Как люди переносят вынужденное заточение в своих домах и квартирах?

Как люди переносят вынужденное заточение в своих домах и квартирах?
Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?
Татьяна Овчаренко: Придомовые территории, которые в силу закона принадлежат нашим гражданам, в абсолютном большинстве городов украдены
Михаил Таратута: Ситуация для всех претендентов на власть в США скользкая. Никто не понимает, что надо делать
Кредитная амнистия вместо кредитных каникул
Коронавирусные указы проверят
Что нового в регионах? Волгоград, Севастополь и Магадан
Где найти работу в карантин. Жители разных городов рассказали, как удаётся зарабатывать после увольнения
Экономика: план восстановления. Рост безработицы и падение рождаемости. Вакцину испытают на военных. Проблемы органов опеки. Горячее лето
Восстановимся по плану?
Алексей Малашенко: Сегодня G7 – это непонятно что, символ. И России с её амбициями зачем туда возвращаться?

Иван Князев: Миллион пройден. Количество зараженных коронавирусом в мире составило 1 млн. 13 тыс. 374 человека. Это последние официальные данные. На первом месте по-прежнему США, здесь больше 245 тыс. заболевших. Следом идут Испания и Италия, там пока больных в 2 раза меньше, но это пока. Сейчас с нами на связь выходят русскоязычные жители Европы. На связи Барселона, Париж и итальянский Ассизи. Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Иван Князев: Владимир Дашевский, Лилия Целих, Юлия Суркова. Лилия, давайте начнем с вас. Насколько я знаю, вы живете в городе, где родился известный католический святой Франциск Ассизский.

Иван Князев: Это такой основатель ордена францисканцев. Но я так понимаю, что пасху католическую итальянцы все-таки будут встречать дома 12 апреля.

Лилия Целих: Здравствуйте. Да, увы, будет такая реальность у нас в этом году. Но итальянцы все же не унывают. И уже все готовятся к приготовлениям к домашним. Т. е. все будут на видеосвязи со своими родственниками, ну как бы духовно будем вместе.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Как выглядят улицы, как общаются друг с другом жители? Мы, конечно, честно говоря, в этой ситуации странно такое, наверное, будет слышать, но немного завидуем, когда видим в видео из Италии, где люди играют на музыкальных инструментах, поют и т. д. У нас вот, мне кажется, такая более нервная обстановка, несмотря на то, что зараженных меньше.

Иван Князев: Не то что нервная, а скорее всего более напряженная, наверное.

Лилия Целих: Да, все верно. Дело в том, наверное, что у нас немного разница менталитетов. И даже в этой критической ситуации, очень грустной, очень трагичной, люди не унывают и все равно пытаются каким-то образом общаться. С помощью музыки, с помощью искусства. Я когда выхожу иногда в магазин, с разрешением, с маской, с перчатками, конечно же, вижу, как люди, у которых есть свои лавочки в закрытых помещениях, занимаются искусством. Вырезают какие-то изделия мебели из дерева, рисуют картины и т. д. Меня это очень радует.

Тамара Шорникова: Что в магазинах? Соблюдают ли люди дистанцию? Все ли есть на прилавках? Как с ценами?

Лилия Целих: Вы знаете, да, цены не подросли. Абсолютно никакой разницы мы не наблюдаем. Ничего не изменилось, кроме того, что мы действительно сохраняем дистанцию, все ходим в перчатках, в защитных средствах. И больше 5 человек в супермаркет не пускают. Даже крупные супермаркеты. Т. е. люди очень ответственно подходят к этому процессу и сами, знаете, сохраняют себе дистанцию. Т. е. здесь как бы ты даже не знаешь: или тебя обходят, или ты обходишь людей. Потому что все равно вот это расстояние сохраняется, это правда.

Тамара Шорникова: И смотрели сегодня … из Бергамо. Там полевой госпиталь итальянские и российские врачи оборудуют. С понедельника он начнет принимать пациентов. Рассчитан на 142 пациента. Более 200 российских и итальянских специалистов будут вместе работать. До этого наша страна отправила 14 самолетов военных с помощью. Это как-то обсуждается? Что говорят о помощи из разных стран итальянцы? Интересно мнение самих людей.

Лилия Целих: Конечно, итальянцы всегда положительно относились к русским, и с каждым годом эта тенденция только увеличивается, растет, и меня это очень радует. Т. е. все сохраняют вот это какое-то уважение к нашей стране. И, конечно же, когда вот эта новость о том, что помощь прибыла в Италию, просочилась в СМИ в итальянские, конечно же, все стали обсуждать это на положительной ноте. И когда теперь узнают, что я русская и т. д., то, конечно, они оказывают какие-то знаки внимания, что – ой, спасибо, ваш президент такой заботливый и т. д. Ну, итальянцы любят Россию. Это факт.

Иван Князев: Лилия, а много русских в городе у вас?

Лилия Целих: Нет, у нас маленький город. Он находится между Флоренцией и Римом. Это регион Умбрия. И здесь все-таки русских очень мало.

Иван Князев: Хорошо.

Тамара Шорникова: Если говорить о туристах, об уроне от них наверняка непривычно, рядом действительно Флоренция, непривычно, что в эти теплые дни никого нет на улицах. Что говорят об этом? Как люди представляют себе мир после пандемии в Италии?

Лилия Целих: Это не просто необычно, это страшно на самом деле. Т. е. я живу в городе, который посещают более 2 млн. туристов в год. Это небольшой город. И, конечно же, это огромный урон, в первую очередь для лавочников, для рестораторов. Люди, у которых доход зависит от количества туристов. Но должна сказать, что государство их поддерживает. И вот эта тенденция тоже весьма отличается от других стран: то, что здесь государство действительно заботится о людях, и объявлен карантин, и люди сидят дома, сохраняя спокойствие, потому что у них есть деньги на еду и т. д., на какие-то необходимые вещи. Вот. Но, да, туристов вообще нет. Их нет уже с конца февраля, когда началась вся эта дискуссия про коронавирус. И, конечно же, я думаю, эта ситуация не сразу наладится, быстро не пройдет просто так.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Лилия Целих из Италии была с нами на связи. Сейчас Испания.

Тамара Шорникова: Да, переключимся.

Иван Князев: Новости из Испании приходят не самые хорошие. Юлия Суркова выходит с нами на связь. Юлия, смотрите, Испания фактически на второе место по числу зараженных вышла. Впереди только США. И у вас там очень много, насколько я знаю, людей умерло за последние сутки. По-моему, 950. Это так?

Юлия Суркова: Да, да. За последние сутки 950. А так умерших за период здесь около 10 тыс., ну 10 950 получается, что так. А вообще зараженных 117 500.

Иван Князев: У нас уже есть данные, что 117 710 даже случаев. Но я так понимаю, что они скорее всего обновляются. Смотрите, Юлия, я вот не зря спрашивал Лилию Целих о том, много ли русских там сейчас. Потому что есть у нас уже новости, что Россия полностью прекратит международное авиасообщение для вывоза россиян. А россиян в Испании, особенно на побережье, живет очень и очень много. Как прокомментируете?

Юлия Суркова: Да, прокомментирую, что те россияне, которые здесь живут, они остались и никуда не собираются.

Иван Князев: Ага. А те, кто хотят улететь? Есть такая информация?

Юлия Суркова: Я не знаю таких.

Иван Князев: Не знаете, да? Хорошо.

Тамара Шорникова: Как обстановка в поликлиниках, в больницах? Что говорят власти о поддержке медработников?

Юлия Суркова: Вообще власть поддерживает, и медработников в частности, и вообще, и простое население. И выделяет какие-то субсидии. Конечно, есть своя бюрократия, но здесь, как и в любой стране. Но так чувствуется. Например, сегодня я получила письмо из нашего муниципалитета о том, что полиция готова поздравлять детей, которые находятся в изоляции, у которых дни рождения. Это, мне кажется, очень большая эмоциональная поддержка и для детей, и для родителей.

Иван Князев: Но я знаю, что не только государственные органы поддерживают рядовых испанцев. Люди сами друг другу стараются как-то помочь. У меня несколько знакомых, которые там снимают квартиры, и им полностью, не то что снизили, а отказались их владельцы квартир от взимания арендной платы.

Тамара Шорникова: О каких историях в данном случае знаете вы?

Иван Князев: Да-да, какие истории есть?

Юлия Суркова: Например, в каждом магазине есть специальные сумки и место, где ты можешь купить продукты и оставить эти сумки для людей малоимущих, кому нужна еда. И это нормальная практика в магазинах у нас.

Тамара Шорникова: Что известно о режиме? Есть ли какие-то ужесточения, ограничения дополнительные, которые вводятся в связи с тем, что так сильно выросло количество зараженных?

Юлия Суркова: Скажем так. Тут по Испании не совсем ровно. В тех пригородных городах, где есть много зараженных, там, конечно же, и больше патруля, и штрафы. А там, где, вот в моем, в ближайшем пригороде, там меньше, и патруль есть, но не так все жестко.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Юлия Суркова.

Иван Князев: Да, спасибо. Юлия Суркова была с нами на связи из Барселоны. Но сейчас перемещаемся во Францию, Париж у нас выходит на связь. Владимир Дашевский. Владимир, здравствуйте.

Владимир Дашевский: Бон суар, …

Иван Князев: Да, добрый вечер.

Владимир Дашевский: …бон суар, Иван, бон суар, дорогие зрители. Париж.

Тамара Шорникова: Да, вы на улице, вас не оштрафуют за то, что вы сейчас с нами в прямой эфир выходите отсюда?

Владимир Дашевский: Нет, меня не оштрафуют. Во-первых, у меня есть карта прессы, которая как бы полностью дает право находиться где угодно в любое время. И к тому же мы еще, как бы сказать, обязаны иметь с собой документ, который мы можем либо вывести на принтере, либо написать от руки, где мы ставим пометку, для чего мы вышли на улицу. И ставим время, дату, проживание, кто мы, что и т. д. Вот. С понедельника, кстати, можно будет и пользоваться электронной версией. Но те, кто не имеет документа…

Иван Князев: Владимир, прошу прощения, что перебил. Когда говоришь о Франции, о Париже, хочется вспоминать что-то такое теплое, хорошее. Но тем не менее, вот тут количество жертв коронавируса за последние несколько суток выросло больше чем на 1 300 из-за включения в подсчет смертей пожилых людей в так называемых домах отдыха. Мы не очень понимаем, о чем идет речь. Что это за дома отдыха для пожилых?

Владимир Дашевский: Изначально во Франции подсчет шел только по больницам. Умерших. Не подсчитывались люди, умершие от коронавируса, которые находятся в пансионатах, которые находятся в домах престарелых, в специальных клиниках для пожилых людей. И вот теперь как бы этот подсчет начал иметь свое место быть, будем так говорить. И поэтому как раз 879 человек, которые вот подсчитали за то время, которое произошло с начала коронавируса, добавилось. Но это как бы не окончательная цифра. Цифра будет продолжаться, я думаю, она будет расти. Потому что во Франции порядка более 10 тыс., будем так говорить, мест, где находятся люди пожилого возраста.

Иван Князев: «Ле Паризьен» сегодня прочитал: говорят, что крупнейший рынок Ранжис будет превращен в такой вот полевой морг. Это так?

Владимир Дашевский: Ну, не совсем весь рынок. Там большой павильон, который уже использовали в 2003 году, когда была очень большая засуха во Франции, когда солнце было очень сильное, каникулы когда были, тогда использовали. И сейчас снова будут использовать. 4 тыс. кв. м будет задействовано именно под вот такой вот, будем говорить, под последний путь. Платформу для людей, которые умерли.

Тамара Шорникова: У вас сейчас режим самоизоляции до 15 апреля, кажется, да?

Владимир Дашевский: Да, режим самоизоляции сейчас пока до 15 апреля. Но я думаю, что он будет продлен.

Тамара Шорникова: И, возвращаясь к штрафам. Вот смотрела сегодня, переводила на наши рубли, сколько это стоит. И знаете, меня что удивило. Там достаточно серьезные суммы. По-моему, первый раз это €135 – в районе 11 тыс. руб. на наши.

Владимир Дашевский: Да, первый €135. Потом €200. 200, если вы не проплачиваете в течение 4 дней, доходят до 400. И дальше автоматически 1,5 тыс. И если вы несколько раз нарушаете закон, то идет 3 750 плюс 6 месяцев тюрьмы.

Тамара Шорникова: Да, и при этом там большое количество штрафов – 359 тыс. штрафов, несмотря на серьезные суммы. Вот как вы это объясняете? Все-таки такое желание выйти прогуляться, протест против режима? Или что это?

Владимир Дашевский: Но вы знаете… как сказать-то… непосредственно в самой Франции – «либерте, фратерните, эгалите», т. е. «свобода, равенство, братство». Т. е. свобода – это как бы первый термин, который французы обожают, любят. И молодежь, наверное, просто не может усидеть дома в основном. И они выходят. И получается вот такая история.

Тамара Шорникова: Этот менталитет меняется в зависимости от того, как растет число зараженных?

Владимир Дашевский: Я думаю, что он будет меняться, но со стороны государства. Потому что сегодня уже есть предпосылки, уже стали говорить о первой волне, которая надеется, вот пик мы достигнем понедельника, как говорят, во всяком случае, в Париже и Иль-де-Франс – в регионе, где очень серьезна вспышка эпидемии. И они будут потихонечку, потихонечку какое-то количество людей выводить из… будут давать послабления, будем так говорить. Т. е. не только час прогулки, а, может быть, 2-3 часа. Чтобы молодежь могла чаще выходить на улицу, может быть, больше общаться и т. д.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. У нас есть еще немного времени? У меня просто один такой личный вопрос к Лилии Сурковой.

Тамара Шорникова: Юлии.

Юлия Суркова: Юлия.

Иван Князев: Юля, правда, что игрокам «Барселоны» зарплату снизили? Мол, нерабочее время и т. д. Можете подтвердить?

Юлия Суркова: Не владею такой информацией. Владею другой информацией. Сегодня правительство обсуждает продление карантина до 26 апреля. К сожалению.

Иван Князев: Ну, понятно. В общем, на футбол не сходить.

Юлия Суркова: Да.

Иван Князев: Ну что ж, ладно, переживем. Спасибо. Спасибо вам, друзья. Держите нас в курсе. Берегите себя. Увидимся. Спасибо.

Тамара Шорникова: Да. Спасибо. А мы переходим к следующей теме?

Иван Князев: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)