«У нас какая-то оптовая торговля жилищными услугами! Но вы имеете право отказаться от них в индивидуальном порядке»

«У нас какая-то оптовая торговля жилищными услугами! Но вы имеете право отказаться от них в индивидуальном порядке»
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

В рубрике «ЖКХ по-нашему» говорим о содержании жилья. В нашу редакцию поступило несколько жалоб от зрителей - пишут, что муниципалитеты без уведомления перекладывают ответственность за обслуживание домов на самих жильцов. Как действовать в такой ситуации?

Ольга Арсланова: А сейчас время нашей рубрики «ЖКХ по-нашему». Мы говорим о содержании жилья. Дело в том, что вы нам писали, в нашу редакцию поступило сразу несколько жалоб от жителей, они пишут, что муниципалитеты без уведомления перекладывают ответственность за обслуживание домов на самих жильцов. Как это происходит? Законно ли это? Как себя вести? Мы спросим прямо сейчас ведущую рубрики Татьяну Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина» и эксперта в сфере ЖКХ. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Какой же непорядок в сфере ЖКХ у нас! Так они еще пишут, что при этом отдали, значит, им это жилье. «И примечательно, – продолжают наши зрители, – что мы, сами жильцы, не можем полностью распоряжаться домом, так как де-юре Росреестр говорит, что реальной собственности у нас нет, а зарегистрировать что-то на словах они не могут». То есть муниципалитет отказался: «Все, это ваш дом», – но распоряжаться домом вы не можете. А кто же тогда может?

Татьяна Овчаренко: Ну, относительно ответа Росреестра – боюсь, что стороны не поняли друг друга. И вообще это такой вопрос, который очень людей волнует на самом деле: принадлежит ли им дом на праве частной собственности или только квартира? А общее имущество – это вещь совершенно непонятная! Вот судя по письмам… Посмотрите, это все на одну и ту же тему, это приходит к нам. И конечно, здесь есть примеры, когда, например, люди сами варят перила для того, чтобы инвалиды могли съехать по пандусу, или проводят какой-то капремонт, а им потом говорят: «Ну, это ваше дело, вы сами решили». На самом деле это совершенно незаконно.

Более того, они обуславливают муниципалитеты, например: «Мы хотим скинуться и что-то улучшить в доме», – ну, например, в части капремонта заменить стойки, тем, что: «Еще при этом соберите деньги, и мы еще сделаем, облицуем чего-нибудь, заменим, заложим». Ну это категорически законом запрещено! Законом «О защите прав потребителей». Нельзя ни одну услугу или работу обуславливать какой-либо другой услугой или работой, но люди не знают.

Петр Кузнецов: Расскажите, пожалуйста, что входит в оплату содержания жилья? И как это все зависит от региона, от конструкции дома?

Татьяна Овчаренко: Нет, дома у нас по классности, вообще-то, даже многоквартирные разделяются. Есть такие, в которых нет горячей воды, например. А содержание и ремонт общего имущества – все это в Жилищном кодексе показано. По некоторым письмам, господа, такое впечатление, что вы даже не знаете, что у нас собственность, вообще-то, с 91-го года началась, а в 2005 году установили право собственности полностью на общее имущество. Ну, туда входит обслуживание, все обслуживание дома входит в содержание и ремонт. И поэтому появились дополнительные платы за воду, за горячую воду, когда воду спускают в сезон, потом промывают. Раньше, кстати, за это не платилось, представьте себе.

Петр Кузнецов: А кто это придумывает, тарифы вот эти?

Татьяна Овчаренко: Тарифы? Вообще-то, управляющие организации обращаются в соответствующие органы, есть они (называются, например, комитеты по тарифам, областные), со своими предложениями. Их отправляют экспертам. Эксперты решают – много или мало. Докладывают. И этот самый комитет это дело принимает.

Петр Кузнецов: Ну, жильцов-то спрашивают?

Татьяна Овчаренко: Нет. Боже… Самое интересное, что жильцы имеют право самостоятельно назначать эти тарифы, по Жилищному кодексу, но: а) не знают об этом; б) никогда не собираются для этого; и в) в Москве, например, все договора сразу включают согласие с расценками Московского правительства. То есть твое дело – платить.

Петр Кузнецов: С водой-то более или менее понятно, это опять-таки более или менее жизненно важная вещь. А вот с такой историей, как видеонаблюдение? Сейчас повсеместно ставят это. А жильцов-то спрашивают? Например, жильцы не хотят платить за такую систему.

Татьяна Овчаренко: И имеют полное право отказаться. Это не жилищная услуга. Все эти ограды, все эти самые шлагбаумы, охрана, заборчики – это все не жилищные услуги. И видео – тем более. Если они хотят, то – да. Если нет, то имеют полное право отказаться, причем необязательно на весь дом. У нас тоже какая-то оптовая торговля этими услугами, понимаете. Если в каком-то подъезде не хотят: «Ага! Так мы всему дому не будем. Вот будете знать!» Это не так. Но вообще это доброхотное действие правительства. Ну, Московское правительство, например, считает необходимым, но мы не платим за это, за видео.

Ольга Арсланова: А в других регионах? То есть сам регион определяет?

Татьяна Овчаренко: Не только. Интересно, что в этих новых жилых комплексах, которые огорожены, у них это платная услуга.

Ольга Арсланова: Ну, там просто люди состоятельные же покупают квартиры.

Татьяна Овчаренко: Там консьержи, и там непрерывное наблюдение. Не такое, что вы потом должны бежать в МВД и получать эту пленку… Ну, не пленку, конечно. Я по-старомодному. А прямо непосредственно у консьержа. Это решение общего собрания.

Петр Кузнецов: По мотивам вот этого письма, с которого мы начали, писем, с которых мы начали, правильно ли мы понимаем, что, в принципе, муниципалитет может сложить содержание дома на жильцов?

Татьяна Овчаренко: Ну, вообще в Жилищном кодексе…

Петр Кузнецов: Другой вопрос, что здесь была эта процедура нарушена – не знаю, с какой стороны. Но тем не менее, когда муниципалитет отдает дом жильцам – это норма, это может такое быть?

Татьяна Овчаренко: Нет, это понимание, обыденное понимание ситуации.

Петр Кузнецов: И что муниципалитет с себя складывает?

Татьяна Овчаренко: Ничего он с себя не складывает. Содержание дома возлагается на жителей. Потом доехали до того, что капитальный ремонт, который произойдет, извините, в какие-то 30-е годы (я подозреваю, что будущего столетия даже, а не этого), мы должны оплачивать сами. Так что это просто представление людей. Когда управляющие организации ничего не делают, и при этом жители, сколько ни бьются, на это никто не реагирует, у них складывается впечатление, что просто это целиком все свалили на них, но за деньги.

Ольга Арсланова: Уважаемые зрители, если у вас есть вопросы… А самый частый вопрос: «За что мы можем платить, а за что не можем платить?» И второй, наверное, по популярности: «Почему так дорого?» Не стесняйтесь, звоните в прямой эфир и задавайте вопросы Татьяне Овчаренко.

Петр Кузнецов: Почему так дорого? Есть же расценки управляющей компании, а есть какие-то субсидии, предоставляемые городом. Вот в каких случаях эти субсидии выделяются? Я так понимаю, что в Москве эти субсидии есть, а, например, чуть-чуть в Подмосковье – уже совершенно другие расценки, потому что там субсидии не распространяются. Там исключительно управляющие…

Татьяна Овчаренко: Ну, вы имеете в виду субсидии управляющим организациям?

Петр Кузнецов: Да.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да. Богатые города, можно честно сказать, да, распределяют дополнительно, потому что «управляйки», управляющие организации постоянно кричат, что у них нет денег, они просто завтра все умрут от голода, и их на вилы возьмут их собственные работники. На самом деле это сплошь и рядом не так. Они просят – и бюджеты городов частично уходят на погашение разницы между тем, что выставляет управляющая организация, и тем, что утвердили правительства районов… ну, этих самых округов, наших областей и так далее. А у бедных регионов нет никаких субсидий, поэтому то, что они собирают с жителей, то они как-то расходуют, но, правда, совершенно бесконтрольно. Это тоже особенность такая. С субсидиями непонятно.

Петр Кузнецов: По поводу графы «Содержание жилья» все-таки. Если жилец хочет из этой всей массы предоставляемых услуг, которые называются «Содержание жилья», от чего-то отказаться (ну, например, самое распространенное – это жители первого этажа не хотят платить за обслуживание лифта), это можно сделать, и на каких основаниях?

Татьяна Овчаренко: Нет.

Петр Кузнецов: А если он откажется только по этому пункту платить? В остальном он исправно…

Татьяна Овчаренко: Он может, конечно, из договора управления извлечь приложение, которое называется «Структура платы за содержание и ремонт». И там есть лифт, обслуживание лифтов. И представьте себе, что довольно дорого это, а часто просто неоправданно дорого. Он может вычислить, помножив на свою площадь (ну, метр квадратный), и написать заявление: «Я отказываюсь оплачивать или приостанавливаю, – юридически правильно не отказаться, а приостановить, – потому что я живу на первом этаже и никаким вашим лифтом не пользуюсь». Ну и начнут…

Ольга Арсланова: Тем не менее он обязан платить?

Татьяна Овчаренко: Да. Но он должен, во-первых, это сделать. Вот у него начнет копиться этот самый долг. При этом он должен написать, что это касается только строки «Содержание и ремонт», чтобы ему этот долг, как обожают наши управляющие организации делать, не раздробили вообще на все услуги. Вот ты кругом 16 должен, а при этом ты там честно оплачиваешь. Нужно писать специальное распоряжение. Об этом сказано в 354-м и в 491-м постановлениях Правительства, которые описывают правила оплаты содержания и ремонта (это 491-е постановление) или коммунальных услуг (354-е). Это главные наши постановления на эту тему.

Как только ты забыл написать, что эти деньги только – или «я отнимаю эти деньги», или, наоборот, «я плачу» – только для этой услуги, то все, они начинают тут же дробить твой долг. Им так удобно.

Ольга Арсланова: Давайте послушаем Надежду из Владимира. Здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос к Татьяне. Скажите, пожалуйста, что можно сделать, когда ТСЖ не противодействует никак дороге под окнами дома в метре от стены?

Татьяна Овчаренко: Что?

Петр Кузнецов: В метре от стены.

Ольга Арсланова: А от стены какой?

Зритель: Метр от стены – идет дорога. То есть по кадастровой карте это пожарный проезд. Сейчас там сделали дорогу и стоянку машин у нас под окнами, рядом прямо, от стены дома метр.

Татьяна Овчаренко: Понятно. Ну, это противоречит строительным нормам и правилам, градостроительным, «Планировка городских и сельских населенных мест», и целому ряду СанПиНов. И вы должны сначала просто опротестовать. Надо узнать, кто эту планировку сделал, каким образом это получилось. И затем требовать передвижки этого противопожарного проезда. Это поразительно вообще. Как это он у вас? Он вообще сразу проектируется при строительстве.

Ольга Арсланова: А может такое быть, что было какое-то собрание жильцов, на которое жильцы не пришли, и там было принято такое решение? Случается же такое.

Татьяна Овчаренко: Противопожарные проезды – это федеральная норма. Тут жильцы не жильцы…

Петр Кузнецов: Даже если 100% дома скажут: «Нам нужна дорога, ничего страшного»?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: А какие варианты выхода сейчас?

Татьяна Овчаренко: Только выяснить, кто такой умник, а после этого начать борьбу.

Петр Кузнецов: Но это сложно сделать, да?

Татьяна Овчаренко: Нет. Потребовать прежде всего решения от власти. Кто это? Архитектор?

Петр Кузнецов: Автор проекта.

Татьяна Овчаренко: Автор, да. Кто автор?

Петр Кузнецов: Ведь затраты жильцов по содержанию дома напрямую же зависят от качества материалов, от качества постройки самого дома, правда? Если дом изначально построен неправильно, то, соответственно, жильцы каждый месяц вынуждены переплачивать, да? Расходы у них увеличиваются. Это можно как-то исправить?

Татьяна Овчаренко: Конечно. Во-первых, мы же содержим дом с помощью электричества – начнем с этого.

Петр Кузнецов: Раз.

Татьяна Овчаренко: Расходуем воду – ну, все-таки что-то поем, поливаем. Вот уменьшить можно, если у тебя не поливают газоны. А это, кстати, всегда входит, да. И это неплохие деньги за сезон, между прочим. Вот зафиксировать в акте и потребовать сделать перерасчет. Это первое.

Электроснабжение – освещение подъездов. Если у нас стоят специальные устройства, которые тушат, ну, когда ты пошел, – это неплохая, кстати, экономия. Нужно установить на все выводы вводные, которые есть в общем пользовании, ну, в подвалах специальные, специальные распылители, которые уменьшают напор и количество потребленной воды. Ну, кроме электричества… И современные лифтовые системы не слишком экономные. Тем более цены на лифты завышены так, что начинать надо с них, а не с того, как экономить с помощью…

Петр Кузнецов: Тем не менее сократить расходы по обслуживанию дома без ущерба самому дому можно?

Татьяна Овчаренко: Ну можно. Домофоны – не жилищная услуга. Антенны – не жилищная услуга. Почему я должна их оплачивать, если со мной нет договора? И я должна напрямую платить поставщику сигнала и поставщику охраны, ну, услуги охраны. Тем более что эта услуга… Вот они повесили домофон, а слаботочные устройства – это наши деньги. Они же питаются с помощью слаботочных электрических подач, поэтому, в принципе. Мы должны платить только по случаю. То есть сломался домофон, они выехали и выставили нам счет на ремонт. Ну, народ же ехал, что-то чинил. А вот эта абонентная система – это просто… этому названия нет. Это получается для дома и для человека достаточно дорого за год.

Петр Кузнецов: Ну, все эти отказы – это же сколько времени надо, сколько бумажек, наверное, заполнить, ходить, да?

Татьяна Овчаренко: Нет, надо написать в «управляйку» и спросить вежливо: «А у кого это у нас вообще домофон? И покажите мне договор решения общего собрания о том, что именно этого поставщика мы выбрали и что мы будем платить по абонементной системе». Это в одном заявлении. Еще выяснится, что ты…

Петр Кузнецов: Это еще хорошо, если «управляйку» найдешь свою.

Татьяна Овчаренко: Нет, ну это… Она написана в платежке.

Ольга Арсланова: Давайте Москву послушаем.

Петр Кузнецов: Москва, Татьяна.

Ольга Арсланова: Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Зритель: У меня такой вопрос. Пришла весна, начали красить фасады домов, наши двери. Кто отвечает за качество краски? Когда я позвонила в жилищную контору, отвечают: «Нам такую закупили». Ну пахнет ужасно!

Петр Кузнецов: Да, многие начинают путать запах краски с запахом газа и вызывают…

Зритель: Да, да, да.

Петр Кузнецов: Спасибо, Татьяна.

Татьяна Овчаренко: «Нам закупили»? В Москве Департамент жилищно-коммунального хозяйства обожает государственные по этому поводу заказы и закупки. Так что пока у нас будет товарищ Бирюков, будем нюхать такую краску. Вот и все. Это же ГБУ – государственное бюджетное учреждение. В договоре управления мы имеем право написать, что мы не разрешаем им пользоваться вот этими самыми красками, а самостоятельно покупать. Ну, никто же не приходит на собрания, договор не читают. Вот и все.

Ольга Арсланова: Новосибирск послушаем, Зоя в эфире. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела задать вопрос. Мы платим за капитальный ремонт. Меня интересует, можно ли отремонтировать подъезд за счет этого капитального ремонта?

Татьяна Овчаренко: Текущий ремонт за счет капитального ремонта не проводится. Не проводится текущий ремонт за счет капитального ремонта, да, потому что средства за текущий ремонт поступают на счет управляющей организации, а она их подрядчикам отдает. А за капитальный ремонт – на счет регионального оператора.

Петр Кузнецов: Серия вопросов. Из Тульской области через SMS: «С какого возраста отменяется взнос за капремонт?» Возраст дома имеется в виду или возраст жильца?

Ольга Арсланова: Нет, возраст плательщика.

Татьяна Овчаренко: Ну, 80 лет. При этом только при определенных условиях. Если вы обзаведетесь семьей инвалидов (вот так любят нас), тогда вы не будете платить.

Ольга Арсланова: То есть не каждому 80-летнему еще простят капремонт?

Татьяна Овчаренко: Нет, нет! Мало того, что он дожил до 80, так он еще будет платить.

Ольга Арсланова: До 80 дожил. Может, еще и до 100 доживет. Что же теперь?

Петр Кузнецов: С такой-то краской под окнами – вряд ли. «Могут ли управляющие компании устанавливать на сети отопления дома прибор «Рапресол»…» Знаете такой?

Татьяна Овчаренко: Нет.

Петр Кузнецов: Не знаем такого. Ну, тем не менее: «…для очистки труб от отложений без согласования жильцами?» – это Кемеровская область спрашивает.

Татьяна Овчаренко: А можно узнать? Вы требуете согласования с вами, когда вы у себя в городе Кемерово садитесь в троллейбус? Это дело исполнителя. Какие у вас претензии? Не знаю, может или нет. Он должен, безусловно, очищать трубы. А каким образом – ну, решайте, если хотите, с ним этот вопрос.

Ольга Арсланова: И, наверное, коротко тоже. «Если перестали приходить квитанции на оплату капремонта, что делать?» Кому-то повезло.

Татьяна Овчаренко: Зафиксировать этот радостный факт, и все. И ждать, когда придут.

Ольга Арсланова: Хорошо. А мы будем ждать следующей встречи в среду в рубрике «ЖКХ по-нашему».

Петр Кузнецов: С удовольствием!

Ольга Арсланова: Спасибо Татьяне Овчаренко, руководителю «Школы активного горожанина», эксперту в сфере ЖКХ.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: Пишите!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (5)
Витаутас Стасенко
У нас подъезды, даже косметически, не ремонтировались, окна не мылись с 1972 года. УК и Администрация города ссылается на ЖК, что должно быть решение ОСС и собрать деньги. На деньги «Содержание жилья и текущий ремонт» УК «Экрост» содержит самих себя, а наши дома превращает в развалины. А представители администрации с гордостью заявляет, что таких подъездов в городе 80%. ГЖИ Ставрополья плевать на ситуацию с подъездами...
Юрий
Одни разговоры почему я должен платить на дядю мой дом по плану на кап ремонт аж на 2043 год уже моих костей не будет
Марина
ЖКХ работники сами не знают о постановлении или делают вид....Говоришь,а они свою линию гнут
Роман
Мы как в компьютерной игре.
Шагид Мустафаев
забыла 97-е 1710 постановление приказ Силуанова №259н что все оплачено.

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео