Как клиентам лопнувших банков вернуть деньги? И где надёжнее хранить накопления?

Как клиентам лопнувших банков вернуть деньги? И где надёжнее хранить накопления?
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Сергей Лесков: Мы гордимся гигантским профицитом бюджета, хотя видные экономисты считают, что это абсурд
Вадим Муранов: Проблема, скорее, не в том, что в школе много лишних предметов, а в том, что много лишнего в самих предметах
Владимир Морыженков: Россия крайне благоприятна для принятия инвестиций, но она так заколдована, что ни рубль, ни доллар не могут сюда проникнуть
Под крылом самолёта...
Слишком много машин! Недовольны и автомобилисты, и те, у кого нет личного авто
Пентагон нацелился на Калининград
Космический интернет - залог создания цифровой экономики на земле!
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании

Тамара Шорникова: Итак, новая и важная тема. Пенсионеры оказались главными клиентами рухнувших банков, за два года 90 обанкротились. Россиянам старше 60 лет принадлежала почти половина всех депозитов в этих банках.

Иван Князев: Средняя сумма вклада пенсионеров оказалась самой большой и составляла почти полмиллиона рублей. У некоторых – почти полтора миллиона, то есть это выше застрахованной суммы. Также 54% пенсионеров имели вклады сразу в нескольких рухнувших банках.

Тамара Шорникова: Агентство страхования вкладов выяснило, что после банкротства 90 банков с лета 2017 года возмещение потребовалось почти 1 миллиону 600 тысячам вкладчиков, почти половина из них старше 60 лет.

Почему активно сейчас привлекают пенсионеров в качестве вкладчиков банки, предлагая выгодные условия? Информируют ли в должной степени эти банки пенсионеров? Как не попасться в неприятную ситуацию? Обо всем этом сейчас будем разговаривать с Эдуардом Савуляком, директором консалтинговой компании. Если у вас есть подобные истории, если вы хотите что-то спросить у эксперта, звоните нам.

Иван Князев: Да, обязательно позвоните нам или напишите.

Эдуард, я немножко даже ужесточу формулировку Тамары, потому что это не те банки, которые завлекали, а фактически… Привлекали. Я буду использовать слово «завлекали». В профессиональной среде они называются «банками-пылесосами», которые, зная, что они в ближайшем будущем потеряют лицензию, предлагают всевозможные прекрасные условия для того, чтобы пенсионеры делали вклады. И фактически именно пенсионеры и стали их жертвами.

С этими банками вообще какая-то работа ведется? Или лицензию забрали – хорошо, директор банка сел на самолет, и его больше не видят в нашей стране?

Эдуард Савуляк: Вы имеете в виду – работа ведется после того, как сел, или до того?

Иван Князев: Желательно – до того. Хотелось бы, конечно, до того.

Эдуард Савуляк: Ну смотрите. В Центральном банке у нас есть огромная структура банковского надзора. И в подавляющем большинстве банков более-менее крупных (я подозреваю, что среди рухнувших явно были не только мелкие) есть представители ЦБ вообще на постоянной основе. И плюс в тех банках, где на постоянной основе представителей ЦБ нет, тем не менее каждый день Центральный банк получает банковскую отчетность. То есть это не только нормативы, но в том числе полностью отчетность, которая прошла за день. Анализирует он, очевидно, ее и из этого делает какие-то выводы.

Поэтому тут я бы на две составляющих разделил, соответственно, этот поток хороших или нехороших банков.

Первые – те, у кого так получилось в результате рискованной кредитной политики, чего-то еще. Плюс опять же у нас все-таки часто ЦБ отзывает совершенно неожиданно для рынка лицензии, связанные с отмыванием. То есть с банком вроде бы все нормально, пенсионеры там, не пенсионеры, но банк, соответственно, злоупотреблял сомнительными операциями, лишился лицензии – и подвисли у всех деньги.

Соответственно, вторая категория банков – не важно, чем они занимаются, но главное, что они имеют запрет на привлечение вкладов. То есть Центральный банк уже выявил, что здесь не все в порядке и такой запрет ввел. А они обходят этот запрет тем, что это не отражают в отчетности, такие своеобразные тетрадки ведут, двойная бухгалтерия и т.д. То есть Центральный банк видит, что вроде бы все в порядке, а на самом деле, когда уже дело дошло до плохого, выясняется, что за балансом еще несколько миллиардов, а иногда и сотен миллиардов.

В последние годы эта вторая категория банков все-таки уменьшилась (это было распространено где-то три-четыре года назад), но совсем не исчезла. Просто это все дело мелко происходит, не в десятках миллиардов и не в сотнях. Поэтому вот так обстоят дела.

Тамара Шорникова: Давайте сейчас конкретную историю посмотрим. У нас есть история пострадавшего пенсионера из Казани. После обсудим эту историю, которая наверняка схожа со многими остальными.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Добавим просто информацию, которой сейчас обладаем. «Кредиторам первой очереди «Татфондбанка» выделят дополнительно практически 3,5 миллиарда рублей. Процент удовлетворения их требований, таким образом, увеличится до 38% от общей суммы претензий», – об этом сообщает департамент общественных связей госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов». Выплаты начнутся…

Эдуард Савуляк: А про количество не сообщают, про количество людей? Сколько это будет?

Тамара Шорникова: Нет, здесь пока…

Эдуард Савуляк: Только по сумме?

Тамара Шорникова: Да, пока есть информация по сумме и информация о том, что выплаты начнутся с 18 сентября.

Но мне здесь интересно вот что. Процент удовлетворения увеличится до 38%. Понятно, что не до 100%. Мы сейчас говорим о том, что есть застрахованная сумма (полтора миллиона), которая обязана выплачиваться всем, кто каким-то образом из-за действий банка пострадал. Почему люди долго не могут получить свои деньги?

Эдуард Савуляк: Нет, видимо, про это речь и идет. Смотрите. Каким образом обычно рассуждает АСВ? Они, естественно, абсолютно не заинтересованы, как и все, в том, чтобы были пикеты или были какие-то обманутые вкладчики. Вот эти 38% в сумме – скорее всего, они вышли на то, что там, допустим, 95% по количеству закрывают. То есть, другими словами, должны, допустим, абстрактно, 3 миллиарда рублей всем вместе. Но если из них выплатить 1,7 миллиарда, то это, соответственно, закроет вопросы по всем, а 4% еще на 1,3 миллиарда остаются, и они дальше будут ждать с моря погоды.

Поэтому, видимо, я так думаю, что касается застрахованных сумм, то здесь уже выплачено все.

Иван Князев: А если незастрахованные?

Эдуард Савуляк: Вот! Мы говорим про то, что у кого-то было, допустим, 2 миллиона 100 тысяч. Соответственно, у кого-то 15 миллионов, а у кого-то 115 миллионов. Поэтому сейчас, видимо, АСВ опять же посмотрело, допустим, что если выплатить дополнительно эти деньги, то, соответственно, все, у кого 1,4 миллиона, закрываются, а, допустим, 300 человек остаются. Естественно, будут стараться тоже как-то эти деньги закрыть, но это уже в последнюю очередь. Главное, что ушло 20 тысяч человек. Вот так рассуждают.

Еще раз. Здесь вопрос не в том, что АСВ плохое или хорошее. Здесь вопрос в том, что, к сожалению, если деньги выведены, то, соответственно… Все ведь знали, что застрахованная сумма такая, да? Могли же, в конце концов, я не знаю, мама, папа, кот, собака – уже четыре человека, уже 6 миллионов получается. Зачем на одного положили? Еще раз…

Иван Князев: Понимаете, это у тех, у кого есть мама, папа, собака. Меня, во-первых, с одной стороны, удивило то, что такое количество пенсионеров. И потом я немножко призадумался. Действительно, а что сейчас людям делать? Пенсионные фонды работают непонятно как. Нам говорят, что в индивидуальные пенсионные накопления вкладывать не очень хорошо. Фактически люди уже теперь перестанут верить в то, что их деньги как-то можно сохранить и обеспечить себе старость. Потому что многие дачу продали, кто-то еще что-то продал – положили деньги в банк. Мне вообще казалось, что эта история в 90-е закончилась, когда у людей «сгорают» деньги в банках. Почему она сейчас продолжается? Непонятно.

Эдуард Савуляк: В 90-х не закончилась. У нас сравнительно недавно ведь появилась вообще эта более или менее большая, относительно большая застрахованная сумма. Опять же речь ведь шла: «А давайте мы повысим эту сумму». Но вот здесь, видимо, информации про это нет, но она фактически есть.

Дело в том, что у нас есть так называемые массовые вкладчики – то есть те самые ребята, которые как раз знают, что банк может рухнуть. Это относительно просто определить на глаз. Условно, все дают 7%, а этот дает 11%. И вот они по 1,4 миллиона раскладывают, соответственно, под 11%. Рухнул – пришли, деньги получили в течение двух недель. «Так, кто там следующий? Мы идем к вам».

Вот такие ребята тоже есть. Их, естественно, не 20 тысяч. Но как раз такие продуманные хитрые пенсионеры, за которыми как раз стоят далеко не пенсионеры…

Иван Князев: Мне кажется, что это не пенсионеры хитрые, а это аферисты уже просто, банковские брокеры какие-то.

Эдуард Савуляк: А почему аферисты? Еще раз, они в рамках закона действуют.

Иван Князев: Ну это понятно.

Эдуард Савуляк: В том числе именно по этой причине не хотят поднять до 2–3 миллионов рублей, чтобы, скажем так, не дремали тоже вкладчики.

Я тут немножко вернулся бы к другой теме, которая была озвучена. Было сказано про то, что ищут этого господина. Статья такая, которая не предусматривает, что он будет, соответственно, деньгами как-то страдать. То есть, условно говоря, сядет на восемь лет. А нам-то что с этого? Где наши деньги?

Здесь я хотел бы, видимо, обнадежить в какой-то степени. Одно дело – уголовная составляющая. Мошенник, не мошенник, сядет, не сядет – это вопрос десятый. Вкладчику нужны деньги. Как правило, АСВ параллельно, естественно… Его дело уже восьмое – сядет, не сядет. Ему главное – деньги собрать. Так вот, статьи «Мошенничество», «Растрата» и прочие. Соответственно, здесь уже субсидиарная ответственность в отношении как раз контролирующих лиц. Необязательно этот один господин. Там запросто, может быть, за его плечами еще 18 человек стоят. Они уже совокупно отвечают, солидарно в том числе. И с них… Ну, тут уже второй вопрос. Если они настоящие мошенники, на них ничего нет. А если мошенники начинающие, то на них, возможно, что-то есть. И с них уже активы в том числе взыскивать можно.

То есть этим будет заниматься не прокуратура. Еще раз, их дело – посадить. Этим будет заниматься АС. И предположу, что если уже не занимается, то вот-вот, субсидиарная ответственность где-то близко.

Тамара Шорникова: Вера к нам позвонила из Москвы. Давайте послушаем мнение или вопрос. Вера, что у вас? Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Меня ваш этот вопрос коснулся больно, резанул по мне. В 2016 году разорился банк «Первый чешско-российский банк», которым я пользовалась много лет. Он рядом с домом, меня это все устраивало, все было замечательно. Развалили этот банк. Я не хочу подробности говорить. У меня переписка была с АСВ и так далее. То есть они какими-то путями старались из нас выжать какие-то крохи, чтобы мы потеряли какие-то проценты, которые накопились…

Тамара Шорникова: Вера, простите. Чтобы понять ситуацию, сколько у вас в этом банке было? У вас вклад в этом банке был или что?

Зритель: Но больше всего меня вот какой вопрос волнует. Сверх этой суммы страховой… Деньги, которые там были, их нам выплатили. А какую сумму? 3,54%. Это нормально? Это как называется? 3,54%. Я звоню в банк, а они все отодвигают, отодвигают дальше. В общем-то, разорились они. В общем-то, они какими-то путями деньги возьмут и будут что-то нам вроде бы выплачивать. Ничего подобного пока нет. Это нормально? И как бороться с этим? И кому верить?

Ведь деньги же не с неба сыпались. Я 40 с лишним лет проработала. Я положила их в пенсионный вклад. Думала, что, наоборот, будут считаться с пенсионерами, они не тронут эти вклады. И ни черта подобного!

Тамара Шорникова: Да, понятно, хорошо.

Иван Князев: Спасибо.

Эдуард Савуляк: Смотрите. Вот я разделил бы здесь на две составляющих.

Первое. Я сам (правда, достаточно давно) тоже, соответственно, по банкам побегал, то есть так же деньги потерял. Но я к этому отнесся сразу как? Это, видимо, для меня будет… Я заплатил за обучение уму-разуму. И теперь я больше ни в какой банк, самый золотой, рядом с домом или где-то еще – больше, чем сумма абстрактная такая-то и сумма процентов, чтобы к 1,4 миллиона она даже не приближалась. Вот и все.

Иван Князев: Эдуард, вы уже как-то говорили, что вы деньги под подушкой храните.

Эдуард Савуляк: Нет-нет-нет. Секунду! Я конкретно говорю здесь. Если банк уже развалился, то вы имейте в виду, что там, к сожалению… То, что кому-то 3% дали – ну, это еще повезло. На самом деле надеяться на 10% или 20% не надо. Если банк развалился… Я поясню просто, чтобы было верное понимание. Не надо думать, что кто-то успеет. Если банк развалился – значит, уже денег точно нет. Даже для Центрального банка это уже понятно. Это раз.

Два. Естественно, совсем денег нет – такого не бывает. Все равно есть стол, стул, компьютер чей-то, можно найти и продать. Вкладчик думает, что это ему. Не ему.

Иван Князев: А кому?

Эдуард Савуляк: Надо заплатить, во-первых, сотрудникам банка, налоги надо заплатить. Появится ликвидационная комиссия. Что, она будет бесплатно работать?

Иван Князев: А может, налоги в последнюю очередь? Все-таки людям надо сначала заплатить.

Эдуард Савуляк: Нет, я сейчас говорю то, как по закону. Может быть, налоги и в последнюю очередь. Так пусть меняют закон. Закон же не меняют. А вы не сомневайтесь, там еще и картотека запросто была, то есть там еще и клиентские налоги не заплачены.

Поэтому вкладчики виртуально, конечно, стоят с ложкой первыми, но на самом деле перед ними невидимо есть еще очень много народу. И если с 2016 года там кто-то занимается, то здесь ни на кого обижаться не надо. Надо понимать, что люди – АСВ, ликвидационная комиссия и прочие, юристы, которые бегают со стороны банка, пытаются вернуть какие-то деньги, какие-то кредиты, – они все работают не бесплатно. И это все идет перед вкладчиками. А уже то, что… Они себе как бы взяли. То, что вкладчику 3% осталось – это еще хорошо. Поэтому чем дольше это будет, тем меньше, видимо, надежда получить хоть что-то.

И сразу… Я не знаю, будет ли сегодня про это разговор или нет, тоже очень важный момент. Дело в том, что вообще… Еще раз я повторюсь, почему надо быть с банками аккуратными. Возможна ситуация какая? Она была пару лет назад. Сейчас, слава богу, ее не слышу. Возможна ситуация какая?

Позвонили кому-то по большому счастью, не знаю, и сказали: «Завтра лицензию отзывают. Срочно деньги забирай! Они там сейчас в банке есть». Человек прибежал, снял, условно, свои восемь миллионов рублей, перекрестился, не знаю, с кем-то поделился и счастлив.

А потом приходит АСВ и говорит… Они, естественно, анализируют последние месяцы досконально по часам и видят: «Так, в банке все было плохо». И это был явно не один человек, да? Не знаю, десять человек пришли и сняли 80 миллионов рублей. «Значит, это просто выводились деньги из банка. А ну-ка давайте все назад».

Иван Князев: Даже так бывает?

Эдуард Савуляк: Так было. Такое было, вы вспомните, пару лет назад. Соответственно, несколько тысяч человек пострадало, некоторым претензии предъявляли. И не то что за два дня, а они за три, за шесть месяцев до банкротства банка деньги забрали свои, просто вклад закончился. Приходилось им судиться с АСВ и доказывать: «Я не какой-то мошенник, через которого работал зампред банковский, а я просто человек, у которого закончился вклад, и мне нужны деньги». Поэтому…

Иван Князев: Подождите, подождите! Объясните вот эту логику. Ну хорошо, я забрал свой вклад, я честный пенсионер. А как мне доказать, что я действительно… И вообще почему АСВ требует эти деньги? Не очень понятно.

Эдуард Савуляк: Еще раз. У АСВ задача какая? Главное, чтобы деньги не ушли непонятно кому. Мы же понимаем, что если банк умирает, видимо… Ну кто первый знает? Владелец банка, сотрудники, кто-то…

Иван Князев: Нет, это понятно.

Эдуард Савуляк: Нет, я пытаюсь сказать о том, что если они про это знают, естественно, они в первую очередь вытаскивают деньги свои, себе по карманам правдами и неправдами, знакомым, кому-то еще. И тем самым они других права других кредитов нарушают, получается. Правильно? То есть вы свои деньги забрали, а я свои деньги не забрал.

Тамара Шорникова: Я разовью мысль Ивана. Почему человек, вкладчик должен доказывать, что он не верблюд, а не АСВ должно предъявить четкие доказательства того, что человек действовал со злым умыслом?

Эдуард Савуляк: Вот смотрите, тут немножко иначе вопрос стоит. В законе сказано, что, соответственно, это пороговая зона, которая, условно говоря, несколько недель, несколько месяцев, когда в банке все уже было плохо. Соответственно, картотека платежей была. Вы про нее могли не знать, что платежи и налоги не платятся уже три месяца. Вы просто пришли и деньги забрали или валютно-обменные операции какие-то произвели. Но это кажется подозрительным, что в банке все было плохо…

Тамара Шорникова: У нас есть поговорка на этот случай в стране: «Кажется – креститься надо».

Эдуард Савуляк: Поэтому, к сожалению, креститься приходится вам. В общем, резюме какое? Я сразу здесь… Естественно, можно судиться с АСВ, возмущаться, это все можно делать. Можно потратить кучу нервов. А можно, еще раз, идти по пути какому?

Вот у меня лежит, условно, 1,2 миллиона. Мои 1,2 миллиона вернут точно. Пусть они там друг друга все поубивают, но мои точно верно в течение двух недель. Мне сейчас позвонят: «Беги и забирай!» Я могу не бежать. Я свое через две недели все равно получу. Но если у меня лежит 1 миллион 450 тысяч, то уже ради этих 50 тысяч я могу, конечно, побегать.

Иван Князев: У меня такой вопрос. Если у меня больше, чем 1,2 миллиона, 1,4 миллиона – все, я уже не попадаю в страховой случай, – то что, у АСВ денег нет, чтобы вернуть? Почему действительно остается только 3%?

Тамара Шорникова: Есть ли шансы какие-то на возврат тех денег, которые свыше?

Иван Князев: У нас в стране резервов не хватает?

Эдуард Савуляк: Смотрите, тут немножко по-другому стоит вопрос. Вы, возможно, действительно в курсе, что у АСВ есть какие-то деньги, что Центральный банк дает какие-то кредиты. Им выдают деньги немножко не на это. Еще раз, им выдают на страховой случай.

Допустим, еще раз, Центральный банк думал, что на три миллиарда рублей, а оказалось за балансом еще шесть. Тем не менее те, которые за балансом, у них как раз застрахованные суммы. Они полгода, может, что-то будут выяснять, правда, неправда, но вернут все-таки всем в рамках страховой суммы. А если у кого-то свыше страховой суммы, то тут базово вы также с АСВ будете взаимодействовать, но немножко по другим деньгам. Центральный банк говорит: «Ну дай уже Иванову, он пенсионер».

Иван Князев: Так не хочет же давать Иванову АСВ, ну совсем не хочет!

Эдуард Савуляк: Еще раз, про другое речь. АСВ и юристы, какие-нибудь судебные приставы и полиция бегают за банкирами, соответственно, за выведенными деньгами. Вы сами понимаете, что банкиры готовились к тому, чтобы удрать: билеты купили перед этим, соответственно, фирм наплодили, все деньги туда уже растащили. Они уже давно за границей. Конечно, сложно вернуть.

Вот вам и показывают, что по теории вероятности 3,5% из 100% АСВ вернуть может. Еще раз, может, они вернули 15%, но половина на зарплаты, на налоги ушла. Вот вкладчикам досталось столько.

Поэтому, еще раз, надеяться на то, что: «Ну ладно, у меня все-таки немножко больше застрахованной суммы. Не вернут. Кому я нужен? Не миллиард у меня там»… Еще раз, расстраиваться не надо. И тогда не будете попадать в плохие ситуации.

Иван Князев: Ну, мы-то отталкиваемся от того, что ситуация плохая уже случилась. Меня все-таки беспокоит этот вопрос. Центральный банк отбирает лицензии у других «плохих» банков, он не следит за тем, какую финансовую деятельность ведет этот банк. Потом АСВ все-таки гоняется за этим банкиром, чтобы отобрать деньги, которые недоплатили опять же в бюджет. И в последнюю очередь мы опять все-таки вспоминаем: а что же у нас остается вкладчикам?

Почему эта государственная ответственность на пенсионеров тех же (а ведь это целая социальная категория особо незащищенных граждан) обращает внимание в последнюю очередь? Почему?

Эдуард Савуляк: Смотрите, я вам сейчас даже по-другому скажу. Сегодня мы просто говорим про пенсионеров, звонят пенсионеры. Но пенсионеры хотя бы получили 1,4 миллиона. А знаете, кто у нас самый незащищенный? Обычные наши предприниматели. Вот у кого-то зависло 100 тысяч рублей или 10 миллиардов. Там могут быть и государственные компании, кто-то кредит в этом же банке взял, соответственно, хотел заплатить своему поставщику. Лицензию отозвали – он остался должным, кредит остался, и ему ни копеечки не вернут. Вот уж кто действительно самый незащищенный.

Поэтому я не хочу говорить, что пенсионерам плохо или хорошо. Я просто говорю, что если нас вдруг сейчас слушают не только пенсионеры, но и предприниматели, то надо тем более за этими банками смотреть, сканировать вообще любое телодвижение.

Иван Князев: А почему мы должны за ними смотреть? Почему Центробанк за ними не смотрит? Почему на его глазах мошеннические схемы проворачиваются? Почему лицензии выдаются непонятно кому?

Эдуард Савуляк: Нет, у нас уже не выдаются.

Иван Князев: Пройтись по городу и посмотреть названия некоторых банков – вообще непонятно, чем они занимаются! Кого они обслуживают?

Эдуард Савуляк: Смотрите, тут как раз получается такой очень хитрый нюанс. То есть, с одной стороны, видимо… Я Центральный банк не защищаю. Я считаю, что там есть недоработки. Но мы как раз сейчас и обсуждаем… По-моему, как раз «Первый чешско-российский банк» не развалился. По-моему, у него отозвали лицензию за отмывание. Так вот, тут и получается, что внешне все относительно неплохо. Он денежки потихонечку моет, все довольны…

Иван Князев: Все довольны, все счастливы.

Эдуард Савуляк: Центральный банк решил, что мыть деньги нельзя (и по закону это нельзя делать), лицензию отозвал – и все попали.

Иван Князев: Кроме Центрального банка.

Эдуард Савуляк: Поэтому тут как разговор и получается так, что если Центральный банк не следит, то заканчивается плохо. А если Центральный банк следит, то заканчивается тоже нехорошо. Поэтому, еще раз, на мой взгляд, здесь надо в первую очередь самому о себе заботиться.

Иван Князев: Да. Хотел бы сказать «Храните деньги в сберегательной кассе», но, наверное, не стоит.

Тамара Шорникова: Спасибо большое за разъяснения.

Иван Князев: Эдуард Савуляк был у нас в гостях, директор консалтинговой компании. Это были темы дневного «Отражения». А вот о чем будем говорить вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски