Как изменились за год зарплаты россиян

Как изменились за год зарплаты россиян | Программы | ОТР

Подводим итоги недельного опроса в проекте «Реальные цифры»

2020-12-11T14:09:00+03:00
Как изменились за год зарплаты россиян
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры ТПП РФ «Развитие Человеческого капитала»
Инна Караева
исполнительный директор Mile Group
Андрей Пискунов
управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги»

Денис Чижов: Продолжается программа «ОТРажение», в студии по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Денис Чижов.

Ну, судя по статистике, которую мы сейчас будем приводить, можно вспомнить старую поговорку, которая у нас ходит о детях...

Денис Чижов: Так, что там у вас «ходит», расскажите, пожалуйста, Тамара.

Тамара Шорникова: ...но немного ее переделать: чужие доходы растут быстро, вот это, мне кажется...

Денис Чижов: М-м-м, да, очень-очень, я тоже это замечаю.

Тамара Шорникова: Да, так, наверное, можно перефразировать, собственно, эту поговорку.

Мы о чем? Росстат недавно сообщил, рост зарплат в реальном выражении ускорился, давайте подтвердим графикой. Почти на 4 тысячи наши заработки выросли, или на 2,6% в реальном выражении, то есть за вычетом инфляции. Ну, мы, собственно, решили найти реальных людей, у кого зарплата в этом году ускоренно росла.

Денис Чижов: Ну вот подведем итоги опроса для нашей рубрики «Реальные цифры».

Тамара Шорникова: Да, подведем. Спрашивали вас...

Денис Чижов: Спрашивали вас, что стало за год с зарплатой. 9% написали о прибавке, стали получать больше. Тут, правда, имеет значение размер. Вот, к примеру, Архангельская область: «Добавили 0,3% с 1 октября, или 23 рубля». Город Брянск: «Зарплата повысилась 2 раза за год, один раз на 300 рублей (ну это значимая сумма), а второй на 5 рублей», – компенсация такая. Севастополь: «Зарплата 15 тысяч рублей, за год увеличилась на 250 рублей», – человек работает мастером участка севастопольской эксплуатационной части Минобороны.

Тамара Шорникова: У большинства зарплата осталась на прежнем уровне, 62% так ответили. А вот SMS: «За последние 3 года зарплата на месте, 45 тысяч. Живу в Мурманске, Крайний Север, нефтяная отрасль». Белгородская область пишет: «Стабильная работа у дворников в Старом Осколе, 9 тысяч рублей вот уже 6 лет подряд». Нижегородская область: «Работаю в торговле, – пишет телезритель. – Летом двоих продавцов сократили, зарплата осталась на том же уровне, 13 тысяч». Ну и Ставропольский край: «Выплачивают ковидные, но ежемесячные премии убрали совсем», – подпись «детский дом инвалидов».

Денис Чижов: И вот почти у трети опрошенных в кошельках стало меньше денег. В подписях к таким SMS совершенно разные профессии: таксист, художник, сотрудник фитнес-клуба, газовщик, электромонтер, швея. Оренбургская область вот, к примеру: «Муж на заводе, смотрели по квиточкам, за год зарплата снизилась на 7%». Калужская область: «Работаю на двух работах, на одной зарплата упала на 5%, а на другой на 10%», – но по крайней мере у человека две работы все-таки сохраняются. Югра: «Зарплата упала на 15 тысяч рублей. Город маленький, обслуживаем нефтяников». Из Ставрополья еще тоже написали нам: «Работаю на скорой. Была зарплата 22 тысячи на руки, а стала 17 тысяч». Москва: «В 2019–2020-х гг. зарплата снизилась в 2 раза, остались голые оклады», – работает человек в НИИ в Москве, кстати.

Тамара Шорникова: Ну вот, судя по SMS, ускоренно в этом году росли лишь цены. Много, конечно, об этом писали наши телезрители, писали о том, что с вот такой личной инфляцией и прежних доходов многим стало не хватать.

Что будет с нашими доходами, с нашими зарплатами в следующем году? Спросим у экспертов. Ждем ваших SMS, ваших звонков. Если вы не успели поучаствовать в опросе, расскажите прямо сейчас в прямом эфире, что стало, собственно, у вас с работой, какие заработки сейчас имеются и как на них живется, на что хватает.

Денис Чижов: Ну вот люди уже начинают нам писать. Например, из Псковской области: «У сына зарплата стала еще ниже, 25 было, стало 22 тысячи рублей», – это, кстати, столица краевая, Псков. Слушай, тут много сообщений, Свердловская область: «Тридцать тысяч рублей...»

Тамара Шорникова: Много-много, будем читать по ходу эфира.

Денис Чижов: Ну да, подключайтесь к дискуссии.

Тамара Шорникова: Давайте приглашать экспертов к разговору. Андрей Пискунов, управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги». Здравствуйте.

Андрей Пискунов: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Во-первых, хотим спросить вас. Действительно очень разные подсчеты сейчас проводят и ведомства, и министерства, и различные агентства. По вашим ощущениям, о каком падении наших доходов, зарплаты можно говорить? Насколько сильно просели?

Андрей Пискунов: Ну, если смотреть по реальным доходам в 2020 году, то оценки разнятся от 3 до 4% по сравнению с 2019 годом.

Тамара Шорникова: Ага.

Андрей Пискунов: То есть это и рост цен, это и снижение доходов. На следующий год прогнозируется такой достаточно скромный отскок, на уровень в 2% реальные доходы населения, возможно, возрастут. Но здесь очень много оговорок, поскольку непонятно...

Тамара Шорникова: А цены?

Андрей Пискунов: Примерно то же самое. Мы не знаем, как быстро будут сняты административные ограничения, как быстро предприятия смогут вернуться к полноценному циклу деятельности. Все это зависит от темпов вакцинации и возвращения экономики к привычному ритму.

Тамара Шорникова: И как быстро введутся какие-то ограничения по ценам. Вот сейчас на правительственном уровне обсуждается это, возможно, тоже как-то это все нашу жизнь изменит.

Еще одна статистика вот сегодня буквально про должников. Понятно, что сокращение зарплаты, наверное, многих вынудило брать кредит, может быть не один. Злостных неплательщиков прибавилось почти на 2 с лишним миллиона, на 2,1, на 22% их выросло количество в стране за год. Вот это, чем нам грозит вот такое явление?

Андрей Пискунов: Ну, это вполне ожидаемый результат экономического кризиса, вызванного первой волной пандемии, когда многие остались без работы, многие остались без заработка, были истрачены накопления, и люди обратились к заемным средствам. Но в первую очередь это ударит по банкам, потому что у них ухудшатся активы на балансе, соответственно, они будут вынуждались досоздавать резервы. У многих граждан испортятся кредитные истории, и в будущем им будет сложнее прибегать к такому инструменту, как потребительский кредит или автокредит.

Денис Чижов: Андрей Дмитриевич, значит ли это, что нам нужно бежать забирать деньги из некоторых банков, раз у банков ухудшится ситуация, уже ухудшается?

Тамара Шорникова: Ты сейчас спровоцируешь.

Андрей Пискунов: Ну, я думаю, что от таких резких действий стоит воздержаться, потому что большинство банков все-таки находятся в системе страхования вкладов. Но то, что качество заемщиков за последний год ухудшилось, это, безусловно, факт.

Тамара Шорникова: Сейчас побежим все, так точно похороним какое-то количество банков, все-таки резких движений не нужно.

Нужно принимать звонки. Давайте вместе послушаем Татьяну из Ярославской области. Да, Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Алло?

Тамара Шорникова: Алло.

Зритель: Добрый день.

Денис Чижов: Вы в эфире.

Зритель: Моя внучка работает воспитателем в детском саду. Работает уже порядка 10 лет, имея зарплату, ставку 11 300. Она не увеличилась, она не убавилась, уже убавлять некуда. В этом году закончила институт, получила 800 рублей дополнительной зарплаты, то есть 12 100. Имеет мальчика на иждивении, вдвоем живут с сыном.

Вот представляете, 12 тысяч доход на двоих в месяц. Надо заплатить коммунальные платежи, мальчик ходит, спортом занимается, заплатить за него, и заплатить дорогу, один едет туда и обратно и другой на общественном транспорте. На жизнь остается, на питание 2–2,5 тысячи в месяц, 541 рубль получает пособие на ребенка, это в нашем регионе такое пособие.

Тамара Шорникова: Ага.

Денис Чижов: Ага.

Зритель: Как жить? Вот объясните, помогите, пожалуйста. Ведь хочет уходить из своей профессии, хотя детишек очень любит, но невозможно, так еще и уходить-то не знаешь куда.

Тамара Шорникова: А есть какие-то мысли? Да, вот вы говорите, хочет уходить. Понятно, куда можно уйти?

Зритель: Непонятно, педагогическое высшее образование, куда-то надо идти. Но она воспитатель детского сада, она от природы детишек любит, это ее, дело ее, но с такой зарплатой невозможно жить, прожить невозможно.

Денис Чижов: Ага, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Понятно.

Денис Чижов: Татьяна из Ярославской области.

Андрей Дмитриевич, вот смотрите, это из Ярославской области был звонок, а вообще какие регионы пострадали больше всего? Где больше всего снизились расходы? У вас есть вот какие-то данные, рейтинги какие-то составляли?

Андрей Пискунов: Ну, в наибольшей степени пострадали регионы центра России, то есть это Ивановская, Калужская, Тверская области. Там вводились ограничительные меры плюс не так сильно развита региональная экономика. В нефтяных регионах, в нефтедобывающих, газодобывающих, регионах, где есть крупные промышленные предприятия, на которых достаточно просто ввести карантинные меры, разграничить смены на производствах, там эффект от снижения занятости, от административных ограничений был, конечно, меньше. В небольших регионах, где население занято на некрупных производствах, большинство из них встало, там, конечно, по населению был очень сильный удар по доходам, по благосостоянию.

Тамара Шорникова: Да. Вот еще пару SMS с нашего портала. «Я бюджетник, моя зарплата за 5 лет поднялась всего на 1 156 рублей, сейчас я получаю 23 860, живу в Санкт-Петербурге». Кемеровская: «А у меня дочь с двумя детьми 12 тысяч рублей, это выживание». Вот такое предложение звучит у нас от телезрителя, Калужская область: «Не увеличивайте зарплаты и пенсии, заморозьте тарифы ЖКХ и цены на продукты», – мол, тогда это тоже поможет.

Что стало с зарплатами у представителей разных профессий? Предлагаю вместе посмотреть небольшой видеоматериал. Зарплаты в регионах по-прежнему невысоки, а если и растут, то явно недостаточно высокими темпами. Чтобы выяснить, сколько при этом приходится работать, наша съемочная группа отправилась в Тюлюк, это самое отдаленное село Южного Урала.

Здесь в окружении тайги живут около 350 человек. Одна из самых необходимых, но низкооплачиваемых профессий – почтальон. В небольшом местном отделении, где часть помещения занимает магазин, он в одиночку выполняет всю работу: сам продает продукты, принимает из райцентра деньги, письма, посылки и газеты, разносит их по домам и даже топит перед сменой печь.

Игорь Гузов: Я работаю на полставки начальника и на полставки почтальона. Ну, в целом выходит примерно 14 тысяч. По факту возникает переработка. Конечно, хотелось бы увеличения зарплаты, но понимаешь, так как другой работы на селе нет, то приходится работать и ценить и эту работу.

Денис Чижов: Несмотря на тяжелый график, накануне Нового года Игорь Гузов организовал акцию «Почта Деда Мороза». С помощью спонсоров, которые нашлись в интернете, он приобрел подарки для людей старшего возраста. Самым пожилым жителям поселка почтальон приносит их на дом, а тех, кто обычно приходит в отделение за пенсией, поздравляет на почте.

Вот такая вот история у нас. Андрей Дмитриевич, ну смотрите, явно действительно доходы упали, доходы падают. Скажите, а может ли это привести к тому, что люди действительно будут искать новую работу и будет смещение людей из одной сферы в другую? Может быть, из одних регионов в другие? Вот это может повлечь ситуация?

Андрей Пискунов: Ну, к сожалению, у нас в стране географическая мобильность населения достаточно слабая, то есть мы этим отличаемся в худшую сторону от Соединенных Штатов, где сменить место жительства и поехать за работой на другой конец страны если не нормальное, то достаточно распространенное явление. У нас переезд, как правило, ограничивается слаборазвитым рынком жилья, то есть, приезжая на новое место, человеку нужно искать съемное жилье, приобрести жилье всегда проблема. В других странах мобильность населения обеспечивается еще и тем, что рынок съемного жилья развит в гораздо большей степени, и люди готовы ехать из одной области в другую, с одной работы на другую.

Тамара Шорникова: Но при этом...

Андрей Пискунов: Переехать из этого села в центр – это достаточно большой шаг, это достаточно проблематично.

Денис Чижов: Ну то есть на мобильность особо не повлияет. А вот еще другой вопрос, я спросил...

Тамара Шорникова: Подожди-подожди, давай, пока далеко не ушли от мобильности, все-таки опять же вот новые цифры приходят: сейчас 28% готовы переехать в другой регион, чтобы найти работу, условно еще недавно, в 2016 году, было 18%. Постепенно растет число тех, кто все-таки готов что-то делать, менять место жительства. Или, по-вашему, вот эти цифры пока нам ни о чем не говорят, обещать не значит жениться, собираться не значит переехать?

Андрей Пискунов: Да, это же результаты опросов. Гипотетически да, готов переехать в любой момент, а на практике будет ли принято это решение, сможет ли человек найти место для переезда, найти работу... То есть это скорее говорит о том, что не удовлетворены тем, что есть вокруг, нежели реальная готовность сорваться с места и поехать в другой регион.

Денис Чижов: Ага. Ну вот со сменой региона разобрались, а теперь со сменой профессии. На ваш взгляд, по каким профессиям, специальностям этот вот коронакризис больше всего ударил?

Андрей Пискунов: Ну, в первую очередь удар пришелся на сферу обслуживания, то есть это все те сектора, где ключевым является непосредственный физический контакт с клиентом. Это ресторанный бизнес, гостиничный бизнес, это сфера услуг любого вида. То есть там, где присутствие в одном месте и продавца, и покупателя или обслуживающего персонала и клиентуры обязательно и без этого невозможно предоставить услугу. По производству скорее в большей степени ударила общеэкономическая ситуация как у нас в стране, так и в мире: это стагнация экономического роста, это падение цен на нефть. Это сопутствующие коронакризису факторы, но непосредственно из-за административных ограничений в первую очередь под удар попали сервисные сектора.

Тамара Шорникова: Да. Давайте вместе телефонный звонок послушаем, узнаем, кем работает Наталья из Татарстана. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Набережные Челны, Наталья меня зовут, я пенсионерка.

У нас в основном у всех моих знакомых, у меня пенсия 8300–8600, нам приходится подрабатывать, поэтому нам никаких, это самое, уже компенсаций к пенсии не идет. А зарплату нам платят, в общем, чем меньше, тем лучше. Вот у меня, это самое, месяц один, если 7 смен, то 7 тысяч, если 8 смен, то 8 тысяч. Я живу на съемной квартире, 11 500 плачу, вот представьте, как мы живем. Таких, как я, где-то 60% в нашей области.

Тамара Шорникова: А смены какие? Что делаете, Наталья?

Зритель: Сторожем или уборщицей, пенсионеров больше никуда не берут.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Уборщицей не могу работать по здоровью, поэтому только вот в охрану. Вот так вот мы живем.

Денис Чижов: Ага, спасибо большое, спасибо.

Андрей Дмитриевич, ну вот вы перечислили специальности, профессии, которые больше всего пострадали, хотя каждая профессия, каждый специалист в любом случае заявляет, что вот именно-то, ему-то живется хуже всех. А кто этот коронакризис, на ваш взгляд, прошел лучше и, может быть, даже с плюсом? Где-то у нас повысились зарплаты, может быть?

Тамара Шорникова: 9% телезрителей нам написали о том, что да, прибавка.

Денис Чижов: Да. Это кто, это какие сферы, какие специалисты, профессии?

Андрей Пискунов: Таких не очень много. Во-первых, это те службы, которые обеспечивали функционирование компаний в режиме удаленного доступа клиентов, то есть это доставка, это транспорт, это логистика, склады, хранение, то есть все то, что помогало бизнесу как-то выживать в этих условиях. Хорошо себя чувствовали IT-компании, которые предоставляли услуги связи удаленной, наладки компьютеров, удаленного доступа по видеосвязи, то есть у этих специалистов работы было через край, 7 дней в неделю они были заняты в разъездах по домам, по офисам, поэтому такой вот сторонний эффект от этого кризиса для них оказался положительным.

Тамара Шорникова: Да, Андрей Дмитриевич, а коротко, вот мы сказали, для кого уже в плюс сработало, а если посмотреть на перспективу, есть какие-то ниши, которые в следующем году могут выстрелить, или профессии отдельные, которые смогут неплохо заработать, которые пока сейчас, я не знаю, разгоняются или пока получают так же, но в перспективе там прямо хорошо?

Денис Чижов: На что обратить внимание тем, кто сейчас ищет работу?

Андрей Пискунов: Я не думаю, что будут какие-то серьезные структурные сдвиги именно по профессиям, по секторам, потому что в первой половине следующего года мы продолжим оставаться в таком полуподвешенном режиме, кто-то будет на удаленке, кто-то будет все еще сталкиваться с административными ограничениями. Все упирается в то, как быстро мы выйдем в нормальный режим функционирования и какие стимулы будут предложены экономике от бюджета, от государства, для того чтобы возобновить экономический рост.

Тамара Шорникова: Спасибо. Андрей Пискунов, управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги».

Денис Чижов: И вот несколько сообщений от наших телезрителей, потом примем звонок. Из Тюменской области: «С нынешними ценами никаких денег не хватает, тем более зарплаты и пенсии маленькие», – ну вот здесь, да, вопрос как раз, то, что ты говорила, что зарплаты зарплатами, а есть же еще и цены, которые тоже повышаются. А вот в Хабаровском крае нам пишут: «Приезжайте в Хабаровск, зарплата 65 тысяч рублей, водитель, еще и растет», – вот, кстати, водитель. Как раз говорил наш эксперт про службу доставки и так далее, видимо, это как раз это коронакризиса положительное.

Тамара Шорникова: Ага. А вот смотри, какое интересное сообщение из Приморского края, пишут нам...

Денис Чижов: Ага, недалеко от Хабаровска. Что там?

Тамара Шорникова: Люди, так сказать, на высоких должностях в правительстве, начальник отдела – 60–70 тысяч рублей. Курам на смех, пишет телезритель, ответственность как в концлагере.

Денис Чижов: Но можете потерять 2 тысячи рублей и пойти работать в Хабаровск водителем, там совершенно недалеко.

Тамара Шорникова: Мне кажется, меньше ответственность, хотя...

Денис Чижов: Смотря какие грузы.

Тамара Шорникова: Да.

Денис Чижов: Примем звонок от Дмитрия из Югры и потом подключим к дискуссии нашего следующего эксперта. Дмитрий, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте.

Денис Чижов: Ну, уж Югра-то регион богатый, я думаю, вам-то жаловаться...

Зритель: Вот смотрите, работаю машинистом бульдозера, обслуживаем нефтянку. Зарплата такая: 15 тысяч на карту, остальные 45 в конверте, и так у всех.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Что хотел еще сказать? Заработок есть хороший в Югре в наших главных нефтедобывающих организациях, туда пролезть нереально, но там заработать можно.

Тамара Шорникова: А почему нереально?

Денис Чижов: Родственники там везде, кумовство?

Зритель: Ну потому что только блат, блат и еще раз блат.

Денис Чижов: Ага.

Тамара Шорникова: А сколько там можно заработать, если вдруг?

Зритель: Ну, заработать там можно неплохо, допустим, за пятнашку машинистом на тех же самых кустах, ну на добыче, можно заработать до 70 тысяч, это за 15 дней.

Тамара Шорникова: Понятно. Дмитрий, последнее, что хочется выяснить. Вы говорите, 15 на руки, 45 в конверт – а всех такая ситуация устраивает?

Зритель: Ну как бы а больше вариантов-то нет. Это я вам говорю, как вам сказать, на предприятиях, а в городах? Это большое заблуждение, что у нас большие зарплаты. В городах у нас в той же самой сфере обслуживания зарплаты 25–30 тысяч.

Тамара Шорникова: Вот так.

Денис Чижов: Дмитрий, и вот мы еще в динамике хотели отследить. Вы сказали, что 45 в конверте, – так было и в прошлом, и в позапрошлом году, или это именно изменилось из-за кризиса?

Зритель: Нет, так всегда было, так постоянно.

Денис Чижов: А, так всегда было. И не снизили зарплату?

Зритель: Ну, все зависит от объемов, понимаете. Объем есть, зарплата хорошая; объема нет...

Денис Чижов: Понятно, от единицы производства получаете. Спасибо большое, Югра была на связи с нами, Дмитрий.

Ну а сейчас Инна Александровна Караева к нам присоединяется, исполнительный директор Mile Group.

Тамара Шорникова: Да, входит в Mile Group «Ромир», исследовательский холдинг, который может предоставить много разной интересной статистики.

Денис Чижов: И предоставил.

Тамара Шорникова: Инна Александровна, совсем недавно как раз вы тоже следили за ценами. Давайте попросим мы вывести нашу графику, как поднялись цены, вот недавно и президент возмущался, куда такая инфляция вообще, ни в какие берега. Расскажите, какие у вас данные, что у нас выросло сильнее всего, что съело деньги у населения.

Инна Караева: На самом деле действительно цены существенно выросли, и основной причиной в том числе является рост, безусловно, курса доллара и евро, так как мы с вами понимаем, что часть в том числе вещей, из которых складывается в том числе производство товаров, это и бытовая химия в том числе, являются импортными и напрямую, в том числе и на технику, влияет изменение курса валюты на текущий момент в нашей стране. Именно поэтому существенно и изменяется стоимость товаров, которую на текущий момент мы видим на полке.

Тамара Шорникова: Да. Что будет с ценами? Прогнозируете уже на следующий год?

Инна Караева: На текущий момент, с учетом опять же фокуса на импортозамещение, настолько динамичного роста цен, как в текущем году, мы не прогнозируем. Действительно, мы понимаем, что и собственные торговые марки очень активно развиваются у ретейлеров, а это зачастую наше собственное российское производство, что позволит в том числе и стабилизировать стоимость цен по сравнению с прошлым годом.

Тамара Шорникова: Да. Еще тоже ваше любопытное исследование было, как все-таки по-разному мы оцениваем свои свободные деньги, когда считаем в своих карманах, когда опираемся на общие цифры какие-то. Объем свободных денег по крайней мере в октябре, как приводилось в вашем исследовании, достиг прошлогоднего уровня, ну то есть, по-моему, мы так откатились, почувствовали себя более уверенно. За счет чего, вопрос, потому что кажется, что действительно денег все меньше в карманах. А сейчас-то как оцениваете? Есть свободные деньги у населения или нет?

Инна Караева: Здесь есть тонкий вопрос и тонкий момент, про который как раз коллега, предыдущий спикер говорил. В прошлом году мы могли потратить деньги в том числе и на отдых, и на сферу обслуживания, которые на текущий момент довольно-таки сильно просели. Исходя из ограничений, даже при возможности и при желании потратить деньги туда мы не можем. Именно поэтому вот эта разница между тем, куда мы тратили в 2019 году, и тем, на что мы тратим в 2020 году, есть, и она существенная, так как на текущий момент основные траты все-таки фиксируются в продовольственной корзине, мы видим, что и цены на продукты растут, и траты покупателей-россиян также на продукты питания растут, так как они зачастую могут позволить себе уже меньше, чем в прошлом году.

Поэтому вот эти свободные деньги, которые действительно остаются, но мы должны с вами понимать, что есть закредитованность населения, которая на текущий момент в рамках данного исследования не исследуется, это дополнительно те деньги, которые уходят в том числе на обязательные платежи.

Тамара Шорникова: Да.

Денис Чижов: Сообщений хотел несколько прочитать и вопрос задать. Про цифры реальные. Двадцать четыре тысячи рублей, человек вот работает водителем в суде, катает председателя в Карелии, если вдруг захотите, можно туда устроиться. Двадцать пять тысяч рублей, другая уже совершенно профессия, кандидат наук, доцент в опорном вузе в Воронежской области.

Ну и вот сообщение из Липецкой области, Инна Александровна, хотел как раз вам переадресовать вопрос из этого сообщения: «Рост экономики у нас идет с 1990-х гг., никак не вырастет, топчемся на месте, только цены растут». Рост экономики-то у нас прогнозируется? Какие-то цифры есть? И когда он начнется все-таки, можете закрепить эти цифры для наших телезрителей?

Инна Караева: Рост экономики, безусловно, прогнозируется, но, к сожалению, столь детальными темпами в 2021 году его не стоит ожидать, так как мы помним, что есть ряд ограничений, которые непонятно пока, насколько они продлятся или нет, на полноценную работу ряда сфер услуг в том числе, что сказывается на благосостоянии граждан и в том числе на изменении в том числе покупательской способности. Поэтому мы очень надеемся, что с середины 2021 года начнется постепенное восстановление и к 2022 году мы сможем увидеть уже более детальные темпы прироста.

Денис Чижов: И вот тогда заживем-то наконец.

Инна Караева: Будем надеяться.

Тамара Шорникова: Не факт, знаешь. Денис все глобально, в общем, экономика...

Денис Чижов: Ты позитивная, я оптимист. Я спрашиваю, не утверждаю.

Тамара Шорникова: Я как-то все-таки ближе к телу, мне интересно больше про реальные доходы, чем в целом про экономику. Вот тут просто тоже было недавно исследование, что к концу 2022-го дай бог мы вернемся по реальным доходам к своему какому-то обычному уровню. У вас какие данные, цифры? Когда хотя бы заживем так, как жили?

Инна Караева: Мы согласны с коллегами.

Тамара Шорникова: Согласны?

Инна Караева: Да, мы согласны с коллегами, так как действительно мы понимаем, что есть ряд ограничений, которые в любом случае сказываются на том, какая денежная масса есть на текущий момент, и постепенное восстановление все же будет происходить, но не раньше, чем с середины 2021 года. Я думаю, что за 2022 год как раз мы сможем вернуться примерно к тем же показателям.

Денис Чижов: Ага.

Тамара Шорникова: Это, конечно, грустно, но тем не менее. Мы сейчас, я уточню на всякий случай, говорим о планомерном пусть, но восстановлении и каком-то росте вверх.

Инна Караева: Абсолютно.

Тамара Шорникова: Хуже не станет в следующем году?

Инна Караева: Мы будем очень надеяться, потому что мы понимаем прекрасно, что есть внешние факторы как в текущем году, это не только коронавирус, но и в том числе изменение стоимости, курса рубля, что, безусловно, сказывается на увеличении роста цен. Поэтому вот то как раз направление, куда на текущий момент движется экономика, я очень надеюсь, что сможет в том числе нивелировать рост такой динамичный цен, который мы видим сейчас.

Тамара Шорникова: Ну что ж, надеемся, да. Спасибо.

Денис Чижов: Спасибо. Инна Александровна Караева была с нами на связи.

Инна Караева: Спасибо.

Денис Чижов: Давайте узнаем, что с экономикой и ценами, доходами во Владимирской области, Татьяна нам дозвонилась. Татьяна, здравствуйте, вы в эфире. Рассказывайте, что там у вас.

Зритель: Здравствуйте.

В 2009 году мы образовали ТСЖ, создали вернее ТСЖ. У нас были управляющие компании, но домом никто не занимался, вот, дом 1992 года. Вот мы создали ТСЖ. Постольку-поскольку мы собираем, значит, на капитальный ремонт 6 рублей 50 копеек согласно постановления за квадратный метр, домосодержание мы назначаем сами собранием. Зарплата у председателя, вот у нас 11 лет, зарплата у председателя 7 200, он выполняет функции юриста, кадровика, бухгалтера, ну и так разные работы еще выполняет. Уборщица получает 3,5 тысячи, дворник получает 2 400, техник-смотритель 2 400, то есть у нас вот такие зарплаты.

Несколько раз я просила меня переизбрать, потому что мне уже 61 год, я не справляюсь уже с этими функциями, мне тяжело. Мы составляем и сметы, нам нужно заключать договора с подрядчиками, нам нужно заключать договора с ресурсоснабжающими организациями, и вообще обслуживание – это очень тяжело. Зарплату мы не можем увеличить, это значит повысить зарплату за счет взносов, это переложить всю ответственность на жителей, 21 рубль, я считаю, и так уже нормально. Два года назад...

Денис Чижов: Татьяна, и с другой стороны, насколько я понимаю, если вы плюнете на все это, бросите, то перейдете в управляющую компанию и будете платить все еще больше?

Зритель: Ничего не будет, лучше ничего не будет.

Денис Чижов: Понятно.

Зритель: Но я что хочу сказать? Вот за эти 11 лет, которые у нас были, мы за 3 года сделали 3 капитальных ремонта. То есть мы набираем деньги, аванс, и начинаем работать с подрядчиками, кто у нас будет делать в рассрочку. У нас делают; потом заканчивается у нас, мы выплачиваем рассрочку, опять набираем. То есть мы сделали 3 капитальных ремонта: межпанельные швы, мы сделали цоколь, отмостки, и мы сделали электропроводку по дому все.

У меня такой стоит вопрос. Два года назад мы не платили... Вернее мы платили, мы платили взносы во внебюджетные фонды, но у нас он был меньше на 8%. Сейчас мы платим медицину и платим дополнительно соцстрах. Люди все работают на 0,3 ставки, на 0,4 ставки, то есть они пенсионеры все, больше они не могут работать по состоянию здоровья. Нельзя как-то вот принять решение, для ТСЖ такая нагрузка, отменить, обратно вернуть эти 8%... во внебюджетный фонд?

Денис Чижов: Понятно, понятно. Татьяна, я вас прерву, потому что мы уже переходим от темы зарплат, мы поняли, что они низкие, больше в коммунальную сферу, но тема коммунальная у нас будет чуть позже, в следующий раз мы обязательно об этом поговорим.

Возвращаемся к доходам, к зарплатам, экономике. К нам присоединяется Людмила Николаевна Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты «Развитие человеческого капитала». Людмила Николаевна, здравствуйте.

Людмила Иванова-Швец: Добрый день.

Денис Чижов: Людмила Николаевна, можно я оттолкнусь вот от фразы «развитие человеческого капитала» – а о каком развитии человеческого капитала вот в таких условиях, в условиях падения доходов, роста цен, можно вообще говорить?

Людмила Иванова-Швец: Хороший вопрос. Ну, можно говорить, конечно, потому что развитие человеческого капитала включает и образование, и повышение квалификации, и дополнительные те направления подготовки, переобучения, которые формируют запас человеческого капитала. Если брать вообще, глобально, то человеческий капитал состоит не только из образования общего, дополнительного и всего процесса образования, но еще из состояния здоровья, ожидаемая продолжительность жизни, вот это есть запас человеческого капитала.

Но если брать сегодняшние реалии, то, конечно, то, что мы видим, на самом деле процесс получения образования, переобучения, повышения квалификации не прекращается, тем более сейчас даже в условиях таких сложных, пандемии, в условиях, конечно, в большей степени дистанционного формата образовательных всех программ, получения образования, все равно мы осваиваем новые технологии, мы от них никуда не уйдем. Конечно, мы понимаем, что должна быть определенная разумность, сочетание. Нельзя, не знаю, сложно представить, хотя, наверное, сейчас есть физкультура в дистанционном формате, например, или «Технология» в дистанционном формате...

Тамара Шорникова: Людмила Николаевна, я, простите, вас прерву. Да, действительно, мир странный сейчас, мягко говоря, и жизнь наша. Но вот к конкретике нас призывают наши телезрители, потому что очень конкретные цифры присылают нам в SMS. Тамбовская область: «Живем в поселке, зарплата в среднем 11 500, работы вообще нет, продукты дорожают с каждым днем». Москва: «Пенсионеры нищенствуют, субсидии копеечные», – одинокая пенсионерка из Королева нам пишет. Челябинская: «Деньги есть, но все насмарку сводит инфляция». Саратовская: «До пандемии было 20 чистыми, после на удаленке 11 300, преподаватель профобразования», – и так далее, и так далее.

Денис Чижов: Тамара, вот еще одно, чтобы подытожить, из Амурской области я заметил просто: «А вы знаете, что люди питаются в кредит?» – есть даже такие.

Тамара Шорникова: Соответственно, да, сложная ситуация у многих, и многие же опять же остались без работы. Очень сложная задача сейчас перед Минтрудом стоит трудоустроить 1 миллион 300 тысяч человек в ближайшее время. Прежде чем развивать человеческий капитал, такое ощущение по SMS, его сначала нужно как-то накормить, что ли. Что может государство сейчас сделать с работой, чтобы она была?

Людмила Иванова-Швец: Конечно, базовые потребности никто не отменял, они прежде всего. Действительно, ситуация сложная. У нас даже уровень регистрируемой безработицы за 2020 год, за эти месяцы вырос где-то на 40%. И действительно очень многие, лишившись работы, обратились в службу занятости. У нас было принято, мы знаем, решение, по которому платили повышенное пособие по безработице, но, к сожалению, сейчас это повышенное пособие не выплачивается. Наверное, это было очень хорошим подспорьем, очень хорошей помощью для тех, кто лишился работы в это непростое время.

Но действительно, ситуация особенно в регионах тяжелая, потому что там и так низкие заработные платы. То, что мы видим с ценами, и как их обуздать, мне кажется, даже те решения и те выступления, которые сейчас принимаются, вряд ли смогут, мне кажется, улучшить ситуацию, как-то переломить ее в положительную сторону, потому что все равно каждый регион принимает решение самостоятельно.

Тамара Шорникова: Как эксперты видят выход из этой ситуации? И именно появление большого количества рабочих мест. Субсидирование переезда, переобучение, не знаю, какие-то большие стройки, условно новый БАМ? Что может помочь?

Людмила Иванова-Швец: Вы знаете, на самом деле, если смотреть статистику за опять же 2020 год, то у нас количество вакансий выросло на 5%. То есть нельзя сказать, что спад такой, что нет предложений, предложения есть. Другое дело, что очень быстро происходят изменения, и больше всего, конечно, предложений для рабочих профессий, особенно там, где не прекращалась работа или, может быть, чуть-чуть изменилась сейчас в условиях пандемии, те же торговые сети. Если мы посмотрим, то действительно требуются постоянно упаковщики, грузчики, продавцы.

Это еще связано с тем, что у нас миграция сократилась и за счет сокращения миграции, конечно, те рабочие места, которые занимали мигранты, сейчас фактически свободные. Есть вакансии, например, такого среднего административного персонала, потому что здесь есть потребность.

Нельзя сказать, что этих вакансий нет и нет рабочих мест. Другое дело, что спрос с предложением не согласуются, и понятно, что в этом году, например, вышли выпускники на рынок труда, для которых рабочих мест действительно практически не было, которые впервые ищут работу.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Как их согласовать, тоже большая задача, спрос с предложением.

Людмила Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты.

Денис Чижов: Ну вот еще несколько цифр. Из Иркутска: «Зарплата ведущего инженера 23 тысячи рублей». «В Волгограде у рабочего от 12 до 20», – то есть в принципе практически одинаково. Такие цифры, такие зарплаты.

Тамара Шорникова: Скоро вернемся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Подводим итоги недельного опроса в проекте «Реальные цифры»