Как мы провели это лето

Гости
Дмитрий Журавлев
научный руководитель Института региональных проблем
Арсений Аредов
эксперт в сфере развития туризма в России, путешественник

Иван Князев: Итак, сегодня последний день лета. Да, вот и прошло оно. Но только 5% россиян отдыхали за границей этим летом. А где провели отпуск остальные? Какие регионы выбрали? И какие впечатления?

Туристы назвали три главных раздражителя на отдыхе в нашей стране: плохая инфраструктура, высокие цены и отношение местных жителей. Ну, в свою очередь, последних – местных жителей – раздражают неуважение приезжих к коренным народам и невоспитанность. Об этом свидетельствуют результаты опроса сервиса Superjob.

Марина Калинина: А где отдыхали вы? И что отметили? Звоните нам в прямой эфир или пишите на SMS-портал.

Прямо сейчас с нами на связи Дмитрий Журавлев, научный руководитель Института региональных проблем. Здравствуйте.

Дмитрий Журавлев: Добрый день.

Иван Князев: Дмитрий Анатольевич…

Марина Калинина: Вы где отдыхали летом?

Дмитрий Журавлев: Нигде.

Иван Князев: Работали?

Дмитрий Журавлев: Работал все лето. Кроме того, не очень понимаю, куда было ехать, потому что приморские курорты переполненные, а внутренний туризм – это не для каждого. Я к советскому внутреннему туризму физически не подготовлен.

Марина Калинина: Вот об этом и поговорим – о внутреннем туризме.

Иван Князев: У нас просто этим летом, как я понимаю, когда наши туристы поехали открывать для себя новые регионы, новые места, как раз и вскрылись основные проблемы этих регионов. Вот какие можно перечислить в первую очередь?

Дмитрий Журавлев: Ну конечно, те три, которые назвали граждане. Они назвали абсолютно точно. Это инфраструктура. Почему я и сказал, что я к советскому внутреннему туризму не очень подготовлен. Потому что инфраструктура внутреннего туризма – это инфраструктура ни для кого, ее практически нет, и она состоит в том, что ты как-нибудь сам между бараками с большим мешком.

Иван Князев: Ну подождите! Здесь тоже нужно расшифровывать. Инфраструктура инфраструктуре – рознь. Дороги – это одно. Гостиницы в основных курортных местах все-таки уже построены. Рестораны есть.

Дмитрий Журавлев: В курортных местах? Мы говорим о приморских курортах, да? А основная часть российского туризма – это «посмотрите на Байкал, как он красиво выглядит». Какие уж там гостиницы, простите? И дороги, в общем, тоже. Есть Золотое кольцо, которое…

Марина Калинина: Да. Чего далеко ходить? Золотое кольцо вроде бы тут совсем рядом.

Дмитрий Журавлев: Да. Ну, нельзя сказать, что там много гостиниц, но они там есть. И дороги там тоже есть, потому что все это было рассчитано под иностранного туриста в советское время. И в этом смысле это положительное явление, не очень похожее на все остальное. Потому что у нас очень много мест, которые можно посмотреть, у нас очень много мест, где нас ждут, чтобы мы там что-то посмотрели.

Марина Калинина: Дмитрий Анатольевич, а почему у нас в стране сложилась такая ситуация на сегодняшний день, что у нас есть либо очень дорогие гостиницы, которые далеко не каждый может себе позволить, или совсем уже «ноль звезд» с туалетом на улице, а вот среднего сегмента как-то нет, который был бы доступен?

Дмитрий Журавлев: А средний сегмент предполагает наличие среднего сегмента покупателей, которых у нас, в общем, всегда было мало. Понимаете, всегда было много бедных и мало богатых. И второе – он предполагает отход от классического советского… Вы это не застали, я надеюсь, вы все-таки немножко моложе меня. Вот позиция советской продавщицы: «Вас тут много, а я у себя одна».

Вот этот подход «вас тут много, а я у себя одна» не предполагает наличие звезд на гостинице вообще никаких, потому что: «Вы мне должны говорить «спасибо» за то, что я вас на улицу не выгнал. А как жить – это уже ваши сложности. Не закрывается окно? Почините окно сами. Плохая кровать? Давайте сами делайте. Не нравится? На улицу!»

Марина Калинина: Ну смотрите, Дмитрий Анатольевич…

Иван Князев: Кстати…

Марина Калинина: Сейчас, Ваня, извини, секунду. Понимаете, вот наши представители туриндустрии все время плачут, что мы делаем предпочтение в сторону той же Турции, которая доступна, в принципе, россиянам. Так что же мы у себя ничего не делаем? Вот шанс, пожалуйста. В период пандемии мы никуда не можем уехать.

Дмитрий Журавлев: Турция принципиально по-другому выстроила свой курортный сегмент. Для них главный человек – это тот, который приехал. У них приезжие не платят налог за то, что они приехали. Наоборот, турецкие компании платят нашим (и не только нашим, а любым) турагентствам, которые людей посылают в Турцию.

Мы же, как вы помните, курортный налог ввели, в результате которого… Даже если местные власти состоят из одних ангелов и очень хотят, чтобы все было хорошо, у них такой возможности нет, потому что у них в цену нашего отдыха входит еще и налог, которого в Турции нет.

И наконец, в Турции даже в качестве фантастического сна не может привидеться позиция советской продавщицы. Их воспитывали по-другому. Их воспитывали в том, что главное – получать доход. Вот не тысячу процентов один раз, а один процент тысячу лет. Приехали люди? Хорошо. Главное, чтобы они приехали еще раз.

А нашу туриндустрию – конкретного человека в гостинице, я не имею в виду туриндустрию как систему, ее руководителей – этот вопрос не волнует. Он исходит из того, что они все равно никуда больше не денутся и обязательно все равно к нему приедут, поэтому его задача сегодня – с них побольше взять. А что будет завтра – это будет проблема не его.

Иван Князев: Вот это, кстати, интересный момент, на этих фокусах нашего менталитета хотел остановиться. Я не удивился, когда туристы назвали третьим раздражителем местных жителей. Сколько раз натыкался даже в социальных сетях на комментарии, на какие-то новости: «Как надоели эти туристы! – Калининградская область, Краснодарский край, нам телезрители звонили. – Житья от них нет». И при этом никто как бы даже не задумывался: «Как-никак эти туристы привезут деньги в наш регион». «Нет, они нам не нужны! Оставьте нам в покое! Это наша земля!» Вот как с этим бороться – непонятно.

Дмитрий Журавлев: Понимаете, это же одновременно. «Да, это наша земля. Но только мы все вместе будем жить в одной квартире, а все квартиры родственников на летний сезон сдадим. И жить мы будем зимой за это, а не за что-то другое». Потому что те, кто живут там, сельским хозяйством занимаются – их большинство. Не все же вокруг туризма. Но это большинство с туристами и не встречается. И ими не раздражается, поскольку с ними не встречается.

В том-то и дело, что люди сами создают ситуацию дискомфорта для туристов и для себя. Понятно – почему. Не потому, что они злые люди и нас с вами не любят, а потому, что им нужно за лето заработать деньги, чтобы потом всю зиму жить. И в результате этого напряжения они нас ненавидят, потому что мы – источник этого напряжения. Вот они сами себя впрягли в эту колесницу, по необходимости впрягли, но впрягли, а потом нас же за это не любят.

Марина Калинина: Дмитрий Анатольевич, еще один важный вопрос, по крайней мере на мой взгляд, – это отсутствие информации, куда в принципе можно поехать. Ну, мы все знаем Байкал, мы все знаем Золотое кольцо, Санкт-Петербург, ну, приморские города, естественно. Вот почему информации нет о тех же туристических маршрутах?

Дмитрий Журавлев: А информация когда появляется? Когда появляется именно индустрия. Не просто гостиница или, точнее, кемпинг чаще всего (какая уж там гостиница), а именно индустрия. Когда те люди, которые сидят на этих гостиницах, у них есть информационные каналы, у них есть PR-бюджеты, и они всем рассказывают: «Приходите, приходите, приходите к нам!»

И еще раз вернусь к тому, с чего я начал. С позиции советской продавщицы: а зачем это надо? А если это не надо, то и информации не будет. А ее, кроме тех, кто нас с вами завлекает в эти места, никто больше не даст, потому что незачем.

Иван Князев: Спасибо вам.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Дмитрий Журавлев, научный руководитель Института региональных проблем, был с нами на связи.

Давайте послушаем наших телезрителей. Людмила, Челябинская область. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я уже сказала, я что пенсионер. Нам приходится копить деньги на эти поездки. У меня просто ноги болят, я хотела их искупать в море. И был забронировано у нас место, дочь мне забронировала, в Джемете, называется база отдыха Pontos Family Zarya. Значит, мы забронировали 20 августа, а потоп был 19-го числа. То есть они уже знали, что купаться нельзя. И все равно за бронь взяли вот эти 10 тысяч. А для меня это солидная сумма. Ну, пришлось… Не вернули они деньги. Мне пришлось поменять бронь, и я отдыхаю в настоящее время в Ольгинке Туапсинского района. Очень хороший отдых! Очень рада, очень довольна. И море хорошее, и отношение хорошее. И там, где я живу, великолепная гостиница. Замечательно! Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо вам.

Марина Калинина: Вот несколько сообщений. Из Саратовской области: «Домов отдыха нет, санатории дорогие, с поездами перебои. Как отдохнуть?» И по поводу недовольства местных жителей из Ростовской области: «Хочется вынести мусор на пляж, только чтобы этих загорающих здесь не было».

Иван Князев: Ну да. Также пишут: «Заразили эти туристы всю Россию ковидом». «Кубань ждет не туристов, а их деньги». И так далее и тому подобное.

Марина Калинина: «Что вас расстроило на отдыхе?» – спрашивали наши корреспонденты у жителей Новокузнецка, Рязани и Чебоксар. Давайте посмотрим и послушаем, что люди отвечали.

ОПРОС

Иван Князев: Что понравилось вам, что запомнилось, а что не понравилось, когда вы отдыхали? Звоните в прямой эфир, расскажите.

Ну а пока мы представим еще одного эксперта. Арсений Аредов, эксперт в сфере развития туризма в России, путешественник. Арсений, здравствуйте.

Арсений Аредов: Добрый день.

Марина Калинина: Где вам побывать удалось? Что можете порекомендовать? Давайте с этого начнем.

Арсений Аредов: Ну, в этом году много чего тоже интересного удалось посмотреть. Конечно, в этом году лидировала Камчатка, три тура. Ну, кроме того что путешествую, я еще вожу группы организованные по России. В этом году я три группы отвез в течение месяца на Камчатку, сейчас четвертая моя группа там находится. В Башкирию ездили, в Карелию ездили, в Архангельскую область ездили зимой.

Ну, если мы говорим про лето, то, конечно, все-таки мы хотим, все люди хотят поехать в какой-то регион, где тепло и уютно, поэтому мы сделали упор на такие дальние регионы: Приморье, Владивосток, Камчатка, Сахалин. Там было много людей, надо сказать. И вообще эти регионы в этом году показали себя очень хорошо. Мне кажется, в этом году, в конце года Камчатку точно назовут столицей русского внутреннего туризма, мне так кажется, потому что…

Иван Князев: Ну, Камчатку тоже хвалят наши телезрители. Башкирию хвалят. Вот пишут: «Сплавы прекрасные, конные прогулки, кумыс, источники, пещеры и так далее и тому подобное».

Арсений, а с точки зрения такого стороннего наблюдателя (вы профессиональный путешественник, блогер), если так перечислить, то что нужно изменить и хотелось бы изменить прямо сейчас? Что не устраивает – мы уже поняли, нам телезрители сказали. Что еще и как нужно поменять?

Арсений Аредов: Ну, в принципе, все то, что мы сейчас обсуждали, то, что сейчас говорили и гости, и эксперты, и телезрители, – все это правда есть. Я, конечно, могу добавить еще других проблем, но не будем об этом говорить.

Что изменить? Конечно, не хватает гостиниц, конечно же. Правда, гостиницы есть либо очень совсем простые, либо очень дорогие, потому что наш туризм в принципе развивается либо для очень состоятельной аудитории, либо для не очень состоятельной аудитории. Для среднего класса у нас, скажем так, туризм вообще практически не приспособлен. Гостиниц не хватает.

Не хватает рейсов. Далеко ходить не будем – та же Камчатка, например. Аэропорт маленький, рейсов очень мало. Чтобы туда поехать, билеты нужно брать, ну, за год.

Марина Калинина: А еще одна проблема, что у нас практически все рейсы через Москву.

Арсений Аредов: Это тоже.

Марина Калинина: То есть человек из своего города прилетает в Москву, а потом уже летит дальше туда, куда ему надо.

Арсений Аредов: Некоторые люди, например, из Сибири на Камчатку летят с двумя-тремя пересадками. Ну, не через Москву. Там лететь-то, в общем-то, всего ничего, но у них две-три пересадки. И это большая проблема. Все равно добираются, но все равно сложно.

Сервис. Ну что говорить? Это вообще большая, глобальная, такая общая глобальная проблема – отсутствие сервиса. Действительно, местные жители как-то очень плохо, что ли, недружелюбно относятся к туристам. Никто, мне кажется, не сможет ответить на вопрос, почему местные не особо-то любят приезжих. Понятно, что приезжие плохо себя ведут, мусорят и так далее, и так далее. Но мы все с вами понимаем, что это возможность заработать для местных жителей. Ну, это отдельный разговор, мы его не берем.

Действительно, многие люди говорят: «Ой, я поехал куда-то в России, а мне нахамили и так далее, и так далее. И вообще больше не поеду». То есть банально – даже такси они вызывают, например, и приезжает какая-то, может быть, не очень хорошая машина. Ну, мы с вами понимаем, что это не очень важно, но для кого-то это важно, скажем так. Там нет возможности выбора. Если мы такси заказываем в Москве, у нас есть варианты машины, то в регионах будет только «эконом». Ну, для большинства это нормально, но для кого-то, может быть, ненормально.

И таких «но» достаточно много. И многие люди, к сожалению, в этом году, путешествуя по России, сказали: «Нет, это был последний раз. Я буду сидеть теперь и ждать открытия границ», – к сожалению. Вот эти два года – 2020-й и 2021-й – в общем-то, года, в которые могло бы все измениться для России, к сожалению, оно не изменилось. То есть не появилось какого-то большого количества новых гостиниц, какого-то лучшего сервиса, скажем так.

И я сейчас боюсь, что когда откроют границы, русский туризм просядет на два-три года, пока люди опять не соскучатся по русским просторам. То есть они поедут в Италию, в Турцию, куда угодно, а потом – через два-три года – скажут: «Ой, что-то я хочу березок русских, поеду я опять в Россию».

Марина Калинина: Ну, еще проблема большая с транспортной доступностью. Некоторые люди ведь не летают, а, например, ездят на машинах путешествовать в отпуск. Просто к каким-то местам, наверное, даже дорог-то нет, то есть не подъедешь. Пешком идти?

Арсений Аредов: Кстати, с автотуризмом, мне кажется, у нас в стране все хорошо. То есть из крупных городов, да и из некрупных городов можно куда угодно доехать на машине. С дорогами, кстати, у нас более или менее сейчас в России все хорошо на самом деле. Конечно, мы не берем какие-то отдаленные места, куда только на тракторах можно доехать или на внедорожниках. В каждом регионе, мы знаем, есть такие места. Но в этом-то их и суть, и соль. Потому что если туда проведут асфальтированную дорогу, поставят там ларьки с сувенирами и сахарной ватой, то ничего хорошего там не выйдет.

Марина Калинина: Ну, это уже такой больше спортивный туризм получается.

Арсений Аредов: Да. В общем-то, куда угодно сейчас можно доехать. И вообще в последние годы автотуризм показывает себя очень хорошо. Сели в машину и поехали, ни от кого не зависите.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо вам, Арсений.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Арсений Аредов, эксперт в сфере туризма… в сфере развития туризма в России, путешественник.

Ну, ответ на самый главный вопрос мы получили: вполне возможно, что в следующем году, если что-то не изменится у нас в стране, то путешественники поедут за границу. И эта цифра в 5% уже будет другой.

Марина Калинина работала для вас…

Марина Калинина: …и Иван Князев. Всего вам доброго! До свидания.

Иван Князев: До встречи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)