Как получить положенные льготы?

Как получить положенные льготы?
Восток-Запад. Москва резиновая. Бесплатный адвокат – плохой адвокат? ЖКХ по-нашему. Вставать по будильнику вредно. Лучшая страна для детства
Какие ценности ближе и нужнее России: западные или восточные?
Сергей Лесков: Раньше обсуждение Конституции было фикцией, сейчас – нет. И уже одно это хорошо, потому что пассивность общества толкает государство назад
Владимир Воронцов: В органах есть хорошие, достойные люди, но система заточена так, что их оттуда выживают, выдавливают под разными предлогами
Сергей Силивончик: В Москве за год пресечены десятки попыток пронести в школы колюще-режущие предметы и другие запрещённые предметы и вещества
Леонид Головко: Адвокат по назначению - не работает бесплатно. Его труд оплачен государством по установленным тарифам
Татьяна Овчаренко: У вас в руках деньги - главный инструмент и рычаг в общении с управляющей компанией. А вы с ними расстаётесь бездумно!
В каких странах лучше всего растить детей? И где в этом списке Россия?
Вставать по будильнику - опасно для здоровья. А как без него?
Квартиру с долгами по ипотеке можно будет продать самостоятельно
Гости
Людмила Пронина
Государственный советник РФ второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления РАНХиГС
Ярослав Кабаков
директор по стратегии компании «Финам»

Марина Калинина: А «Тема дня» сегодня такая, что исследование Общественной палаты показало: оказывается, каждая третья российская семья с детьми, 35%, не пользуется положенными льготами, потому что просто о них не знает. На этом фоне некоторые эксперты говорят, что информированность о разных пособиях и того хуже. Так вот, по их мнению, 60% льготников вообще не в курсе, что им положено.

Константин Чуриков: Сейчас мы покажем статистику, какие льготы чаще всего семьям неизвестны. Не знают о том, что положены некие подарки к разным знаменательным датам, что полагается, например, раз в месяц многодетная семья может пойти в музей, что существуют деньги, субсидии на приобретение транспорта и многое, многое, многое другое.

Вот об этом как раз поговорим с нашими гостями. А в студии, теперь уже представлю полностью, Людмила Пронина, государственный советник России второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления РАНХиГС, и Ярослав Кабаков, директор по стратегии компании «ФИНАМ». Еще раз здравствуйте.

Марина Калинина: Ну а вы, естественно, наши зрители, пишите, звоните, о каких льготах вы знаете, о каких льготах вы не знаете, какие льготы вам известны, но вы их не получаете по тем или иным причинам. В общем, рассказывайте свои истории, пишите на SMS-портал и звоните в прямой эфир.

Константин Чуриков: Уважаемые гости, у меня сначала такой вопрос. Почему в наш век и цифровизации, и появления многофункциональных различных центров, вообще упрощения неких формальных процедур люди до сих пор так, в такой степени не информированы? Это из-за чего, ка вы думаете, Людмила Ивановна?

Людмила Пронина: А, я? Хорошо.

Я думаю, во-первых, всегда человек сам должен быть активным, недаром у нас с вами государство, скажем так, субсидиарное, когда ты должен, минимум получаешь, а должен зарабатывать. Если ты хочешь обеспечить свою семью… Льготы ведь очень разноплановые, есть такая масса льгот, что даже, честно говоря, трудно их проанализировать даже специалисту, не то чтобы самому человеку, самому пользователю.

Константин Чуриков: Но нам сейчас придется все равно консультировать людей по тому, положена или не положена льгота.

Людмила Пронина: Да-да, конечно, конечно. Поэтому, я думаю, во-первых, активность низкая. Во-вторых, все-таки цифровизация у нас еще и госпрограмм, цифровой экономики только-только, буквально второй год. И то, что многие места, где все-таки нет таких хороших связей, каналов, IT-шников, не очень все это развито.

Поэтому я вот даже думаю так: если бы при регистрации ребенка дарили не какую-то информацию, а дарили планшет, например, где бы связь была, то здесь много таких даже и материальных факторов. Но на самом деле самое главное, что я хочу сказать для затравки, что информирование еще не говорит об эффективности самой системы льготы, поэтому отдельно это рассматривать невозможно.

Константин Чуриков: Это мы, кстати, об этом отдельно поговорим.

Марина Калинина: Ярослав Александрович, а нужны ли льготы в таком количестве, что даже специалист не может в них разобраться, что к чему и так далее, и так далее, кому они положены, кому не положены? Да еще эта вся информация написана таким языком, вот так вот все, чтобы…

Ярослав Кабаков: Ну, помимо того, что языком, еще от региона к региону, где-то льготы действуют, где-то не действуют, где-то есть программы, где-то нет каких-то программ. В этом отношении, конечно, упорядочение и… В какой-то момент мы брали, наше государство брало курс на то, чтобы отменять различные льготы и заменять их денежными выплатами. В этом отношении, мне кажется, более продуктивно могло бы все складываться, нежели чем увеличение количества различных льгот, ну и по факту, в действительности ими никто не пользуется, они идут затратами по тем или иным бюджетам.

Константин Чуриков: Давайте вкратце попробуем, насколько коротко это возможно, объясним зрителям, какие льготы и пособия, ну самые такие значительные, социально значимые, у нас есть. Людмила Ивановна?

