Как бывшие саратовские авиаторы создали мировой агротехнический эксклюзив

Как бывшие саратовские авиаторы создали мировой агротехнический эксклюзив | Программы | ОТР

В каком направлении движется производство сельскохозяйственной техники в нашей стране

2020-10-27T15:57:00+03:00
Как бывшие саратовские авиаторы создали мировой агротехнический эксклюзив
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Светлана Линник
генеральный директор компании «Пегас-Агро»
Алла Елизарова
директор Ассоциации «Росспецмаш»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам, в 14:30 по московскому времени, мы рассказываем о российских предприятиях, которые производят достойную продукцию, поставляют ее на экспорт, работают в нашей стране.

Сегодня поговорим о сельском хозяйстве, о производстве техники для сельхозпредприятий. Посмотрим сюжет. На примере компании «Пегас-Агро», которая находится в Самарской области, посмотрим, что происходит в этой отрасли сейчас.

У меня на связи Светлана Линник – это генеральный директор компании «Пегас-Агро». Светлана, здравствуйте. И Алла Елизарова – директор ассоциации «Росспецмаш». Алла, приветствую вас.

Давайте посмотрим сюжет о компании «Пегас-Агро», а потом пообщаемся.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну что, вот такой сюжет получился о компании «Пегас-Агро».

Светлана, вам первый вопрос. Как появилась компания? И почему было выбрано именно такое направление? И как вы, женщина, управляетесь с таким количеством мужчин?

Светлана Линник: Во-первых, спасибо вам за такой прекрасный сюжет. Я тоже его первый раз вижу. Очень приятно видеть своих сотрудников и слышать то, что они говорят о нашем предприятии.

Компания у нас достаточно молодая, ей в этом году исполнилось 10 лет. Мы, как уже говорили мои коллеги, ведем свою историю от авиации, от Самарского авиационного института. Инженерно-техническая группа наша практически вся – это выходцы из Самарского авиационного института.

Получилось так, что мы попали на период, когда вышли на свободное плавание, произошел распад Союза. Соответственно, хотелось применить свои знания инженерные, полученные в институте, хотелось применить где-то. Крестьяне нашли нас сами, поскольку мы занимались тем, что проектировали вертолеты, дельтапланы, летали на них (у нас в Самаре это дело такое привычное). Они нашли нас сами. Не стало малой авиации в России – попросили помочь с обработкой посевов.

Мы достаточно долгое время занимались тем, что на самолетах собственного производства обрабатывали посевы. В какой-то момент мы поняли, что в мире таким никто не занимается, никто не поливает землю с неба, все это делает наземная техника. Соответственно, родилась идея первого «Тумана». Это машина, которую мы сейчас уже не производим, так как она морально устарела. У нас уже третья машина в линейке. Это то, что мы видели в сюжете. Вот как-то так мы с небес на землю опустились.

Марина Калинина: Но все равно летаете-то по земле, тем не менее.

Светлана Линник: Ну да. Те принципы, которые в нас вкладывали в институте, то, что вбивали буквально в нас наши преподаватели, мы это привнесли в свою продукцию.

Марина Калинина: Алла, скажите, много ли таких компаний в сельхозпроизводстве, среди сельхозпроизводителей именно техники, которые от начала до конца все делают сами, придумывают, конструируют, производят? Или мы все же заимствуем идеи по большей части? Вот в каком направлении движется эта отрасль?

Алла Елизарова: Добрый день. В нашей отрасли есть производители, которые сами и придумывают, и разрабатывают, и испытывают, и делают новые виды техники. Это и тяжелая техника, и обработка.

Но просто хотела бы все равно обратить внимание на «Пегас-Агро». Это уникальная компания, которая начала действительно с нуля и, как вы сказали, с небес приземлилась на землю. Есть определенная уникальность именно в этих машинах, потому что подобных машин, как у «Пегаса», нет. То есть это мировой эксклюзив, можно так сказать, когда на одной базе есть несколько машин. Поэтому я хочу особенно обратить внимание на «Пегас-Агро» как на уникальную машину, которая и разработана, и произведена в России.

А что касается наших машиностроителей, то, конечно, если сейчас ты не хочешь разрабатывать новую технику и идти в ногу со временем, то ты потеряешь свои компетенции, потеряешь свое место на рынке. Поэтому, конечно, многие предприятия занимаются сейчас именно своими разработками и внедряют новую технику, новые машины.

Марина Калинина: Светлана, у вас такие уникальные конструкторские разработки, действительно. Я с вашим главным конструктором общалась. А подворовывают западные коллеги?

Светлана Линник: Вы знаете, мы в последнее время чувствуем интерес со стороны западных коллег. Сказать так, чтобы мы видели, встретили где-то, чтобы нашу идею кто-то своровал – пока такого я не видела. Есть у нас ряд российских последователей, которые работают в нашем сегменте.

Марина Калинина: А, вот так вот?

Светлана Линник: Но они копируют, скорее всего, наши первые какие-то наработки, машину «Туман-1» и какие-то ранние варианты машины «Туман-2».

То есть конкуренция – это всегда хорошо, это позволяет нам не стоять на месте, так сказать, не гордиться достигнутыми успехами, а двигаться дальше. Поэтому это нормальная ситуация.

Марина Калинина: Алла, Светлана, наверное, вопрос к вам обеим. Мы конкурировать с теми же китайцами можем? То есть что у нас с экспортом вообще? Есть ли интерес к нашей продукции за рубежом? Ну и чтобы вытеснить какую-то зарубежную продукции на нашем рынке и самим производить это.

Алла Елизарова: Я начну с общих цифр. У нас сейчас экспорт растет. По итогам девяти месяцев этого года мы нарастили экспорт на 10% по отношению к этому же периоду прошлого года. Соответственно, даже когда была пандемия, были закрыты какие-то рынки, мы не остановили поставку техники на экспорт. Мы продолжали и продолжаем экспортировать. И мы верим, что к концу этого года экспорт нашей сельхозтехники даже превысит показатели прошлого года, которые были рекордными для российских производителей сельхозтехники.

Ну а по экспорту техники «Пегаса», я думаю, Светлана скажет, на каких полях сейчас можно ее увидеть.

Марина Калинина: Светлана, расскажите, как у вас с экспортом и с конкурентами.

Светлана Линник: Вы знаете, мы, компания, себя считаем начинающим экспортером. Почему так сложилось? Во-первых, мы хотели создать продукт такой, который будет нестыдно показать импортному потребителю. Именно в нашем сегменте рынка достаточно насыщен рынок опрыскивателями импортного производства, и пользователи привыкли к определенному уровню, к определенному качеству данной техники. Соответственно, не хочется ударить в грязь лицом. Поэтому мы отрабатывали, скажем так, на российских полях, где, может быть, менее требовательные были пользователи.

Хочу сказать, что сейчас мы научились делать опрыскиватели. Наверное, с прошлого года активно себе поставили задачу выхода на внешние рынки. Немножечко нам пандемия карты спутала, но тем не менее.

Ну понятно, что мы присутствуем практически во всех странах бывшего СНГ. У нас состоялись первые поставки в Монголию, кстати, благодаря в том числе «Росспецмашу» и Минпрому нашему, которые помогли нам показать машину нашу на выставке в Монголии. Соответственно, мы там смогли найти дилера. И первые наши машины зашли в Монголию.

Большой интерес к нашей технике проявляют, как ни странно, фермеры Америки и Канады.

Марина Калинина: Ничего себе!

Светлана Линник: Да, мы тоже удивились. Крестьяне штата Иллинойс даже планировали к нам большой визит, но опять же, как говорила, пандемия спутала все планы.

На сегодняшний день одна из ключевых наших проблем, которую мы решаем, – это сертификация, для того чтобы выйти на страны Европы и Америки со своим продуктом, поскольку это достаточно непростое дело. Вот этим и занимаемся.

Марина Калинина: Алла, а какая помощь от «Росспецмаша», может быть, была бы полезной вот таким предприятиям, как «Пегас-Агро», для того чтобы выйти на международные рынки, с сертификацией, еще с чем-то?

Алла Елизарова: Мы начинаем с выставок, мы начинаем с участия российских производителей в мероприятиях за рубежом, потому что, перед тем как выйти и начать какие-то переговоры, нужно показать, что ты делаешь. Пока ты не покажешь, ты не сможешь заинтересовать…

Марина Калинина: Слушайте, Алла, но выставки – это ведь тоже такое достаточно дорогое удовольствие. То есть как-то государство помогает деньгами, еще чем-то, чтобы предприятия могли себя показать, могли вывезти свою технику, могли представить нашу страну за рубежом?

Алла Елизарова: Да, есть несколько мер поддержки. Есть Российский экспортный центр, который поддерживает организацию национальных павильонов на международных выставках. Министерство промышленности и торговли тоже проводит мероприятия, связанные с выставками, с бизнес-миссиями, финансирует это и помогает нашим заводам вывезти свою технику для того, чтобы показать ее именно клиентам. Поэтому это как бы такой шаг, который очень важен и нужен. Потому что без выставок, конечно, нельзя показать технику.

И мы надеемся, что и дальше эти меры поддержки будут продолжаться, они будут совершенствоваться, в ближайшие годы мы еще не на одной выставке покажем нашу российскую технику и благодаря этому нарастим экспорт как раз нашей техники.

Что касается сертификации для экспорта за рубеж, то мы со своей стороны несколько раз проводили круглые столы. Мы консультации оказываем нашим компаниям, для того чтобы они понимали, что нужно, к кому нужно идти, чтобы пройти сертификацию и получить определенные документы.

С точки зрения технической, мы не имеем права оказывать помощь в сертификации, мы можем только консультировать. А консультации мы оказываем всем нашим производителям.

Марина Калинина: Светлана, как в период санкций компании (может быть, на примере вашей) учатся производить все необходимое для своей продукции самим, чтобы не зависеть от импортных каких-то деталей, узлов и так далее? В сюжете как раз была такая фраза: «Мы как предприятие стараемся все делать сами». Вот что изменили эти санкции? И насколько сложно или просто, я не знаю, работать с российскими предприятиями, которые могли бы вам поставлять какие-то детали, которые вы сами физически не можете произвести?

Светлана Линник: Вы знаете, во-первых, может быть, мы изначально были не совсем типичной компанией, потому что нам изначально интересно было делать все самостоятельно. У нас на сегодняшний день у техники достаточно высокая степень локализации. Поэтому санкции для нас больше в плюс сработали, чем в минус, поскольку импортная техника сильно подорожала, а мы, пользуясь, внутренними ресурсами, удерживаем стоимость на свою продукцию, она очень привлекательная для клиента. Ну и нет у нас, может быть, такой сильной зависимости, как у других предприятий, от комплектующих импортного производства.

Тем не менее все-таки есть ряд позиций для нас критических, которые мы вынуждены закупать на сегодняшний день, поскольку они просто не производятся на территории Российской Федерации. И есть, например, позиции, которые мы при всем своем желании произвести сами не сможем. Ну, например, двигатели. Понятно, что двигатели мы делать не будем. Но тем не менее ряд комплектующих… У нас уже достаточно компетенций для того, чтобы большое количество комплектующих делать самостоятельно либо развивать поставщиков.

Марина Калинина: А вот как развивать поставщиков? Вы же колеса не можете делать сами для машин, правильно?

Светлана Линник: Не можем, да. Например… Я приведу пример.

Есть компания… Вот видели емкость – бочка пластиковая. Мы нашли на территории Самарской области небольшое предприятие, по-моему, два года назад или даже, может быть, побольше. Они небольшое количество каких-то пластиковых емкостей производили. Обратите внимание, что у нас достаточно сложная и эксклюзивная конфигурация бочки. И сделать ее – это было достаточно нетривиальной задачей.

Мы встретились, провели переговоры, посмотрели их возможности производственные. Ну, скажем, бизнес-план составили для того, какой путь должна пройти компания, чтобы стать поставщиком наших пластиковых емкостей. Совместно наши инженеры работали по изготовлению оснастки. Они выезжали на наше предприятие, мы выезжали на их предприятие, проводили испытания тестовые.

И в определенный момент (а компания была готова вкладывать средства в оборудование) она создала продукт, который полностью устроил нас, с точки зрения качества. И постепенно мы не только новые емкости, но и, в принципе, все наши старые емкости, которые мы закупали у других поставщиков, мы перевели на территорию Самарской области.

Вот один из примеров. Такие поставщики есть, слава богу. Мы стараемся искать людей, которые заточены также на развитие своего производства, как и мы.

Марина Калинина: Алла, вопрос к вам. Скажите, а вообще в каком состоянии сейчас находится производство сельхозтехники? И насколько на это влияют сами сельхозпроизводители? То есть что нужно им? И что производится? Вот насколько это соответствует запросам? И как сельхозпроизводители влияют на то, что производят компании? Вот это интересно.

Алла Елизарова: У нас продолжается рост, чему мы очень рады. То есть у нас в этом году производство сельхозтехники увеличилось на 21% по отношению к этому же периоду прошлого года. Поэтому, с точки зрения сельхозмашиностроителей, они обеспечивают спрос наших сельхозтоваропроизводителей. И они готовы еще нарастить объемы. То есть мощности и возможности для этого есть.

У нас есть блок техники, которая не производится пока в России. Соответственно, эти ниши открыты. Это самоходные свеклоуборочные, картофелеуборочные машины. Это техника для сада. Это малые трактора. Есть ниши, в которых пока у нас, к сожалению, нет компетенций у российских производителей. Но мы надеемся, что в ближайшее время мы и эти компетенции…

Марина Калинина: Светлана, вы записываете?

Алла Елизарова: Соответственно, мы надеемся, что в ближайшие годы мы эти компетенции тоже освоим и сможем закрыть полностью все потребности наших сельхозтоваропроизводителей. В этом году, да, год хороший, урожай хороший, цены на зерно, на урожай хорошие. Соответственно, это все сказывается и на производстве сельхозтехники.

Марина Калинина: Светлана, не могу не спросить по поводу кадров. У вас очень много молодых сотрудников. Где вы их берете? И вообще готовы ли молодые люди идти работать на завод? Ну, все-таки это завод, несмотря ни на что, и работа достаточно тяжелая.

Светлана Линник: В общем-то, на ваш вопрос, где берем, будет ответ, наверное: выращиваем сами. Вы знаете, наше предприятие немного вынесено за территорию Самарской области… прошу прощения, за территорию Самары, и здесь у нас вокруг находится ряд поселений, соответственно, где есть молодежь. Вариантов с работой, может быть, не так много, и они с удовольствием приходят на наше предприятие.

В общем-то, мы не боимся брать сотрудников. У нас требование только одно – чтобы человек хотел работать. Поскольку у нас достаточно квалифицированная команда, очень хорошая система обучения, в принципе, мы научим работать так, как нам нужно. Главное – желание человека.

Но опять же у нас средняя заработная плата выше, чем по области, поэтому, в общем-то, недостатка в желающих мы не испытываем. Отрасль оказалась такая чудесная, что и пандемия на нас не особо повлияла. То есть мы работали в тот период, когда все другие предприятия стояли. Мы включены в состав системообразующих предприятий области. Соответственно, люди обеспечены работой, нет никаких задержек по заработной плате. В общем-то, люди с удовольствием к нам идут.

Марина Калинина: Светлана, я хотела, чтобы вы немножко похвастались, потому что вы такой скромный человек. Расскажите про конкурсы, когда эти машины участвуют в международных конкурсах по прохождению полей на какой-то скорости, чтобы люди понимали, что это не тяжелая техника, которая ходит и под себя землю подминает.

Светлана Линник: Да вы знаете, машина у нас, конечно, своеобразная. Знаете, когда мы выходили с ней на рынок, очень много чего ухудшили, поскольку она совершенно не похожа даже внешне на тот стандарт сельскохозяйственной техники, который привыкли видеть крестьяне. Мы слышали: «конек-горбунок», «лунтик», «луноход» и так далее. И первая реакция была в первые годы, в 2012–2013 году, люди на нее смотрели и говорили: «Ой, а что это такое вообще?» Когда мы говорили, что это опрыскиватель – ну, в лучшем случае смеялись, махали рукой и говорили…

Но прошло время и нашлись люди, которые в нас поверили. И результаты оказались настолько хороши, что сейчас я могу сказать, что рынок нас очень хорошо знает и с удовольствием принимает.

Мы пошли здесь… Часто у меня спрашивают: «А в чем успех? Почему так получилось?» Вы знаете, может быть, мы были здесь уникальны в том, что мы пошли от потребности клиента. То есть мы пытались понять, а что нужно крестьянину, какую задачу он решает; не что мы можем сделать, а что он хочет получить. И когда мы получили ответ на эти вопросы для себя, то под эти задачи мы попробовали сделать, спроектировать машину.

А поскольку нас учили только в авиации, то есть мы не знали, как проектируется сельхозтехники, то мы сделали так, как нас учили в авиации: максимально быстро, максимально прочно и максимально легко. Соответственно, получился такой конструктор модульный. Это машина модульного типа. Такого не делает никто. На одной самоходной базе разные модули выполняют различные функции.

И мы здесь опять же для себя приняли такое внутреннее решение, что не будем мы заставлять покупать максимальную комплектацию никаких людей. Комплектуй так, как тебе нужно, под те задачи, которые ты хочешь решить. Ну, всех денег не заработаешь. Пусть человек возьмет то, что ему надо. И таким образом, не навязывая, в общем-то, никаких решений, а просто показывая, какую задачу каким образом может решать наша машина, мы обрели своих поклонников.

Ну да, скоростной режим не очень высокий. Под нас даже стали делать специальный тип форсунок, поскольку когда машина едет с большой скоростью, то это имитация работы в ветреных условиях. И не всякая форсунка может выполнять качественно задачу. Ну, вот такая история.

Марина Калинина: Светлана, спасибо.

Не могу не прочитать сообщения, потому что ну просто они какие-то прекрасные! «Побольше бы таких предприятий. Им надо помогать», – это Пензенская область. «На такие предприятия надо равняться и брать пример». Хабаровский край: «Молодцы! Делаете технику. Много техники понадобится, чтобы возрождать сельское хозяйство». И еще: «Красивая женщина-руководитель – красивые машины. Наконец-то на телевидении положительная информация. Успехов!» И из Нижегородской области: «Все красивое в нашей стране создается женскими руками». Это SMS наших телезрителей.

Спасибо вам за эту беседу. Алла Елизарова, директор ассоциации «Росспецмаш», и Светлана Линник, генеральный директор компании «Пегас-Агро». Спасибо еще раз.

Ну а прямо сейчас – производственные портреты компании «Пегас-Агро».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)