Как не спешить и всё успевать?

Как не спешить и всё успевать? | Программы | ОТР

Рассказываем, что теряет человек, который всё время бежит

2020-08-07T15:16:00+03:00
Как не спешить и всё успевать?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Виктория Кейлин
психолог, коуч
Алексей Рощин
социальный психолог, ведущий эксперт центра политических технологий    

Тамара Шорникова: А мы сейчас вам, дорогие телезрители, предложим вот какую статистику. Международные эксперты посчитали, кто сколько времени тратит на еду, в мире. У кого обед растягивается на полдня, а кто перекусывает на бегу. Так вот, давайте покажем сейчас эту графику на экране, выведем, да. Никуда не торопятся французы, итальянцы, испанцы. Они проводят за столом более 2 часов в день. В 2 раза больше деловых американцев. У тех на все про все – в лучшем случае час. Ну, а что у нас? Какая мы нация? Умеем ли мы ждать и наслаждаться моментом без спешки?

Иван Князев: Ну, вряд ли, наверное. Взять хотя бы только наши одни поговорки. «Какой русский не любит быстрой езды». Друзья, вот кто первым вскакивает с места в самолете, едва шасси коснулись взлетной полосы, помните? Сразу же начинают щелкать ремни безопасности, моментально в проходе вырастает очередь. Вот куда, куда все мы спешим и почему? Давайте разбираться вместе.

Тамара Шорникова: Да, звоните и пишите нам. Прямо сейчас подключаем эксперта. Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии при Московском институте экономики и управления в промышленности.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей Валентинович.

Алексей Рощин: Здравствуйте, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вы торопитесь? Можете назвать себя нетерпеливым человеком?

Алексей Рощин: Ну, нет. Я скорее, наверное, отношусь к людям, которые всегда все откладывают до последнего и все время надеются, что у меня еще есть куча времени. У меня вот, предположим, теща – это вот женщина, которая всегда приходит на поезд за 2 часа до его отхода. Вот это меня всегда потрясает.

Тамара Шорникова: На поезд?

Алексей Рощин: Да. Да, это именно так и есть.

Тамара Шорникова: Пока еще состав не пришел даже, да?

Алексей Рощин: Да. Я даже с ней … говорил, но она говорит: «Мне так спокойнее». Вот. Я, честно говоря, как раз обычно все затягиваю до последнего момента, а потом опаздываю. Но борюсь с собой, конечно, стараюсь себя дисциплинировать.

А сама по себе эта спешка – это чаще всего следствие того, что люди, с одной стороны, не умеют планировать свое время, а с другой стороны, трудно переключаются.

Иван Князев: Да, есть же известная цитата: «Все успевает тот, кто никуда не спешит».

Алексей Рощин: Да, вот главный принцип везде успевать – это именно не стараться сделать все и сразу, а стараться максимально планировать. Но вот именно с этим у современного человека проблемы, к сожалению.

Иван Князев: Алексей Валентинович, а как вообще формировалась такая черта, национальная черта? Что, например, французы, испанцы медленно едят…

Тамара Шорникова: Вообще не торопятся…

Иван Князев: …русские и американцы быстрее.

Тамара Шорникова: …чего там съест и т. д.

Иван Князев: Французы с испанцами вообще никуда не спешат. Полдня могут спокойно лежать себе в тенечке. Это зависит, не знаю, от темперамента нации? Или от ее, может быть, какого-то экономического уклада…

Тамара Шорникова: Климата…

Иван Князев: …климата, да, опять же.

Алексей Рощин: В принципе, конечно, климат здесь играет, в формировании именно психологии национальной, одну из наиболее ведущих ролей. Кстати, можно вспомнить ведь, как у нас на Руси, известная история, как в принципе еще в деревнях хозяева выбирали себе работников. Они как раз, буквально по этому вашему опросу, приглашали этого потенциального работника и давали ему поесть.

Иван Князев: Много ест – хороший?

Алексей Рощин: Давали ему горшок еды и смотрели, как он ест. И, в частности, насколько быстро. Если работник все съедал быстро и говорил: «Все, хозяин, я готов», – они его брали на работу. Если работник долго возился, долго все смаковал и т. д., считалось по русским традициям, что такого работника лучше не брать: он так же будет и работать.

Т. е. на самом деле, скажем, в нашей культуре главное – это быстрота и натиск. И это очень оправданно именно климатически. Потому что именно в наших широтах, как известно, очень короткое лето, очень длинная зима, и поэтому необходимо за короткий очень срок, буквально за несколько месяцев – с мая по сентябрь буквально – произвести все, какие только возможно, работы.

Иван Князев: И урожай собрать, и свадьбу организовать, и чтобы жена еще успела забеременеть.

Алексей Рощин: Да. И все это одновременно. Поэтому известно, что в России крестьяне в страдную пору работали по 14-16 часов в сутки. И спали прямо в поле. И отсюда вот эта наша русская черта, вот это наше то, что сейчас называется штурмовщина. Т. е., с одной стороны, длинная зима, когда все спят и ничего не делают. А потом наступает вот эта короткая пора, когда надо сделать все за очень короткий период времени, и тут русские люди совершают чудеса.

Т. е. поэтому у нас, соответственно, вот эта самая спешка, к сожалению, в крови. И, как ни странно, спешка на самом деле очень связана с периодами лени. Т. е. чаще всего спешит тот, кто при этом склонен лениться. Это две стороны как бы одной медали. С одной стороны, мы лежим-лежим на печи и думаем, что всегда успеется. Как, помните, пел Гребенщиков: «Каждый из нас знал, что у нас есть время опоздать, и опоздать еще, но выйти к победе в срок». Это вот чисто такая русская фраза. Я думаю, она трудно поддается переводу на другие языки. Сначала ты ленишься, а потом ты бежишь, как ненормальный. И, кстати говоря, порой поражаешь тем, как ты успеваешь сделать 28 дел за очень короткий период практически без сна и отдыха.

Иван Князев: Ну, долго запрягаем…

Тамара Шорникова: Да, производительность. Производительность вырастает. Вот мне тоже проще, в последний момент – просто, быстро, четко, да.

Иван Князев: Я заметил это.

Алексей Рощин: Да, наша русская черта.

Тамара Шорникова: Давай послушаем Веру из Краснодара, выясним, в каком темпе она живет.

Иван Князев: Здравствуйте, Вера.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Алло?

Тамара Шорникова: Да, Вера, слушаем.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, я в корне не согласна с такой позицией. Я считаю, что ответственный человек должен всегда спешить, чтобы успеть сделать все свои дела, выполнить все свои обещания, все многочисленные поручения и т. д. У меня большая семья. Я стараюсь максимально успеть для всех сделать все, даже невозможное. Иногда я составляю план. План на сутки. И у меня в этом плане бывает 20 пунктов, 30 пунктов. И я чувствую: нет, человеческий организм не в состоянии выполнить все эти дела. А потом, глядишь, бегом-бегом, на скаку перекусила, на бегу что-то там перехватила – и успела. И удивляюсь сама себе.

Иван Князев: Вера, а вы никогда не пробовали вот так вот остановиться, оглянуться, посмотреть, что вокруг происходит, что солнце светит, что вот уже осень наступила? Немножко выдохнуть бы.

Зритель: Бывает. Бывает, что и хочется. Но вот полениться и посидеть на диване как-то не получается.

Иван Князев: Не получается? Т. е. вы должны прямо все время в таком ритме?

Зритель: Да. Не согласна в том, что русская черта – кто больше отдыхает, сидит и ленится, тот и больше бегает… Просто я считаю: чтобы все успеть… У нас, к сожалению, да, к сожалению, не все ответственно подходят к своей работе, к своим делам. Даже пусть маленьким делам. Даже просто к своим обязанностям по дому, по отношению к родным и близким. А если человек ответственный, он не позволит себе опоздать. Он не позволит. Лучше он перекусит на бегу, но выполнит все, что наметил.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам большое. Есть какая-то реплика?

Алексей Рощин: Да. Я хочу прокомментировать именно с точки зрения психологии. Что очень часто люди забивают свое расписание огромным количеством дел, а потом еще и в личное время тоже его забивают делами, в частности потому, что эти люди по какой-то причине боятся оставаться наедине с собой. Это есть такая проблема, что людям с собой скучно, некомфортно…

Иван Князев: Или даже страшно.

Алексей Рощин: …они не знают, что им с самим собой делать. И они поэтому стараются все заполнить этими самыми делами просто для того, чтобы за счет этого уйти от какой-то своей внутренней неустроенности. И это признак, на самом деле, невроза. С этим надо работать.

Иван Князев: Алексей Валентинович, а давайте посмотрим, что говорят жители разных городов нашей страны. Точнее, отвечают на вопрос «Куда вы спешите?». И потом вместе обсудим.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Да, вот разные по темпоритму у нас люди.

Иван Князев: Да, у кого-то все по расписанию, а кто-то просто вот в 8 вечера взял и решил, что в 9 нужно поехать в Москву.

Тамара Шорникова: Знаете, что хотелось спросить? Ваши коллеги-ученые, тоже психологи и социологи, обсуждают, естественно, в принципе ускоряющийся ритм жизни вообще в мире. Посчитали, например, что происходит с нашей скоростью ходьбы, например, в разных городах вычисляли. В результате выяснилось, что самый напряженный ритм жизни – в США, в странах Северной Европы и Юго-Восточной Азии. А в целом с 2000 года в 10 раз увеличилась скорость ходьбы нашей. И все это отражается на психике и вызывает нетерпение. И вот тут появляются термины вроде «агрессивного пешехода», когда ты идешь и тебя раздражают люди, тебе хочется просто пнуть кого-то, оттолкнуть, потому что они не отвечают твоим ожиданиям.

Иван Князев: «Давай, лох, быстрее турникет проходи!»

Тамара Шорникова: Что с нами будет? Мир станет все более и более агрессивным? Или мы как-то научимся управлять собой?

Алексей Рощин: Это еще одна проблема, такая уже социальная, глобальная. Проблема мегаполисов. Проблема в том состоит, что все-таки мегаполис – это настолько сильная концентрация всего человеческого, так сказать, потенциала (и медийного, и промышленного, и финансового, и какого угодно, и в сфере услуг, естественно), что на самом деле так много стимулов и так много в связи с этим наваливается на человека, что он, конечно, пытается все успеть, все охватить… «Ай-яй-яй, я же не успел». «Кто не успел, тот опоздал», – помните, такая тоже наша знаменитая пословица. И из-за этого люди как бы все время ввергаются в состояние этой самой спешки. Даже против своей воли.

Т. е., опять-таки, если остановиться, подумать, пораскинуть мозгами, выяснится, что из того, куда вы бежите, там, может быть, из 10 – 5, а то и все 8, так сказать, этих ваших ивентов, этих событий они вам на самом деле особо-то и не нужны. Вы вполне могли бы без этого и обойтись. Но вы боитесь что-то упустить. И поэтому получается, что и вы такой, и все остальные тоже примерно такие, тоже куда-то все бегут. Хотя тоже не все понимают, зачем. И, конечно, вы ускоряетесь. Вы все время думаете, что вы сейчас если куда-то не успели, то вы опоздали. И из-за этого масса стрессов, из-за этого болезни, из-за этого вот это чувство дикого утомления, которое на самом деле потом не проходит, не освежается с утра. Потому что слишком много событий ставит мегаполис.

Тамара Шорникова: Короткая поправка. За 10 лет последних не в 10 раз увеличилась скорость ходьбы, а на 10%. Но все равно тоже много.

Алексей Рощин: В 10 раз – конечно, да, это как автомобиль.

Тамара Шорникова: Да-да. Но все равно много. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии при Московском институте экономики и управления в промышленности, отвечал на наши вопросы. И вот прямо сейчас хотим еще одну интересную статистику вам показать.

Эксперты посчитали, на что мы тратим свою жизнь. Вот если взять такую среднестатистическую жизнь в 70 лет. Из них человек спит около 25 лет. Представляете, 25 лет? Хотя, казалось бы, мы вечно не высыпаемся, вечно не хватает времени на сон, но если продолжительность сна в среднем где-то около 8 часов, то вот 25 лет, пожалуйста, выкинули. При 40-часовой рабочей неделе в возрасте с 20 до 65 лет на работе мы проводим более 10 лет: еще кусочек пирога нашей жизни тоже оставили в стороне, проглотили. Почти половину своего свободного времени – чуть менее 3 часов в день – человек ежедневно смотрит телевизор, и на это в сумме за 70 лет уходит 9 лет, даже чуть больше. Значительное время отнимает приготовление и прием еды. И даже уборка отнимает более года жизни. Вот я всегда подозревала, Ваня, что это дело такое нехорошее.

Иван Князев: Уборка? Уборку точно надо вычеркивать.

Тамара Шорникова: Вычеркиваем, да.

Иван Князев: Ну, и просмотр телевизора, если это, конечно, не программа «ОТРажение», тоже можно туда же.

Тамара Шорникова: А вот что-то приятное мы делаем на самом деле очень мало, очень редко этим занимаемся. Вот смеемся мы 30 тыс. раз за 70 лет. А вот время на поцелуи – всего 14 дней, вдумайтесь.

Иван Князев: 14 дней за 70 лет мы всего лишь целуемся?

Тамара Шорникова: Как-то надо наверстывать, мне кажется, да? Можем ли мы позволить себе медлить, жить без спешки, если вот оно что, оказывается: на самое приятное времени-то не остается?

Иван Князев: Будем узнавать у нашего следующего эксперта. Виктория Кейлин выходит на прямую связь, психолог, коуч. Виктория, здравствуйте.

Виктория Кейлин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Виктория, ну вот только что посмотрели, да? 14 дней на поцелуи. Но это же катастрофически мало.

Виктория Кейлин: Это катастрофически мало. Надо что-то с этим делать.

Тамара Шорникова: 25 лет на сон. Как не спешить, если 25 лет из жизни на сон уходит? Когда же успеть все остальное?

Иван Князев: А если во сне целуешься, считается?

Виктория Кейлин: Наверное, это входит в те самые 14 дней, судя по всему. На самом деле, действительно, сейчас мир ускоряется и, как в «Алисе в Зазеркалье», приходится бежать, для того, чтобы оставаться на месте. Это правда. На нас обрушивается огромный поток информации, самой разнообразной и из разных источников, разных ресурсов. Развивается клиповое мышление, потому что люди не успевают осознать, мозг не успевает просто переварить всю ту информацию, которая на него сыпется. Более того, мы перестали тратить время на познание. Потому что если раньше нужно было идти в библиотеку и выписывать на листочке номер каталога, то сейчас достаточно погуглить, а мозг устроен так, что такие знания, быстро достигаемые, быстро получаемые, они не усваиваются, они не остаются в памяти. Т. е. человек не обогащается. Для того, чтобы развивались новые нейронные связи, и для того, чтобы осваивать новые навыки, человеку нужно в среднем 21 день. Как раз, видите, гораздо больше, чем мы целуемся за всю жизнь.

Не зря в 90-х годах в Италии появилось движение Slow Food – «Медленная еда», которое потом переросло в движение Vita Lenta – «Медленная жизнь». Это вот не та лень. Я слышала предыдущие высказывания наших телезрителей. Есть некая подмена понятий. «Спешить» не значит «успевать». Имитировать кипучую деятельность не значит быть эффективным. Многозадачность подразумевает прежде всего планирование и тайм-менеджмент, а не спешку. Поэтому тот факт, что мы спешим, абсолютно не значит, что мы достигаем того результата, на который изначально нацелены.

Иван Князев: Давайте узнаем, куда спешит и все ли успевает Григорий: из Ростовской области нам дозвонился наш телезритель. Здравствуйте, Григорий.

Зритель: Добрый день. Я из маленького города Ростовской области. И просто столкнулся с такой, ну, был в гостях вот как раз в Москве в марте месяце, и просто посмотрел на жизнь. Т. е. у меня более спокойный, вот именно правильно запланированный, там, день свой. Т. е. я никуда не спешу, но я везде все успеваю и везде все делаю. А вот в Москве мы даже побывали у родственников, пообщались, сидели там, вот они постоянно куда-то бегут, постоянно. Ну, там ритм жизни другой. Т. е. чем меньше город, правильно говорили, что мегаполис – он более, и ресурсы другие, и все, ну жизнь другая.

Иван Князев: Ритм другой.

Тамара Шорникова: Григорий, а сколько времени вы тратите на то, чтобы добраться до работы, например?

Зритель: Вот. Я всего лишь 10 минут трачу, до работы добираясь. Поэтому… И то, я жену отвожу на работу 10 минут, вот, а сам я такой, свободный художник, поэтому я…

Иван Князев: Вам вообще никуда спешить не надо.

Зритель: …у меня нету такой, как в офис приезжать и с 9 до 6, у меня чуть по-другому работа.

Тамара Шорникова: Ну, и как вам кажется, где жизнь лучше? В мегаполисе или в вашем маленьком городе?

Зритель: Вы знаете, нет, я могу сказать, что я в мегаполисе… Вот я был в этом году в Москве, а я работал с 2008 по 2010, и мне просто интересно было уже спустя вот столько времени посмотреть на жизнь. Но мегаполис – это не мое. Я давно сделал этот вывод. Мне больше нравится жить здесь, т. е. в области, там, в маленьком городишке. Почему? Потому что в принципе поехать отдохнуть – я и отсюда могу в любое место полететь отдыхать. А смысл мне в мегаполисе жить, для чего? Я не понимаю.

Иван Князев: Если вам и там хорошо.

Зритель: Да. Мне и тут неплохо. Я, вон, и самоизоляцию пережили нормально, не, ну как…

Иван Князев: Не страдали, в общем, сильно. Но мы поняли вас. Спасибо, спасибо вам, да, Григорий. Виктория, скажите, пожалуйста, вот эта неспешность, вот этот размеренный ритм небольших городов, сельских поселений – его как-то можно перенести и попрактиковать человеку, который в большом городе живет? Есть какие-то вообще практики? Или нам это уже все недоступно, и мы уже всегда будем вот такими?

Виктория Кейлин: На самом деле нам доступно все, что мы хотим. Поэтому есть такое движение, называется Mindfulness – «Осознанность». Это и для тех, кто может практиковать медитацию и йогу. Но на самом деле эти техники доступны всем, нужно просто поймать себя в процессе и в моменте и осознать, что происходит именно сейчас. Мы же как? Мы даже когда занимаемся какими-то делами, наши мысли уходят, и мы начинаем думать о чем-то еще. Об ужине, который надо приготовить, о вещах, которые нужно забрать из химчистки, о стирке, которую нужно делать, и т. д. Майндфулнесс позволяет поймать себя в моменте. И если вы сейчас разговариваете с любимым человеком, то вы смотрите ему в глаза и вы думаете именно об этом, вы концентрируетесь именно на том процессе, в котором вы находитесь. И вот это доступно всем на самом деле людям без исключения. Потому что зависит только от вашего желания.

Иван Князев: Но ведь это очень тяжело – вот так попытаться поймать здесь и сейчас сегодняшний момент. Это на самом деле очень сложно.

Тамара Шорникова: И насколько это долговременный процесс? Вот ты посидела в позе лотоса. А потом снова пробка, подрезали…

Иван Князев: А ты попробуй хотя бы несколько секундок посидеть. Сразу мысли улетят либо в прошлое, либо в будущее.

Тамара Шорникова: Ладно, заговорились. Давайте дадим высказаться нашему телезрителю. Павел из Подмосковья, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Павел.

Зритель: Добрый день. Я категорически согласен с вашим экспертом. Вот то, что она сказала. Но другими словами. Что каждая работа качественная имеет свое время. И тут не спешить и медлить: как получится. Т. е. каждая работа требует своего времени. А насчет спешки – вот ведущая сказала, что в последний момент она пытается, там, что-то сделать, да? Правильно я говорю?

Тамара Шорникова: Сейчас пожурите, правильно.

Иван Князев: Правильно-правильно.

Зритель: Вот. И если я вот заметил за собой, что я куда-то опаздываю, то мне сразу начинают все и все мешать. И у меня уходят силы, нервы я трачу не туда. Если же я заранее что-то начинаю делать, то я везде, наоборот, успеваю. И по поводу вот деревни, города, скорости. Но в деревне и в городе в большом совершенно другая организация жизни. И поэтому и скорости другие. И насчет питания. Очень правильно питаться размеренно. Размеренно питаясь, организм здоровей. А быстро питаясь, организм может получить кучу болезней. И потом, наоборот, потратишь больше времени на ненужное лечение, а так бы мог бы сохранить здоровье.

Поэтому – все имеет свое время.

Тамара Шорникова: Да, спасибо, Павел. Поняли вас, спасибо. Даже вот по темпу речи понятно, что размеренно человек…

Иван Князев: Человек не спешит никуда, все хорошо.

Тамара Шорникова: …никуда не спешит.

Иван Князев: Взвешенно и рассудительно.

Виктория Кейлин: Если можно, хотела бы прокомментировать. Это действительно правда, про питание. И более того, это еще правда про отношения. Потому что, опять же возвращаясь к поцелуям, для того, чтобы в запале не наговорить лишнего, не расстроить близких людей, очень полезно немножко подумать, посчитать хотя бы до 10. Потому что существует так называемый древний мозг, который в критические моменты выключает просто наши способности рационально мыслить, и включает вот этот режим «бей или беги». Вот для того, чтобы не убегать и не бить в этот момент, нужно остановиться, вот как раз замедлиться, посчитать до 10, вдохнуть, может быть выйти в другую комнату, попить воды. И вернуться. Т. е., вообще понимание процессов, заземление, способность выдохнуть вовремя – она очень важна для здоровья психики, для здоровья человека и для здоровых отношений. И в том числе для здорового общества, соответственно, в большом масштабе.

Иван Князев: Тут наши телезрители пишут, что перемена в школе часто 5 минут – ни детям, ни учителям передохнуть нет возможности. Это очень плохо.

Виктория Кейлин: Согласна.

Иван Князев: Как психолог, согласны с этим? Как это отражается на психике детей?

Виктория Кейлин: Да, абсолютно, абсолютно согласна. Потому что вообще для того, чтобы человек успевал перестроиться, необходимо делать какие-то паузы в любой деятельности. В идеале считается, что правильно делать паузы 30 минут. Я понимаю, что это доступно не всегда и не всем, так же как есть нужно часто и понемногу. Но при этом можно стараться, наверное, все-таки, там где возможно, использовать это правило, придерживаться его и все-таки делать какие-то перерывы между деятельностью.

Еще у нас очень популярно отдых как смена деятельности. Т. е. мы не отдыхаем, а мы меняем вид деятельности. Вот сейчас я постирала, потом я пошла поготовила, и в процессе я посмотрела телевизор, что-то быстро перекусила. Это не отдых. Т. е. отдых – это когда вы действительно тратите время на то, чтобы отдохнуть. Либо полежать, либо погулять, либо, может быть, послушать музыку. Очень полезно отключаться…

Тамара Шорникова: И ничего не делать, да.

Иван Князев: Ничего лишнего. Да. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Виктория. Виктория Кейлин была с нами на связи, психолог, коуч. Мы тоже скоро уже сделаем достаточно большой перерыв – до 7 вечера, да? Наши телезрители смогут спокойно передохнуть, а потом снова присоединиться.

Тамара Шорникова: Отдохнуть от нас.

Иван Князев: Да, отдохнуть от нас, а потом снова присоединиться к обсуждению важных тем.

Тамара Шорникова: Со свежими силами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)