Людмила Пронина: Я считаю, что самые значимые – это льготы, которые связаны с налогообложением, то есть имеется в виду по НДФЛ. Но вот здесь опять же, если мама уже вышла на работу, то есть если ребенку уже исполнилось 1,5 года или сколько-то, на первого ребенка 1 400 рублей налоговый вычет, стандартный налоговый вычет, на второго тоже 1 400…

Константин Чуриков: Вычет.

Людмила Пронина: Да, вычет стандартный.

Константин Чуриков: Это не сразу падает с неба, это сначала мама потратила, потом получила.

Людмила Пронина: Нет, немножко не так.

Константин Чуриков: Нет?

Марина Калинина: А как?

Людмила Пронина: На самом деле, когда работающий гражданин любой, мама не мама, неважно, но для детей, для родителей с детьми специальный стандартный налоговый вычет. Он сидит на рабочем месте, пишет заявление и больше ни о чем не заботится, этим занимается бухгалтерия и работодатель. И вот эти вот 1 400 рублей на одного ребенка, на второго 1 400, все суммируется…

Константин Чуриков: Смешно звучит «получай 1 400 рублей и больше ни о чем не заботься».

Людмила Пронина: Нет, не так. У вас есть налогооблагаемая база, заработок, который получает данная женщина. Уменьшается налогооблагаемая база на эту 1 400.

Константин Чуриков: А, в этом смысле.

Людмила Пронина: И вы платите… Конечно, стандартный налоговый вычет. Если мы возьмем, например, ребенка-инвалида до 18 лет, там уже 12 тысяч рублей ежемесячно, и не только до 18 лет, а если он даже учится где-то в аспирантуре, в институте, до 24 лет, если инвалид. Поэтому здесь достаточно хорошее, я считаю…

Есть еще другая льгота по НДФЛ, налог на доходы физических лиц, то есть вообще не платится НДФЛ. За что? Когда вы получаете пособие по уходу за больным ребенком, вообще не платится. Пособие по беременности и родам – это другое уже, то есть вообще не платишь НДФЛ. Вот я считаю, что вот эта льгота самая такая работающая.

Константин Чуриков: Так. А вот что касается обложения налогом имущества?

Людмила Пронина: Налог на имущество. Вы знаете, здесь вот имущественные налоги – это тоже очень такая хорошая вещь, особенно сейчас, когда у нас кадастровая стоимость, все по кадастровой стоимости, в том числе и земля. Здесь, мне кажется, очень хорошо была программа, это началось еще в Чувашии довольно-таки давно, когда предоставлялись земельные участки для строительства бесплатно, то есть ты его не покупаешь, ну а потом уже оплата вот этого имущественного налога, земельного налога, там тоже идет льготирование.

Константин Чуриков: Нам сейчас зрители расскажут, насколько это все практика или все-таки теория.

Ярослав Александрович, а вот что касается вот этого заявительного характера получения льгот. У нас ведь если государству нужно, оно все знает о гражданине: оно знает, каков его доход, например, легальная часть доходная; оно знает, условно говоря, по какой улице гражданин прошел, на какой сайт зашел. А здесь почему надо что-то кому-то доказывать?

Марина Калинина: Сколько налогов заплатил и так далее.

Ярослав Кабаков: Ну, это большая-большая проблема в действительности. Да, можно признать о том, что заявительный характер, пока ты сам не заявишь, тебе никто ничего не выплатит, никаких компенсаций не будет производиться. Могу только с вами согласиться, что это в действительности проблема. Но я не думаю, что… То есть если в рамках программы цифровизации, весьма вероятно, что через несколько лет в крупных мегаполисах это будет как-то упорядочено, по отдаленным регионам, деревням и так далее, я думаю, проблема будет оставаться еще достаточно долго.

Константин Чуриков: То есть там, где больше всего у нас бедного населения обделенного, там как раз эта проблема будет решаться долго?

Ярослав Кабаков: Да, абсолютно верно. Еще тоже есть очень большая проблема, даже если говорить про налоговые вычеты, они же осуществляются при наличии «белой» заработной платы, правильно, то есть когда у человека есть заработная плата. А если у человека нет заработной платы, если у него нет постоянного дохода или в том или ином формате существуют трудности с получением этого дохода, то, соответственно, тут уже возникают немножко другого порядка…

Марина Калинина: Давайте спросим, что есть у Александра из Московской области, он как раз нам дозвонился. Александр, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Константин Чуриков: Здравствуйте, Александр.

Марина Калинина: Вы знаете обо всех своих льготах, на которые вы можете рассчитывать?

Зритель: Ну почти. Честно признаться, знает моя супруга. Но я хотел бы вкратце…

Константин Чуриков: Супруга все знает.

Зритель: Да, она, к сожалению, с ребенком в больнице.

Я коротко скажу, чтобы время не занимать. Есть услуга, бесплатный проезд для многодетной семьи из Москвы во Владимир, Тулу и близлежащие области. Но нюанс такой, что билеты продаются за 10 дней до непосредственной даты поездки, то есть можно взять бесплатный билет, но зачастую билетов нет, потому что билеты раскупаются примерно за месяц.

А второй момент, который я хотел обозначить: многодетным семьям посещение музеев, аквапарков, развлекательных каких-то мероприятий по будням, когда родители работают. То есть услуга есть, а многодетная семья зачастую не может воспользоваться, потому что нужно работать, то есть просто так нельзя взять.

Константин Чуриков: Как говорил Владимир Ильич Ленин, по существу, по форме правильно, а по существу сущее издевательство.

Зритель: Ну, примерно да.

Константин Чуриков: Примерно так. Спасибо за ваш звонок. Слушайте…

Марина Калинина: А вот смотрите, еще одно сообщение прочту примерно в ту же тему: «Все льготы разные по регионам, – это из Амурской области, – и они до того мелочные, что это все в итоге смешно». И люди даже за этими льготами просто не хотят обращаться, вот эти вычеты 1 400 рублей, ну смешно.

Ярослав Кабаков: Ну да, абсолютно верно, там, насколько я понимаю, и по транспортному налогу, транспортный налог у нас идет в региональный бюджет, соответственно, там его компенсация тоже идет через региональный бюджет, соответственно, где-то возможно ими воспользоваться, где-то невозможно воспользоваться. Но вот я абсолютно соглашусь с человеком, который звонил, по поводу того, что есть льготы, воспользоваться ими зачастую очень сложно. И человек, попадая в эту бюрократическую ловушку, соответственно, просто-напросто начинает отказываться вообще от тех или иных…

Марина Калинина: А тогда зачем?

Ярослав Кабаков: Ну, вы же понимаете…

Марина Калинина: Чтобы было? Чтобы вот, льготы предоставили, а там уже ваши проблемы, что вы ими не можете воспользоваться?

Ярослав Кабаков: Да, конечно, конечно. Если мы не выплачиваем денежными средствами, а соответственно предоставляем списки о том, какое количество льгот существует, вроде как бы и забота есть, и какие-то вещи есть, и по факту вроде что-то делают.

Константин Чуриков: Мне кажется, тогда нам нужно было начать нашу беседу с того, какая политика в нашем государстве, социальная политика. Вот если мы уже видим, понимаем, зрители пишут о том, что льготы не работают, что вроде как бы на бумаге есть, на самом деле их нет, – так в чем суть социальной политики сегодня? Какие тенденции вы улавливаете?

Людмила Пронина: Ну, я уже немножко начала говорить, когда на первый вопрос отвечала, что у нас государство субсидиарное, то есть минимум выплачивается чего-либо, предоставляется всех общественных благ, дальше должен зарабатывать.

Константин Чуриков: А как это по-другому сказать, «субсидиарное» – это как-то далеко.

Людмила Пронина: То есть политика на то, что… Это значит не патерналистское, как было в Советском Союзе…

Константин Чуриков: Ага.

Людмила Пронина: …когда государство отвечало за все. Сейчас государство отвечает только за минимум предоставления общественных благ во всех абсолютно формах, дальше ты должен работать. Поэтому вот сейчас социальная политика у нас еще повернута на то, чтобы решать такие проблемы, трудно решаемые мерами того же самого льготирования, пособиями и так далее, как повышение рождаемости.

Посмотрите, когда мы с вами материнский капитал ввели, постоянно расширяли возможности его использования и так далее, сейчас у нас даже, на следующий, 2020 год, уже 470 тысяч рублей с лишним, то есть расширены возможности его использования, очень широкие. Ну а рождаемость? Первая вспышка была, вспышечка была первые 2 года, все, сейчас это не очень работает. Поэтому продолжается вот эта тенденция, что сами должны зарабатывать, но государство то, что нужно в данный момент государству, то и предоставляется.

Вот здесь вот я хочу сказать, что мы начали такую очень серьезную, чуть-чуть, краешком так затронули проблему эффективности. Действительно, эти десятки льгот, 600 видов, 54 миллиона получателей. А вот если мы бы все-таки шли в направлении, как мы с вами тоже, по-моему, с вами разбирали, все-таки в адресность, адресность предоставления различных в том числе пособий, то есть с учетом нуждаемости все-таки.

Константин Чуриков: Людмила Ивановна, ну мы про эти «адреса» уже слышим не первый год.

Вот свежие данные, что у нас из порядка 20 миллионов нуждающихся помощь от государства получают только 4 миллиона. Это же на самом деле проблема, наверное, и для государства в том числе, потому что это уровень бедности, который не удается снизить. Его как-то хотят снизить, казалось бы, самое простое, дайте льготы и пособие тем, кто в этом нуждается. Вот это является инструментом борьбы с уровнем бедности, снижения бедности?

Ярослав Кабаков: Ну, в определенной степени, конечно. Но вопрос опять же эффективности этих мер. Мы сталкиваемся с очень большой проблемой, связанной с тем, что реализация не такая эффективная, как заявляется очень часто.

Константин Чуриков: То есть неэффективная?

Марина Калинина: Давайте Галину послушаем, из Оренбургской области она нам дозвонилась. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я с Оренбургской области, Бузулукский район, село Старая Тепловка. У меня отец Грачев Анатолий Александрович, он инвалид I группы. Была сначала III, теперь I группа по зрению, слепой. Я обратилась в больницу, чтобы ему предоставить, оформить документы на инвалидную коляску, они сказали: «Зачем ему?» Я обратилась, что ему памперсы нужны: «А зачем ему? У него катетер!» За материальной помощью обращалась в Министерство по развитию: «А у вас превышает, а у вас проходит 9 с лишним тысяч, вы можете приобрести, крышу заменить». У меня крышу…

Да, инвалид I группы, я не прикрываюсь отцом-инвалидом, у меня была возможность, я работала, я сейчас работать не могу, я за инвалидом ухаживаю, я ничего не получаю, только в Пенсионном фонде оформила, ему прибавка идет 1 380, что я ухаживаю за ним, ему 82 года, 83-й год. Никакой льготы, ничего не дают, ничего абсолютно. Говорят про льготы, но ничего он не получает. Он ветеран труда, он целину поднимал Оренбургской области, у него 43 года стажа, а ничего он не получает, ничего ему не положено.

Константин Чуриков: Галина, то есть вы хотите сказать, что это не только потому, что на самом деле государство всячески уходит от своей какой-то ответственности перед людьми, но еще просто вы говорите о хамстве, наверное, да? Если это все было в таком виде, как вы рассказываете.

Зритель: Да-да, вот это, да. Я живу в частном доме, ему положен туалет теплый – ничего не положено, ничего абсолютно, понимаете? А говорят очень много про эти льготы, льготы, вот это все. Но ничего не дают абсолютно, абсолютно! Я знаете сколько бьюсь с этим? Уже 3 года с лишним бьюсь, но никто ничего, от ворот поворот, с одного кабинета в другой кабинет гоняют.

Константин Чуриков: Да, а толку ноль.

Зритель: Куда я только ни пишу…

Марина Калинина: Спасибо.

Давайте еще Татьяну из Хабаровского края послушаем. Татьяна, здравствуйте.

Константин Чуриков: Уже можно сказать «добрый вечер» Татьяне, Хабаровский край.

Зритель: Здравствуйте. Я с Комсомольска-на-Амуре, мама троих детей. И я хочу поправить: вот по вычетам, вот эти даже вычеты стандартные на детей предоставляются, если у вас суммарный доход не превышает 300 тысяч в год. Например, получаете вы 50 тысяч в месяц, значит, вы только полгода будете получать эту вычеты, и неважно, сколько у вас детей, потому что это 300 тысяч на одного человека. Если у вас больше детей, размажьте эту сумму, получается ерунда, ну просто так это.

Дальше очень много льгот, о которых, допустим, даже я знаю, но их получить невозможно. Например, почти всем детям полагаются до 2-х лет, а многодетным семьям до 6-ти лет бесплатные лекарства, рецепты, выписанные врачом. Вот вы попробуйте в поликлинике добиться вот этого вот бесплатного рецепта. А если вы его добиваетесь, идете в аптеку, вам говорят: «А нет этого лекарства, идите покупайте за свой счет».

У нас была ситуация, когда муж был безработный, предприятие обанкротилось и исчезло, ему даже справку не могли дать. И ему пособие ноль назначили, и неважно было, как он должен был содержать этих детей. И когда я пошла в соцзащиту, там как раз приближалось лето, можно было бесплатно лагерь детский, еще что-то, мне сказали: «А у нас уже денег нет, но вы там как-нибудь сами выкручивайтесь…»

Константин Чуриков: «Ну вы там держитесь».

Слушайте, Татьяна, то, о чем вы рассказываете, – это же просто нарушение федерального закона. Ну как можно безработному, который встал на учет, не выплачивать пособие с точки зрения закона?

Марина Калинина: Как можно вообще доказать свою правоту? Я понимаю, что это здоровье, нервы, бумажки, время и так далее, но вообще это реально? Стоит этим заниматься?

Людмила Пронина: Можно постепенно ответить?

Марина Калинина: Можно.

Людмила Пронина: Сначала первой, как сказать, коллеге…

Константин Чуриков: Зрительнице, да.

Людмила Пронина: Первой зрительнице, да, то, о чем она сказала. Во-первых, предоставляются различные виды льгот, в том числе в натуральной форме, например, коляска, по нозологическим признакам так называемым.

Марина Калинина: Это что такое?

Людмила Пронина: Это значит, если ты инвалид по зрению, то у тебя одна льгота; если ты инвалид по ортопедическим вещам, то есть когда у тебя с ногами, тогда коляску. Коляску инвалиду по зрению не полагается предоставлять, это в законодательстве. А вот то, что связано…

Константин Чуриков: То есть эту норму придумали вполне себе здоровые люди, которые с этим не сталкивались?

Людмила Пронина: Что значит «придумали»? Так есть в законодательстве, установлено.

Константин Чуриков: Ну это же кто-то придумал все равно.

Людмила Пронина: Про законодательство я бы так не говорила.

Константин Чуриков: Законодатели, законотворцы, хорошо.

Людмила Пронина: Законодательство – это очень серьезная вещь, я сама много лет занималась этим. То, что вы говорите, бюрократия, на самом деле чиновник, к которому приходят, неважно, муниципальный чиновник, какого угодно уровня, он может и имеет право выполнять только законодательство, не только федеральное, региональное и муниципальное. Если он будет его не выполнять, это будет нецелевое использование средств, а вы знаете, какая сейчас система финансового контроля ужесточенная? Вот только что приняли недавно, вступит в силу с 2020 года федеральный закон о еще более серьезных мерах по контролю. Поэтому он не может платить свои деньги.

Теперь второе, то, что касается слушательницы, которая многодетная мать. На самом деле я просто не успела сказать, там действительно вычет налоговый больше, 3 тысячи рублей ежемесячно вычет из налоговой базы. То, что она говорила про 300 тысяч, – это уже немножко другое, это когда исследуется как раз прожиточный минимум, используется и смотрится, рассчитывается, вернее, среднедушевой доход в семье, это уже региональная льгота. Дело в том, что у нас идут льготы федерального уровня, регионального, муниципального и так далее. А то, что Константин сказал даже какие-то такие немножко уничижительные слова в отношении чиновников, мне так показалось…

Константин Чуриков: Я при всем уважении сказал, при всем уважении.

Людмила Пронина: Вот я хочу сказать, что, если может быть такая ситуация, когда не хватает средств, не хватает средств – это, в общем, сплошь и рядом. Но тем не менее, вот смотрите, региональный бюджет, муниципальный бюджет, они обязаны выполнять федеральные льготы, а дальше свое только по мере того, сколько они заложили в свой бюджет. Перерасходовать просто невозможно что-нибудь. Нужно, значит, наполнять бюджеты региональные, значит, изменять систему налогообложения…

Константин Чуриков: Но это вопрос приоритетов, согласитесь, вопрос приоритета бюджет, мы по-прежнему некая, так сказать, большая госкопилка, или все-таки мы ориентированы на людей, как, собственно, это не я придумал, это нам говорят.

Давайте сейчас посмотрим сюжет из города Бийска Алтайского края, о тех, кто знает о своих льготах и пытается их получить.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ярослав Александрович, а вот людям все-таки больше нужны льготы или денежные выплаты? Это же такие разные вещи на самом деле.

Ярослав Кабаков: Ну, по факту, если…

Марина Калинина: Может быть, сократить количество льгот, раз люди о них не знают и даже не готовы ими пользоваться, а, может быть, как-то это все монетизировать?

Ярослав Кабаков: Ну то есть если льготой невозможно воспользоваться, если она создает трудности к реализации, то лучше, наверное, выплачивать денежными средствами. У нас была программа, государство в какой-то момент переходило на снижение количества льгот и увеличение выплат.

Марина Калинина: Так.

Константин Чуриков: Но выплачивая какие-то деньги, я вот вмешаюсь, – выплачивая какие-то деньги, все равно государство должен понимать, на что оно эти деньги дает. Вот слепому человеку, инвалиду 82 года, о котором нам зрительница рассказывала, оно дает эти деньги на трость? Трость стоит одних денег, условно говоря, а инвалидная коляска стоит других денег.

Ярослав Кабаков: Да. Как было замечено, коляска не положена слепым, и если будут выплачиваться средства… Здесь же тоже очень важный момент…

Марина Калинина: Можно ее приобрести наконец-то.

Ярослав Кабаков: Да, можно будет ее приобрести. Но важный момент заключается в чем? – в том, что расходование средств с точки зрения, когда это идет через наши бюджеты, соответственно отчеты по ним для чиновников, мне кажется, еще большая головная боль, правильно расходовать средства. Если средства будут расходовать сам человек, я думаю, что это будет более эффективно.

Константин Чуриков: Вот нам пишут из Московской области, просят вас спросить про закон Московской области о пособии по уходу за инвалидами 18 200 рублей, «не дают никому». И помимо этого я тогда хочу спросить: вот эти деньги на соцзащиту, на пособие, они же зарезервированы в бюджете, в данном случае в местном? И если эти деньги не распределены, это как, это кому-то дает повышение по службе, зарплату повышают за это, или как вообще? Какая логика?

Людмила Пронина: Константин, во-первых, это, как вы уже видите, региональные решения, значит, эти деньги обязательно… Если закон вступил в силу Московской области, еще надо посмотреть, с какой даты, может быть, он с 1 января 2020 года вступил в силу, тогда эти деньги будут заложены уже в бюджете 2020 года. Если сейчас заложены эти деньги, то есть он вступил уже в силу, тогда, конечно, у них должен быть… Ведь сумма, вот эта стоимость этого расходного обязательства по данной теме, обязательно учитывается численность получателей данных средств, то есть численность в данном случае тех, кто должен получать 18 тысяч рублей.

Поэтому это ничья не, как это сказать, недобросовестность, что ли. Здесь надо внимательно разбираться, вступил в силу закон или нет, если вступил, в бюджете обязательно, скажем, 1 января 2019 года он вступил, там все должно быть учтено, стоимость этого расходного обязательства. То, что это не дошло, это должно дойти обязательно, эта денежная выплата.

Константин Чуриков: Но нам говорят, что не дошло. Вот тут мы уже как бы нащупали какой-то, мне кажется, корень проблемы. Почему не дошло?

Людмила Пронина: А вот это надо разбираться конкретно. Бывают какие-то вещи, которые связаны с чьей-то недобросовестностью, я это признаю.

Константин Чуриков: Подождите, мы же говорим все-таки о системных вещах. Вот разные регионы, просто я вам сейчас буду перечислять, Кировская область, Рязанская, Башкирия, Карелия. Вы говорите, это частности, каждый конкретный случай. Да, предположим, у каждого свой частный случай…

Людмила Пронина: Не могу сказать… Дайте мне…

Константин Чуриков: …этот льготник один, этот льготник другой. Но мы видим, складывается же целая картина.

Людмила Пронина: Дайте мне посмотреть, Константин, законодательство данного региона конкретно. Если закон не вступил в силу, региональный закон субъекта федерации, никто не имеет права деньги тратить, ни одной копейки.

Теперь можно я вот про монетизацию льгот, мы говорили? У нас был четвертый год очень серьезный закон федеральный, который касался монетизации льгот: по транспорту, по проезду на санаторно-курортное лечение и так далее. Знаете, какая была страшная борьба, и какая страшная проблема за это, и какие затем деньги дали вот вместо того? Хорошо вот Константин сказал, что действительно только что трость купить. Поэтому монетизация не даст ничего, дополнительная монетизация. Кроме того, у нас и так полно денежных льгот, у нас практически в денежном выражении посмотрите льготы.

Марина Калинина: Ну так не работают же они, получается, то, что мы видим.

Людмила Пронина: Так они не работают не поэтому. Что значит «не работают»? Две проблемы: либо не знают, что можно что-то получить, либо кто-то не дает. Вот если кто-то не дает, это уже не просто уголовно наказуемое деяние, это очень серьезная вещь, если кто-то чего-то не дает.

А теперь вот проблема «не знает». Вот я что хочу сказать? Вы как-то такой вопрос не задали, но я просто считаю, что это кардинальнейший вопрос в системе, что не получают чего-то, да? У нас с 2015 года начали работать над единой системой государственного информирования социального обеспечения.

Константин Чуриков: Так.

Людмила Пронина: Что там? Там перечень всех абсолютно льгот, условия получения и финансирование.

Константин Чуриков: А где эта система информирования? Можно я посмотрю?

Людмила Пронина: Сейчас, секундочку, скажу. Дело в том, что она сейчас еще не в полную силу работает. В 2018 году она вступила в силу, потому что это очень серьезная вещь. И хочу сказать, что вот… Причем там льготы идут и федеральные, и региональные, и все-все-все, даже за счет бюджета какого уровня. Сейчас вы, наверное, знаете, в Государственной Думе принят законопроект в первом чтении, который как раз касается повышения информирования, введения так называемого социального навигатора, то есть чтобы показать всем, всем абсолютно, хочешь не хочешь, в результате… Правда, он еще не принят во втором и в третьем чтении…

Константин Чуриков: Вы знаете, я сейчас просто у Яндекса спросил (извини, Марина), вы сказали про систему информирования о льготах, уже несколько лет действует. Я просто вбил «система информирования о льготах»…

Людмила Пронина: Она еще не действует полностью, нет.

Константин Чуриков: Да? Она даже вообще не действует, ни полностью, ни неполностью.

Людмила Пронина: Она сейчас не…

Константин Чуриков: Смотрите, я вижу только сообщения информагентств о том, что это, значит, есть, создано или будет, я не вижу даже ни одной ссылки на какой-то ресурс или источник.

Марина Калинина: Вы знаете об этой системе?

Людмила Пронина: Это надо посмотреть поподробнее.

Ярослав Кабаков: Ну, так же из сообщений информагентств, так скажем.

Константин Чуриков: Понятно.

Марина Калинина: То есть так вот из любопытства вы не стали искать?

Ярослав Кабаков: Нет, я из любопытства посмотрел по различным региональным порталам и так далее…

Марина Калинина: Где вообще можно найти информацию?

Ярослав Кабаков: …и количество льгот там, основные описаны какие-то, а уже дальнейшая детализация, честно говоря, не особо представлена.

Людмила Пронина: Ну она не в полную силу еще.

Марина Калинина: Так стоит ли обвинять тогда людей в том, что они неактивны и сами не ищут свои льготы?

Ярослав Кабаков: Я считаю, что людей вообще в этом отношении обвинять никто не может. Если информация не доведена, значит, это неэффективное доведение информации.

Людмила Пронина: Ну как это не доведена?

Марина Калинина: А кто должен тогда доводить?

Людмила Пронина: Паспорта в госуслугах есть, тоже смотрите, пожалуйста.

Ярослав Кабаков: На портале госуслуг в действительности тоже не все льготы отражены, насколько я знаю.

Людмила Пронина: А все и не нужно. Вот зачем мне все льготы? Вот зачем все? Мне нужны только те льготы, в которых я нуждаюсь. Например, у меня есть квартира, если я такой более-менее обеспеченный, есть жилье, значит, мне уже не нужны вот эти жилищные льготы.

Ярослав Кабаков: Так вопрос же не заключается про среднестатистического жителя…

Людмила Пронина: Лишняя информация тоже вредит.

Ярослав Кабаков: Мы же говорим по поводу достаточно тех категорий, которые многодетные, те люди, которые…

Марина Калинина: …инвалиды, пенсионеры.

Ярослав Кабаков: …инвалиды, пенсионеры и так далее. Большинство из них в действительности не могут либо воспользоваться услугами Интернета…

Марина Калинина: Какой портал там…

Ярослав Кабаков: …либо мало себе это представляют, либо имеют достаточно низкую грамотность. Соответственно, доведение информации там возможно либо какими-то печатными способами и так далее, хотя в действительности и печатными способами информацию распространяют, как-то пытаются реализовывать это, но в действительности эффективность очень низкая.

Константин Чуриков: Вы знаете, но ведь у нас бывает как? Бывает, что у человека сразу несколько категорий определенных, то есть он инвалид, пенсионер, он же малоимущий. То есть круг, скажем так, «интересов» повышается.

Я сейчас зашел на портал госуслуг, можно показать мой компьютер? Да, значит, тут вот популярные услуги, пенсия, пособия, льготы. Я вот, например, открыл пособия на детей, здесь целая простыня. Знаете, это надо быть очень, как сказать, педантичным человеком, чтобы вообще понять. «Назначение единовременного пособия женщинам, вставшим на учет в медицинских организациях, осуществляющих медицинскую деятельность на территории города Москвы в срок до 20 недель беременности», – Марина, ты что-нибудь поняла?

Марина Калинина: Я ничего не поняла.

Людмила Пронина: Надо уметь читать, конечно. Поэтому вот вы говорили про грамотность, это правильно. Если ты сам неграмотный, скажем так, в правовом отношении или в экономическом, значит, ты должен консультироваться. Ты идешь в тот же самый…

Марина Калинина: Так вы напишите так, чтобы было понятно, чтобы даже не очень грамотный человек мог это понять.

Людмила Пронина: У вас цитата была из законодательства, в законе нельзя так писать, чтобы было, как бабушки на кухне.

Константин Чуриков: Это на сайте было написано для людей.

Марина Калинина: Нет, подождите, это госуслуги.

Людмила Пронина: Они сделали выдержку, просто выдержку сделали.

Марина Калинина: А по-русски нормально написать?

Людмила Пронина: Вот если ты хочешь по-русски, ты, во-первых, идешь в этот МФЦ, для этого у нас МФЦ сейчас везде абсолютно. Во-вторых, вот я начала… Человек должен сам стремиться, это первое, второе, узнать что-то, что ему нужно. Причем ему не все нужно абсолютно, а нужны какие-то конкретные вещи, конкретный совершенно получатель пособия. Про пособия на детей же говорим в основном, да?

Константин Чуриков: Было бы, знаете, очень удобно: заходишь на портал, вбиваешь, как тебя зовут, все свои данные, ключи, пароли, явки, и все, система тебе говорит – о, вот льгота, вот льгота, все, клик-клик.

Людмила Пронина: Есть такое. Откройте соответствующие… Я сама так открывала и писала, это можно сделать: ты пишешь все, что тебе нужно, свои обстоятельства, и тебе идет консультация. Все это можно сделать, надо просто иметь, как я начала, с чего я начала говорить, надо хотя бы иметь планшет или телефон, вот эту связь. Вот эта цифровизация – это не просто так.

Теперь вы немножко мне не дали договорить. Вот этот законопроект, который Госдума делает по информационному обеспечению, у них цель создать социальный навигатор, как я говорила. То есть будет брошюрка, в которой все-все-все абсолютно, скажем, для матерей с детьми, неважно, один, два или три ребенка… Про двух детей, кстати, надо бы тоже рассказать. И когда она приходит регистрироваться, либо регистрировать ребенка, либо в соцзащиту, ей эту брошюрку вручают. Это вот конечный как бы продукт вот этого законопроекта, в конце года это будет. Хотя, честно говоря, я считаю, лучше планшет, компьютер и чтобы умели искать, потому что изменения постоянные, надо быть в центре событий, скажем так.

Константин Чуриков: Да уж люди-то в центре событий, они не понаслышке знают, что такое проблемная жизнь.

Давайте Екатерину послушаем из Пермского края. Здравствуйте, Екатерина.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, у меня такой вопрос. У нас с мужем четверо малолетних детей, мы в 2017 году взяли кредит ипотечный на строительство индивидуального жилого дома, то есть у нас целевое назначение кредита – это строительство индивидуального жилого дома.

Константин Чуриков: Так, да.

Зритель: В этом году, после того как Владимир Владимирович Путин обратился к Федеральному собранию, была предоставлена субсидия многодетным семьям при двух условиях: первое – рождение после 1 января 2019 года ребенка, третьего и последующих, и второе – наличие договора купли-продажи, собственности жилого дома, квартиры и так далее. То есть…

Константин Чуриков: Ваша семья под эти условия подходит?

Зритель: Мы не попали, потому что, к сожалению, наша Государственная Дума президента не услышала. Он несколько раз произнес, чтобы они проработали закон таким образом, чтобы ипотека, разумеется, была не только настроена на покупку квартир, а именно на индивидуальное жилое строительство, на дома. В итоге мы в пролете, простите за выражение, то есть мы не можем получить эти 450 тысяч и продолжаем платить ежемесячный кредит, хотя дом мы построили, ребенка родили, а деньги не получили.

Константин Чуриков: Ну вот Людмила Ивановна же сказала, у нас такая политика, а дальше сами, как у нас вот считается.

Людмила Пронина: Нет, здесь не так. В данном случае действительно они не подходят, потому что в законодательстве так: или покупка дома, или покупка квартиры, а у них как бы самострой.

Константин Чуриков: Индивидуальное строительство.

Людмила Пронина: Да, индивидуальное строительство. Здесь можно просто идти другим путем. Здесь есть налоговый вычет, который затем можно… То есть нужно собирать справочки все на покупку материалов, все что угодно, я сама такое получала, это тоже есть у нас, этот вычет на жилищное строительство по НДФЛ, и затем с этими справочками вы идете у нас в налоговую службу. И вам, конечно, не 450 тысяч, а сколько вы справок наберете, сколько это все у вас стоило, вам это вычтут.

Константин Чуриков: Чем больше справок, тем больше тысяч дадут, да?

Людмила Пронина: Да-да, ну сколько вы наберете.

Марина Калинина: Я не очень понимаю, какая разница, покупаете вы дом или вы покупаете стройматериалы, для того чтобы этот дом построить, он же в итоге все равно появляется рано или поздно.

Ярослав Кабаков: Ну, у нас же вопрос заключается в том, кто строит и куда деньги на компенсацию идут. То есть можно говорить о том, что наша Госдума позаботилась о строительных компаниях, которые могут получать. Конечно, если вы покупаете готовый дом или готовую квартиру или берете ее в ипотеку, соответственно, этот вычет потом идет кому? Строительной компании, которая…

Константин Чуриков: А депутаты в курсе, что у нас, во-первых, огромные неосвоенные пространства в стране, во-вторых, что многодетной семье, если там много детей, им как-то, в общем, на природе, на свежем воздухе как-то лучше?

Ярослав Кабаков: Депутаты, думаю, в курсе.

Константин Чуриков: В курсе, да? Хорошо.

Давайте сейчас обратимся к небольшому опросу, который провели наши корреспонденты. Спрашивали людей в разных городах, какие льготы или налоговые вычеты они все-таки получали.

ОПРОС

Марина Калинина: Про баню.

Константин Чуриков: В органах соцзащиты так и могут говорить: «Идите в баню, дорогие товарищи».

Людмила Пронина: Можно ответить, нет?

Константин Чуриков: Да, давайте коротко, и сейчас звонок еще послушаем.

Людмила Пронина: Хорошо, ладно. Первое про то, что минимальные льготы. Вот мы еще не говорили о том, что для второго ребенка были очень сильно изменены льготы, увеличены. В частности, было 50 рублей, а сейчас совсем другие цифры.

Константин Чуриков: «Совсем другие» – это какие?

Людмила Пронина: Сейчас совсем другие цифры. Средняя цифра где-то 11 тысяч, минимально 6 500, а максимально 26, от региона зависит.

Константин Чуриков: В месяц?

Людмила Пронина: Да, конечно, как же? Это льготы, да. Региональный аспект здесь очень важен. И она должна быть примерно 1,5 прожиточных минимума. Теперь вот говорили о том, что 9 тысяч и так далее. Сейчас у нас минимальная заработная плата, МРОТ установлен не ниже прожиточного минимума, 11 280, да? Не может быть. Поэтому в следующем году будет за второй квартал, у нас какой будет прожиточный минимум, так и будет минимальный размер оплаты труда. И здесь тоже опять же вот это пособие на второго ребенка, которое было введено и увеличено, не было на второго ребенка. Много еще там ответов…

Константин Чуриков: Я хочу вас спросить не как государственного советника и доктора экономических наук, а просто как гражданина: 11 280 – это…

Людмила Пронина: Это МРОТ.

Константин Чуриков: Ну он равен прожиточному минимуму. Это можно считать каким-то минимумом прожиточным с точки зрения логики? Нет?

Людмила Пронина: Константин, хотела сказать «коллега», если вы сравниваете с базой, было 50, а стало 11 тысяч в среднем, а может быть и 26, это зависит от региона, понимаете? Поэтому здесь очень важен вот этот региональный аспект, какие деньги есть в регионах, очень важно.

Константин Чуриков: Самый последний вопрос. Вот когда-то мы строили социализм, жили при социализме, в общем, гордо несли это знамя. Теперь у нас рынок. Кто, с вашей точки зрения, какие страны теперь выше нашего несут знамя социального государства? В мире какие у нас примеры? На кого нам, может быть, равняться, если на самих себя в прошлом?

Ярослав Кабаков: Так у нас и при социализме страны были, которые имели капиталистическую систему и несли гордо знамя социального обеспечения и так далее: и наши скандинавские друзья, и та же самая Швейцария, и так далее, и тому подобное. В этом отношении, я думаю, что даже брать любую развитую экономику, там у нас по выплатам далеко-далеко впереди будут…

Константин Чуриков: То есть ориентироваться либо на них, либо на нас самих в прошлом?

Ярослав Кабаков: Ну, необходимо решать свои проблемы, конечно же, и в принципе, наверное, как-то все-таки сокращать бюрократию. Почему? Потому что она «жрет» в трансакционных издержках содержание такого количества чиновников и достаточно сильно увеличивает весь этот…

Марина Калинина: То есть огромное количество чиновников, которые препятствуют для того, чтобы люди получали льготы, которые они же им вроде как предлагают?

Ярослав Кабаков: Ну да, которые сидят на местах, что-то там пытаются делать, кто-то считает, кто-то пересчитывает, кто-то выдает, кто-то не выдает…

Людмила Пронина: Категорически не согласна, категорически не согласна?

Ярослав Кабаков: Почему?

Людмила Пронина: Потому не согласна, потому что нужно реально смотреть, а не просто какие-то такие вот слова.

Ярослав Кабаков: Нет, ну если рассматривать чиновничий аппарат как такой механизм занятости людей, то, наверное, тоже неплохо, они же зарплату тоже получают.

Людмила Пронина: Нет, коллеги, надо смотреть конкретно каждого Иванова, Петрова, который работает. Всегда, везде один работает хуже, другой хуже, но он обязан, я уже говорила, исполнять законодательство федеральное, региональное, местное, другие.

Константин Чуриков: Все обязаны, только как исполняется, мы вот слышали.

Марина Калинина: Все обязаны, но только опять же человеческий фактор.

Людмила Пронина: Коллеги, теперь вот давайте…

Константин Чуриков: Мы, к сожалению, уже вынуждены заканчивать, уже время…

Марина Калинина: Мы, к сожалению, уже должны закончить эту тему.

Людмила Пронина: Одно слово. Вот Норвегия, одно из самых социальных государств – а вы знаете, какие там налоги?

Константин Чуриков: Знаем.

Людмила Пронина: Поэтому если мы хотим с вами еще пойти в направлении повышения пособий, надо еще повышать налоги.

Константин Чуриков: А вы знаете, какие там зарплаты?

Людмила Пронина: У нас налоговая нагрузка сейчас, все от нее плачут. Я не хочу дальше эту тему развивать: или, или.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии были Людмила Пронина, государственный советник России второго класса, доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления РАНХиГС, и Ярослав Кабаков, директор по стратегии компании «ФИНАМ».

Через пару минут продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски