Как добиться признания дома аварийным и расселения? Эксперт в сфере ЖКХ Татьяна Овчаренко

Как добиться признания дома аварийным и расселения? Эксперт в сфере ЖКХ Татьяна Овчаренко
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Про теплые помещения.

Петр Кузнецов: Да. А все почему? Потому что они знают, что в 14:30 – 14:37 по Москве начинается рубрика «ЖКХ по-нашему». Конечно, вопросов много. И ответы есть.

Ольга Арсланова: И если даже в этом жилище протекает крыша или давно не делался капитальный ремонт, или управляющая компания слишком много денег берет, можно позвонить и пожаловаться. Это именно то, что вы можете сделать до конца этого часа.

Петр Кузнецов: Приветствуем Татьяну Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ, ведущую этой рубрики. Здравствуйте, Татьяна Иосифовна.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Мы сегодня говорим о проблемах с расселением аварийных домов. И, по традиции, давайте начнем с иллюстрации, посмотрим сюжет, вернемся и уже от него оттолкнемся, будем обсуждать.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Ну, как в таких случаях мы говорим? Вполне типичная при этом история.

Ольга Арсланова: Таких домов в России много.

Татьяна Овчаренко: Да нет, историй много, но тем не менее это возмутительная история.

Петр Кузнецов: Домов много – раз. А все-таки с переселением – это уже следующая история. Ну вы хотя бы расселите из таких домов.

Татьяна Овчаренко: Самое смешное… Во-первых, судя по этой истории, это грубейшее нарушение устава города Липецка. Читайте собственный устав, господа. Там все написано про реконструкцию вот этого фонда, который одновременно еще у них и культурное наследие.

Петр Кузнецов: Прочитали господа. Дальше?

Татьяна Овчаренко: И ничего не сделали. При этом судя по тому, что в письме к нам пришло… Вот оно, это письмо.

Петр Кузнецов: А это откуда?

Татьяна Овчаренко: Это из того же Липецка.

Петр Кузнецов: Это те же?

Татьяна Овчаренко: Да, те же жертвы. Четыре раза уже их объявляли аварийными – с 87-го года. Ну, этому названия нет. Объяснили им, что просто в прошлом году… «Вообще вы опоздали с включением в программу», – им написали. Опоздали, оказывается. Вот когда убьет…

Петр Кузнецов: Ничего себе!

Ольга Арсланова: Балка.

Татьяна Овчаренко: Да, балка или кирпич у них, судя по снимкам.

Ольга Арсланова: Ну, похоже на кирпичный дом.

Татьяна Овчаренко: Да, он кирпичный. Вываливаются там кирпичи. Тогда, значит, у нас будет 293-я статья «Преступная халатность». Да, господа? И на пять лет кто-то из вас сядет. Но людей-то мы не спасем. Вообще история возмутительная!

Петр Кузнецов: Всего на пять за такое?

Татьяна Овчаренко: Это повлекшая смерть двух и более людей. Ну что я могу вам сказать? Но здесь это безобразие. Это богатейший город! Город, в котором замечательный металлургический комбинат. Что, не найдется несколько квартир? Денег нет на то, чтобы построить, с 87-го года? Причем полдома расселили, а полдома забыли.

Петр Кузнецов: Оставили.

Татьяна Овчаренко: Да, полдома оставили. И потом, предложение купить – извините, это не по закону. Вы компенсировать им должны вот эти условия проживания. И вообще… В общежитие они их переселяют. Я полагаю, что это должно представлять интерес для Генеральной прокуратуры, эта ситуация. Просто на конкретном примере.

Ольга Арсланова: Татьяна Иосифовна, но есть же регионы, которые худо-бедно с этой программой по расселению аварийного жилья справляются, идут по нормативам, а где-то даже чуть ли не полностью решили.

Татьяна Овчаренко: Да-да-да.

Ольга Арсланова: А им это как удается? Что, они какие-то особо богатые? В этом дело?

Петр Кузнецов: Нет, другой вопрос… Переселять-то переселяют. А качество домов, в которые переселяют?

Татьяна Овчаренко: Нет, здесь…

Петр Кузнецов: Хорошо, да. Возьмем ситуацию, что справляются. Да, это правда.

