Как китайцы азербайджанские помидоры в Волгоградской области выращивают

Граница Городищенского и Иловлинского районов Волгоградской области. До самого Волгограда 60 километров. С трассы не понять, что находится у меня за спиной. Выглядит как дачные посадки рядом с деревней Сакарка. На самом деле здесь в промышленных масштабах производятся помидоры. Давайте посмотрим, как это происходит

Если посмотреть с высоты, то масштабы поражают воображение. Это полноценный целлофановый город. Рядом еще два таких же. Два на два километра. Около 70 теплиц. У каждой свой хозяин, если плантатор побогаче, то у него в распоряжении три - пять таких теплиц. Построенных из очень редкой в этих краях сосны. Кругом постройки из досок, на которых обозначения - НЕ БРОСАТЬ. Это разобранные ящики от ракет из соседней военной части. Заборов нет. Охраны нет, но это не значит, что за мной никто не наблюдает. Любопытные взгляды сразу замечают нового человека с рюкзаком.

В тени самодельных шалашей сидят люди, перебирают помидоры. Женщины, мужчины, есть и подростки. На просьбу дать хоть какую-нибудь работу, чтобы заработать хоть какие-нибудь деньги все отвечают отказом. Им не нужен ни плотник, ни слесарь, ни грузчик. Все машут рукой, мол, иди дальше, тут все при деле.

В седьмом по счету парнике, похоже, удача. Господин плантатор на ломаном русском пополам с китайским говорит - нужен укладчик помидоров в ящики. Один ящик - десять рублей. Но работать надо быстро.

Пять помидоров в ширину, восемь в длину. На дно поменьше и позеленее, второй слой побольше и покрасивее. Треснувшие и некрасивые - в мусор. В напарники мне достались два наемника из Узбекистана. Азик и Назик. У Азика больная нога. За полгода коленопреклоненной позиции заболел сустав, и он спрашивает, не знаю ли я какой-нибудь мази. Советую ту, на которую хватит его дневного заработка.

- Коробки в отдельный ряд ставь свои. Потом посчитаешь и тебе заплатят.

Хозяин плантации Ли Ван. Его называют или Иван, или хозяин. Он бывает редко, ближе к вечеру, когда приходит машина и надо грузить коробки с урожаем. Там надо торговаться, и без жилки бизнесмена Азик и Назик не справятся. Они итак работают с семи утра до семи вечера за 15 тысяч рублей в месяц. Утром срывают помидоры, после обеда укладывают. На родине говорят, куда меньше зарплата. Сказать не знает, как, поэтому пишет на телефоне.

- Сколько? Пять тысяч рублей?

Азик почти не знает русского, говорит на смеси узбекского и китайского. За несколько часов и я выучил несколько слов - Хон Куай - давай быстрее. И Та Ци Нала - ты куда пошел? Пойти и правда некуда. Из всех развлечений - попить воды и туалет в чистом поле за парником. Правда, Азик и Назик иногда пьют что-то из потертой бутылки. Предлагают и мне, говорят, работать веселее. Сославшись на больной желудок, отказываюсь. Итак - не скучно.

Я забрал бутылку с остатками напитка. На запах - отчетливо пахнет алкоголем и чем-то химическим. Водка - это растворитель, то есть должен полностью испаряться. Выливаем в донышко бутылки и жидкость испаряется. На дне остались какие-то белые мелкие кристаллы и крупные бурые. Это может быть, как димедрол, чтобы водка была забористее, а может и что-то менее законное из нетрадиционной китайской или узбекской медицины.

- Машина приходит каждый день в 7.

- А с какого месяца?

- С апрель.

- А сколько раз тут рассаду сажают?

- Три раза. Март, июнь, август.

Получается, что сезон сбора ежедневного урожая - шесть месяцев. Ли Ван небогатый плантатор. Но чудеса капельного орошения и немного китайской магии и результат поражает воображение. 100-150 газелей его помидоров за год отправляется на рынки. Но куда?

- Москва и Питер. Туда все везут.

Три урожая помидоров за полгода - Мичурин бы уже задумался о своей компетенции. Секрет буквально под ногами. Странные пакетики и большие пакеты. На маленьких - все на китайском, на больших - на русском. Ускорители роста. Удобрения. Если с русскими все понятно, то насколько безопасны привезенные из Азии никого не волнует. Все это быстро приносит урожай.

А это Спарта. Скала с которой сбрасывают некрасивые помидоры. Удивительно, но под жарким волгоградским солнцем они не гниют. Мух нет. Запах яркий помидорный. Но. Томаты покрываются серой пленкой и просто высыхают.

- А вы тут где живете?

- Там балаган стоит.

- А кормят?

- Да. Ли Ван покупает еду.

Вечереет. Я набрал 22 коробки, а значит заработал 220 рублей. Азик говорит, что это неплохо для начала, если не лениться, то можно собрать и 100 коробок за день. Тогда твой доход будет 30 тысяч в месяц. Неплохая зарплата для Волгограда.

- У тебя жена тоже тут?

- Нет, дома. Отдыхает.

- А ты часто ездишь к ней?

- На зиму. В октябре.

По словам Азика, машина приходит в семь. Покупатели - граждане не менее солнечного Азербайджана. Они клеят на собранные волгоградские помидоры ярлычки Бакинских. То есть, местные розовые, желтые, красные, оранжевые, «черный принц» - все они после перекупки меняют свое гражданство и едут в Москву ночью, чтобы утром быть на рынках столицы.

Юрий Коваленко показывает два помидора:

- Сможете найти разницу между этими двумя помидорами? Думаю, даже коренные волгоградцы не смогут. А уж жители районов севернее и подавно. Здесь начинается чистый маркетинг. Обычный городищенский помидор или сладкий как мед азербайджанский - что привлекательнее звучит? 50 рублей и 270 рублей соответственно. А разница в цене. Вот этот (показывает на помидор) можно гораздо выгоднее продать.

Обсуждение репортажа и тему качества овощей, которые продаются на рынках и в супермаркетах, смотрите в программе «ОТРажение».


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты