новый год сидели, темнота, полярная ночь была.

Иван Князев: Но сейчас-то нет полярной ночи. Нина, ну, к друзьям сходить можно, на худой конец книжку дома посидеть почитать.

Зритель: Ну, вы извините, к друзьям. Нет, это не выход из положения для Норильска. Нет. Это совсем не то.

Тамара Шорникова: Поняли. Нужно придумывать отдельный план, да. Спасибо.

Иван Князев: Понятно. Спасибо вам большое, Нина.

Тамара Шорникова: Ну, и к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Разъяснения Минтруда. И планы россиян на длинные каникулы