Как правильно брать в долг

Как правильно брать в долг | Программы | ОТР

Базовые правила, чтобы не было проблем. Кто и как чаще оказывается в долговой кабале?

2020-10-15T21:59:00+03:00
Как правильно брать в долг
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Павел Медведев
экономист, финансист
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»
Вера Гаевая
юрисконсульт по экономическим спорам юридической компании CPO Group
Антон Табах
главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент Экономического факультета МГУ

Оксана Галькевич: Итак, сейчас наша большая тема. Вы знаете, сейчас такое время, когда многие ищут, где и как перехватить денег то до зарплаты, то на какие-то более крупные расходы. Конечно, сейчас и банков много с их предложениями, можно кредит где-то взять; есть микрофинансовые организации, они тоже не дремлют в поисках клиентов. Но старые добрые займы у соседей, друзей или родственников тоже по-прежнему в ходу.

Константин Чуриков: Ну вот банк «Открытие» провел исследование и выяснил, что как минимум 20% россиян регулярно обращаются за финансовой помощью к ближним своим и к знакомым. 9% в этом году одалживали весьма крупную сумму из-за пандемии, а еще 6% брали в долг по другим причинам. Ну кстати, это можно на самом деле и перевернуть, эти исследования, что большинство все-таки не обращается к родственникам и друзьям.

Оксана Галькевич: Но тем не менее достаточно большая доля людей это делает. Увы, но в денежных вопросах, вы знаете, так бывает, что друг или тот самый родственник может оказаться, что называется, вдруг. Здесь нужно быть очень аккуратным в оформлении своих новых финансовых обязательств. Внимательно послушаем историю, которую мы сейчас вам хотим рассказать.

Константин Чуриков: Да, надо быть очень внимательным, особенно когда берешь взаймы много денег. Второй кассационный суд Москвы сегодня рассматривал гражданский спор на 200 миллионов рублей. По материалам дела, в августе 2007 года предприниматель Артем Биков дал жителю столицы Павлу Масло 2,5 миллиона долларов, а через 10 лет Биков потребовал вернуть эти деньги.

Владимир Хилиманюк: Биков передал денежные средства Масло по расписке. В данной расписке не указано, что денежные средства подлежат возврату, просто передаются денежные средства. Как пояснил Масло, это был возврат займа, который был передан через третьих лиц, и третье лицо, поскольку сумма значительная, попросило нанести роспись на расписке, расписка уже была напечатана заранее. Это было передано в 2007 году. Проходит 10 лет, в 2017 году Биков, который является преуспевающим бизнесменом, гражданином Австрии, обращается к Масло с требованием о возврате займа.

Марина Костина: Истец ни разу не написал никакое письмо, не попытался что-то выяснить, то есть было полное молчание на протяжении 10 лет, что, на наш взгляд, указывает на недобросовестное поведение истца.

Оксана Галькевич: В 2017 году Биков обратился в Гагаринский суд с требованием взыскать с Масло деньги, и дважды он отказывал ему, аргументируя решение тем, что расписка не подтверждает займ и вообще трехлетний срок исковой давности уже истек. А в январе второй кассационный суд счел, что срок исковой давности не пропущен, и в июне Мосгорсуд удовлетворил требование бизнесмена, взыскав с Масло все деньги. Ответчик подал кассационную жалобу, однако сегодня суд оставил ее без удовлетворения. Ни Масло, ни его оппонента на заседании не было, их интересы представляли юристы.

Владимир Хилиманюк: За 10–15 лет последних сотни тысяч составлено расписок без указания, что это займ, просто расписка, люди передают друг другу деньги по разным основаниям. И получается, что, используя эту технику, любой может обратиться с требованием возврата займа в суд, ему откажут, и таким образом восстановить срок исковой давности. Таким образом мы сейчас видим, что сам по себе институт исковой давности утрачивает свое значение, и это может породить массу споров.

Константин Чуриков: Представители Масло намерены обжаловать решение суда, а также обратились в Генпрокуратуру с просьбой изучить это дело.

Оксана Галькевич: Ну вот, как видите, непростым весьма может оказаться обычная, какая-то житейская ситуация на самом деле. Давайте вместе сейчас разбираться, каких моментов нужно старательно избегать в подобных отношениях, на что обратить внимание.

Итак, на связи с нами сейчас Вера Гаевая, юрисконсульт по экономическим спорам юридической компании CPO Group. Вера Николаевна, здравствуйте.

Вера Гаевая: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Вера Николаевна, вот прокомментируйте, пожалуйста. Значит, к этому случаю вернемся. В принципе, то есть когда человек берет взаймы, вот сейчас один из представителей в нашем эфире говорил, что очень важно, чтобы расписка была оформлена как займ, то есть важно, что там написано на этой бумажке. Так что же там должно быть написано?

Вера Гаевая: Да, действительно, часто стороны используют такую форму оформления займа, как расписка. Для правильного его составления мы рекомендуем в обязательном порядке указывать все реквизиты как заемщика, так и заимодавца, все абсолютно паспортные данные. Также необходимо указать конкретную сумму, которую вы даете или получаете, прописью и цифрами, а также обязательства о ее возврате. При этом необходимо особо отметить, что эта сумма предоставлена в качестве займа, она является возвратной, указать срок, когда эта сумма должна быть возвращена. Также вы можете указать суд, который будет рассматривать спор в случае, если у вас он возникнет. Но в любом случае мы рекомендуем не всегда составлять расписки, а в лучшем варианте составить договор займа.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Вера Николаевна, вы знаете, вот люди, видимо, очень просто относятся к оформлению расписки: кажется, ну это что? – лист бумаги, в свободной форме какой-то написанный текст. То есть получается, что совсем не так, этот документ весьма серьезный, в какой-то момент он может вам либо помочь, либо вас подвести. Соответственно, получается, что без юриста, без специалиста, без ваших коллег такие документы лучше не составлять?

Вера Гаевая: Да, мы не рекомендуем документы составлять самостоятельно, хотя на первый взгляд кажется многим нашим доверителям, что это достаточно простой документ и нет никакой сложности в его составлении. Я бы рекомендовала все-таки обращаться к юристам, которые этим занимаются и которые являются профессионалами в этом. Я рекомендую обращаться к проверенным юристам в компании, которые дорожат своей репутацией и могут вам оказать квалифицированную помощь в составлении надлежащим образом составленных документов.

Что я имею в виду? Вы должны четко поставить перед юристом задачу о том, что вам необходимо не просто составить договор, который и каждый неюрист может составить, а прописать в нем все гарантии, которые в последующем могут минимизировать ваши риски. То есть вы здесь прописываете, какая сумма займа предоставляется, какие условия ее возврата, какой процент начисляется на сумму займа, какая неустойка или штрафные санкции применяются в случае, если этот займ будет не возвращен. Если у вас находится заемщик в другом субъекте, то вам целесообразно прописать, что спор будет рассматриваться по месту нахождения истца, если вы являетесь заемщиком, то вам это выгодно, чтобы не было необходимости ездить в отдаленный другой субъект Российской Федерации и нанимать там, например, юристов.

Константин Чуриков: Вера Николаевна, проясните еще такой вопрос...

Оксана Галькевич: Сколько нюансов, оказывается.

Константин Чуриков: Правильно ли я понимаю, что одно частное лицо, один гражданин может другому дать кредит под проценты? Вопрос, под какие и насколько это, в общем, соответствует нашему законодательству.

Оксана Галькевич: Что-то такое сразу из Бальзака, из классики, да?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: И из Достоевского тоже.

Константин Чуриков: У нас же этим вроде банки только занимаются, нет?

Вера Гаевая: Да, это не совсем кредит, это займ. Размер процентов вы можете определить самостоятельно по договоренности с другой стороной, которая берет или дает вам займ. Соответственно, вы можете приблизить эту сумму к ставкам банка, которые действуют сейчас на рынке, а также можете установить и повышенный кредит. Это зависит от того, доверяете ли вы вашему контрагенту, на какой период времени берет ваш контрагент займ, насколько вы уверены в том, что он будет возвращен. Если риск при предоставлении займа вы оцениваете как существенный, например, вы сомневаетесь, что он будет вовремя возвращен или в принципе возвращен, и у лица, которое получает займ, нет какого-либо обеспечения, то вам целесообразно повысить эту процентную ставку.

При этом я рекомендую в том случае, если вы предоставляете существенную сумму займа, не стесняться и просить вашего заемщика предоставить какое-либо обеспечение. Это может быть залог, например, транспортного средства, это может быть поручительство, данное каким-либо родственником, например супругой или супругом. Это повысит ваши шансы на возврат этой суммы займа в случае, если у вас дело дойдет до суда. Любой документ хорош до тех пор, пока вы не начинаете спорить, а когда вы идете спорить в суд, то здесь важны принципиально грамотно составленные документы. Поэтому лучше привлечь юриста в начале, когда у вас только намечается сделка, это может обойтись дешевле, чем в последующем отстаивать свои интересы на неверно составленных документах.

Константин Чуриков: Так, Вера Николаевна, когда происходит возврат денежных средств, самого этого кредита, процентов, какую бумагу надо составить, чтобы потом вот не повторился случай Бикова и Масло, о которых мы рассказывали?

Вера Гаевая: Да, в обязательном порядке необходимо указать, что вы именно возвращаете эту сумму займа, полученную по договору займа или по расписке. Указывайте реквизиты этой расписки или реквизиты, соответственно, договора займа, и обязательно указывайте назначение, что это именно возврат, для того чтобы в случае спора, который может разрешиться между сторонами или пойти в суд, была ясность, что это за сумма, и не пришлось доказывать другими доказательствами, способами, ломать голову, как можно доказать сумму, которую вы возвращаете или принимаете.

Оксана Галькевич: То есть здесь, собственно, уже глагол очень важен, не я передаю, не я отдаю или перевожу, а именно возвращаю, из чего уже понятно, какая это операция? Я брал, теперь я возвращаю?

Вера Гаевая: Нужно удостоверить факт в принципе передачи денежных средств, что это возврат именно по конкретному договору займа, по конкретной расписке.

Оксана Галькевич: Ага. Хорошо.

Константин Чуриков: А как вы прокомментируете, Вера Николаевна, само дело, о котором мы рассказывали в начале? Как вам кажется, из-за чего здесь еще как бы проблемы возникли?

Вера Гаевая: Я полагаю, что в этом деле еще рано ставить точку, безусловно, будет рассматривать следующая инстанция это дело. Уже тот факт, что первая и вторая инстанция отказали во взыскании суммы, которая обозначена как займ, говорит о том, что это дело непростое, неоднозначное, поэтому в этом деле предстоит еще разобраться... Конечно, здесь налицо вот как раз тот подход, когда документы при оформлении определенных сделок оформлялись ненадлежащим образом. Стороны либо доверяют друг другу, либо предполагают, что в дальнейшем споров не возникнет, составляют документы, которые не содержат все необходимые реквизиты.

Оксана Галькевич: Но вот люди, кстати, очень многие спрашивают, как переступить себя, если я у родственника, например, хочу взять деньги на какое-то время, ну неудобно как-то какие-то документы составлять, юристов привлекать...

Вера Гаевая: Ну, нам давно уже пора отойти от такого подхода, когда мы стесняемся оформить наши правоотношения, подкрепив их документально. В этом нет ничего, составление определенных документов не должно вызывать какие-то сомнения. Вы должны просто знать, что то, о чем вы договариваетесь, вы просто фиксируете документально. Поэтому вы можете со своим родственником просто пообщаться: вот мы с тобой договорились передать, принять такую сумму; мы договорились, что ты ее вернешь, я получу эту сумму, давай просто оформим это документально. В этом нет ничего страшного или обидного для другой стороны, поэтому я призываю всегда оформлять документы, в том числе с родственниками, документально.

Константин Чуриков: Вера Николаевна, у нас тут просто какой-то бум и на SMS-портале, и на телефонных линиях. Давайте послушаем зрителей. Александр, город Санкт-Петербург, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр.

Вера Гаевая: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Очень актуальная тема, я благодарен вашему эксперту за высокопрофессиональное освещение этой темы и полностью ее поддерживаю. Вот в этих делах нужно нашим людям всем понять одну вещь серьезную: любой заем является двусторонним обязательством двух сторон, как занимающего, так и того, кто занимает, и оно должно оговариваться очень четко, построчно, и принимать элемент цивилизации, а не то, что вот беру у родственника, неудобно, а потом неудобно будет смотреть в суде друг на друга родственникам.

Константин Чуриков: Тем более неудобно. Да, спасибо.

Еще Евгений, город Ставрополь. Здравствуйте, Евгений.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Евгений, и я представляю город Ставрополь.

Я бы хотел вообще высказать свое мнение. Мне вообще странно слышать такие темы на Общественном телевидении России, которое я глубоко уважаю...

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Это во-первых. Во-вторых...

Константин Чуриков: А что странного в том, что мы сейчас обсуждаем, скажите?

Зритель: Ну потому что XXI век, эти темы не актуальны, потому что брать в долг банковскими инструментами и потом отдавать – это, естественно, не знаю, потребительский...

Константин Чуриков: Ну?

Оксана Галькевич: Это удобнее просто, да, или что? Что вы имеете в виду?

Зритель: Да, не то что удобнее, но это просто вечная тема, как взять в долг и не остаться поэтому без головы.

Константин Чуриков: Слушайте, у нас все темы в эфире вечные!

Оксана Галькевич: Евгений, ну что сделаешь, 20% все-таки берут в долг.

Зритель: Надо понимать, у кого вы берете в долг, во-первых, так?

Оксана Галькевич: Так.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Есть люди, которые могут простить долг, сделать реструктуризацию, а есть люди, которые могут приехать, оторвать голову или отнять какое-нибудь имущество, для этого долг и дается. Поэтому я советую пользоваться исключительно белыми инструментами, понимаете, что это такое?

Оксана Галькевич: Ага. Вот мы, собственно, и рассуждаем на тему, как обычный, так скажем, уже старый инструмент сделать белым, вот нам как раз сейчас Вера Николаевна рассказывает, как оформить свои отношения по-белому.

Константин Чуриков: Да, и жизнь гораздо богаче нашего с вами опыта, потому что бывает, что по-разному берут, и у друзей, и у знакомых, и где только этого ни делают.

Давайте еще звонок Елены из Владимира и потом продолжим.

Оксана Галькевич: Давайте через SMS, у нас очень много на SMS-портале тоже пишут. Ивановская область пишет: «Ревет «дай денег», а ты реви и не давай». Москва и Московская область говорит: «Отличная рубрика, я, например, не знал, как составлять расписку». Тульская область: «В долг лучше не брать, а если брать, то только у близких родственников». Ну и так далее, тут много, «если бы были достойные пенсии, в долг бы не брали, но приходится».

Константин Чуриков: Меня порадовал Евгений – ему было неинтересно и неактуально, но он все равно взял и позвонил.

Оксана Галькевич: Но оторваться невозможно.

Константин Чуриков: Да.

Елена, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Город Владимир. Я хочу поделиться своей историей. Как бы я давала в долг людям по расписке.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Да-да-да, слышим вас, продолжайте.

Зритель: Я давала деньги по расписочке, и, вы знаете, я хочу людям пожелать удачи, нельзя отчаиваться, надо идти вперед. В 2015 году я дала 300 тысяч в долг по расписке, обыкновенная расписка на листке бумаги, паспортные данные, то есть человек мне обязуется вернуть в такое-то время, через полгода. Эти деньги мне не вернули, и я обратилась в суд. Обратилась в суд, конечно, но немножко, вот видите, 2015-й и 2020-е гг., но в 2020 году я получила все свои деньги с процентами, с неустойкой за пользование чужими средствами. Поэтому я хочу людям пожелать удачи, надо верить.

Оксана Галькевич: О, какая интересная история.

Константин Чуриков: И да здравствует наш суд.

Оксана Галькевич: Спасибо, да.

Зритель: Да-да-да.

Константин Чуриков: Елена, коротко расскажите, кому и на что вы дали в долг. Вот на что человек просил у вас деньги?

Зритель: Вы знаете, у меня было такое, что я накануне сняла со счета деньги, Сбербанк, выписки, я все предоставила суду и... Вы знаете, я не хочу говорить, кому, но близким, будущей моей родне, но у нас не состоялось.

Константин Чуриков: Так, а на что, ради чего они взяли у вас эту сумму в 300 тысяч?

Зритель: На бизнес, на развитие бизнеса.

Константин Чуриков: На бизнес, все, поняли вас. Спасибо, спасибо.

Оксана Галькевич: Какая правильная история. Главное, что все хорошо закончилось.

Вера Николаевна, то есть на самом деле даже не такой структурный документ вот четко составленный, как вы сказали, с указанием пунктов, неустоек, вероятностей, возможностей, последствий, но даже вот обычный, от руки составленный документ, но правильно, с использованием правильных глаголов выручит вас в судебной ситуации?

Вера Гаевая: Да, может, если он действительно подтвердит, что один человек другому передал, а второй принял, и в этом не будет никаких сомнений, то он может, конечно, помочь.

Константин Чуриков: Так, Вера Николаевна, еще, чтобы все-таки удостовериться, что, как сказать, например, Центральный банк Российской Федерации, еще какие-то органы власти не будут против вот таких операций. Смотрите, просто разъясните, пожалуйста, у нас же, как сказать, Центробанк борется с черными кредиторами. Вот как доказать, что я не черный кредитор, а я вот своему человеку, не знаю, другу, родственнику дал в кредит?

Вера Гаевая: Ну, вы опять же можете привести... Если это неоднократные сделки, то это может вызвать интерес со стороны государства к вам. Если это разовая сделка или проходит не так часто, то вряд ли это заинтересует кого-либо. А для того чтобы подтвердить, что вы предоставляете в займ, вам необходимо предоставить опять же все необходимые документы, подтверждающие, что вы на основании договора или на основании расписки предоставили и это для вас не является именно предпринимательской деятельностью, а является вашей свободой на заключение определенных договоров. Вы вправе заключать договор займа, и вы воспользовались этим правом, что не подтверждает, что вы занимаетесь этим как предпринимательской деятельностью. Но даже и в этом тоже нет никаких ограничений.

Оксана Галькевич: Вера Николаевна, а насколько часты такие случаи в вашей юридической практике?

Вера Гаевая: Достаточно часто встречаются, причем ситуации бывают абсолютно разные. Я хотела бы в качестве практической такой рекомендации еще привести такой пример и случай из практики, когда предприниматель, имея определенную задолженность перед своими контрагентами, был вынужден под напором этих контрагентов, имея задолженность, подписать еще договор займа. При этом он сам фактически не получал данные средства, но его вынудили на это компаньоны. Поэтому я бы хотела... В такой ситуации что произошло? С него потребовали деньги как и компания, перед которой он должен был, так и с него как с физического лица пытались взыскать сумму займа. В таких ситуациях я всегда рекомендую, во-первых, подписывать только то, что вы понимаете, вам понятны смысл и суть принимаемых на себя обязательств.

Во-вторых, если вы подписываете, то вы должны понимать, какие последствия повлечет подписание определенных документов. Если вы понимаете то, что вы подписываете, и готовы взять на себя данные обязательства, только в этом случае я рекомендую подписывать документы. И не подписывать документы, которые говорят о том, чего вы фактически не делали. Человек не брал займ, но он подписал документ, в соответствии с которым он эту сумму взял. Это является доказательством по делу, и потом задача перед юристами стоит опровергнуть это доказательство.

Константин Чуриков: Вера Николаевна, вас благодарят наши зрители, благодарим мы. Спасибо большое за участие в нашей программе. Вера Гаевая, юрисконсульт по экономическим спорам юридической компании CPO Group.

Мы продолжим эту тему буквально через несколько секунд, заодно узнаем, часто ли у нас люди в стране берут в долг. Небольшой видеоопрос посмотрим.

ОПРОС

Константин Чуриков: Отличные слова у респондента в этом сюжете.

Давайте сейчас уже обратимся, конечно, к более традиционным, наверное, все-таки кредитам...

Оксана Галькевич: Менее экзотическим, я бы так сказала, в последнее время.

Константин Чуриков: Но все-таки опасным.

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Потому что мы сейчас будем говорить уже о микрозаймах. Вот на что эти микрозаймы граждане нашей страны брали и берут в разгар пандемии? Пришла статистика от QIWI, это такая компания. Так вот на что берут? Больше половины на товары первой необходимости.

Оксана Галькевич: И это грустно, потому что тут и продукты на самом деле в первую очередь, и лекарства могут быть, и на оплату каких-то необходимых чеков, как ЖКХ и так далее. Еще 30% говорят, что они брали эти деньги, чтобы перекредитоваться и погасить другие кредиты, то есть прежние долги; 17% на лечение; ну вот оплата ЖКХ, как я сказала, 15%; покупка обуви и одежды – 11%.

Константин Чуриков: К нашему разговору сейчас присоединяется Игорь Костиков, это доктор экономических наук, председатель «ФинПотребСоюза». Игорь Владимирович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Константин Чуриков: Вот смотрите, когда такое тяжелое время настало, когда не все при работе, как говорится, при деньгах, доходы падают у населения, а население идет в МФО, чем это чревато и для людей, и вообще для вот этой системы, скажем так, банковской и околобанковской?

Игорь Костиков: Ну, я могу сказать, что статистика, которую вы привели, свидетельствует, ну мы это знаем, конечно, в «ФинПотребСоюзе», о том, что значительная часть граждан, которые обращаются в микрофинансовые организации, идут за тем, чтобы получить деньги для перекредитования.

Оксана Галькевич: Ага.

Игорь Костиков: То есть вот это, к сожалению, такая не очень хорошая тенденция, потому что мы прекрасно понимаем, что строится у каждого своя пирамида, все сложнее и сложнее с этой пирамидой справляться, все сложнее и сложнее ее обслуживать. И я бы вот тут порекомендовал гражданам все-таки задуматься один раз и решить проблему, реструктурировать всю свою задолженность суммарную, а не по одному кредиту, и уже после этого более внимательно относиться к заимствованию средств.

Потому что мы видим сейчас кроме того, что растут микрофинансовые организации, растет количество так называемых кредитных брокеров, которые всяческими способами «помогают» гражданам получать кредиты, когда прямым путем их получить невозможно, то есть «дополняют», так сказать, документы, которых не хватает, объясняют, где, в какой организации им легче дадут с их кредитной историей. То есть вот это вот... Я не могу их назвать мошенниками, но людьми, которые зарабатывают на тяжелых обстоятельствах граждан.

Оксана Галькевич: Честно говоря, Игорь Владимирович, я не слышала даже такого выражения «кредитные брокеры». Что это за звери такие? То есть это люди, которые помогают вам получить кредит, когда по определенным формальным признакам кредит вам получить нельзя?

Игорь Костиков: Абсолютно точно, и они вам предлагают варианты, по которым они смогут вам помочь в получении данного кредита. Причем даже среди них есть некоторые брокеры, которые позволяют получить кредит, а есть некоторые, которые просят вас заплатить за их услуги, а потом кредит вы можете вполне не получить.

Константин Чуриков: Игорь Владимирович, расскажите еще, пожалуйста, раз уж у нас такой ликбез пошел, кто такие «раздолжнители»?

Оксана Галькевич: О господи.

Константин Чуриков: Вот очень много рекламы этих людей, предлагают свои услуги.

Игорь Костиков: Ну вот я могу сказать, что среди кредитных брокеров много и «раздолжнителей». То есть они предлагают провести, во-первых, реструктуризацию задолженности попробовать, но это как бы хорошая работа, а дальше очень многие из них предлагают помочь с банкротством, со списанием долгов. Мы знаем, например, много случаев, где контрагентами выступают недобросовестные сотрудники кредитных организаций, которые им помогают. То есть на самом деле это такая, скажем, «серая» сфера кредитного бизнеса, про которую мало кто сейчас говорит, но это, наверное, новая такая волна, которая близка к понятию мошенничества. Поэтому, конечно, тут гражданам надо быть особенно внимательным и не хвататься за такого рода соломинки, потому что после «раздолжнителей» можно оказаться в ситуации гораздо более тяжелой, чем вы были до этого.

Оксана Галькевич: Слушайте, кредитные брокеры есть, «раздолжнители» существуют, а «разъяснители» нормальные где-нибудь сидят, вот к кому можно прийти и задать вопрос: «Ребят, вот такая ситуация, так и так, предлагают то, предлагают это, как быть»?

Игорь Костиков: Ну, я скажу сразу, что, конечно, в нормальной кредитной организации известной, если вы придете туда, то вам, скорее всего, подскажут, как быть.

Оксана Галькевич: Ага.

Игорь Костиков: Мы, к сожалению, тоже знаем, что не везде это происходит, есть разные сотрудники. Но в принципе кредитные организации сейчас более-менее нормально со своими клиентами потенциальными работают.

Константин Чуриков: Давайте послушаем наших зрителей. Нам звонит Александр из Ульяновска. Александр, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я советую кредит и в долг родственникам не давать, только официально через нотариуса оформленный.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Были какие-то неприятные у вас истории, связанные с этим, да?

Зритель: Да, с родственниками, со знакомыми, с близкими... Я как предприниматель только беру в банке то ли под залог машины, то ли под проценты. Но с аферистами никогда с этими не связываюсь вот этими.

Константин Чуриков: Ну вы же говорите про родственников, а тут аферисты. Хочется надеяться, что родственник не может быть аферистом.

Зритель: Ну и родственники аферисты, то же самое, такое есть.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Разные бывают родственники.

Константин Чуриков: Разный опыт, да.

Надежда из Челябинской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте.

Константин Чуриков: Да, здравствуйте, Надежда.

Оксана Галькевич: Говорите, Надежда.

Зритель: Я что хочу сказать? Деньги в долг не надо никому давать. Я дала хорошей подруге в долг 180 тысяч, она взяла на полгода, а в данный момент я не могу с нее взять деньги, а когда прошу, то она сердится. Брала всего на полгода, а прошло уже 3 года. Не надо давать никому в долг, потому что брать берут, а отдавать не хотят. Берут-то чужие деньги, а отдавать-то надо свои.

Константин Чуриков: Так, Надежда, а подруга...

Оксана Галькевич: ...по-прежнему подруга?

Константин Чуриков: ...как распорядилась-то вашей дружбой, этими деньгами? Что купила себе?

Зритель: Она покупала дом, у нее не хватало. Она попросила меня и говорила, что через полгода отдаст. А теперь я у нее прошу, а она мне не отдает, говорит: «У меня нет».

Константин Чуриков: А она на вас сердится. Так, ну хорошо, ваши дальнейшие действия?

Оксана Галькевич: Что говорит-то? – «Не отдам, все, забыли, отстань от меня»?

Зритель: Она не говорит, что не отдаст, а задает вопрос: «Зачем они тебе?»

Константин Чуриков: Потому что дружеские отношения, чего, все проговорили, она знает, что Надежде деньги не нужны.

Оксана Галькевич: Да...

Константин Чуриков: Надежда, короткий вопрос – дружба или деньги? Что вы выбираете?

Зритель: Вы знаете, я бы хотела дружбу...

Оксана Галькевич: ...но уже, видимо, никак с ней.

Зритель: Но я хочу сказать, что человеку нужно давать тому, кто тебе верит и всегда тебе поможет и отдаст. А таким, кто берет и не отдает, это уже не дружба.

Константин Чуриков: Ну да.

Оксана Галькевич: Ну да. Спасибо.

Константин Чуриков: Правда, подруга вам верит в том, что деньги вам не нужны. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, Надежда. Как говорится, друг познается в беде, в еде и при разделе денег. Спасибо большое.

Игорь Владимирович, скажите, а вот эта вот история с МФО, мы приводили статистику в начале, она на фоне пандемии, какое-то второе дыхание эти организации получили, или, может быть, у них меньше клиентов стало? Потому что вот нам говорят, что доходы совсем падают...

Игорь Костиков: Нет, клиентов стало больше.

Оксана Галькевич: Больше?

Игорь Костиков: Да, их стало больше, потому что действительно люди теряют работу, теряют доход. Кто-то смог получить кредитные каникулы, кто-то не смог получить; у кого в связи с потерей дохода кредитная история не позволяет получить кредит в банках, там сегодня, если вы смотрите даже за рекламой банковских продуктов, мы видим, что ставки по кредитам довольно низкие... То есть граждане, конечно, пострадали в ходе пандемии, и доходы падают. Поэтому те, кто не может получить нормальный кредит в банке, они обращаются в микрофинансовые организации, сейчас как второе дыхание, почему я и говорю, появились вот кредитные брокеры...

Константин Чуриков: Игорь Владимирович, я сейчас можно специально обострю нашу дискуссию?

Игорь Костиков: Да-да-да.

Константин Чуриков: Ну раз такое время сложное, пандемия, денег всем не хватает, что ж людям множить свои долги, может, как раз сейчас настало то время, когда нужно просто прикрыть эти организации, нет?

Игорь Костиков: Думаю, что нет, потому что мы получим «черных» брокеров, которые и сейчас есть, и «черные», и «серые» брокеры, и «черные», и «серые» микрофинансовые организации, то есть несмотря на всю борьбу государства с ними они продолжают существовать. Поэтому просто закрытие ничего не даст.

Оксана Галькевич: «Черных» старушек и старичков-процентщиков.

Игорь Костиков: Вопрос, конечно, лежит немного в другой плоскости, вопрос лежит в плоскости скорее доходов населения, мы это прекрасно понимаем, и решить это просто закрытием не удастся.

Константин Чуриков: Игорь Владимирович, а в плоскости лоббизма какого-то это может лежать?

Игорь Костиков: Я думаю, что последние по крайней мере 2 года регулятор и законодатели довольно провели большую работу по ужесточению нормативных требований к микрофинансовым организациям, и то, что к ним сейчас применяется, в общем-то проблему решает. Понятно, мы знаем, что есть лоббизм, мы никуда от этого не уйдем, потому что мы очень хорошо помним, когда принимался закон о микрофинансовых организациях, мы пытались тогда еще внести свои изменения, несмотря на все наши попытки нам этого не удавалось, потому что это перекрывалось микрофинансовыми организациями, наши выступления в прессе приводили к тому, что в отношении нас, «ФинПотребСоюза» как защитника потребителей возбуждались гражданские иски, дела по защите репутации микрофинансовых организаций...

Константин Чуриков: О, даже так?

Игорь Костиков: ...мы все это проходили. Сейчас, конечно, такого нет, и, собственно, позиция государства в этом смысле достаточно очевидная. Но государство на сегодняшний день не может справиться, особенно на фоне пандемии, с падением доходов населения, которое приводит к росту потребности в рефинансировании, и зачастую это рефинансирование при плохих кредитных историях граждан приводит к походу в микрофинансовые организации, к кредитным брокерам, к «раздолжнителям», для того чтобы каким-то образом снять давление кредитное, которое у граждан сегодня появилось.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Минуя нормальных «объяснителей», как мы поняли. Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Игорь Костиков был у нас на связи, доктор экономических наук, председатель «ФинПотребСоюза».

Константин Чуриков: А телефон все звонит и звонит. Татьяна из Ленинградской области. Татьяна, у вас какая история или мнение? Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот хочу что сказать? Я вспоминаю жизнь вот до микрофинансовых организаций. Как-то так у меня сложилось вот, что приходилось часто занимать, и как-то было унизительно ходить и на неделю до получки три рубля стрелять. А теперь вот я на пенсии, не хватает на лекарства, вот выписали дорогое и не хватает, спокойно иду в микрофинансовую организацию, очень хорошие девочки...

Константин Чуриков: Так.

Зритель: ...под 0,7% в день они дают на неделю, это не обременительно. Я считаю, что это очень хорошо сделали, только надо быть тоже... Вот все коллекторов ругают – коллекторы не придут, если ты вовремя отдашь.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так, Татьяна, поскольку такое нестандартное мнение звучит в нашем эфире, я, честно говоря, первый раз слышу, чтобы хвалили микрофинансовые организации. Вы говорите, что вы спокойно идете к этим прекрасным девочкам, значит, 0,7% в сутки – это недорого. Ну например, вот чтобы просто мы понимали, например, вы берете 10 тысяч, да, через неделю вы должны вернуть, сколько вы вернете через неделю?

Зритель: Вы знаете, как-то получается, что 10 я и не беру.

Константин Чуриков: Так. А сколько берете?

Зритель: Я не беру 10, я беру ну 2, ну 3, а 10... Я просто знаю, что 10-то надо отдать, с пенсии-то я с чего отдам? Я знаю, что я получу свои 15 тысяч пенсии и 2 тысячи спокойно смогу отдать.

Оксана Галькевич: А сколько процент там получается с 2 тысяч, ну вот по таким небольшим суммам?

Зритель: Ну, что-то я... Ну я не знаю, ну где-то... Как-то я брала на сколько дней, ну рублей 100, например, с 2 000.

Оксана Галькевич: А, рублей 100? Ну понятно.

Зритель: Но я считаю, лучше я вот эти 100 рублей отдам, чем я буду ходить и кланяться, у кого-то просить.

Оксана Галькевич: Ну да, да.

Константин Чуриков: И это все на лекарства, да, Татьяна?

Зритель: Не только на лекарства, ну мало ли там, на что, ну всякие бывают обстоятельства в жизни. Просто надо вот к этим микрофинансовым организациям относиться именно вот так, не брать 100 тысяч, чтобы купить, и зная, что ты не отдашь. Отдашь ты эту тысячу, приди и возьми, отдай, скажи девочкам спасибо, вот и все.

Константин Чуриков: Хорошие там девочки, прямо так рассказываете, даже интересно посмотреть.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Спасибо, Татьяна.

Оксана Галькевич: Косте тоже захотелось к вашим девочкам, адресок оставьте. Спасибо.

У нас еще один эксперт сейчас на связи – Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ. Антон Валерьевич, здравствуйте.

Антон Табах: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Антон Валерьевич, вы знаете, заемные средства так или иначе могут понадобиться всем, вот мы сейчас уже долго об этом говорим. Скажите, что нужно все-таки знать, вступая на эту тропу финансовых заимствований? Или вот, перефразируя в тему нашей беседы, как правильно брать в долг?

Антон Табах: Ну, вы, наверное, выбрали не самого лучшего эксперта для этого...

Оксана Галькевич: Как это?

Антон Табах: ...как правильно брать в долг. Я скорее смогу сказать, чего не делать. Соответственно, нужно понимать, на что вы берете и зачем вам эти деньги нужны, как вы их собираетесь отдавать, и брать хорошие кредиты, а не плохие.

Оксана Галькевич: Так.

Антон Табах: Соответственно, под хорошими кредитами, например, понимается ипотека.

Оксана Галькевич: Ага.

Антон Табах: Хороший кредит, если вы не собираетесь тратить 80% своего дохода, плюс налоговые льготы, плюс разнообразные вычеты, то есть сидеть и считать и понимать, как будешь платить. Или же образовательные кредиты, которые вот сейчас появились, этим летом переформатировали программу и сейчас просто сказочно, под 3% на 15 лет. То есть если, как сказать, в середине жизни хочется переквалифицироваться, вполне достойная программа, выплаты действительно небольшие, при этом есть возможность получить профессию, которая позволит, скажем так, улучшить свои заработки, при этом там месячная выплата будет за, по-моему... Вот у меня знакомая пошла в магистратуру, из расчета 150 тысяч рублей получается порядка 1 тысячи в течение 15 лет, то есть как бы это вот серьезная льгота.

А, например, займы в микрофинансовых организациях, вот бабушка, которая была перед этим, она, собственно говоря, вот это тот самый случай, когда, как вот реклама была, «Вы просто не умеете их готовить», она умеет готовить микрофинансовые организации. Микрофинансовые организации действительно не страшны при очень коротких займах и очень маленьких, когда понятно, из чего их отдавать. Единственный вопрос, почему, грубо говоря, ну это уже, как сказать, личные предпочтения, не брать у соседей. Грубо говоря, вот человек предпочитает заплатить 100 рублей, а не пойти к соседке.

Оксана Галькевич: Но я правильно поняла, что там еще один можно совет дать, что не брать никогда в микрофинансовых организациях суммы, которые превышают в принципе твой доход? То есть если ипотека, понятно, что это больше, чем твои доходы, то в микрофинансовых организациях ни в коем случае не больше твоего дохода?

Антон Табах: Вообще это мое частное мнение, оно как бы не является мнением моих работодателей, с микрофинансовыми организациями взрослому здоровому человеку лучше не связываться. Если человек пришел в микрофинансовую организацию, с моей точки зрения, это значит, что он лишился общественных связей, социальных связей, не имеет родственников, не имеет семьи, не имеет церковной общины, ему можно просто посочувствовать, потому что это, что называется, не от хорошей жизни. Ну а если человек как бы предпочитает заплатить 100 рублей, а не идти к соседу, он действительно беден, но у него присутствует гордыня, ну что делать.

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, вот мы рассказывали в начале нашей программы, что многие берут кредиты в МФО на погашение других кредитов.

Антон Табах: В МФО нельзя взять кредит, в МФО можно взять займ.

Константин Чуриков: Ну заем, заем.

Антон Табах: Понятно, что между кредитом и займом с бытовой точки зрения разницы нет, но, кстати, это очень хорошо. Если вам предлагают заем, это уже сразу большой, как это сказать, вопросительный знак, красная тряпка, которая на вас должна действовать.

Константин Чуриков: Нет, ну хорошо, смотрите, ну есть люди, которые, хорошо, берут заем, но это в МФО заем, понимаете, драконовские проценты. То есть, ну как объяснить, этих людей просто динамят банки и все, с ними никто не хочет иметь дела? А что им, бедным, беднягам тогда делать вообще?

Антон Табах: Значит, в данном случае, как сказать, есть концепция, что кредит – это право. Нет, кредит – это не право. Соответственно, если у человека... Это действительно очень большая проблема, потому что люди, которые обращаются в МФО, вот эти любят в рекламе слезливые истории приводить, когда там не хватило денег на холодильник летом или на детское питание, – извините, детское питание является вопросом к соцзащите или к церковной кассе взаимопомощи, к мечети или к синагоге в зависимости от вероисповедания, это не вопрос, который должен регламентироваться этим образом. Поэтому здесь это чаще всего люди, которые действительно, как сказать, испортили себе кредитную историю, что называется, им нужны деньги. Если есть имущество, даже ломбард лучше. Вот старуху-процентщицу у нас почему-то ассоциируют с микрофинансовыми организациями, – нет, она работала в режиме ломбарда.

Оксана Галькевич: Антон Валерьевич, вы, кстати, хорошую мысль подсказали. Наши религиозные институты должны в некотором смысле быть социальными, так не всегда у нас на самом деле бывает. Касса взаимопомощи мне понравилась.

Антон Табах: Далеко не везде, это как бы у нас страна не такая богатая, но, собственно говоря, люди, которые адаптированы, которые вписаны в религиозные организации, чаще всего они не обращаются в МФО.

Оксана Галькевич: Ага.

Антон Табах: Люди, которые вписаны в семьи... У нас где самый низкий уровень закредитованности?

Оксана Галькевич: Где?

Антон Табах: Именно... кредитами, займами – в тех регионах, которые, что удивительно, большие семьи, большие кланы, Северный Кавказ.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Нам звонит Андрей из города Владимира, хочет с нами поговорить и с вами, Антон Валерьевич. Андрей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер. Меня слышно хорошо?

Оксана Галькевич: Очень хорошо.

Зритель: Да. Хотелось бы по долгам поговорить. Вот я в свое время открывал микрокредитную компанию, и вот в 2017 году я ее открыл, проработал 2 года, и пришлось закрыть, потому что отдача вот этих микрозаймов очень плохая. То есть в настоящий момент мы не можем выбить долги по судебным решениям, то есть люди просто не платят. То есть они набрали везде, когда они приходят, отслеживается по ним их кредитная история, то есть показывают, что чистый, а потом через, допустим, месяц у них уже полная кредитная история испорченная. Поэтому в настоящий момент много судебных решений взыскано, но взыскано теоретически с них не представляется возможным.

Константин Чуриков: Андрей, скажите, сколько денег суммарно вы отдали вашим клиентам и клиенткам и сколько они вам теперь уже с учетом процентов должны?

Зритель: Ну смотрите, ситуация следующая. Какие-то части возвращались, то есть я сейчас оборот не помню, но, мне кажется, сейчас, в настоящий момент порядка 500–600 тысяч долгов, можно сказать, уже невозвратных.

Константин Чуриков: Это у вас была легальная кредитная организация?

Оксана Галькевич: Это франшиза какая-то, да? Что это у вас за организация?

Зритель: Нет, эту организацию открывали сами, то есть Центральный банк нам выдавал лицензию.

Оксана Галькевич: А, ну все официально.

Зритель: Соответственно, мы работали порядка 2 лет. Но в связи с тем, что оборотных денег не хватило...

Оксана Галькевич: Поняли.

Зритель: ...соответственно, пришлось закрыться.

Константин Чуриков: Еще одно просто уточнение, поскольку первый раз нам звонит создатель микрофинансовой организации, которых мы тут демонизируем в эфире. Скажите, Андрей, просто ли вообще получить эту лицензию? То есть вот входной билет, вложения исходные в МФО – это какие деньги?

Зритель: Смотрите, мы открывали микрокредитную компанию порядка 1,5 года. Это было связано с тем, что, во-первых, название должно быть идентичное и не схожее с другими названиями, поэтому Центральный банк заворачивает, в основном говорит, что название каким-то образом совпадает с названием других, поэтому сам выбор названия, соответственно, очень проблематичный.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Еще... Основное... В принципе там госпошлины не очень большие, ну и пакет документов. То есть обычно необходимо, что у учредителей не должно быть судимостей и директор должен быть юридически не судим и не иметь неснятую и непогашенную судимость.

Константин Чуриков: Как называлась ваша организация?

Зритель: Вы знаете, она сейчас как бы упразднена, я бы не хотел называть ее в эфире...

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага, ну ладно. Спасибо, Андрей, с вами было интересно. Редко такое бывает.

Оксана Галькевич: Да. Антон Валерьевич, оказывается, такой рискованный бизнес, но простой достаточно с точки зрения организации.

Антон Табах: Только надо сказать, что в 2018 году очень сильно закрутили гайки, собственно, поэтому микрокредитные компании начали резко сокращать свое присутствие, потому что ограничили проценты, которые могут брать, и постепенно как бы снижается этот норматив. Да, со стороны это выглядит, что, условно говоря, 1% в день или 2 номинала от займа – это очень много, но на самом деле при уровне невозвратов, который у таких вот, скажем так, мелких рискованных организаций, это убило очень многих из них. То есть сейчас, если я правильно помню статистику, осталась где-то треть от микрофинансовых организаций, особенно мелких, которые присутствуют на рынке, по сравнению с тем, что было, например, в 2018 году. Да и крупных часть ушла из бизнеса, потому что то же самое, просрочка высокая, и здесь, что называется, это тоже не такой легкий бизнес, это кажется, что очень легкий хлеб. Вспомним опять же все ту же старуху-процентщицу – извините, оценить риски, выдать займ, опять же иногда Раскольников приходит.

Оксана Галькевич: Ну вот видите, да, недооценила она риски в определенный момент.

Антон Валерьевич, а если не только об МФО поговорить, а в принципе о том, как у нас ситуация с закредитованностью населения опять же на фоне непростой ситуации в этом году с доходами, со всей этой пандемией и всем прочим? У нас смотрите как, хорошие кредиты, вы сказали, ипотечные кредиты, как активно их разбирают – все ли там нормально с выплатами?

Антон Табах: Льготы, просрочка растет, но при этом от очень низких уровней. Ну и как бы здесь у нас несколько процессов, то есть у нас если посмотреть, то ипотека, действительно ипотечный бум, чего не было в прошлые кризисы, понятно, льготы, льготные кредиты, спецпрограммы плюс снижение ставок общее и массовое рефинансирование, и это хорошо, потому что та же самая ипотека, по ней уменьшаются выплаты.

Второе – это то, что у нас и по потребительским кредитам провал был только во II квартале, когда фактически банки физически не могли кредитовать. Но при этом долговая нагрузка средняя, вот сегодня я как раз слышал выступление, выступал на конференции сам и слушал выступление представителя Национального бюро кредитных историй, соответственно, средняя полная долговая нагрузка увеличилась с весны с 23% от дохода до 26%. То есть ничего катастрофического, но, скажем так, немало.

И наконец третье. Если мы берем каникулы, которые были введены кредитные, то там интересная ситуация, потому что попросило 3 миллиона человек, дали примерно 2 миллионам, но подавляющему большинству дали не то, что полагалось по закону, а разные программы реструктуризации от банков, а то, что называется по закону, дали только 160 тысячам. У нас была дискуссия, некоторые говорили представители защитников прав потребителей, что вот закон не сработал, как раз я считаю, что это тот самый случай, когда банки были вынуждены предлагать свои программы, которые часто не хуже, а даже лучше государственных для заемщика. Поэтому здесь, что называется, вот этот момент прошли хорошо.

И наконец третье – сейчас эти каникулы заканчиваются, и у очень многих в тех отраслях, где не восстановилась занятость, не восстановились доходы, там будет очень тяжело. Соответственно, скорее всего, вырастет просрочка, скорее всего, будут проблемы, связанные с взысканием.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое. Антон Валерьевич Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ.

Сейчас мы, кстати, скоро поговорим со специалистом по, скажем так, защите прав финансовых потребителей, финансовых услуг. У нас сейчас звонок, это будет Наталья из Оренбурга. Наталья, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я вас сейчас много послушала о том, как нельзя занимать у друзей. Это, наверное, ненастоящие друзья. Вот со своим другом мы дружим уже почти 50 лет.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Мне 67. Первый свой автомобиль я купила благодаря ему, я занимала у него без всяких расписок, безо всего. Вернула, понятно, вовремя. Здесь у него случилась беда, у него заболела серьезно жена, он подошел ко мне, я тоже без расписки дала ему бабосики, как сейчас говорит молодежь, он мне отдал. Потом мне понадобились деньги на строительство дома моей дочери, у меня четверо детей, он мне помог. Потом Галине, его жене, понадобилась опять помощь... И вот так мы друг друга выручаем. Лучший друг – это лучше всего банка!

Константин Чуриков: Получается, понимаете, не круговорот кредитов и займов, а круговорот добра в природе, да?

Оксана Галькевич: Да.

Константин Чуриков: Вот и людям хорошо.

Зритель: Да, да!

Константин Чуриков: Прекрасно, прекрасно.

Зритель: Вот на это, на это я все-таки рассчитываю, что все-таки в России у нас вот такое добро и будет вокруг нас всяких.

Константин Чуриков: Наталья, можно коротко вопрос? А кто кому чаще помогал, пробовали посчитать?

Зритель: А?

Константин Чуриков: Кто кому из вас чаще помогал, пробовали посчитать, нет?

Зритель: Да нет, не пробовала. Но мы никому, ни он мне не должен, ни я ему не должна.

Константин Чуриков: Прекрасная история, спасибо за ваш звонок. Даже как-то полегчало на сердце.

Оксана Галькевич: Да, но все-таки, друзья, внимательно нужно относиться к своим финансовым обязательствам и финансовым обязательствам ваших друзей.

Константин Чуриков: Опять, опять занудство, опять занудство.

Оксана Галькевич: Потому что многие пишут нам со всей страны о совсем других сложных порой взаимоотношениях в том числе с родственниками.

Ну и на связи у нас сейчас Павел Медведев, экономист, финансист. Павел Алексеевич, здравствуйте.

Павел Медведев: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Здравствуйте, рады вас видеть.

Константин Чуриков: Павел Алексеевич, очень много вопросов на портале. Сразу начну с такого часто задаваемого. Алтайский край пишет: «Я даже не брала кредит, мне просто карту навязали», – и много таких историй. Как человеку доказать, что ему навязали, особенно если это пенсионер, вот эту проклятую кредитку? И как от нее избавиться?

Павел Медведев: Вы знаете, очень трудно, к сожалению. Призывать людей ходить со свидетелями в банк ужасно не хочется, но я так много получаю жалоб от граждан, которые попали в совершенно тупиковую ситуацию, вот приблизительно в такую, как вы сейчас сказали, что, пожалуй, даже порекомендую. Во всяком случае тех людей, у которых не очень большой опыт общения с финансовыми организациями, этим людям порекомендую ходить с кем-то вместе в банк, чтобы был свидетель.

Оксана Галькевич: Павел Алексеевич, скажите, ну а банки, ведь это же на самом деле серьезные организации, там сидят серьезные люди, они какую-то там подготовку по общению с клиентами проходят, и, должно быть, они не заинтересованы, ну я так размышляю, в том, чтобы вручать эти кредитки людям, заведомо, так скажем, которые могут испытывать сложности с погашением вот этих вот процентов, с выдачей кредитов людям, которым тяжело понять, рассчитать. Стало быть, не нужно тогда эти услуги навязывать, потому как они опасны. Почему же происходит наоборот?

Павел Медведев: Происходит наоборот потому, что система оплаты труда порочная, потому что она в значительной мере сдельная.

Оксана Галькевич: А, в банках вы имеете в виду, да?

Павел Медведев: Я когда-то был знаком с одним американцем, который с гордостью мне сказал, что американцы в начале XX века преодолели это безобразие, нет сдельной оплаты труда. Человек на работе должен выполнять инструкцию; если он правильно выполняет инструкцию, он получает полностью свою зарплату. Когда девочка в окошечке банка заинтересована в том, чтобы побольше продуктов продать, она часто идет на сделку с совестью и обижает кого-то, кого обидеть полегче.

Константин Чуриков: Павел Алексеевич, а какие, не знаю, законы, какие-то внутренние правила в банках прописать, чтобы вот был этот компромисс, извините, между совестью и планом?

Павел Медведев: Я тоже с гордостью, как тот американец, скажу, что 1,5 года тому назад, в феврале прошлого года Центральный банк собрал представителей абсолютно всех финансовых организаций и победил так называемый мисселинг. Мисселинг – это, так сказать, неправильная продажа. Все кровью расписались на бумажках в том, что мисселинга больше не будет. Расписались, разошлись, и все осталось в том же самом состоянии, как было до подписания.

Оксана Галькевич: Скажите, нам вот пришло сообщение по поводу кредитных карт: «По почте прислали кредитку на 50 тысяч рублей, а я просто сломала ее, разрезала и выбросила в мусорку, и никаких проблем».

Константин Чуриков: Или, может быть, проблемы будут?

Оксана Галькевич: То есть главное в этой ситуации... ?

Павел Медведев: Да, проблемы могут быть. Желательно все-таки явиться в банк... Хотя во многих городах просто нет представительства того банка, который прислал эту карточку. Желательно либо явиться в банк, либо в письменной форме сообщить этому банку, что карточка не нужна.

Константин Чуриков: Нет, ну да, с этой точки зрения все, у кого сейчас есть кредитка, могут ее ножницами разрезать, но это не значит, что вы перестанете банку быть должны.

Оксана Галькевич: Нет, я так понимаю, что главное ее не активировать, главное не проводить по ней операций.

Павел Медведев: Это правда, да, это, конечно, ключевой вопрос. Если не дай бог вы производите одну операцию, то уж потом пишите не пишите, что она вам не нужна, не поможет.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Павел Алексеевич, может быть, у вас есть информация, вот, скажем так, среди тех, кто не может вернуть долг сейчас, в основном какие суммы люди не могут вернуть? О каких суммах идет речь и насколько это сегодня массовая, серьезная проблема?

Павел Медведев: Вы знаете, вот у вас сейчас выступал замечательный человек Антон Табах, очень хороший специалист, замечательный просто, я его хорошо знаю и люблю за то, что он хороший специалист. Он рассказывал об одной стороне медали, а я вам сейчас расскажу о другой. Он рассказывал вам о деньгах. Деньги действительно возвращаются более-менее нормально, то есть по деньгам кредиты более-менее нормально обслуживаются. Что это значит? Это значит, что те люди, которые взяли огромные кредиты, их более-менее правильно обслуживают. А те, которые взяли крошечные, их обслуживают плохо, но их вклад в невозврат очень мал. Вот по моим представлениям, сейчас людей, которые не платят 3 месяца или больше по своим кредитам или займам, то есть я имею в виду должников микрофинансовых организаций, а не только банков...

Константин Чуриков: У нас ровно 10 секунд, да.

Павел Медведев: ...их 15–17 миллионов, а из них только 1 миллион имеют долг 500 тысяч или больше. То есть почти все имеют крошечные долги и не могут их обслуживать.

Константин Чуриков: Так или иначе, да.

Оксана Галькевич: Это очень много, да.

Константин Чуриков: Грустно, печально и сложно. Спасибо. Павел Медведев, экономист, финансист.

Ну, я надеюсь, что, может быть, за этот час для кого-то что-то прояснилось в том, как опасно брать деньги в долг.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Базовые правила, чтобы не было проблем. Кто и как чаще оказывается в долговой кабале?