Как из мусора делают парковые скамейки. Проблемы и достижания в сфере переработки бытовых отходов

Как из мусора делают парковые скамейки. Проблемы и достижания в сфере переработки бытовых отходов | Программы | ОТР

Сюжет о калининградском предприятии

2020-11-03T15:14:00+03:00
Как из мусора делают парковые скамейки. Проблемы и достижания в сфере переработки бытовых отходов
Как поднять пенсии? Учёные РАНХиГС предложили три способа
Полиция хочет знать всё... МВД создаст банк биометрических данных россиян и иностранцев
Приморье: без света и тепла
Реальные цифры: сколько стоит сахар в вашем регионе? Что ещё подорожало и насколько?
Водка может исчезнуть с прилавков из-за нехватки стеклянной тары
Справедливы ли счета за отопление в российских домах? И как по закону добиться пересчёта?
ТЕМА ДНЯ: Сладкая жизнь заканчивается - цены на сахар растут
Как найти хорошего психолога. На что обратить внимание, чтобы получить профессиональную помощь
Пенсионерам простят долги? Выясняем, кто попадает под временную амнистию
Тотальная слежка по-китайски. Будет ли в России внедряться система контроля за людьми по QR-коду, как это делается в КНР
Гости
Феликс Лапин
президент союза «Калининградская торгово-промышленная палата»
Александр Рудик
управляющий партнер «Умная SREDA» (г. Калининград)

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам, в 14:30 по московскому времени, рассказываем о российских предприятиях, работающих на территории именно нашей страны, показываем продукцию, которую они делают, показываем людей, которые трудятся на этих фабриках и заводах.

И сегодня пойдет речь вот о чем. А часто ли мы задумываемся, когда выносим пластиковые бутылки и полиэтиленовые пакеты на помойку, какой вред мы наносим нашей природе и экологии? Я думаю, что не часто. Выбросили – и пошли дальше. А в России есть компании, которые из этого мусора пластикового делают очень полезные вещи. Вот об этом сегодня поговорим.

Маленькая компания есть в Калининграде – завод переработки пластика. Входит он в группу компаний «Умная SREDA». На примере этого завода поговорим и об экологии, и о сборе мусора, и о том, как выживают эти маленькие компании, с какими проблемами сейчас они сталкиваются и как их можно было бы решить.

У меня сейчас на связи Александр Рудик, управляющий партнер группы компаний «Умная SREDA» из Калининграда, и Феликс Лапин – президент союза «Калининградская торгово-промышленная палата», тоже из Калининграда. Здравствуйте.

Александр Рудик: Здравствуйте.

Феликс Лапин: Здравствуйте.

Марина Калинина: Моя коллега Жанна Мейлер сделала сюжет о предприятии. Давайте его посмотрим, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Хотелось бы вообще понять и спросить у вас: насколько прижилась эта система сортировки мусора? Ответьте нам, пожалуйста: вы сортируете мусор? «Да» или «нет» – пришлите нам свои ответы на наш SMS-портал. А мы в конце часа будем подводить итоги. Узнаем, как дела обстоят.

Ну а мы пока начнем говорить. Александр, давайте с мусора начнем. Насколько вообще предприятие зависит от этой системы раздельного сбора мусора, именно от этого?

Александр Рудик: На самом деле зависимость очень большая по той причине, что тот мусор, который сейчас к нам поступает – это очень небольшой объем. Ну, в принципе, мы начинающее предприятие. Общий объем переработки у нас в месяц составляет порядка 5 тонн мусора. Ну, где-то больше, где-то меньше. Я говорю именно про пластиковые отходы.

Чем больше будут люди сдавать мусор в сортировку, тем для нас будет более просто получить его как переработчикам. Потому что сейчас далеко не все, как правильно вы заметили, сдают в сортировку. Большинство мусорных отходов отправляются просто на свалку. Не знаю, как по другим областям, но в Калининградской области цифра – около 10% всего пластика, который выбрасывается, поступает на переработку, а все остальное идет просто куда-то в поле.

Что касается ответственности людей по выбрасыванию мусора, по выбрасыванию пластика, то от этого будет зависеть в конечном итоге и наша работа, и конечная стоимость наших изделий. Потому что чем проще будет пластику от того, кто выбрасывает, поступить к нам на производство, то есть с минимальном сортировкой, с минимальным плечом логистическим, тем дешевле в результате будут и наши продукты, и тем они будут более доступны для людей. Я считаю, это важно.

Марина Калинина: Ну конечно, важно.

Феликс Феликсович, а вот по вашим наблюдениям, по вашим данным, как работает эта программа в Калининграде и области?

Феликс Лапин: Я вам могу сказать, что Калининград, наверное, один из первопроходцев в раздельном сборе мусора. При этом единственное, конечно, что мы в последнее время утратили свои объемы в связи с изменившимися условиями вывоза отходов на остальную территорию Российской Федерации или в другие страны.

Дело в том, что с 2018 года на отходы, которые собирались на территории области, по указанию Федеральной таможенной службы, как им это представлялось, ввели необходимость уплаты таможенных платежей. И если даже сама таможенная пошлина невысокая, то налог на добавленную стоимость и дороговизна в перевозке, конечно, многие бизнесы просто позакрывали. У нас было достаточно много предприятий, которые сортировали.

И вот Александр… Я очень рад, смотря на это предприятие, мне очень нравится. Мы к вам обязательно приедем, расскажем, поможем в каких-то вопросах. То, что они делают – это очень важно. У нас это не единственное предприятие, которое перерабатывает отходы полиэтилена или пластика.

Плюс сложности сегодня еще есть с тем, что введение единой системы, то есть единого оператора – это тоже несколько изменило технологию обработки. Если раньше у нас были промежуточные сортировочные площадки и мусор или отходы ТКО (твердые коммунальные отходы), как правильно называть, они обрабатывались, а потом уже их «хвосты» захоранивались, извлекая оттуда и металлы вторичные, и пластик, и иные ресурсы, вторичные ресурсы, то на сегодняшний день, конечно, количество ТКО уменьшилось. Но я надеюсь, что мы выправим эту ситуацию, именно с технологией такого конвейера обработки.

Кроме всего этого, традиционно сегодня на площадках сбора твердых коммунальных отходов, в местах их накопления рядом с жильем, находятся секции для сбора тары – полиэтиленовой тары, бутылок полиэтиленовых и остальных. Это то, что люди могут отдельно выбрасывать.

Поверьте, на сегодняшний день не проводилось в области такой массовой программы вовлечения. Люди сами понимают, что у нас область очень маленькая, у нас очень близко подпочвенные воды. Безусловно, то, что мы загоняем на полигоны, захораниваем – мы тут же получаем экологический ответ, моментально. Поэтому люди стремятся к тому, чтобы себя обезопасить и собирать мусор отдельно. То есть это то, что можно потом переработать, а не захоранивать.

Марина Калинина: Спасибо за ваш ответ. Давайте к Александру вернемся.

Ну, на самом деле, Александр, я про ваше предприятие немножко хочу поговорить. Это такая, в общем-то, авантюра – открыть завод в июле или в июне, в этом году. Как вообще вы на это решились? И почему вы выбрали именно это направление?

Александр Рудик: Ну, во-первых, я не первый. Как вы уже заметили, это сеть заводов. По России таких заводов примерно 20 штук сейчас, насколько я помню, в разных городах открыто – от Калининграда и до Владивостока. Если мы одни обрабатываем в среднем 5 тонн в месяц, то умножьте это на 20 – и это уже получается цифра более существенная. То есть сейчас мы уже говорим про обработку около 100 тонн в месяц. Поэтому мы не первые.

Мы это взяли по франшизе, ну, эту программу. В общем-то, для меня как для предпринимателя это было удобно по той причине, что ребята, основатели этой сети «Умная SREDA», они все уже продумали, они это уже опробовали на других городах. И мне как человеку, которому не безразлична экология и не безразлична судьба нашей планеты, мне было очень интересно в этом поучаствовать. Поэтому я с удовольствием в это влился, несмотря на коронавирус и прочие встряски этого года.

Марина Калинина: Феликс Феликсович, а какие реальные меры поддержки предлагает торгово-промышленная палата (именно местного значения) для таких небольших предприятий, которым сейчас, в общем, тяжеловато жить-то?

Феликс Лапин: Ну, первое, что я могу сказать: я не знаю, каким образом Александр не дошел к нам. Мне это очень интересно. Дело в том, что, Александр, у нас же великолепнейший комитет по экологии. Мы постоянно в информационном поле. И ваши коллеги – такие же переработчики, как и вы, – там выступают. И мы знаем прекрасно все эти проблемы.

Плюс у нас позиция очень прагматичная, позиция правительства области, которая сегодня заключается в том, что именно по этому виду деятельности – по переработке вторичного сырья – снижено наполовину налогообложение, упрощенная налоговая система. Это первое.

Второе – масса субсидий, которые можно получить на развитие производства. Честно говоря, если бы мы знали, что вы сегодня настраиваете производство, конечно, мы бы помогли вам в нашем областном Центре поддержки предпринимательству получить и залоговые обязательства (до 70% гарантированный фонд дает), и профинансировать от 100 тысяч до 5 миллионов по ставке 4,25% под оборотные средства. И очень хорошая мера поддержки – на приобретение оборудования.

Все это работает. Это рассматривается достаточно быстро. Уникальная для Российской Федерации помощь областного правительства – это субсидия под 1% на развитие бизнеса. Там можно до 60 миллионов рублей получить кредит. Все эти средства заемные, но мы понимаем, что деньги по такой цене, под 1% – это практически подарок.

Во-первых, я склоняю голову перед ребятами, которые именно в тяжелейшее время начали этим заниматься. Молодцы! И то, что открывается бизнес в Калининградской области – меня это очень радует.

Марина Калинина: Александр, вы обращались за какими-то субсидиями, за какой-то помощью? Может быть, собирали документы? Может быть, есть какие-то проблемы изнутри у вас как у предпринимателя? Какие загвоздки? Или вы действительно не ходили к Феликсу Феликсовичу?

Александр Рудик: Мы, конечно же, обращались. Центр поддержки мы знаем, общаемся с ними постоянно. Тот же самый кредит, о котором Феликс Феликсович сказал, он действительно очень хороший, под 1%. И он планировался в этом году, если я не ошибаюсь, с июня месяца – под залог приобретаемого оборудования. Для нас как раз это было бы очень интересно, потому что мы планируем расширение. Мы можем обрабатывать до 20 тонн в месяц, но для этого нужно дополнительное оборудование.

Но, к сожалению, последние переговоры… Нам сказали, что под залог оборудования этот кредит почему-то в Калининграде не работает. Он работает в восточной части Калининградской области, я знаю, в каких-то городах, но в Калининграде – почему-то нет. Пока мы на этом остановились.

Но все равно руки мы не опускаем. Мы также планируем расширяться, потому что планы огромные. Пластика очень много, надо ее перерабатывать в полезные продукты.

Марина Калинина: Александр, по поводу сертификации – какие тут есть проблемы? Сертификация продукции, что это именно российская продукция, произведенная в России.

Александр Рудик: Проблем с сертификацией нет, эта продукция не требует сертификации. Но у нас сейчас встал вопрос… Мы бы хотели вывезти наши продукты (скамейки, урны), то, что мы производим, в большую Россию. Ну, мы в Калининграде так говорим. И встал вопрос… Торгово-промышленная палата мне предоставила список документов, которые нужно собрать. Они все понятные, несложные.

Но сложный для меня документ и, честно говоря, непонятный – это паспорт отходов. Даже не паспорт отходов, а паспорт сырья, материалов, из которых мы это производим. Поймите, в чем сложность? Люди выбрасывают, допустим, какую-то тару пластиковую, которую потом перерабатывают, и она приходит к нам. Но вместе с тем они не выбрасывают никакого документа о происхождении этого материала.

Я не знаю, может, Феликс Феликсович подскажет, как нам этот вопрос обойти. Пока мы только собираем документы. Но мне поставщики не могут предоставить именно этот документ – паспорт отходов. Не знаю – почему.

Марина Калинина: Наверное, потому, что его просто нет.

Феликс Феликсович, какой тут можно совет дать?

Феликс Лапин: Ну, еще раз. Первое, что нужно – это все-таки… Коль вы не пришли, мы придем к вам обязательно.

По поводу отходов. Есть промышленные отходы, и там действительно мы должны видеть, что формируются отходы. И каждая организация, которая занимается каким-либо видом деятельности, она имеет так называемый паспорт отходов и, соответственно, предоставляет отчетность и так далее. То есть мы это все перепроверяем. Почему? Мы должны понимать, откуда сырье.

Марина, дело в том, что речь ведется об освидетельствовании, что эта продукция имеет статус российской. Вот это очень важный момент. Поэтому мы просим, если это промышленное предприятие, они сдают свои отходы, и они должны показать, что действительно эти отходы у них появились в силу производственной деятельности.

Если это твердые коммунальные отходы по месту жилья, то Александр получает их… Он не сам их перерабатывает, а получает от каких-то сортировочных организаций, которые занимаются сортировкой и доработкой, то есть измельчением и обогащением этих отходов. Поэтому нам достаточно получить от них подтверждение, что это действительно переработанные отходы, а не иным образом полученное на территории области сырье.

Дело в том, что… Вообще нигде – ни в Смоленской области, ни во Владивостоке, – нигде не возникнет ни у кого проблемы, чтобы вывезти свой произведенный товар в соседнюю область. Никто не придет в торгово-промышленную палату и не попросит определить статус (если вы, конечно, не вывозите за рубеж).

У нас на территории области действует режим особой экономической зоны, работает свободная таможенная зоны, режим свободной таможенной зоны. И ввоз сырья и товаров на территорию области – без пошлины, без уплаты пошлины и налогов при ввозе на территорию. Безусловно, когда готовая продукция вывозится за пределы области, вот здесь надо с государством рассчитаться.

Я смотрю сейчас на то, что производит Александр. И у него есть то, что нужно растаможить. И если эти болты, которые у него используются, он приобрел, и они имеют статус иностранного товара – значит, их надо растаможить. И мы обязательно ему это напишем. Мы пройдем идентификацию и скажем, что из использованных здесь болтов нужно уплатить столько-то таможенных платежей. Вот этим и занимается торгово-промышленная палата.

Марина Калинина: Понятно. Давайте дадим возможность (у нас не так много времени остается) высказаться нашим зрителям. Зинаида из Башкирии с нами на связи. Зинаида, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать вот насчет чего. Бутылками этими все загажено, по-русски говоря. А почему не сделать пункты сбора? И 5 рублей и 10 рублей за бутылку бы давали. И дети собирали бы эти бутылки, и пенсионеры, у которых денег нет. В советское время бутылки стеклянные сдавали – и нигде ведь такого не было безобразия, как сейчас творится.

Марина Калинина: Понятно.

Еще один звонок из Якутии, Тамара нам дозвонилась. Тамара, приветствую вас. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела бы выразить благодарность тем, кто занимается этим в Калининградской области, в Калининграде. Это, наверное, смотрит сейчас вся Россия, и не только Россия. И спасибо ведущей, что вы организовали такой проект.

В Якутии город Мирный – казалось, можно было бы что-то организовать похожее, но у нас вывозят жильцы сами, по своей инициативе отдельно собирают пластмассу, отдельно бумагу. Но в результате складывают в емкость, и там не написано, что для бутылок. И в результате все это вывозится в черте города, например, в лес, на самое большее расстояние – километр, километра полтора. И когда летом идешь отдохнуть или собирать грибы и ягоды, то не хочется даже заходить в лес.

Я думаю, что ваша программа, ваша передача, может быть, губернаторов и президентов далеких уголков, как Якутия… Потому что завалено бутылками, пакетами!..

Марина Калинина: Тамара, спасибо большое за ваш звонок, за ваши слова благодарности.

Видите, разные мнения. Итак, итоги опроса. «Вы сортируете мусор?» – спросила я вас, дорогие телезрители, в начале обсуждения этой темы. «Да» – ответили 38%, «нет» – 62%. Ну и судя по вашим сообщениям, главная причина того, что люди не готовы сортировать мусор, заключается в том, что просто баков для раздельного мусора нет возле их домов.

Спасибо вам, уважаемые коллеги. Александр Рудик, управляющий партнер группы компаний «Умная SREDA», и Феликс Лапин, президент союза «Калининградская торгово-промышленная палата». Оба мои сегодняшних гостя присоединились ко мне из Калининграда. Я вам желаю успехов. Я надеюсь, что вы найдете общий язык и проблемы, о которых сегодня говорил Александр, они каким-то образом будут решаться. Спасибо еще раз за эту беседу.

Феликс Лапин: Спасибо огромное вам, Марина, за такую интересную программу. Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Ну что, на этом дневная часть программы «Отражение» завершена. А я с вами прощаюсь до следующего вторника.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Эти технологии переработки только в телевизоре хороши, а на деле могут оказаться дороже и грязнее обычных. В производстве электродвигателей столько яда и столько нужно энергии на их производство, что, возможно, лучше делать паровозы.