Как найти управу на «управляйку»

Как найти управу на «управляйку» | Программы | ОТР

за астрономические счета, ржавую воду, холодные батареи...

2021-02-17T12:42:00+03:00
Как найти управу на «управляйку»
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций Москвы

Иван Князев: Ой, ну а сейчас время для рубрики «ЖКХ по-нашему».

Сменить управляющую компанию в России – ну, это, наверное, как крепостное право отменить – процесс долгий, мучительный, эволюционный, можно сказать. Кто с этим сталкивался, тот подтвердит. Да, в договоре все прописано, в законе все прописано, но на практике все наоборот выходит. И даже не всегда важно, что жалоб много, что ничего не делает управляющая компания.

Тамара Шорникова: Кстати, только с начала года в России за различные нарушения наказаны почти 700 управляющих компаний. А за прошлый год штрафы и предписания получила каждая четвертая из 20 тысяч организаций.

Иван Князев: На этом фоне эксперты заговорили о необходимости срочной оптимизации системы ЖКХ. Сегодня хотим разобраться, что не так с управляющими компаниями в России, легко ли сменить плохую на хорошую и как это сделать. Все это будем узнавать у наших экспертов.

Тамара Шорникова: Ну а вы, естественно, расскажите о своем опыте. Как управляющая компания работает у вас. Хорошо или плохо? Хотели бы поменять ее? Пишите, звоните нам прямо сейчас, если такие попытки уже были или вы в процессе. Каково это? Тоже расскажите.

Иван Князев: Приветствуем Константина Крохина, председателя Союза жилищных организаций Москвы. Здравствуйте, Константин Викторович.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Иван Князев: Константин Викторович, давайте сразу несколько историй посмотрим. В частности, в Саратове жители 7-го дома по улице Некрасова два года пытаются сменить управляющую компанию. Эта компания, которая называется «Фортуна», обслуживает многоэтажку. По мнению людей, не справляется с обязанностями. Жилищники не чистят во дворе снег, повсюду сугробы и колея, не делают ремонт в подъездах. Дому десять лет. Самые активные жильцы даже создали свой совет. Они попытались установить и устранить все дефекты в доме, хотя составить такой список должна была управляющая компания и вовремя устранять все недочеты.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Совет дома решил поменять управляющую компанию, но сделать этого пока не удалось. На собрание пришли только 10% владельцев квартир, а для принятия решения нужен минимум 51%.

Тамара Шорникова: Итак, еще раз: рассказывайте о работе своей управляющей компании. Довольны или нет? Если пытались поменять, то что у вас из этого вышло?

Давайте теперь поговорим с экспертом. Константин Викторович?

Константин Крохин: Да-да.

Иван Князев: Как все-таки можно поменять управляющую компанию без потерь для своего здоровья и для своего дома, в конце концов?

Константин Крохин: Ну, можно без потери здоровья, но нервы придется потрепать друг другу, и управляющей компании. Дело в том, что законодательство устанавливает 50-процентный барьер для смены управляющей компании. И в многоквартирных многоэтажных домах это самое сложное – собраться людям. И даже в заочной форме голосования это сделать непросто.

Несмотря на то, что многие годы эксперты предлагают законодателю внести изменения о снижении нормы кворума, если повторное собрание проводится, чтобы его снижали до 30%, как это у нас есть в российском акционерном законодательстве. Однако на эти изменения законодатели не идут.

И это тоже понятно – почему. В условиях, когда жители не могут собраться, они являются «спящими» дольщиками, «спящими» собственниками. И в этих условиях управляющим компаниям легче зарабатывать деньги и легче собирать деньги, не указывая услуги надлежащим образом. То есть существует негласный консенсус у органов жилищного надзора, у органов исполнительной власти о том, что управляющие компании не трогать, потому что сегодня на рынке остались только так называемые «блатные», связанные с чиновниками компании.

Иван Князев: Но они же все хуже и хуже работают.

Константин Крохин: Что вы говорите?

Иван Князев: Они же все хуже и хуже работают, когда остались только блатные, как вы говорите. И вообще когда есть негласное правило их не трогать, то качество услуг, конечно, страдает.

Константин Крохин: К сожалению. Я еще раз повторюсь, что эта тема последние пять-шесть лет очень актуальна. К сожалению, ни исполнительная власть, ни прокуратура должным образом на это не реагируют, потому что, как я понимаю, нет политической воли на сегодняшний день изменить ситуацию. Вы не должны забывать, что ведь управляющие компании, рынок ЖКХ – это «кормовая база» чиновников местного уровня.

И если сейчас отобрать у них эту «кормушку», то есть начать оказывать услуги добросовестно либо реагировать на все жалобы жителей, как того требует закон, то тогда получится так, что местные чиновники будут лишены кормового дохода. А без этого на сегодняшний день эта система работать не будет.

И самое печальное, конечно, даже не в том, что нерадивые чиновники плохо понимают политики партии, политику государства. А самая большая проблема на сегодняшний день именно в том, что суды и органы прокуратуры, которые должны реагировать на факты фальсификаций при проведении собраний, вот они не реагируют. И это, конечно, убивает веру людей в то, что можно что-то изменить самостоятельно.

Поэтому многие люди не идут на собрания, так же как и на выборы, мотивируя это тем, что ничего не поменяется. И тем самым у нас получается такой процесс постепенного смещения в пропасть качества, то есть нижайшее качество, повышение тарифов, круговая неудовлетворенность услугами ЖКХ. Но тем не менее воз и поныне там. Каждый год мы говорим одно и то же, но улучшений не происходит.

Иван Князев: А то, что сейчас предлагают как минимум вот эти собрания онлайн проводить – это поможет? Или это все-таки какая-то опять фикция получится?

Константин Крохин: Видите ли, в условиях, когда люди не доверяют органам местного самоуправления и местной власти, что именно они подделывают или сквозь пальцы смотрят на подделки в бюллетене… Допустим, если это Москва, то это ГБУ «Жилищник». И у нас массовые нарушения, тысячи собраний подделываются. И потом Правительство Москвы, куда люди жалуются по этим фактам, говорит: «А вот есть «Электронный дом», и вам будет легче».

У людей, конечно, первая реакция: фальсифицировать будут больше, потому что проверить электронное голосование значительно сложнее. То есть на сегодняшний день нет этого механизма – в отличие от бюллетеней, когда вы можете запросить бюллетень. И по закону вам должны его показать. И вы, увидев поддельную подпись вместо себя, вправе теоретически подать в наш справедливый суд. А в условиях электронного голосования бумажные документы отсутствуют. И о том, что вашу подпись подделали, вы не узнаете. А результаты будут опубликованы на портале города.

Поэтому, на мой взгляд, это очень спорное такое нововведение, которое скорее снизит доверие, чем его повысит.

Тамара Шорникова: Вы знаете, что еще хочется спросить? Можно ли как-то обойти этот кворум? Ну, условно: «Мы три раза били в бубен – никто не собрался. Поэтому меньшим количеством голосом решаем снять управляющую компанию». Есть какие-то такие моменты?

Константин Крохин: Я как раз об этом и говорю. Мировая практика и те страны, европейские страны, откуда мы взяли эту формулу кондоминиума, ТСЖ, у них как раз такой порядок и действует. Там тоже проблемы есть с кворумом в 50%. Люди пассивные в своей обычной жизни. И если там не собрался кворум, то можно собрать следующее собрание с кворумом 30%. Но вот это изменение в законодательство как раз наше государство, наша Государственная Дума не принимает. Это был бы выход.

Тамара Шорникова: То есть у нас пока такой вариант не пройдет?

Константин Крохин: Отсутствует.

Тамара Шорникова: Отсутствует. Все, понятно.

Иван Князев: Константин Викторович, нас сейчас внимательно смотрят жители Перми, потому что там тоже целая проблема. Жильцы 2-го дома по улице Кавалерийской после многочисленных жалоб в жилищную инспекцию на свою управляющую компанию (она называется «Профи-Дом») смогли сменить жилищную организацию. Год назад они выбрали компанию «ЭКВО», и пятиэтажка даже вошла в их реестр. Но тогда старая управляющая компания отказалась отпускать их.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Но жильцы были настойчивы, в конце прошлого года провели еще одно собрание и снова выбрали «ЭКВО». С 1 февраля она начала управлять пятиэтажкой. Сейчас идет ремонт бойлера в подвале, прежняя организация не подготовила его к зиме. Две недели люди сидят без горячей воды. Следующая на очереди крыша, ее тоже нужно срочно приводить в порядок.

Иван Князев: В такой истории с кого спрашивать, как говорится?

Константин Крохин: Ну, это типичная история. У нас таких случаев и в Москве полно, когда игнорируется мнение собственников. И все эти случаи объединяет одно – что в Перми, что в Москве – «крышевание» жилищными инспекциями этих недобросовестных компаний. Вот посмотрите. Ведь итог деятельности предыдущей компании – ненадлежащая подготовка к зиме и, по сути, некачественные услуги отопления в зимний период.

И у нас то же самое происходит в Москве. У нас есть теплоснабжающая компания МОЭК, которая монополист, она крупнейшая в стране по объемам услуг. И если вы посмотрите антирейтинг должников, то вы увидите, что там есть управляющие компании с долгами 1,2 миллиарда, миллиард, 600, 700 миллионов. От 50 миллионов они ведут этот учет.

И если вы посмотрите, то все эти компания сейчас банкроты, они в стадии банкротства. И там есть интересные компании, которые еще не банкроты: «ПИК-Комфорт», «Юнисервис», «ОМЕГА». Если вы внимательно изучите собственников и учредителей, как у этих товарищей в Перми, то выяснится, что это одни и те же люди. Создается компания, набираются долги, плохо обслуживают, потом банкротятся. И проходит по фальшивым протоколам новая компания. Это схема. И она возможна только при попустительстве органов жилищного надзора.

Если бы наше государство, наши руководители сказали органам жилищного надзора: «Господа, ваша функция – контролировать качество услуг, а не поддерживать жуликов и тех, кто подделывает протоколы», – я вас уверяю, половина бы проблем и половина бы домов обслуживались нормально. Туда бы приходил малый и средний бизнес. Там создавались бы ТСЖ, ЖСК.

Вот как молодой человек из предыдущего сюжета, он молодец. У них совет дома. Просто у них не хватает кворума, чтобы создавать товарищество и поменять управляющую компанию. Но они есть, эти люди, и их 25–30%. Вот если их поддержать, то силой и энергией этих людей мы смогли бы переломить ситуацию в ЖКХ.

А то получается… Вот смотрите, Москва: около 500 миллиардов рублей тратится на благоустройство, на поддержку домов и так далее. Однако эффективность этого нижайшая, потому что люди возмущены тем, что управляющие компании, типа «Жилищника», или так называемые «блатные» компании… Ну как миллиард долгов? Кто это мог набрать? Только та компания, которой благоволит МОЭК. Ведь у нас после двух месяцев неплатежей эта компания должна быть заменена, и МОЭК должен перейти на прямые расчеты, однако этого не происходит. Я полагаю, что здесь нужно все-таки уйти от таких двойных стандартов и попытаться навести порядок, прежде всего начав с органов жилищного надзора.

Тамара Шорникова: Константин Викторович, давайте вместе послушаем телезрителей. Николай из Нижнего Новгорода. Николай?

Иван Князев: Здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вот вы сейчас говорите об управляющих компаниях. У нас сейчас, буквально на днях, сменился директор управляющей компании. Я попытался с ним связаться, ну, с другой стороны, и познакомиться, потому что я старший дома. В принципе, многие меня знают. И я всегда стараюсь познакомиться с директором для дальнейшей плодотворной работы. Стал выяснять. И что выяснилось? Пришел новый директор. Я «пробил» по компьютеру. Оказывается, он был в Пскове, его оттуда убрали за плохую работу и перестали в наш район. Теперь у нас будет. Я не знаю, как… Дай бог, если будет хорошо.

Тамара Шорникова: Николай, спасибо вам за ваш звонок.

Зритель: Практически нереально… Я знаю, как выборы проходили лет семь-восемь назад, как они бились за наш дом, потому что наш дом большой.

Тамара Шорникова: Да, Николай, спасибо вам за ваше мнение. Ну, собственно, вы не одиноки, многие пишут. Например, Брянская область: «Компанию поменяли – толку никакого. Та же самая». Ну, условно, такая же.

Иван Князев: Тоже из Адыгеи SMS: «Поменять управляющую компанию можно и, в принципе, даже несложно, но в городе нет хороших УК, все похожие». Из Ленинградской области: «Наша управляющая компания также занимается самозахватом домов и подделкой подписей населения».

Тамара Шорникова: Вот в таких городах, как Адыгея, как в Брянск, как в других городах, есть на кого менять? Есть альтернатива?

Константин Крохин: Если говорить о населенных пунктах где-то от 500 тысяч населения, то, конечно, там есть конкуренция. И можно найти поставщиков, которые могли бы участвовать в этом обслуживании. Однако в удаленных населенных пунктах или в моногородах это действительно проблема. В Мурманской области даже губернатор, бывший зам. министра ЖКХ, Чибис, он создал, инициировал создание республиканской, вернее, областной управляющей компании как раз для таких моногородов, где нет поставщиков, нет конкуренции.

Но в то же время я бы хотел отметить, что это закономерный результат вот тех действий, которое совершало Министерство строительства и ЖКХ, когда им еще руководили Мень и Чибис. Ведь тогда убедили Правительство, убедили президента, что лицензирование управленческой деятельности ЖКХ наведет порядок. Вместе того чтобы здесь повысить конкуренцию, лицензирование привело к тому, что все частные независимые компании были с рынка зачищены и остались только так называемые блатные чиновничьи компании.

Мы с 2015 года имеем это лицензирование, однако уже шестой год порядка не наведено. Потому что сегодня компании, которые могли бы обслуживать – а это прежде всего эксплуатирующие компании, подрядчики, – их не пускают на этот рынок. А непосредственно лицензионный контроль сводится к такой дубине. Если два раза в год нарушили вы административные правила, у вас могут отнять лицензию. Если у вас в обслуживании несколько десятков домов, то вы очень подчинены, вы в очень зависимом положении от жилищной инспекции. То есть получается нездоровая конкуренция, ее просто нет, а есть контроль, который направлен не на повышение качества.

Вот если бы жилищная инспекция действительно убирала плохие компании, наводила порядок, вот такой всадник на белом коне, рыцарь, жилищный инспектор помогал людям, то вопрос бы не было. Вместо этого все понимают, что это просто касса, куда ходят так называемые «управляшки», заносят, а потом плохо обслуживают. Поэтому вот эту систему, включая лицензирование, ее надо пересматривать. И на сегодняшний день нет административных решений, путей, куда пожаловаться.

Иван Князев: А какие они могли бы быть, действительно, вот эти решения, административные пути? Как эту систему пересмотреть, чтобы люди не писали нам, как из Краснодарского края: «Никому ничего не докажешь, только заработаешь себе инсульт»? Видимо, телезритель тоже пытался попенять управляющую компанию и что-то с этим сделать. Что тогда сделать можно?

Константин Крохин: Для этого нужно уменьшить кворум, чтобы граждане могли на своем собрании собраться в очно-заочной форме…

Иван Князев: Ну подождите! Это мы поняли, Константин Викторович. А если не из кого выбирать, ну просто нет их на рынке? Вот шило на мыло поменяешь, и все.

Константин Крохин: В таком случае… И мы видели такую ситуацию в Пермском крае, когда в городе (по-моему, Березники, это Пермский край) нет своей управляющей компании, и их обслуживает компания из столичного региона, из республиканского центра, за 200 километров. То есть тогда придут профессиональные участники рынка, но они должны видеть прозрачные правила игры и что местная муниципальная жэкахашная мафия им даст работать. Понимаете?

То есть, не решив этот вопрос, когда сами жители рублем и на собрании голосуют за исполнителя… Ведь никто еще не отменял и создание ТСЖ, и ЖСК. Вот молодые люди заинтересовались. Совет дома – это предтеча ТСЖ. Если эти люди смогли собрать совет дома, то они смогут создать ТСЖ и нормально обслуживать свои дома. Но им надо дать такую возможность. А на сегодняшний день этой возможности нет, рынок закрыт. И тут мяч на стороне государства прежде всего.

Тамара Шорникова: Давайте дадим возможность высказаться. Я перед этим коротко извинюсь, целый регион городом назвала. Надеюсь, Адыгея простит меня.

А сейчас на связи город федерального значения – Санкт-Петербург. Ольга оттуда.

Иван Князев: Слушаем вас, Ольга. Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, у нас есть совета дома. И мы уже пять, по-моему, даже шесть лет пытаемся сменить управляющую компанию. Это такая знаменитая управляющая компания была – «Профсервис». В результате летом ее обанкротили и, не спрашивая нас, перевели в районную ЖКС. Причем мы ее якобы выбрали 91% голосов, хотя на своих собраниях мы выбирали другую управляющую компанию, где-то 50% с лишним голосов. Но на все наши попытки нас просто обрубают. И на все наши легитимные собрания они свои фальсификаты дают. Сколько бы мы собраний ни проводили, они нам говорят в лоб: «А мы подадим свое собрание». Вот так все происходит. Замкнутый круг. Это Санкт-Петербург.

Иван Князев: Константин Викторович, без ваших комментариев тут не разобраться. Что делать?

Константин Крохин: Ну, в данном случае все очень сложно. Я могу только пожелать этим жителям из Санкт-Петербурга терпения. Я как председатель союза сейчас веду несколько процессов, где точно так же фальсифицированы собрания. Это уже Москва, это настоящая наша столица. Двести жителей подали нотариальное заявление о том, что они не голосовали, что их подписи подделаны. Однако суд первой инстанции принимает решение, что это недоказанная фальсификация. Хотя уже по этим жуликам, которые инициировали собрание, их компания предыдущая была обанкрочена, то есть уже есть убытки. Но тем не менее и суды, и прокуратура… Я даже больше скажу. Жители этого дома (а это район Тропарево-Никулино), у них из двадцати лифтов десять уже не работают, они разобраны. Это удивительный факт! Я думаю, такого много в стране.

Иван Князев: Константин Викторович, ну это же чистая уголовщина какая-то. Мне казалось, что суд просто должен вставать на сторону жильцов. Вот мне интересно, почему здесь и правоохранители так реагируют.

Константин Крохин: Я тоже… Я 20 лет хожу в суды. Понимаете, я тоже считал, что такого не может быть. Я впервые в жизни столкнулся, чтобы 200 человек в период пандемии пошли к нотариусу, потратили деньги и доказали, что они не голосовали. Я тоже удивлен.

Но я вам хочу сказать, что у нас последняя надежда… И я хочу посоветовать гражданам в Санкт-Петербурге, собратьям по несчастью, если можно так сказать. Нужно писать президенту. Потому что вот эти жители теперь направили 150 писем президенту как гаранту Конституции. Потому что если уж суды, если уж прокуратура на эти явные подделки (а есть судебное решение о том, что фальсифицировано) не возбуждают уголовных дел, ни одного из 150 заявление, то куда уж мы катимся? О каком праве мы можем говорить?

Тамара Шорникова: Константин Викторович, 30 секунд. Все-таки, я думаю, президенту всем писать… У него и так работы много. Какие общественные организации, возможно, какие структуры могут помочь в регионах в этой битве? А она действительно непростая. Куда можно за советом обратиться?

Константин Крохин: Значит, на сегодняшний день наш Жилищный союз, у нас есть Telegram-канал, сайт. Мы помогаем тем, кто обращается в Московском регионе. Бывает, что обращаются из других городов. Методически мы помогаем. Но я уверен, что в каждом регионе есть своя правозащитная некоммерческая организация, потому что это путь юридический. Тут нужно шаг за шагом… Дорогу осилит идущий. Нужно иметь терпение. Но это юридическая работа, надо обращаться к юристам.

Иван Князев: Ну, юристы же, наверное, дорого стоят. Во сколько же это все выльется?

Константин Крохин: Когда 50–100 человек скидываются…. Вот на примере Москвы: 100 человек скидываются, нанимают юриста, и только в этом случае они побеждают. В одиночку – не воин. А если скинуться, то это получается не так дорого.

Тамара Шорникова: Поняли.

Иван Князев: Спасибо, спасибо. Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций города Москвы. Это были темы дневного блока программы «ОТРажение». А сейчас расскажем, о чем речь пойдет вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
за астрономические счета, ржавую воду, холодные батареи...