Как мы помогаем друг другу. О важности взаимопомощи в сложное для всех время

Как мы помогаем друг другу. О важности взаимопомощи в сложное для всех время
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Алексей Рощин
директор Центра социологии и социальной психологии при Московском институте экономики и управления в промышленности
Мария Якунчикова
заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики»
Дмитрий Пекуровский
заместитель председателя Российского союза сельской молодёжи

Иван Князев: Мы снова вернулись в прямой эфир, с вами по-прежнему Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. От новостей о коронавирусе никуда не деться: хотим мы этого или нет, сейчас новая угроза меняет привычный нам уклад жизни, и не все, конечно, с этими переменами справляются. Не у всех бабушек, дедушек есть родственники, которые могут обеспечить их всем необходимым, чтобы пожилые люди оставались дома. Маски исчезли из аптек, вы пишете нам, мы сами это видим, а они нужны всем, кто по-прежнему ходит на работу: врачи, рабочие на заводах, продавцы в продуктовых магазинах и аптеках – таких примеров много уже сейчас, и, конечно, их будет еще больше.

Иван Князев: Ну и уже много историй, как одни люди помогают другим: шьют те же самые маски, перечисляют деньги, покупают продукты. Мы сегодня будем о них рассказывать и ждем вашей помощи, в прямом эфире, друзья, легко услышать друг друга. Звоните и пишите нам прямо сейчас, рассказывайте, кому вы помогаете или, может быть, в чем-то нуждаетесь. Делитесь также своими идеями, что можно придумать, чтобы все мы смогли легче пережить это непростое время.

Тамара Шорникова: Ну в общем да, действительно время действовать, и многие уже начали. В России предприниматели помогают волонтерам и врачам: одни раздают многоразовые маски, другие передают в больницы экопродукты. Давайте посмотрим наш репортаж.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Ну здорово!

Иван Князев: Не остаются равнодушными люди.

Сегодня у нас будет несколько экспертов на эту тему. Первый на связи у нас Дмитрий Пекуровский, заместитель председателя Российского союза сельской молодежи. Дмитрий Александрович, здравствуйте.

Дмитрий Пекуровский: Здравствуйте.

Иван Князев: Дмитрий Александрович, понятно, сейчас в городах-то вроде как есть, кому, что и как помогать, здесь людей побольше, различные организации действуют. Что у нас происходит в селе? Что у вас там? Я знаю, у вас есть проект, вы помогите пожилым людям во всероссийской акции «Мы вместе». Можете об этом рассказать? И что за акция «Фермеры в сети»?

Дмитрий Пекуровский: Действительно, Российский союз сельской молодежи и наши активисты не остались в стороне. Они с большим пониманием и теплотой присоединились к вот этой акции «Мы вместе». Например, в селе Нижнетомбовское Хабаровского края Наталья Таровская вместе с волонтерами организует доставку продуктов и медикаментов местным жителям, информирует вообще о принятых мерах по борьбе с коронавирусом. Даже более того, наши активисты из этого села вошли в региональный штаб по борьбе с коронавирусом в Хабаровском крае. То же самое делают активисты и в других регионах: в Псковской области они так же осуществляют раздачу масок для населения, и очень интересный опыт в Бологовском районе Тверской области, где наш фермер Алексей Трофимов организовал бесплатную доставку дров для нуждающегося населения.

Иван Князев: Вот.

Дмитрий Пекуровский: И эту информацию он собирает как раз от администраций сельских поселений, о том, каким ветеранам, каким участникам в том числе Великой Отечественной войны нужна такая помощь. Параллельно эти дрова они получают через расчистку просек в лесах, то есть вот такая полезная деятельность происходит.

И мы в рамках данной акции «Мы вместе» запустили «Фермер в сети», где будем рассказывать о тех продуктах, которые фермеры организуют, в том числе через онлайн-доставку, что позволит увеличить выбор продуктовый для пользователей Интернета и в целом рассказать о тех лайфхаках так называемых от фермеров по повышению иммунитета.

Тамара Шорникова: Дмитрий, а как вы узнаете, как ваши ребята узнают о том, кому нужна помощь? Как формируете эти списки, получаете какую-то связь от городов и поселков?

Дмитрий Пекуровский: Здесь в принципе два, наверное, основных способа. В первую очередь акция «Мы в сети» предусматривает набор волонтеров, далее их обучение. Через нее как раз поступают запросы и распределяются среди волонтеров, которые живут на местах. Конечно, в селе не всегда есть Интернет, и здесь работают активно с администрацией сельских поселений, у которых информацию запрашивают наши волонтеры на местах.

Иван Князев: Да, Дмитрий. Кстати, призываю вас, уважаемые друзья, позвоните нам, расскажите, действительно, может быть, какая-то помощь вам нужна, может быть, вашим знакомым, вашим родственникам, и сейчас с этим проблемы? Ждем ваших звонков.

Тамара Шорникова: Как к вам обратиться? Вот если сейчас кто-то позвонит, чтобы мы переадресовали, например, или сами люди хотят получить помощь от вас.

Иван Князев: Да, к примеру, как с вами связаться? Дмитрий, такой вопрос, вы говорите, что продукты поставляют, – продукты бесплатные или нет?

Дмитрий Пекуровский: Здесь речь идет как раз о заказе продуктов, то есть жители говорят, что им нужно купить, эти деньги забирают волонтеры либо привозят и уже деньги берут непосредственно у пользователя, то есть это не бесплатная доставка. Но есть в отдельных регионах акции, где фермеры по своему желанию уже эти продукты раздают нуждающимся.

Иван Князев: Здорово.

Тамара Шорникова: Как все-таки с вами связаться? Как обратиться к вам, если кто-то сейчас смотрит наш эфир, понимает, что хочет получить вот такую помощь от вас?

Дмитрий Пекуровский: Я еще хотел бы, знаете, добавить, что, конечно же, в селе немножко другая ситуация по сравнению с городом, поскольку наши… погребов с вареньями, с засолами различными позволяют немножко по-другому справляться с этой проблемой.

По поводу того, как связаться: можно воспользоваться в первую очередь сайтом «Мы вместе», где оставить свою заявку на помощь, здесь уже региональные штабы волонтеров отработают это, либо напрямую через наш сайт Российского союза сельской молодежи, через электронную почту оставить свой запрос. Мы обязательно...

Иван Князев: Дмитрий, еще такой вопрос. Молодежь охотно идет волонтерствовать, соглашается на это?

Тамара Шорникова: Кто ваши «бойцы»?

Иван Князев: Откликаются, да? Просто хотим знать действительно героев.

Дмитрий Пекуровский: Нет, безусловно, здесь в первую очередь нужно понять, что волонтерство – это призвание, и, конечно, никуда не деться от того момента некой истерии, которая сейчас происходит в сетях. И здесь важно грамотное, правильное информирование о том, как себя нужно вести в этих ситуациях. Наши активисты – это уже бывалые люди, которые с опытом, они понимают, что сейчас в стране вот такая волонтерская помощь, помощь от сердца необходима. Поэтому у нас ребята активно подключаются, и мы, безусловно, в стороне не будем.

Тамара Шорникова: А как они перемещаются по городам? Потому что сейчас во многих регионах вводится режим самоизоляции. Есть ли какие-то документы, что «я волонтер, я по службе иду куда-то»?

Дмитрий Пекуровский: Тут нужно еще понимать, что волонтерская помощь не всегда означает, что нужно прямо приехать куда-то на место и что-то сделать. Иногда это может быть помощь, консультация по телефону, например, это в том числе по поводу территориальной принадлежности. Стараются найти волонтеров и активистов, которые находятся в пределах конкретного района, может быть, в пределах города, так чтобы не нарушить те ограничения, которые выставлены, и решить вопросы, которые возникают у местных жителей.

Тамара Шорникова: Многим не хватает сейчас общения, особенно действительно пожилым людям. Есть ли какая-то функция разговора по телефону?

Дмитрий Пекуровский: Да, действительно, вот как раз при формировании запроса через сайт «Мы вместе» волонтеры получают этот запрос, и те, кто готовы и умеют правильно оказать консультацию, поддержку, через телефон они такую деятельность осуществляют.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо большое. Это был Дмитрий Пекуровский, заместитель председателя Российского союза сельской молодежи.

Несколько SMS. Вот народ сейчас массово пишет, Тамара, о том, что масок нет на самом деле, пока с продуктами еще все в порядке, а вот масок, перчаток нет. А вот Краснодарский край нам написал: «У моей бабушки сахарный диабет, а ей лекарства в течение месяца не дают, говорят, нет. Проживает человек в Белореченске».

Тамара Шорникова: Тверская область, сообщение: «У нас в городе волонтеров не видно, дезинфекция в подъездах не проводится», – пенсионер, Ржев. Уважаемые телезрители, обязательно смотрите ОТР дальше, в нашей рубрике «ЖКХ по-нашему» сегодня как раз будем говорить о проблеме и о том, что делать, как должны работать управляющие компании, как заставить их работать в конце концов, если они не хотят, поэтому на эти вопросы сегодня тоже отвечать будем.

Ну а прямо сейчас телефонный звонок.

Иван Князев: Тамара, Краснодарский край у нас на связи. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, как быть? Вот людям, значит, волонтеры помогают в городах. Мы живем в таком городе и живем на дачах, жилых дачах, поселок. Магазинов нет рядом, аптек нет. Хотели проехать в город, нас не пропускают. Что нам делать? А в поселке одни пенсионеры живут.

Иван Князев: А много вас там, пенсионеров? Магазинов прямо вообще-вообще нет?

Зритель: Ну вот хотели у мальчика взять, машину попросить, у соседа, на посту ГАИ нас остановили и сказали: «Пятнадцать тысяч заплатите за то, что вы въедете».

Иван Князев: Ничего себе!

Еще раз, какой населенный пункт у вас?

Тамара Шорникова: И сколько вас там, еще раз повторите.

Зритель: У нас населенный пункт, жилые дачи, завод кирпичный когда-то был, вот здесь тоже такой поселок.

Иван Князев: Ну под каким городом это находится? «Жилые дачи» – прямо так и называется поселок у вас?

Зритель: Да, город Лабинск, недалеко Армавир находится.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Ну вот, понятно. Оставьте контакты свои обязательно нашему редактору...

Иван Князев: Мы будем надеяться, что все-таки власти Краснодарского края услышат и обратят внимание, что там происходит в этом населенном пункте. Спасибо вам, спасибо.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

И сейчас поговорим с экспертом: Мария Якунчикова, председатель Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики».

Иван Князев: Здравствуйте, Мария Сергеевна.

Мария Якунчикова: Добрый день.

Иван Князев: Мария Сергеевна, ну смотрите, сейчас про медиков я даже не знаю, как, с чего начать. Медики сейчас на передовой, мне кажется, там им помощь нужна, а не то чтобы они ходили и кому-то помогали, но и это тоже. Расскажите, какая сейчас ситуация, как вы работаете в таких условиях.

Мария Якунчикова: «Волонтеры-медики», так же как и другие крупнейшие волонтерские организации, присоединились к всероссийской акции «Мы вместе».

Иван Князев: Ага.

Мария Якунчикова: И мы совместно с Общероссийским народным фронтом, другими волонтерскими организациями помогаем пожилым людям в доставке лекарств и продуктов. На сегодняшний день работает горячая линия Общероссийского народного фронта, на которую могут позвонить пожилые люди одинокие, которым требуется помощь в доставке продуктов и лекарств. Наши волонтеры помогают в этом активно и готовы такие продукты доставить.

Иван Князев: Мария...

Тамара Шорникова: Что это за номер? Назовите.

Мария Якунчикова: Номер я сейчас вам не назову наизусть, он есть в социальных сетях, в Интернете...

Иван Князев: Просто нам сейчас дозвонился человек, как раз-таки женщина звонила из Краснодарского края, вот им прямо необходима помощь, у них там ни аптек, ни магазинов, вообще ничего. Но мы тогда, наверное, попробуем как-то контакты оставить, вы все-таки потом найдите номер, как с вами связаться.

Мария Якунчикова: Да-да-да, конечно, я номер, безусловно, передам.

Иван Князев: У вас сеть большая по России? Ну вот вашей организации?

Мария Якунчикова: Да, во всех регионах России, в 85 регионах России работают волонтерские штабы. На сегодняшний день привлечено уже более 30 тысяч волонтеров, которые в формате ежедневной помощи помогают и в доставке продуктов и лекарств, и в том числе волонтеры-медики помогают в больницах, помогают медицинскому персоналу, выходят на дежурства, помогают и в проведении простых каких-то манипуляций; те, у кого есть сестринский сертификат, помогают в выполнении сестринских процедур. Мы очень активно подключены к этой акции.

Тамара Шорникова: Вот об этом расскажите поподробнее, потому что, конечно, уже начали появляться в соцсетях, например, объявления от медиков о том, что требуются реаниматологи-анестезиологи, люди с любым образованием медицинским, врачи ждут, что нагрузка будет расти, соответственно нужны будут люди. Из каких регионов сейчас больше всего вот таких заявок как раз на помощь в больницах, поликлиниках?

Мария Якунчикова: Больше всего, конечно же, из центральных регионов, где крупные больницы, это в первую очередь Москва. Мы помогаем и в больницах, и в поликлиниках, активно работаем в больнице в Коммунарке, будем помогать по всей Москве в 43 поликлиниках, ну и в других больницах, которые обращаются за помощью.

Тамара Шорникова: Сейчас все абсолютно жалуются на то, что нет масок, нет защитных средств, тем более, конечно, необходимых для врачей, которые работают в том числе с больными пациентами, с зараженными, с уже подтвержденным диагнозом. Как с этой проблемой справляетесь? Есть ли дефицит каких-то профилактических средств?

Мария Якунчикова: Если говорить о волонтерах, то они обеспечены необходимыми средствами защиты, Минпромторг выделил большую базу масок, которую мы смогли направить в регионы. Если говорить о наших жителях, то на сегодняшний день действует горячая линия Росздравнадзора, на которую принимаются обращения в случае, если жители в определенном городе не могут найти маски. Номер горячей линии можно также найти в Интернете и обратиться по нему, если действительно в аптеках города отсутствуют маски.

Тамара Шорникова: А вы разговариваете с ребятами, которые, например, начинают работать, идут в помощь в больницы и поликлиники? Это сейчас, вот в такое непростое время, серьезный риск, ты подвергаешь себя ему добровольно. Почему люди это делают?

Мария Якунчикова: Ну, добровольцы – это те люди, которые хотят от всей души, искренне помочь, и в условиях такой ситуации, как коронавирус, я бы сказала, что волонтеры еще больше проявляют свою активность, они сплотились и готовы помогать тем, кто действительно в этом нуждается. Потому что много очень пожилых, которые сейчас прислушались к советам врачей, находятся на самоизоляции, и действительно им необходима помощь в том, чтобы доставить необходимые продукты, лекарства в силу того, что они просто не могут выйти на улицу. Наши ребята это могут сделать и с радостью это делают.

Тамара Шорникова: Я просто добавлю, что, конечно же, мы знаем о большом волонтерском движении, все привыкли, что это люди действительно горящие, не просто так идут в такие организации и так далее. Но одно дело действительно выйти на субботник, помочь убрать улицу, где все безопасно, весело, можно здорово провести время, и другое дело пойти в больницу, где действительно ты можешь заразиться. Наверняка у кого-то есть семьи, родственники и так далее.

Иван Князев: Как вы безопасность волонтеров-то обеспечиваете? Самое главное, чтобы они сами не заразились и потом заразу другим не принесли.

Мария Якунчикова: Ну, ребята сами понимают всю ответственность, которая ложится на их плечи. У нас созданы инструктажи по технике безопасности, которые обязан пройти каждый волонтер. Кроме того, все добровольцы у нас регистрируются через портал мывместе2020.рф, и после того, как они прошли регистрацию, они проходят дистанционное обучение, где также рассказывается о правилах техники безопасности: это и соблюдение расстояния в 2 метра при работе с жителями, и ношение обязательное масок, правила ношения масок, обязательно мытье рук, использование антисептиков. В общем, все эти манипуляции они обязательно соблюдают.

Иван Князев: Мария, оставайтесь на связи, не отключайтесь пока, у нас есть телефонный звонок. Нам дозвонился Владимир из Москвы, давайте вместе послушаем. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, вопрос такой. Вот у нас с супругой закончились маски медицинские. Мы пытались каким-то образом приобрести их. Супруга у меня выходит утром по магазинам и в аптеку, естественно, здесь недалеко от нас. Так вот она прошла 2 аптеки «Горздрав», их там нет, «Аптека.ру», тоже нет. Я пытался потом из дома уже через Интернет задать вопрос, где же я могу купить, масок нет. Но зато в Интернете я нашел предложение, 680 рублей одна маска, минимальное количество 100 штук. Ну это как?

Иван Князев: Да, Владимир.

Тамара Шорникова: Это ужас, конечно.

Иван Князев: К сожалению, такая ситуация сейчас по всей нашей стране, масок действительно не хватает...

Тамара Шорникова: И цензурной лексики тоже не хватает, честно говоря, чтобы описать такую ситуацию, особенно когда видишь в Интернете маски по 2–3 тысячи рублей.

Иван Князев: Да, Тамара. Буквально накануне – Владимир, слышите нас еще? – у нас был эксперт, который рассказывал, что в принципе можно из подручных средств соорудить себе маску даже из обычной ткани. Я думаю, Мария нам подтвердит, да?

Мария Якунчикова: Да, действительно, такое можно сделать.

Иван Князев: В принципе хоть как-то, да будет защищать.

Мария Якунчикова: Очень широко распространены видео о том, как это сделать, по всему Интернету. Но я хочу обратить внимание, что все-таки, если масок не хватает, давайте обращаться на горячую линию Росздравнадзора, чтобы эта информация широко была распространена.

Иван Князев: Мария, расскажите, насколько хорошо у вас организованы контакты с различными оперативными службами? Например, с той же «скорой помощью»? Сейчас разные случаи могут быть, особенно пожилым людям плохо станет, бывает так, что в «скорую» не дозвониться или бригады все на выездах. Насколько вы сможете быстро отреагировать и помочь с этим?

Мария Якунчикова: Ну, если требуется дозвониться в «скорую», наши волонтеры, конечно, могут в этом помочь. К счастью, за время работы волонтеров пока таких ситуаций не возникало, но, естественно, если такая помощь потребуется, мы будем стараться дозвониться. У нас в регионах волонтерские штабы работают при поддержке в том числе органов исполнительной власти, поэтому, если что, оперативно волонтеры смогут выйти на связь с ними и передать всю необходимую информацию.

Тамара Шорникова: Горячая линия Росздравнадзора: 8-800-550-99-03. Еще раз, 8-800-550-99-03, можете записать. Действительно, я думаю, что чем больше будет обращений, в том числе и по отсутствию масок в регионах, возможно, это как-то повлияет на ускорение работы по решению этой проблемы.

Спасибо большое. С нами на связи была Мария Якунчикова, заместитель председателя Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики».

Иван Князев: Ну и еще немножко о помощи. Вот смотрите, друзья, в Якутии в распоряжении регионального Минздрава и республиканского штаба волонтеров передали 20 машин из правительственного автопарка. Такое решение принял глава региона Айсен Николаев. Всего в республике сейчас работают почти 1,5 тысячи добровольцев. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Да, очень многие наши телезрители пишут про маски, что их действительно не найти, это действительно самая наболевшая такая история сейчас.

Тамара Шорникова: Да. Мы спрашиваем вас не только о том, чего не хватает, но и как по-вашему, что мы могли бы сделать друг для друга, сосед для соседа, например, один город для другого? Какие общественные службы могли бы подключиться и в какое дело вписаться, если говорить современным языком?

Смотрите, Челябинская область, но это, конечно же, больше рекомендация к властям: «Запретить списывать долги по квартплате, забирают ползарплаты». Такая мера экстренная в экстренной же ситуации, по мнению телезрителей, может помочь. Вот сообщение из Ульяновской области: «У нас в подъезде висят списки и объявления, говорят о том, что люди предлагают собственную помощь. Кто-то предлагает погулять с собакой, кто-то предлагает купить продукты». Если у вас в подъезде такие же объявления висят и вы сами готовы помочь, позвоните, расскажите.

Иван Князев: Сейчас у нас есть звонок из Москвы, Анастасия нам дозвонилась. Анастасия, добрый день.

Зритель: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Ну вот у меня, например, в подъезде моем много живет пожилых людей. Я когда иду в магазин, я прямо прохожусь по этажам, опрашиваю соседей, нужно ли им что-то купить, не знаю, молоко, хлеб, всякие такие базовые, самые необходимые продукты, и вот возвращаюсь прямо с тремя-четырьмя пакетами.

Тамара Шорникова: Обращаются за помощью, соответственно, да?

Иван Князев: Да, люди-то не пугаются вас?

Зритель: Да. Нет, сначала стеснялись, «ой, да не надо», «ой, да мы как-нибудь выкрутимся», но под моим напором все соглашались, и я вот закупаюсь довольно часто.

Тамара Шорникова: Анастасия, знаете, что интересно? Это уже такое общее место, что в Москве эти огромные бетонные многоэтажки, никто друг друга не знает, даже как зовут соседей по лестничной клетке. Вы теперь, получается, познакомились? Вы до этого знали, кто у вас где живет, как зовут?

Зритель: Ну, вы знаете, с моей бабушкой не познакомиться со всеми соседями было просто нереально. Я с детства всех их знала, меня знали.

Иван Князев: А, ну так вам повезло.

Зритель: Да, у нас дружный очень дом, поэтому мы знаем все, наверное, этажи, все подъезды.

Тамара Шорникова: Да. Но смотрите, при этом, чтобы помогать все-таки пожилым людям, нужно соблюдать некие меры безопасности. Вы надеваете маску, обрабатываете руки?

Зритель: Я надеваю маску, перчатки, в принципе все.

Иван Князев: А расскажите, как вы рассчитываетесь с пенсионерами. Понятно, что вы же не бесплатно им продукты приносите. Они наличностью дают?

Зритель: Ну кто-то наличкой, кто-то, кто помоложе и умеет обращаться с Интернетом, с картами, переводят на Сбербанк Онлайн. Но мне иногда порой даже неудобно брать, но если... Вот здесь уже я под их напором ломаюсь.

Иван Князев: Да, хорошо. Спасибо вам, Анастасия.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо вам за вашу помощь, кстати, другим людям.

У нас еще один эксперт на связи, Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии. Алексей, здравствуйте.

Алексей Рощин: Здравствуйте.

Иван Князев: Алексей, ну вот Тамара уже сказала, что несмотря на то, что коронавирус нас всех напугал, всем нам хотелось бы как бы немножко...

Тамара Шорникова: Заблокировал по квартиркам по своим.

Иван Князев: Да, заблокировал по квартиркам, всем нам хотелось бы дистанцироваться друг от друга, но вот, видите, и волонтеры работают, и люди в своем подъезде заходят к соседям и спрашивают, что нужно. Но некоторые все-таки опасаются. Что нужно понимать людям в такой ситуации?

Тамара Шорникова: Может ли это как-то изменить наше общество?

Алексей Рощин: Ну, я бы сказал... Я бы сказал, что, во-первых, это вот как раз самая правильная реакция для любого такая рекомендованная – это начать кому-то помогать. Как раз когда вы кому-то помогаете, что-то для других делаете, то это на самом деле очень сильно помогает и вам в психологическом смысле, потому что вам становится уже не до собственных страхов и не до собственного постоянного нарастания тревоги.

А вообще я могу сказать, что именно с точки зрения психологии самая главная опасность этого нынешнего эпидемического состояния, помимо собственно медицинского, еще и в том, что она очень сильно расшатывает психику у людей, особенно у людей, что называется, с воображением. Потому что они как бы все время находятся в состоянии нарастающей жути, тем более что его все время СМИ накручивают, это состояние, что вот там что-то хуже, вот в Америке не то, вот в Италии не так, вот там кто-то умер, кто-то попал в больницу и так далее. Эта информация идет сплошным потоком, она практически... Я смотрю, даже невозможно скрыться нигде, ни в социальных сетях, ни на радио, ни в телевизоре, и это очень на самом деле тяжело давит на психику.

Поэтому вот такие вот простые контакты, пусть даже через маску, через дверь с другими людьми, такая простая помощь другим людям, то есть перевод всего с уровня СМИ на уровень вот такого личного какого-то контакта, пусть даже и не напрямую, это очень поможет именно сохранить психику.

Иван Князев: Да. Алексей, скажите, знаете, мне даже друзья звонили из разных регионов, в частности из Калининградской области, звонят и спрашивают: «Слушайте, что там у вас происходит? Что нам ждать вообще? Что будет дальше?» Даже дьякон знакомый мне дозвонился, церковное сообщество, спрашивал: «Ваня, мы читаем социальные сети, там все страшно. Расскажи, что на самом деле происходит». Как им отвечать? Что им отвечать?

Алексей Рощин: Ну, на самом деле я думаю, что отвечать нужно простые и понятные вещи, что в любом случае эта эпидемия далеко не первая и, к сожалению, не последняя из тех, которые, так сказать, мучили человечество в разное время. Ни одна эпидемия никогда не приводила к вымиранию, так сказать, всего и вся. Особенно если говорить именно о мощности эпидемии, то в данном случае этот самый коронавирус, это понятно, что он сильно уступает ну практически всем известным знаменитым возбудителям: это не чума, не оспа, даже не птичий грипп по своим, так сказать, именно летальным свойствам. То есть в любом случае все равно рано или поздно, скорее рано на самом деле, я в этом смысле оптимист, эта вся, так сказать, катавасия начнет заканчиваться, а жить нам все равно придется дальше.

И вот это как раз, я думаю, и должно быть главной нашей заботой сейчас. То есть не прислушиваться постоянно ко всей этой информации, где, что и как еще изменилось, сколько еще случаев и так далее, это все преходящее, это еще, наверное, несколько недель будет так или иначе нарастать даже, может быть, будет еще больше этих цифр страшных. А надо все-таки сейчас уже, я думаю, многим из нас задуматься о том, что мы будем делать после всего этого обострения, как нам, так сказать, сводить концы с концами после этого, что делать.

Может быть, раз уж, так сказать, получилось такое дело, что мы сидим в карантине, попробовать освоить новую специальность или, может быть, что-то еще, какой-то навык у себя развивать, не знаю, вышивать крестиком научиться и так далее. То есть заняться именно подготовкой себя к предстоящим нелегким временам, они будут нелегкими не из-за эпидемии, а из-за того, что с экономикой будет явно, конечно, все достаточно проблемно. И вот об этом подумать, подумать о будущем, о том, что будет через полгода, через год с вами лично и с вашей семьей, и это вас сильно отвлечет от вот этих всех, от истерии, которая реально истерия, которая сейчас творится в СМИ и которую нагнетают, к сожалению, даже на политическом уровне, причем не только у нас.

Иван Князев: Да. Алексей, пожалуйста, не отключайтесь, у нас есть звонок из Екатеринбурга, Алина нам дозвонилась, давайте вместе послушаем.

Алексей Рощин: Давайте.

Иван Князев: Алина, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Алина, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Вы в эфире, говорите.

Зритель: Ну, я являюсь организатором зооволонтерского движения «Зооволонтеры», и мы, как мы поняли, первые в России создали небольшой волонтерский отряд, направленный на помощь пожилым людям старше 65 лет, а также людям, которые уже госпитализированы в больницу, но у которых животные остались без присмотра.

Иван Князев: Ага.

Зритель: То есть мы приходим, помогаем погулять, покормить животное, если требуется, принести корм из магазина или дать развернутую консультацию по поводу ухода, содержания и кормления.

Тамара Шорникова: Алина, сколько вам лет? Голос очень молодой.

Иван Князев: Да-да-да, мне вот тоже интересно.

Зритель: Двадцать один.

Тамара Шорникова: Двадцать один?

Зритель: Да.

Иван Князев: Алина, смотрите, у вас же в Екатеринбурге есть зоопарк.

Зритель: Да.

Иван Князев: Я вот знаю, что жители Калининградской области Калининградскому зоопарку за последние дни собрали 240 тысяч только потому, что, видимо, сейчас туда ходить нельзя, билеты не продаются, зоопарк испытывает финансовые трудности. И вот жители даже на такую помощь откликаются. Вот помимо соседей, помимо их кошек и собак вы контактируете, может, с вашим зоопарком? Что там у них? Животные тоже остались сами с собой.

Зритель: Ну вот в нашем зоопарке я знаю, что сейчас у нас ситуация такая, пока никаких сборов они не открывали и вроде бы не открывают, но в нашем зоопарке на данный момент, даже в такой сложной ситуации работают киперы и другие сотрудники зоопарка, которые полностью обслуживают животных. Некоторые я даже знаю, что остаются прямо на работе, изолированно, то есть не выходя за пределы зоопарка работают, прямо там.

Тамара Шорникова: Алина, а много у вас сейчас в вашей первой в стране такой организации, как вы говорите?

Зритель: Тридцать человек пока.

Тамара Шорникова: Тридцать человек.

Иван Князев: Ну это уже достаточно много для одного города.

Зритель: Да. Мы собрали достаточно быстро, я тоже очень удивлена тому, что люди очень отзывчивые, заинтересовались. В первую очередь даже это не ветврачи, как мы изначально планировали, из нашего аграрного ВУЗа, а просто люди, которые подключились к нам, потому что могут и хотят помочь людям, которым стоит сейчас посидеть дома и поберечь себя.

Тамара Шорникова: А у вас Екатеринбург сейчас же тоже на самоизоляции, или не ввели еще?

Зритель: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Так это, может быть, отличная возможность еще и самому погулять с чужой собакой несколько раз в день?

Иван Князев: Это если пропуск есть.

Зритель: Ну возможность, да. Но мы это, правда, так не воспринимаем, мы-то все-таки воспринимаем это как помощь. Кто-то, да, может быть, лишний раз куда-то выйдет пройтись немножко, да.

Тамара Шорникова: Заявок много? Сколько раз вы ходите в день погулять с кем-то?

Зритель: Примерно раза 2–3. Пока заявок немного, видимо, для людей еще совсем ново, они не привыкли к тому, что волонтеры, это же бесплатная помощь, даже иногда, когда бабушки обращаются, они прямо много-много раз у нас переспрашивают, а точно ли это бесплатно, а почему бесплатно. То есть они очень как-то так настороженно к нам относятся, с подозрением, почему это вдруг им должны помочь бесплатно.

Тамара Шорникова: Да, Алина, спасибо вам большое за то, что вы делаете это, делаете это бесплатно.

Иван Князев: Да, спасибо.

Тамара Шорникова: Екатеринбург был на связи. Это вот важная мысль, давай...

Иван Князев: Это очень-очень интересная мысль в том плане, что люди вот пока еще не привыкли. Алексей, вы нас слышите? Алексей Рощин с нами на связи.

Алексей Рощин: Я слышу, я даже, честно говоря, подумал, что это прекрасный, такой чистый и светлый пример. Но я уже слышал, что в Москве, наш город, так сказать, чистогана, там уже сделано по-другому... Меня просили прокомментировать слухи, когда в Москве как раз люди, даже, по-моему, целый подъезд, там оказались люди, так сказать, с большой жизненной хваткой, у которых были домашние питомцы, и они предлагают их в аренду, представляете, в аренду тем, кто смог бы с ними погулять.

Тамара Шорникова: Ну кто хотел бы продлить свое время на улице, положенное по закону.

Алексей Рощин: Да-да, ты берешь в аренду чужую собачку, с ней гуляешь и сам за это платишь. И находятся люди, которые готовы платить за это, чтобы взять чужую собаку и с ней погулять, по крайней мере быть на улице на законном основании.

Тамара Шорникова: Если это по обоюдному согласию, не вижу в этом, честно говоря, ничего плохого.

Иван Князев: И все-таки о мерах безопасности не нужно забывать.

Алексей Рощин: Да-да, но это вот люди за это платят даже.

Иван Князев: Да. Алексей, смотрите, у меня вот какой вопрос. Вот то, что мы еще не привыкли к тому, что мы можем помогать друг другу безвозмездно и очень даже охотно, как вот вообще после того, как, вы сказали, все это схлынет, все это пройдет, как изменится наша с вами психологии? Как, может быть, социологические процессы поменяются? Может быть, новые какие-то появятся? Как считаете?

Алексей Рощин: Тут, к сожалению, это палка о двух концах, это процесс достаточно на самом деле, я бы сказал, рискованный с точки зрения именно общественной психологии. Потому что да, с одной стороны, вроде как нарастает у нас солидарность, действительно возникают подобные волонтеры, которые помогают бабушкам и так далее. Но ведь, с другой стороны, смотрите, какое подлое и гнусное существо этот самый коронавирус: он же по сути заставляет нас сейчас видеть в каждом буквально встречном, в каждом встречном...

Иван Князев: ...угрозу.

Алексей Рощин: ...угрозу, да. Причем зачастую даже это может быть, что люди видят угрозу в своих близких, если они где-нибудь гуляли, так сказать, без маски или даже с маской. То есть фактически на самом деле это очень резко, вся эта эпидемия все-таки в обществе повышает уровень вот этого недоверия и враждебности друг к другу.

Иван Князев: Да это у целых стран сейчас происходит, между странами превышается уровень недоверия.

Алексей Рощин: Да-да-да, и между странами, и между людьми. И поэтому как раз наша задача будет после эпидемии еще и это наследие преодолевать, учить людей заново друг другу доверять, создавать пары, знакомиться, разговаривать, а не, так сказать, как сейчас это зачастую делается, люди когда видят друг друга, начинают обходить друг друга по дуге большой.

Иван Князев: Шарахаются.

Алексей Рощин: Это тоже наследие.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии, был с нами на связи.

А сейчас послушаем телезрителей.

Иван Князев: Да, у нас на связи Мурманск, Екатерина нам дозвонилась. Екатерина, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте. Я дозвонилась вот с такой как бы проблемой. У нас так же самое, как в других городах, нет масок медицинских, привозят в одну аптечную сеть только изредка. Притом маски очень интересно у нас растут по цене: в пятницу они были по 30 рублей, в понедельник они уже по 50 рублей. В руки дают по 50 штук только, понятное дело, что хватает не всем. Больше всего обидно, конечно, за медицинских работников, которых вообще не обеспечивают практически масками, у них одна маска на весь день, это вообще, наверное, проблема. Хотелось бы, чтобы регионы обеспечивали хотя бы поликлиники, больницы...

Иван Князев: Да, Екатерина...

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Об этой проблеме, конечно, будем говорить...

Иван Князев: Спасибо вам. Может, Екатерина может сказать своим знакомым, друзьям, что необязательно брать 50 масок для одного человека, а лучше оставить опять тем же медикам.

Тамара Шорникова: Дарья, Москва, успеем послушать.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотела поделиться опытом нашего дома. У нас существует чат, все жители в чате. Мы, безусловно, предпринимаем все те меры, которые есть, но вот сейчас... Я еще скажу, что у нас, например, люди сейчас шьют специально маски для жителей дома, то есть некоторые жители.

Но основной вопрос, который сейчас встал перед нами, – это если, допустим, не дай бог родители детей заболевают и их увозят в клинику, то получается, что детей не с кем оставить, потому что у бабушек опасный возраст, которым нельзя отдать. И вот мы сейчас столкнулись с такой задачей. Пока у нас, слава богу, этого нет, но мы уже стали думать о том, каким образом жители, соседи дома...

Тамара Шорникова: ...могут помочь в такой ситуации, да.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Продолжим обсуждать эту тему вечером.

Иван Князев: Мы, кстати, вернемся как раз-таки к этому вопросу вечером.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)