Ольга Арсланова: Официально.

Татьяна Овчаренко: Для этого специальные деньги нужны. У нас же программа с 2002 года – расселение ветхого и аварийного жилья. Это не просто так. Она бюджетная. На это даются деньги. Как они даются? Достаточно ли? Это отдельный вопрос.

Во-вторых, сплошь и рядом я слышу про ветхие и аварийные дома в городах, где есть большая промышленность и большие доходы у товарищей. Следовательно, есть возможность построить. Вообще за 20 лет в этом Липецке можно было один дом построить хотя бы для аварийщиков? Тем более, вы правильно говорите, есть регионы, где с этим справляются. Значит, можно.

Петр Кузнецов: Вы знаете, так поставили аварийщиков в такие условия, что… Они же еще вправе (не знаю, как теперь), ну, требовать дома в той части города, где они хотят.

Татьяна Овчаренко: В районе, да.

Петр Кузнецов: А тут хотя бы что-то дайте, не в благополучном районе. Ну а что делать?

Ольга Арсланова: Кстати, по закону они как должны давать? В том же районе? Тоже, кстати, не факт.

Татьяна Овчаренко: Все отдали на откуп регионам, и они там расписывают это как хотят.

Ольга Арсланова: Понятно.

Татьяна Овчаренко: Тем более здесь этот квартал объявили, я посмотрела, целый квартал исторически ценным. Ну, вряд ли их поселят там же.

Петр Кузнецов: Вот-вот.

Татьяна Овчаренко: Но я не думаю, что они в таких условиях претендуют, чтобы их там сажали рядом в какой-нибудь губернаторский дворец. Так что вопрос просто предоставления комфортного и безопасного жилья в соответствии с местными нормативами, не меньше. И никакое не общежитие. Вот мне нравится это: «Мы вас временно…» А вы знаете, что нет ничего более постоянного, особенно в строительстве, чем временное строительство и временное расселение.

Ольга Арсланова: А особенно когда речь идет о собственниках, да?

Татьяна Овчаренко: Да.

Ольга Арсланова: Когда это собственники, когда это не социальное какое-то жилье, муниципальное, а когда это приватизированная квартира.

Татьяна Овчаренко: Так тут же какой фокус (и не только тут)? «Ах, ты собственник? Сам плати специализированной организации за экспертизу».

Ольга Арсланова: Кстати, да.

Татьяна Овчаренко: После этого в городе Липецке выяснилось, что они не у тех заказали. Они забыли немножко сказать этим жертвам, что, вообще-то, надо, чтобы лицензия была. Товарищ, судя по всему, обычный водитель. Ну, он вообще обязан такие вещи знать? Не обязан. Они сделали одну экспертизу – им сказали: «Не-не-не. Теперь делайте следующую в организации, у которой есть лицензия». И оплатили, сделали эти самые товарищи себе.

Теперь оказалось, что денег нет. «Вообще вас в плане нет. Мы пока учитываем, инвентаризируем, ведем инвентаризацию». А до этого они не знали. Городу Липецку просто 20 лет. Они не знали, что у них ветхое, что у них аварийное. Вообще не подозревали!

Ольга Арсланова: А вот сами жители тоже не подозревают, не знают, относится или нет. Нас спрашивают: «Частный дом, – во-первых, частный; во-вторых, – двенадцатого года…» Не 2012-го.

Татьяна Овчаренко: А 1912-го.

Ольга Арсланова: Да, 1912-го. «Можем ли мы войти в программу?»

Татьяна Овчаренко: Конечно, можете. Есть специальное положение о признании их непригодными для жилья и аварийными. 47-е постановление Правительства 2006 года. И не имеет значения, какой фонд – частный или муниципальный. Другое дело, что в Жилищном кодексе изящно сказано, что если сносить, то за счет собственника. Правда, к культурным памятникам, к памятникам культуры это не относится. Их нельзя сносить, а можно только реконструировать или реставрировать. Конечно, да, могут частные дома.

Петр Кузнецов: Вот Алексей вспоминает советский сериал один, как пишет Алексей: «Там начальник ДЭЗ сдавал в качестве личных гостиниц комнаты из переселенческого фонда всяким освободившимся зэкам. А сейчас это есть в жизни. Позорище!» Ну и пишут нам: «У аварийщиков сейчас, по сути, никаких абсолютно прав нет».

Татьяна Овчаренко: Нет, прав у них много. Необходимо добиваться. И потом, действительно администрация городов манкирует своими обязанностями. И третье – ну не строим мы в основном жилье, просто не строим. Вот в Москве и Подмосковье – это да.

Ольга Арсланова: Интересуются, как происходит процедура, вообще как проходит процедура признания дома аварийным. Люди решили, что… Ну как? Они живут в нем, видят вот это все, а в программе пока их дом не стоит.

Татьяна Овчаренко: Нет, все есть. В этом постановлении полностью перечислена вся процедура, и в частности… Ну, во-первых, подает заявление собственник или – небывалое событие! – жилищная инспекция пишет в администрацию, что дом-то плох.

Ольга Арсланова: Почти развалился.

Татьяна Овчаренко: Да, почти развалился. И тогда проводится обследование. Оно проводится по всем конструктивным элементам, по сетям, по всему. Составляется акт. Этот акт является основанием для того, чтобы межведомственная комиссия наконец-то приняла решение. Решение межведомственной комиссии, создание которой является обязательным для местного самоуправления… Обязательным. Я не зря подчеркиваю, потому что, оказывается, есть города, в которых она слегка не работает, вот как-то забыли создать. Нашла судебные дела такого рода. И межведомственная комиссия определяет, что помещения не пригодные для жилья, а дом аварийный. Там еще такие тонкости у нас есть. И после этого должны быть, появляются обязанности у местной администрации по расселению этого дома. Может быть, кстати сказать, даже реконструкция без расселения. Это тоже зависит от технологии. И все.

Петр Кузнецов: Калужская область, Надежда, оттуда вопрос по нашей главной теме сегодня. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Город Кондрово. Титова Надежда Васильевна. Здравствуйте. Вы знаете, дом сгорел год назад. Там три хозяина – они дачники, а трое – коренные жители. Город сказал: «У кого приватизированные, восстанавливайте за свой счет». Дом не признали аварийным. 1-я и 2-я квартира (Титова живет во 2-й квартире), у них общая крыша. Нам пришлось восстановить, даже милостыню мы просили, все помогли. И город нам ничего не оплачивает. Вот выдал только на 50 тысяч леса. Ну, леса 17 кубов, а стоимость… Его же надо распилить, вывезти. 50 тысяч.

Во-первых, за капитальный ремонт присылают. Мы куда только ни писали. Первое – присылают за жилье. А дома-то нет. В 2011-м был признан ветхим жильем. Все документы уничтожили. Мы куда только ни писали – бесполезно! Заставляют платить за капитальный ремонт. За ремонт крыши над первой квартирой не отдают. И последнее… Во-первых, вообще признали, что поджог. И никому МЧС не показывает истинные фотографии. Куда мы только ни писали…

Татьяна Овчаренко: Понятно.

Петр Кузнецов: Спасибо. А то много вопросов еще и по другим темам.

Татьяна Овчаренко: Ну что я вам могу сказать? В суд. Что значит «писали»? Что значит «документы не показывают»? Значит, обращайтесь в суд. Суд затребует эти документы – и вы наконец их получите, надлежащим образом заверенные. Другого выхода нет. Если такой саботаж и такое издевательство, то только через суд.

Петр Кузнецов: Краснодарский край пишет: «Такие, как Татьяна Овчаренко, должны управлять государством». Вот сейчас будущий президент будет отвечать на любые вопросы по ЖКХ. Поехали!

СПРОСИТЕ ОВЧАРЕНКО

Ольга Арсланова: Сообщение: «Управляющая компания не заключила договор с водоканалом на холодную воду. Жители пользовались холодной водой четыре года, не платили. Управляющая компания отказывалась принимать плату. В этом году предъявил счет жителям водоканал за четыре года. Правомерно ли это?»

Татьяна Овчаренко: За четыре – нет, а за три – да. А как вы себе представляете? Вы получали эту услугу. Вместо того, чтобы платить им напрямую… Вы могли найти их расчетный счет и платить им напрямую. Вы, так сказать…

Ольга Арсланова: Заплатите за три года.

Татьяна Овчаренко: Да. Они, конечно, предъявят за четыре, но вы заявите срок исковой давности, и тогда…

Ольга Арсланова: Ну, хоть что-то.

Татьяна Овчаренко: Хоть что-то сэкономите.

Петр Кузнецов: Хоть что-то сократите. Про воду у Антонины вопрос. Рязанская область на связи – уже на телефонной.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Алло.

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте.

Зритель: Меня вот такой вопрос интересует. Я живу в Касимовском районе Рязанской области, в деревне Самуиловке. Нам тариф на воду поставили с 26 октября – 39 рублей 14 копеек, а с Нового года – 41 рубль 20 копеек. У нас в деревне… ой, в городе Касимове 32 рубля вода. Даже в Москве вода – 32 рубля/куб. А в деревнях вот такие цены. Почему так?

Татьяна Овчаренко: Я вам уже объясняла как-то…

Зритель: И никто на этот вопрос ответить не может.

Татьяна Овчаренко: Нет, я не знаю… Вы устно их, что ли, спрашиваете? Или как? Что значит «никто не может»? Напишите. Цену эту назначили ваши поставщики, и утвердила ее либо ваша комиссия по тарифам, либо ресурсная какая-нибудь. Туда напишите запрос, и пусть вам представят доказательства. Напишите заявление в местное управление Федеральной антимонопольной службы, жалобу. Вот тогда вы получите объяснение по этому поводу. Возможно, и снизят.

Зритель: Возможно, и снизят? У нас даже не хотят уменьшать. У нас наоборот – ее повышают.

Ольга Арсланова: Спасибо за звонок.

Татьяна Овчаренко: Послушайте, это вопрос судебный и вопрос письменный. Понимаете? А разговоры… Говорят, что кур доят. Вам что угодно ответят. Еще когда-то Петр I постановил: «Всех чиновников грамоте учить, чтобы дурь каждого была видна». Понимаете? Так вот, письменно. И ответ письменный.

Петр Кузнецов: Новосибирская область: «Температура в квартире зимой ниже нормы. Как и что предпринимать?»

Татьяна Овчаренко: Ну, актировать. А как? Сначала вызвать виновных. Если не явятся – составить акт о неявке и замерить. И потом предъявить к перерасчету. Положены штрафы в таких случаях. В Роспотребнадзор необходимо обращаться, потому что это обязанность… Да, и поинтересоваться, как с лицензией у этих товарищей, потому что это грубейшее нарушение.

Ольга Арсланова: Ульяновская область: «Двухквартирный дом. У соседей вытяжка газовая выходит на чердак. Газовый перегар проникает через стены. Законно ли такое расположение вытяжки?»

Татьяна Овчаренко: Вообще нет. Выше конька все должно быть.

Ольга Арсланова: Все понятно.

Петр Кузнецов: «В платежках и автоплатежах разные суммы. Что делать?»

Ольга Арсланова: Интересно!

Петр Кузнецов: Орловская область, если что.

Татьяна Овчаренко: Ничего не поняла.

Петр Кузнецов: Я просто цитирую.

Татьяна Овчаренко: Автоплатежи одни…

Ольга Арсланова: …а бумажка другая. Кто врет?

Татьяна Овчаренко: Прежде всего рекомендую отказаться от автоматической оплаты услуг жилищных и коммунальных структур.

Ольга Арсланова: Это для всех совет.

Татьяна Овчаренко: Всем совет, да. За простоту отношений надо платить, как известно. И задать управляющей организации вот этот сам вопрос: «В чем дело?» Потому что иначе… Пока вы от них не получите хоть что-то, невозможно понять, что произошло. Может, вам ответят, что сбой был.

Ольга Арсланова: Что-нибудь ответят.

Татьяна Овчаренко: Тогда пусть перерасчет делают.

Ольга Арсланова: Послушаем Любовь из Воронежской области.

Петр Кузнецов: Любовь, здравствуйте. Ваш вопрос, пожалуйста.

Зритель: У меня такой вопрос. Я живу в двухкомнатной квартире одна. Мне выставили, что почти 0,6 куба мусора я вынесла. Это значит – 500 килограмм в месяц. Это в день я выношу по 15 килограмм. Дело даже не в сумме…

Ольга Арсланова: А что же вы же так, Любовь?

Зритель: А?

Ольга Арсланова: Зачем вы столько мусора производите?

Татьяна Овчаренко: Как это вы столько производите?

Зритель: Вы понимаете, выставляют такую сумму, такое количество.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Татьяна Овчаренко: А откуда это количество? В вашей области, очевидно, по объемам считают или по метрам квадратным. Это нужно знать. Каждый регион по-своему считает. Возможно, поэтому так получилось. Когда это принимали, надо было следить, господа. Надо следить за своим карманом. Ведь это решение висит на сайтах администраций: «Мы постановили, что не человек производит мусор, а метры квадратные».

Ольга Арсланова: А если уже сейчас так, то можно что-то изменить?

Татьяна Овчаренко: Ну как? Конечно. В принципе, надо протестовать, да, массово. И требовать от депутатов….

Петр Кузнецов: Тем более по 15 килограмм в день. Поднакачалась. Там можно уже прийти…

Ольга Арсланова: Мне кажется, любую проблему можно сдвинуть с мертвой точки с такими силами.

Петр Кузнецов: «Спустя какое время после сдачи нового дома собственники должны начать платить взносы на капремонт? Дом сдан в декабре 2011-го», – Ростовская область.

Татьяна Овчаренко: Значит, Московская…

Петр Кузнецов: Ростовская.

Татьяна Овчаренко: Ростовская. У нас что ни город, то норов. У нас есть регионы, где начинают платить через три месяца после ввода дома в эксплуатацию.

Ольга Арсланова: Просто так построен, что скоро надо отремонтировать.

Татьяна Овчаренко: Тут же, да. А есть те, где через три года и через пять лет. Поэтому посмотрите местный закон о капремонте.

Ольга Арсланова: «За чей счет производится замена крана на стыке горячей и холодной воды в приватизированной квартире?»

Татьяна Овчаренко: Какого крана? Шарового, что ли?

Ольга Арсланова: Обычного крана.

Татьяна Овчаренко: Обычного крана? За счет собственники. Это ясно.

Ольга Арсланова: Все. Вопрос решен.

Петр Кузнецов: «Более 20 лет нет ремонта в подъезде, – Ангарск. – В ЖЭК ссылаются на неплательщиков нашего дома. При чем здесь мы? Что подскажете в этой ситуации делать?»

Татьяна Овчаренко: Нет, ну это, конечно, так сказать, адаптация рассказов братьев Гримм для особо продвинутых сибиряков. Глупости это. При чем тут неплатежи? Они просто не делают. И потом, там совершенно четко должна быть структура платежа: за содержание и ремонт и сколько стоит метр квадратный текущего ремонта. Следовательно, они эти деньги присвоили. Требуйте объяснений, пишите заявление о преступлении. Действуйте!

Ольга Арсланова: «Почему установка общедомового теплосчетчика оплачивается не из денег на капитальный ремонт?» А что, хорошо было бы.

Татьяна Овчаренко: Вообще здорово, да. Вы в 2044 году хотите оплачивать? Я не поняла. Если вам сейчас установили… Это раз. Во-вторых, вы можете общим собранием постановить, из каких средств оплачивается общедомовой счетчик тепла. Это такой вопрос для обсуждения.

Петр Кузнецов: Вот еще об общем имуществе вопрос: «Домофон – это общее имущество? Он должен обслуживаться из содержания жилья?» – Белгородская область спрашивает.

Татьяна Овчаренко: Это вопрос, по которому Верховный Суд три раза дал три взаимоисключающих решения. Поэтому я вам могу сказать, что если это оборудование, которое снимают и вставляют отдельные фирмы, так сказать, это их оборудование, то за обслуживание вы должны платить. Если это общее имущество и вы предусмотрели их установку и покупку, то в содержание и ремонт входит это дело.

Петр Кузнецов: Спасибо. Время, к сожалению. Татьяна Овчаренко, рубрика «ЖКХ по-нашему». А вот о чем наши коллеги будут в вечернем «Отражении» говорить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски