Как поднять пенсии? Учёные РАНХиГС предложили три способа

Как поднять пенсии? Учёные РАНХиГС предложили три способа | Программы | ОТР

В чем они состоят? И будут ли применяться?

2020-11-23T21:32:00+03:00
Как поднять пенсии? Учёные РАНХиГС предложили три способа
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Олег Шведков
председатель ЦК Общероссийского профессионального союза военнослужащих, капитан 1 ранга в отставке
Никита Масленников
ведущий эксперт Центра политических технологий, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития

Дарья Шулик: Ну что ж, переходим к нашей следующей теме. Ученые РАНХиГС заявили, что знают, как увеличить всем нам пенсии до 40% от уровня средней зарплаты. По их мнению, есть три способа обогатить пенсионеров, если вкратце, это: подтянуть зарплату, увеличить ставки взносов в ПФР до 25%, ну и, конечно, индексация, куда без нее.

Константин Чуриков: Самих пенсий, да.

Вот насколько действенны эти предложения, захотят ли власти воспользоваться советами ученых и что будет, если они не воспользуются этими советами? Кстати, здесь можем как раз устами самих ученых ответить на этот вопрос. Значит, соотношение пенсии к зарплате, ну если в 2018 году, когда было объявлено о пенсионной реформе, составляло 34%, хотя, в общем, считается, что в нормальной, в идеальной жизни должно быть 40%, не меньше, в 2050 году, они говорят, уже будет 27%, это если ничего не предпринимать.

Давайте сейчас подключим, во-первых, вас к нашему эфиру. Уважаемые зрители, как вы считаете, вот как поднимать пенсии? Сложная экономическая ситуация в стране, пандемия коронавирусной инфекции. Как это сделать? И сейчас послушаем мнение эксперта. У нас на связи Никита Масленников, ведущий эксперт Центра политических технологий, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития. Никита Иванович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Никита Масленников: Добрый вечер, здравствуйте.

Константин Чуриков: Никита Иванович, согласны с коллегами? Мы сейчас покажем весь список мер предложенных, что прежде всего зарплаты надо наращивать, в первую очередь.

Никита Масленников: Ну, с этим кто спорит, конечно.

Константин Чуриков: Вот. Отчисления увеличивать, повышать ставки взносов в ПФР, вот, льготы всякие отменить по страховым тарифам, ну и сами пенсии индексировать. Это что? Вот этот документ можно назвать каким-то научным документом, или это за все хорошее против всего плохого?

Никита Масленников: Ну, вы знаете, история этого документа такая сложная, потому что это по меньшей мере уже вторая версия тех же самых подходов. В первый раз они были изложены в 2019 году и так тоже напугали всех своим, так сказать, алармизмом и таким Судным днем, который грозит всему пенсионному обеспечению России.

И собственно говоря, я бы не сказал, что это ненаучный документ, он просто с ограниченным как бы числом опций по поводу реформирования или переустройства, перезапуска пенсионной системы. Как вы могли увидеть из тех сообщений, которые были по содержанию этого доклада в прессе опубликованы, авторы по сути дела ограничиваются только страховой пенсией единственной, все остальное, все другие, так сказать, виды пенсионного обеспечения, в том числе накопительный компонент, они оставили за бортом. Но это их позиция, это их право.

Другое дело, что, собственно, вот такой подход, на мой взгляд, несколько отличается от того, как развивается пенсионная система в современном мире. И вот коэффициент 40%, ну это действительно рекомендация Международной организации труда, эта норма записана в Международной конвенции по базовым социальным правам. У нас сейчас не 40%, у нас сейчас где-то около 30%, и боюсь, что 27% мы получим не к 2050 году, а уже где-то к 2030-му, если все так пойдет.

Константин Чуриков: Никита Иванович, а можно тогда короткий вопрос? Зачем такой пенсионный возраст повышали? Ведь обещали, что в среднем по тысяче будут накидывать каждый год...

Никита Масленников: Ну понимаете, пенсионный возраст повышали в силу крайней необходимости, потому что ситуация на рынке труда такая, что нам без этого было бы очень тяжело, да и сейчас, собственно, это все сказывается. Проблема заключается в том, что повышали с учетом того, что...

Вот дальше немножко послушайте меня. Современные пенсионные системы в мире состоят из двух компонентов как минимум, страховой и накопительной. Вот если брать, так сказать, образцы в развитых экономиках, там коэффициент замещения, вот это соотношение средней пенсии к средней заработной плате, доходит до 70% и выше, и половину составляет накопительный компонент. В каждой стране, в каждой системе она устроена по-своему, но она существует.

У нас когда повышали пенсионный возраст, предполагалось, что мы действительно разморозим эту самую «накопиловку» нашу, перейдем на новую модель, запустим гарантированный пенсионный план, в общем, короче говоря, что-то такое придумаем, и люди начнут сами с раннего трудового возраста сберегать себе на будущую пенсию. Вот этого пока не получилось, отсюда, конечно, и вот такие вот, такая реакция части экспертного сообщества: раз ничего не происходит с накопительными пенсиями, то, строго говоря, давайте на них надеяться не будем и посмотрим, что же произойдет, если вообще этим не заниматься.

А произойдет ровно то, что вот предлагает Юрий Горлин со своими коллегами, и здесь он абсолютно справедлив. Если ничего не делать с накопительными пенсиями, то ситуация будет развиваться таким образом, как они написали, даже, может быть, еще быстрее. Вот, собственно, и все. А пока мы можем констатировать, что наша пенсионная система в условиях заморозки и отсутствия, так сказать, реальной накопительной компоненты напоминает цаплю, стоящую на одной ноге в болоте пенсионном, вот и все.

Дарья Шулик: Никита Иванович, давайте послушаем, у нас есть звонок, у нас на связи наша телезрительница из Липецкой области, Альбина. Альбина, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Значит, во-первых, на мой взгляд, для того чтобы поднять пенсию, нужно, чтобы работали прежде всего все производства. Так как сейчас у нас много людей не работающих, потому что нет работы. Для того чтобы получать заработную плату и чтобы были налоги, государство получало, чтобы платили пенсии, чтобы оплачивали больничные, чтобы больным деткам не собирали с миру по копейке, больным деткам. Во-первых, чтобы производства, вот прежде всего, когда установили новую пенсию, значит, новый размер пенсии, новое, как рассматривать пенсию, надо было прежде всего в государстве навести порядок, с тем чтобы все производители работали и платили налоги, перечисляли налоги добросовестно, чтобы не было двух заработных плат.

Константин Чуриков: Да. Альбина, мы как раз вот над этим и ломаем голову, как навести в государстве порядок.

Никита Иванович, вы говорите о важном значении накопительной пенсии. Но мы не сможем играть в эту игру, если опять-таки зарплаты не будут расти. Как вот эти вот веревочки правильно дергать, в правильной последовательности, чтобы получился хороший результат?

Никита Масленников: Ну, вы знаете, если мы не будем заниматься накопительными пенсиями, то у людей вообще не будет и мотивации работать, потому что а что, собственно, напрягаться, когда, как предлагает Сергей Миронов, давайте все переведем в бюджет и будем получать из него. Как, почему, на каких основаниях, в связи с чем, непонятно.

Константин Чуриков: Нет, а чем это предложение плохо, Никита Иванович?

Дарья Шулик: Да, вы же раскритиковали очень так инициативу Сергея Миронова, чтобы Пенсионный фонд...

Никита Масленников: Ну, я, честно говоря, считаю, что это просто фальстарт накануне, так сказать, выборов 2021 года, ну побежали не в том направлении коллеги, ну что ж, ну бывает. Да, мы увидим от них, услышим новых каких-то интересных инициатив...

А почему это плохо? Да потому что просто-напросто это... Вот сегодня, здесь и сейчас, это означает полный разлом существующей пенсионной системы, а заодно и всей бюджетной системы Российской Федерации, это накануне второго чтения новой финансовой трехлетки, очень непростой, тяжелой, в том числе и для пенсионеров, на следующие 3 года. Поэтому это просто как бы перечеркнуть всю историю формирования пенсионной системы, отказаться от ее страхового принципа, посадить всех на бюджетную дотацию. Ну почему, зачем? Откуда такие предложения, когда можно все это делать по уму, спокойно, используя международный опыт, да и собственный свой, поэтому...

Константин Чуриков: Никита Иванович, а вот мы в нашей, так сказать, пенсионной сегодняшней реальности какой опыт использовали, свой или все-таки международный?

Никита Масленников: Вы знаете, начали с использования международного опыта, но немножко как бы заигрались и стали его исключительно калькировать, так сказать, пошли в кальку.

Константин Чуриков: Вот.

Никита Масленников: А потом решили, так сказать, импровизировать сами по себе, в том числе доимпровизировались до этих самых пенсионных баллов, где потеряли в том числе и многие наши отечественные особенности, в частности увязку трудового стажа и величины заработной платы для каждого конкретного человека с его пенсией. И получилась средняя температура по больнице, которая, естественно, до сих пор никого не может устроить, и, собственно, это серьезный такой вопрос, который, может быть, самый значимый для вот изменения принципов функционирования пенсионной системы, я имею в виду страховой компоненты.

А то, что вот наша телезрительница нам сказала, ну совершенно справедливо, потому что, собственно, ее посыл-то заключается в том, что давайте сначала... Пенсии – это что? Это раздел пирога так или иначе. Чтобы всем было по кусочку побольше, пирог должен быть пышнее. Но пирог пышнее – это уже несколько другая задача, это задача экономического роста, инвестиций, стимулирования нашего родного бизнеса и так далее, и тому подобное, в том числе и сокращение вот этой самой неформальной занятости, с которой не платят люди страховых взносов, это много всего, но это немножко другая задача.

Мы же сейчас говорим... Поэтому все это решать, конечно, нужно в комплексе, потому что делить пирог легко, а вот пенсию гораздо сложнее. Но тем не менее с разделом пирога у нас тоже есть немало, так сказать, проблем и каких-то непоняток.

Дарья Шулик: Никита Иванович, ну вот вы сказали про международный опыт, и, собственно говоря, наши телезрители тоже это подтверждают. Насколько я знаю, зарплаты-то там побольше наших, с которых можно и копить на пенсии, и пенсия получше, поэтому у нас...

Константин Чуриков: И махнуть за рубеж.

Дарья Шулик: Нам, мне кажется, международный опыт как-то перенимать еще рановато с учетом наших заработных плат.

Никита Масленников: Что значит «рановато»? Что значит «рановато»?

Дарья Шулик: Ну а как?

Никита Масленников: Вот смотрите сами, у нас на сегодняшний день не функционирует накопительная пенсия.

Дарья Шулик: Так.

Никита Масленников: Поэтому хотите вы, не хотите, у вас от 30% отношение средней пенсии к заработной плате и дальше ниже вот на всю оставшуюся перспективу. Вы этого хотите? Я думаю, что никто из нас не хочет, ни вы, ни я, ни все, кто нас слушают. Значит, надо искать другие варианты. А другой вариант пока только один – это чтобы люди помимо страховой пенсии откладывали еще дополнительно.

Дарья Шулик: Так откладывать-то не с чего, Никита Иванович, вот в чем дело. Нам люди звонят со всей страны, не остается ничего от зарплаты у них.

Никита Масленников: Это не совсем так. Понимаете, если даже бы разморозили накопительную пенсию, то 6% страховых взносов ушли бы в накопительную систему? Ушли бы. А дальше, когда у нас начнется повыше экономический рост, люди начнут, так сказать, это все отчислять. Поэтому вопрос не в том, что у нас нет таких возможностей, потому что мы зарабатываем мало, а мы, может быть, зарабатываем мало, потому что у нас нет вот таких вот возможностей, которые бы нас еще и мотивировали.

Константин Чуриков: Ага.

Никита Масленников: Потому что, если я буду зарабатывать больше, я понимаю, что я сам на себя могу это все откладывать. А если у меня таких возможностей нет?

Константин Чуриков: Ох, как все сложно, Никита Иванович, мы вообще окончательно запутались.

Никита Масленников: Вот так вот.

Дарья Шулик: Замкнутый круг, да.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем Ольгу из Петербурга.

Никита Масленников: Это вот реальная финансово-экономическая жизнь.

Константин Чуриков: Да, все сложно.

Ольга, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Мне 33 года, город Санкт-Петербург. Я могу сказать, что я работать пошла в 16 лет, первым моим заработком было 5 тысяч рублей в 2004 году в салоне сотовой связи. Так вот, что касаемо регионов, даже регионы и Санкт-Петербург, все-таки это второй город, это город федерального значения, это город второй в России, самая главная проблема маленьких пенсий – это абсолютно нелегальный рынок заработных плат. По сути это «серый» рынок, «серо-черный» рынок, там, где не существует оформления. То есть в организацию берут людей, оформляют далеко не с первого месяца, даже не с первого полугодия. Мне повезло, что на данный момент я работаю в легальной сфере, та сфера, которая полностью, и то она является «серой» сферой.

Константин Чуриков: Ага. Ольга, ну я посчитал, вы уже примерно 17 лет работаете. Сколько лет вы «всерую» проработали?

Зритель: Много. У меня официального стажа по трудовой 8 лет.

Константин Чуриков: Ага. Спасибо за ваш звонок.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Никита Иванович, что делать Ольге и таким, как Ольга, людям, которые вот работали на вот этого «серого» дядю, который в конверте им зарплату платил?

Никита Масленников: Ну, продолжать работать «вбелую», единственный ответ, который можно... Ну а дальше заниматься вот такими вот личными накоплениями. Вариантов же много. Даже сегодня, когда эта накопительная система находится в состоянии заморозки, можно, во-первых, на добровольной основе заключать соглашение и со страховщиками по накопительному страхованию жизни, и с негосударственными пенсионными фондами.

Можно, в конце концов, начать размещать свои накопления не только на банковских депозитах, но и с более высокой доходностью в финансовые инструменты, которые представлены сегодня на нашем отечественном рынке, в том числе в облигации федерального займа. Да ради бога, есть, так сказать, так называемые народные облигации, пожалуйста. Другое дело, что здесь, конечно, требуется несколько больше финансовых знаний, чем у среднестатистического телезрителя, но это тоже вопрос, так сказать, такой: если есть желание зарабатывать от собственных накоплений, значит, надо учиться, как это делать.

А что касается... Вот очень интересный вопрос поставила Ольга, неформальная занятость. Это действительно серьезная вещь, потому что те, кто в этой зоне, они действительно не платят страховых взносов, ровно на их деньги, на сумму этих денег приходится увеличивать из года в год федеральный трансферт Пенсионного фонда России. Напомню, что в следующем году он составит более 4 триллионов рублей, и это в том числе в связи с этой самой неформальной занятостью.

И кстати, есть тоже иногда власть сама, скажем, не слишком «уклюже» поступает, когда вот происходит вот этот вот отказ от индексации работающим пенсионерам. Буквально за время, как действует этот самый отказ от индексации, количество работающих пенсионеров официально сократилось на порядка 2,5–3 миллиона. Это значит, что они ушли в «серую» зону, значит, с них работодатель ничего не платит. Вот...

Константин Чуриков: Ну да. Никита Иванович, по поводу финансовой грамотности, которой всем не хватает, игры на бирже, какие-то там финансовые инструменты. У нас тут сейчас Минфин активно работает, тут даже рекомендовано Министерством финансов в 60 регионах ввести новую игру «Не в деньгах счастье». Значит, игра отражает современную реальность. Задача игроков, значит, первым достичь установленного уровня счастья персонажей, вот так. То есть в принципе деньги не главное, об этом тоже надо, кстати говоря, думать.

Никита Масленников: Ну, это все хорошо, конечно, не в деньгах счастье, мы понимаем, но и без них тоже как-то оно становится все-таки маленьким-маленьким...

Константин Чуриков: Это правда, тяжеловато.

Давайте сейчас звонок послушаем, Владимир.

Дарья Шулик: Владимир, Омск. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Да, слушаем вас.

Зритель: Я из Омска, Владимир, уже на пенсии 2 года.

Вот у меня такой вопрос, вот «Как поднять пенсии?». Смотрите, сейчас пенсионный возраст подняли до 65, да, а люди даже до 60, как по нынешним вот меркам, не доживают, умирают. А вот их отчисления, их заработки какие-то же были, они умирают – а куда они деваются? Почему бы эти же, которые они зарабатывали деньги, передать на эти пенсии, которые еще живые?

Константин Чуриков: Отличный вопрос, Владимир, спасибо большое. Никита Иванович, куда это все девается?

Никита Масленников: Я, честно говоря, не очень понял, потому что есть же наследники... Накопительная пенсия имеет все возможности быть унаследованной...

Константин Чуриков: Накопительная, а страховая?

Дарья Шулик: Страховая?

Никита Масленников: Что касается страховой, все, нет человека, и нет вопроса.

Константин Чуриков: Нет человека – нет проблем, как раньше говорили.

Дарья Шулик: Нет денег и нет пенсии.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Никита Иванович.

Константин Чуриков: Никита Масленников, ведущий эксперт Центра политических технологий, руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития.

Вот говорили мы о том, что работающим пенсионерам не индексируют пенсии. Кстати, все помнят, что министр финансов по этому поводу сказал, что индексировать пенсии работающим несправедливо. Но это еще на самом деле не вся проблема. Вот Госдума еще на год заморозила увеличение денежного довольствия сверх инфляции на 2% для военных пенсий. Вот, кстати, нас уже очень давно зрители просят обсудить тему именно военных пенсий, почему такая дискриминация.

Посмотрите, сколько недоплатили с 2012-го по 2019-е гг. тем, кто вот сейчас в отставке, бывшим военным. Недоплата составила 25% от того, что должны были получить, экономия почти 3 триллиона рублей. Как с этим быть и вообще кто вступится за военных пенсионеров? Об этом сейчас спросим Олега Шведкова, это председатель Центрального комитета Общероссийского профессионального союза военнослужащих, капитан 1-го ранга в отставке, он у нас на линии. Олег Константинович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Олег Шведков: Добрый день.

Константин Чуриков: Олег Константинович, ну почему так вот обращаются с военными людьми в отставке?

Олег Шведков: Вы знаете, у меня настольная книга в школе была книга, которая называлась «В мире мудрых мыслей»...

Константин Чуриков: Да.

Олег Шведков: Это издательство «Знание», 1962 года. И я очень часто люблю цитировать чужие афоризмы. Так вот свежий афоризм: мы живем в эпоху больших надежд и частых обманов. Но это мой личный афоризм.

Вот простая антология обмана просматривается в заключении Комитета по обороне Государственной Думы от 14 октября на проект бюджета. Вот возникает несколько вопросов по проекту бюджета. Там предусмотрена индексация денежного довольствия военнослужащих с 1 октября 2021 года на 3,7%. Вопрос первый: почему с 1 октября, когда у всех остальных граждан страны индексация проводится с 1 января?

Дарья Шулик: Ага.

Олег Шведков: Второй вопрос: почему эта индексация происходит ниже реальной инфляции? У нас же инфляцию придумывают умники из Минфина, а ведь инфляцию нужно смотреть по конкретным цифрам, когда ты приходишь в магазин и видишь ценники на продукты...

Константин Чуриков: Олег Константинович, это вы прямо анонсируете нашу следующую тему, мы об этом сегодня отдельно поговорим.

Дарья Шулик: В 9 часов, да.

Константин Чуриков: Так.

Олег Шведков: Хорошо. Третий вопрос... Алло?

Дарья Шулик: Да-да, мы слушаем вас.

Олег Шведков: Третий вопрос: почему индексация трудовых пенсий примерно на 3–4% опережает индексацию военных пенсий? Четвертый вопрос: почему не выполняется указ президента Российской Федерации №604, который предусматривает то, о чем вы говорите, увеличение военной пенсии на 2% выше, сверх инфляции? И таких вопросов по заключению комитета возникает немало.

Константин Чуриков: Стоп...

Олег Шведков: В результате что мы получаем? Ровно через месяц комитет поддерживает данный бюджет. В первом случае его подписывал просто заместитель председателя комитета, во втором случае это заключение подписал первый заместитель председателя комитета, оба представители «Единой России».

Константин Чуриков: Олег Константинович, возникает вопрос... Подождите, ведь это же... Мы же, как бы это так помягче сказать, мы же этим летом голосовали за поправки в Конституцию, и там сказано, что постоянная индексация пенсий, ну я не дословно, при наличии возможностей, и не ниже прожиточного минимума. А вот как бы... Как тут с Конституцией быть?

Дарья Шулик: Почему так стороной военных обошли?

Константин Чуриков: Да-да-да.

Олег Шведков: Наверное, причина та, что военные люди, во-первых, самые законопослушные, а во-вторых, мы сильны, когда воюем с кем-то, но высказывать свое мнение против государства военные, к сожалению, не всегда могут. И причин здесь много. Первая: мы, ветераны военной службы, разобщены сегодня. У нас очень много ветеранских организаций, но каждая живет сама по себе. Для того чтобы объединиться и показать, что мы умеем защищать наши интересы, в общем-то, это достаточно проблематично.

Я хочу сказать, что вот наш профсоюз в 2004 году был последней организацией, которая вышла на Горбатый мост. Причина была то, что пытались военнослужащих лишить ряда льгот по оплате, 50% сняли льготу по оплате коммунальных услуг, 50% по оплате жилья, не поднимая денежного довольствия. Наши действия, наша поддержка Комитета по обороне, который тогда возглавлял Андрей Иванович Николаев, выступление отдельных ветеранских организаций привели к тому, что льготы сняли, но при этом примерно в 2 раза повысили денежное довольствие. Сегодня на такие действия мало кто способен.

И самое главное, наверное. Когда мы идем на выборы, мы должны голосовать головой, разумом, а не теми критериями, которые нам обозначают руководители, начальники и так далее, и тогда вот таких проблем у нас возникать не будет, когда одна фракция в течение последних, скажем, 9 лет, из 9 лет 7 не выполняет указания президента.

Теперь я процитирую чужой афоризм. Был такой писатель Гай Петроний Арбитр, во времена Нерона жил, он написал: «Что делать законам там, где царствуют деньги?» Поэтому у нас царствуют деньги, поэтому и законы у нас не работают.

Константин Чуриков: Олег Константинович, а можно короткий вопрос? Я понимаю, что любые средние показатели в корне вообще неверны и не дают никакого представления, но все-таки. Нам Росстат говорит, или Минтруд, или Пенсионный фонд, какой средний размер пенсии в России, например страховой. А у военного пенсионера средняя пенсия какая в нашей стране?

Олег Шведков: Значит, у военного пенсионера средняя пенсия сегодня примерно 24,5 тысячи, а страховая 17 тысяч. Но дело в том, что правительство обязано обеспечивать превышение военной пенсии над гражданской в 1,7 раза. Сегодня это превышение составляет всего лишь 1,5, раза. Я могу вам привести, что сегодня военная пенсия обыкновенного контрактника составляет порядка 8,5 тысяч рублей, старшины контрактной службы 14,5. При МРОТ в стране 11 012 рублей можно ли на эти деньги выжить человеку, который всю жизнь мотался по гарнизонам, у которого жена не работала, потому что в этих гарнизонах нет рабочих мест для жены, и который не имеет своего жилья по 25–30 лет?

Константин Чуриков: Ну да, несмотря на все обещания.

А я правильно вас понял, 24 тысячи – это средняя пенсия, плюс еще 17 страховая, то есть итого получается в принципе... ?

Олег Шведков: Нет-нет-нет, неправильно.

Константин Чуриков: Так.

Олег Шведков: Семнадцать тысяч – это средняя пенсия гражданских по стране.

Константин Чуриков: Да.

Олег Шведков: Двадцать четыре тысячи – это пенсия военнослужащего.

Константин Чуриков: Все, я понял, все, теперь понял, 24 тысячи.

Дарья Шулик: Спасибо, Олег Константинович. Это был Олег Шведков, председатель ЦК Общероссийского профессионального союза служащих, капитан 1-го ранга в отставке.

У нас есть телефонный звонок, к нам дозвонились...

Константин Чуриков: Ну да, главные герои у нас – это наши зрители, конечно.

Дарья Шулик: Да, из Липецка Александр к нам дозвонился. Александр, здравствуйте, слушаем вас. Александр?

Константин Чуриков: Александр, добрый вечер.

Дарья Шулик: Не слышим вас.

Константин Чуриков: А вот у нас тогда есть Валентина из Новгородской области, я уверен, что Валентине есть что сказать по поводу пенсий. Валентина, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я с Великого Новгорода, Матвеева Валентина Филипповна, мне 63 года, 40 лет стажа. У меня пенсия, 10 тысяч нет, и то мне тысячу как бы добавляют с городского бюджета. Сколько же нашим детям надо работать, чтобы получить эти 9 тысяч, если при 40 лет стажах я не могу заработать себе пенсию?

Константин Чуриков: Валентина Филипповна, а где вы работали все эти долгие годы?

Зритель: Великий Новгород, и в детском саду работали, по 30 человек детей было. Да где копейку можно заработать, там и работали.

Константин Чуриков: Получается, это еще такой советский стаж, который там где-то мог потеряться по дороге...

Дарья Шулик: В любом случае 40 лет и почти 10 тысяч...

Зритель: С 16 лет я работаю.

Константин Чуриков: Да, кошмар. Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Валентина.

А у нас все-таки появился Александр из Липецка. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Слушаем вас.

Зритель: Я хотел бы рассказать о своей ситуации. Я, будем так говорить, молодой пенсионер, но со стажем. Но к пенсии к своей я готовился, можно сказать, с 25, где-то с 22 лет.

Константин Чуриков: А вот это правильно. Так.

Дарья Шулик: Так.

Зритель: Вот. Значит, у нас в городе есть, было производство с особыми... условиями труда, поэтому там на 10 лет раньше выход был на пенсию. Я переменил свою профессию, с холодильных установок перешел в аппаратчики химпроизводства, отработал 8,5 лет там. Потом узнал, что так как у нас зона чернобыльской аварии, район наш попадал, отработал 8,5 лет, узнал, что 10 лет стажа мне хватает вредности, и в 50 лет ушел на пенсию.

После этого до 55 просто работал, откладывая всю пенсию себе, так сказать, на безбедное потом существование. Но при всем при том всю жизнь, всю свою сознательную жизнь я работал официально, но на момент выхода на пенсию моя пенсия составляла всего 9 300 рублей, сейчас 14 900 со всеми индексациями.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Последние 2 года, просто придя к выводу, что мне государство, опять же индексируя и не повышая мою пенсию, уже мне по 1,5 тысячи в месяц просто отнимает, я ушел в «серую» зону и последние 2 года работаю просто неофициально, мне индексируют всю пенсию, и еще я себе подрабатываю. Работаю чисто для души, чтобы, так сказать, дома не сидеть и в то же время занятие себе..., физкультура и собственное удовольствие.

Константин Чуриков: Александр, вы нам только что сейчас подарили потрясающую тему...

Дарья Шулик: Формула, как жить на пенсии.

Константин Чуриков: ...«Секрет счастливой пенсии», надо как-нибудь устроить в эфире. Спасибо большое за ваш звонок.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну что, мы продолжим через несколько минут. Будем говорить о том, что сильно на сегодняшний день расстраивает и пенсионеров, и тех, кто помоложе...

Дарья Шулик: Да всех нас расстраивает.

Константин Чуриков: …это то, как растут цены у нас в стране. А вот на что растут, выясним вместе с вами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
В чем они состоят? И будут ли применяться?