Как переживает кризис ювелирная отрасль

Гости
Михаил Дягилев
руководитель комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням ТПП РФ
Максим Блудов
генеральный директор ООО «Бронницкий ювелирный завод»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам, в это время, в 14:30 по московскому времени, мы говорим о российских предприятиях, которые на нашей территории производят качественную и хорошую продукцию, причем и малые предприятия, и средние предприятия, и крупные предприятия. Виды отраслей – совершенно разные.

Сегодня поговорим о ювелирной промышленности на примере одного из старейших заводов – это Бронницкий ювелирный завод. Мы сделали сюжет об этом предприятии.

Сейчас у меня на связи Михаил Дягилев, руководитель Комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням Торгово-промышленной палаты России. Надеюсь, что к нам присоединится в ближайшее время Максим Блудов – это генеральный директор Бронницкого ювелирного завода. Мы, надеюсь, победим все технические проблемы, которые у нас на сегодняшний день сложились. Ну, тем не менее.

Михаил Владимирович, здравствуйте.

Михаил Дягилев: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет о Бронницком ювелирном заводе, ну а потом поговорим о ювелирной отрасли в целом.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Когда гордость берет за производство – это всегда приятно.

Я надеюсь, к нам присоединился Максим Блудов – это генеральный директор Бронницкого ювелирного завода. Максим Борисович, вы с нами?

Максим Блудов: Да-да. Здравствуйте.

Марина Калинина: Прекрасно! Давайте, наверное, первый вопрос сразу к вам. Сейчас не самое лучшее время для ювелирной отрасли. Вообще как удалось сохранить завод? Ведь завод с 1924 года существует, с большой историей. Кризис и все-все-все, тем не менее люди работают, все равно продукция производится. Вот в чем секрет?

Максим Блудов: Вы знаете, это старейшее предприятие в нашей стране, которое до сих пор выпускает ювелирные изделия. Мы сейчас с вами вместе посмотрели сюжет, который был снят у нас на предприятии. Посмотрели на те производственные процессы, которые у нас сейчас существуют.

Основным секретом, наверное, является наш трудовой коллектив. Наверное, вот так. Конечно, мы переживали очень много различных кризисов, мы переживали в различные годы. В этом году период пандемии мы переживали также с большим трудом. Но сохранить наше предприятие, сохранить наш коллектив нам позволил именно этот коллектив. Коллектив пошел нам навстречу.

Мы были вынуждены некоторое количество времени не работать, к сожалению, в связи с тем, что было закрыто полностью производство и все франчайзинговые магазины. Тем не менее мы с каждым сотрудником нашего предприятия нашли общий язык, нашли понимание того, как нам пережить этот кризис.

И постепенно мы начинаем работать, постепенно начинаем производить. У нас, конечно же, есть падение объемов продаж, есть падение объемов производства, но тем не менее все с пониманием к этому относятся, абсолютно все. Каждый сотрудник, находящийся на своем рабочем месте, с большей ответственностью и, наверное, с большей радостью и энтузиазмом выполняет свою задачу.

А те слова, которые были сказаны вам при снятии этого репортажа – они абсолютно искренние, то, что люди думают, абсолютно искренние слова. И именно с такой любовью, с энтузиазмом и гордостью они относятся к нашему предприятию, к своему заводу.

Марина Калинина: Ну да, действительно, люди замечательные у вас работают.

Михаил Владимирович, вот к вам вопрос. Вообще в целом о состоянии ювелирной отрасли на сегодняшний день что вы можете сказать? Вы как представитель Торгово-промышленной палаты общаетесь же с ювелирами, с производителями и так далее.

Михаил Дягилев: Да, конечно. В целом Максим Борисович сказал все верно. Отрасль переживает сейчас не лучшие времена. 2020 год выдался тяжелым для многих, но, наверное, для ювелирной отрасли – в большей мере, чем для других. И если продажи ювелирных изделий в этом году снижаются примерно на 15%, то производство изделий снизилось уже примерно на 30% – в силу того, что отрасль имеет достаточно большие запасы готовых изделий как в торговли, так и у самых производителей. И задача по сохранению рабочих мест в трудовых коллективах именно для производителей сейчас, может быть, даже более острая, чем для торговли, которая, как известно, тоже пострадала очень серьезно.

Марина Калинина: Вы знаете, я до эфира пыталась понять вообще законодательство в отношении ювелирных производств. Честно, я пыталась прочитать эти законы. Я не поняла ничего!

Вопросы к вам, Максим Борисович, и к вам, Михаил Владимирович. Вот что в нашем законодательстве не так? На что ювелиры жалуются? Что предлагает государство? Как эта отрасль вообще по нормативам себя чувствует сейчас? Максим Борисович.

Максим Блудов: Существует нормативная база, довольно понятная нам, специалистам. И мы по этой нормативной базе живем довольно большое количество времени. Но тем не менее на сегодняшнее время существует определенная доля контрафактной продукции. Данные варьируются – от 10 до 50%. Мы считаем, что контрафактная продукция – это та, при производстве или при продаже которой не уплачена некая часть налогов. Мы таким образом апеллируем. И абсолютно полностью законодательство не определяет сейчас весь учет от производства сырья до выпуска готовой продукции. На сегодняшний день…

Марина Калинина: А почему так происходит? Что не так?

Максим Блудов: На сегодняшний день есть только проект закона, который позволит учитывать полный цикл производства и продажи. Это внедрение маркировки по аналогии с другими продуктами на рынке. Мы все знаем, что на сегодняшний день это те позиции, которые подлежат обязательной маркировке. Ювелиры и мы как производители на самом деле очень заинтересованы в том, чтобы этот закон был принят. И мы действительно, скажем так, жилы бы в рынке, который был бы «белым» на 100%.

Марина Калинина: Михаил Владимирович, добавите что-то? Что с законодательством у нас не так? Вообще в этом направлении какая-то работа ведется?

Михаил Дягилев: Да, Марина, добавлю, конечно. Вы знаете, конечно, непросто прочесть наше законодательство. Я не удивлен, что у вас не получилось.

Марина Калинина: Очень непросто!

Михаил Дягилев: Даже нам иногда трудновато. Вы знаете, там много есть всего.

Вообще история законодательства о драгоценных металлах нашей страны уходит корнями еще в советское прошлое, когда драгоценные металлы относились к так называемым валютным ценностям. Валютных ценностей в виде драгоценных металлов больше нет, а вот определенные сложности в законодательстве остались.

Максим Борисович сейчас затронул тему маркировки. Это действительно важная новация, которая в нашем законодательстве уже фактически появилась на уровне федерального закона. Это система прослеживаемости драгоценных металлов. Она касается не только ювелирных изделий, а вообще в принципе всего движения драгоценных металлов, которых, с точки зрения таблицы Менделеева, восемь штук: от добычи, от недропользователей, от скупок и ломбардов, если речь идет о вторичном сырье, до конечных потребителей в виде ювелирных изделий, банков, вопросов экспорта.

Это очень большая задача, которая, в общем-то, соответствует духу времени, соответствует практике международной. За драгоценными металлами надзор, в общем-то, везде достаточно высокий. Эта система, по идее, должна позволить расшить целый ряд проблем отрасли. Она должна упростить работу регулятора, упростить работу налоговым органам, силовым структурам, которые занимаются этим вопросом.

Марина Калинина: Но в законодательстве, Михаил Владимирович, до сих пор фигурирует фраза, что это коррупция, отмывание доходов и так далее, и так далее. Может быть, как-то от этого уже избавиться?

Михаил Дягилев: Ну да. Вы знаете, это еще одна сторона вопроса.

Максим Блудов: Мы на это надеемся.

Михаил Дягилев: Тут надо сказать, что здесь законодательство нашей страны движется вместе… вернее, так скажем, в фарватере того, что делают международные организации. Есть требование ФАТФ по борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем, для финансирования терроризма. И драгоценные металлы там фигурируют.

Но есть одно обстоятельство: мы в наших правилах по 115-му ФЗ пошли дальше, чем требует ФАТФ, и наш уровень контроля гораздо выше. Например, серебряные ювелирные изделия, которые, с точки зрения требований ФАТФ, подлежат контролю и специальной отчетности, в случае если сделка осуществляется в наличной форме и в сумме более 15 тысяч евро. А у нас сегодня контролируются и безналичные платежи, то есть по банковским картам. И пороговое значение гораздо меньше.

Поэтому это одно из предложений отрасли на сегодня, которое рассматривается, – о том, чтобы освободить серебряные изделия как наиболее доступные для покупателя, от этих дорогостоящих и рутинных операций по обеспечению отчетности по 115-му ФЗ.

Марина Калинина: Михаил Владимирович, вы хотели что-то добавить по поводу того, что это ваша надежда. Насколько это тяжелый пункт в законодательстве для вас как для производителей?

Максим Блудов: Вы знаете, в данном случае, может быть, в данной отрасли законодательство более усложнено, что приведет к большему учету именно тех изделий, которые сейчас на ювелирном рынке (мы говорим пока о нем) присутствуют. Как Михаил Владимирович сказал, от добычи до продажи на конечном прилавке конечному потребителю. Необходимо внедрить прослеживаемость от добычи до переработки на заводе, если это первичное сырье, до продажи переработчику, ювелирному заводу, до продажи изделия в розничной сети.

Это задача непростая, но механизм уже существует. Уже существует некая программа, которая будет учитывать движение этого сырья. И мы надеемся на то, что в ближайшие полгода-год эта система заработает.

Почему мы говорим об этом? Потому что в этом случае некие компании недобросовестные (назовем их так) покинут этот рынок и будут вынуждены подстраиваться под те правила, которые будут существовать. Крупные производители, которые всегда на виду, которые всегда контролируются налоговой инспекцией, силовыми структурами, которые честно работают на этом рынке, займут, собственно говоря, ту долю рынка, которая им причитается как честным производителям. Таким образом, надежды наши на существование предприятий, производств, надеюсь, они осуществляться.

Марина Калинина: Еще одна большая проблема – это подделки и фальсификат. Ну, наш рынок тоже наполнен различными китайскими некачественными товарами. Вот как с этим быть? Что должно сделать государство, для того чтобы защитить своих производителей? И что вы предлагаете как производители сделать?

Максим Блудов: Ну, данная система маркировки коснется и импортных изделий. Товар, который будет приходить, должен будет быть промаркирован обязательно. Иначе, если этого не произойдет… Конечно, закон предполагает маркировку всех изделий. Естественно, какие-то различные уловки, которые используют некие экспортеры, которые ввозят товар, они просто не смогут это делать. И мы все увидим, насколько там рынок на самом деле большой по объему.

Марина Калинина: Михаил Владимирович, с вашей точки зрения как специалиста, как человека, который в этом, в общем, варится и так далее, и так далее, насколько эта проблема фальсификата и подделок актуальна сейчас? Вообще что государство планирует делать с этим? Ну, действительно это урон нашим производствам.

Михаил Дягилев: Я, наверное, в целом соглашусь с оценкой Максима Борисовича о том, что, да, такие факты имеют место. И та информационная система, которую внедряет сейчас государство по прослеживаемости всех изделий, включая импортные изделия, она должна решить большую часть проблем.

Нам кажется, что сегодня доля фальсификата не такая уж большая, хотя оценки звучат, действительно, очень разные – от 10 до 50%. Я думаю, что… Мое мнение: все-таки ближе к 10%, чем к 50%. И я думаю, что…

Марина Калинина: Максим Борисович, а вы с какой цифрой больше согласны?

Максим Блудов: Вы знаете, один и тот же источник, на который мы опираемся, один и тот же источник…

Марина Калинина: Ну понятно.

Максим Блудов: Не будем спорить о размерах.

Марина Калинина: Проблема существует, тем не менее, да.

Максим Блудов: В существующей ситуации, когда рынок падает, когда производители вынуждены по объективным причинам сокращать собственное производство, что сказывается на уменьшении рабочих мест, любое количество произведенной официальной продукции, которая будет официально через розничные сети продаваться, даст рост и увеличение благосостояния каждого рабочего.

Вот вы были у нас на предприятии, вы видели этих людей, да? Вы с ними разговаривали. Вы видели, в каком восторге они работают. Многие рассказывали, что они работают по 40 лет и так далее. И любое проданное изделие сохраняет этих людей на работе. Любое официально проданное изделие дает прибыль компании. И эта прибыль дает возможность развиваться и производителю, и розничным сетям.

Марина Калинина: Давайте дадим возможность высказаться нашим зрителям. Нам Татьяна из Воронежа дозвонилась. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я хотела задать вопрос. А нельзя, чтобы промышленность перешла на изготовление золота 583-й пробы? Это же качественное золото. А нынешнее золото очень плохое. Даже в свое время купленное турецкое золото намного лучше, чем наше.

Марина Калинина: Понятен вопрос. Я даже не знаю, к кому обратиться за ответом.

Максим Блудов: Вы знаете, мы выпускаем изделия как 585-й пробы, так и 583-й пробы. 583-я проба – это старая советская проба, которая не выпускалась много лет подряд, была забыта. Но каждый кризис заставляет нас думать о чем-то и вспоминать хорошо забытое старое. Изделия 583-й пробы мы начали производить, наверное, восемь лет назад. То есть мы вспомнили эту технологию, запустили у себя на предприятии. И есть покупатели, которые просят изделия именно 583-й пробы. Это не является какой-то технологической трудностью.

Марина Калинина: Понятно.

Михаил Владимирович, давайте такой вопрос рассмотрим: а как с экспортом у российских производителей ювелирных изделий? Нас принимают за границей или как?

Михаил Дягилев: Экспорт ювелирных изделий из России имеет место, но он, конечно же, недостаточен. Мы совершенно не удовлетворены объемом экспорта ювелирных изделий из Российской Федерации. И если поток экспорта в близлежащие страны – в страны ЕЭС – все-таки заметный, то, если говорить о дальнем зарубежье, конечно, там нам предстоит еще очень много сделать.

Есть объективные и субъективные причины, почему мы все еще не широко представлены на рынках дальнего зарубежья. Это, конечно, история, традиции. За рубежом очень высокая конкуренция.

Но есть и ограничения, которые мы наложили сами на себя. Процедура экспорта ювелирных изделий – очень рутинная и, главное, составляет слишком большой период времени, для того чтобы быть адекватным запросам рынка. Что такое адекватный запрос рынка? Это интернет-торговля, которая сегодня в мире составляет уже, наверное, в ювелирке до 30%. Мы сегодня не в состоянии в разумный срок преодолеть все формальности для экспорта наших изделий, чтобы розничный покупатель за рубежом мог приобрести напрямую эти изделия.

В случае когда мы говорим об оптовых продажах, когда запас времени еще есть, то мы где-то справляемся. Но опять же двухступенчатая система госконтроля и таможенного оформления отбрасывает нас как минимум на две недели в наших поставках. Если говорить о продажах B2С, то это фактически делает их невозможными. Вот один из примеров того, где нам надо стать эффективнее сначала внутри себя как отрасль.

Марина Калинина: Максим Борисович, а вы как производитель на экспорт свои товары пытаетесь поставить? С какими проблемами сталкиваетесь?

Максим Блудов: Ну, в небольшом количестве мы поставляем, но это только страны ближнего зарубежья. Мы не поставляем изделия в европейские страны, у нас нет такой возможности.

Марина Калинина: А по дизайну изделий мы не отстаем от европейских стран?

Максим Блудов: Вы знаете, наверное, в чем-то мы отстаем, конечно, но в чем-то мы их и опережаем.

Наверное, я немножко похвастаюсь. На выставке в Гонконге в 2017 году наше предприятие завоевало первое место среди 300 компаний. Одно из изделий, которое мы производили, получило первое место. Это уникальное изделие – колье, которое состоит из браслета, колье, серег и кольца. Это очень сложное изделие.

Марина Калинина: Ну комплект, понятно.

Максим Блудов: Это не просто комплект. Нет, это не комплект. Это такое изделие, которое можно разделить на несколько изделий…

Марина Калинина: А, то есть это как трансформер такой получается?

Максим Блудов: Именно трансформер, да. Поэтому, с точки зрения дизайна, ну конечно, ювелирная отрасль развивается большими шагами. Конечно же, все друг у друга пытаются что-то заимствовать.

Марина Калинина: Подворовывают.

Максим Блудов: Ну, подсматривают, скажем так мягко. Конечно же, это происходит. И кто-то, естественно, какую-то моду задает. Но мода очень разносторонняя, понимаете, потому что потребителей этих изделий очень большое количество. И людей с разными вкусами также большое количество. Поэтому нам приходится расширять ассортимент в совершенно различных направлениях.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Как всегда, время пролетело незаметно.

Вот несколько сообщений прочту: «Маме дарила цепочку от этого Бронницкого ювелирного завода – носит уже десять лет».

Максим Блудов: Это приятно.

Марина Калинина: И еще одно сообщение: «Такой красоты нет в мире, – это из Нижегородской области. – Больше таких заводов – богаче наша страна и наш народ».

Ну а я представлю моих сегодняшних гостей: Максим Блудов, генеральный директор Бронницкого ювелирного завода, и Михаил Дягилев, руководитель Комитета по драгоценным металлам и драгоценным камням Торгово-промышленной палаты России.

А прямо сейчас – производственные портреты Бронницкого ювелирного завода.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)