Как помочь молодым родителям заниматься с ребёнком и не потерять работу

Как помочь молодым родителям заниматься с ребёнком и не потерять работу
Промежуточные итоги марафона ОТР помощи Иркутской области.. Жизнь взаймы. запрещённое лекарство. Переобучение пенсионеров. «Автомобили»
Среднему заемщику для погашения кредитов потребуется почти 11 зарплат. Как себя обезопасить от пени и брать в долг у банка меньше?
Почему рост экономики сдерживается и из чего складываются зарплаты
Советы по выбору автомобиля от Андрея Осипова, автоновости и тест-драйв Hyundai i30N
Сергей Левченко: Люди, лишившиеся жилья, смогут купить дома за госсчет с квадратными метрами не меньше, чем у них было
Почти 4 миллиона пострадавшим от наводнения в Иркутской области собрали зрители ОТР. Рассказываем, на что пойдут эти деньги
Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Процентная ставка по кредитам должна быть адекватна доходам населения и росту экономики
Лекарство или срок. Почему родителей больных детей вынуждены добывать необходимые препараты контрабандой?
«Матери детей-инвалидов попадают под статью за то, что лечат своих детей. Это абсурд!»
Гости
Марина Семенова
президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями, член Общественного совета при Уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка
Сергей Рыбальченко
заместитель председателя комиссии Общественной палаты России по поддержке семьи, материнства и детства, генеральный директор АНО «Институт научно-общественной экспертизы»

Петр Кузнецов: Мы переходим к большой теме, которую мы по традиции уже начинаем в дневной части «Отражения». Мы будем говорить о современных мамах…

Марина Калинина: …о папах, о детях…

Петр Кузнецов: …и, конечно, о бабушках, которые по-прежнему, хоть трудности здесь уже и есть, связанные с одной реформой, но по-прежнему мам и пап как-то разгружают. Итак.

Марина Калинина: Ну вот смотрите, в России могут ввести гибкий отпуск по уходу за ребенком, с такой инициативой выступила рабочая группа по социальной политике Экспертного совета при правительстве. Общая сумма выплат останется неизменной, но размер ежемесячного пособия будет напрямую зависеть от длины этого отпуска: чем короче, тем больше денег получится.

Петр Кузнецов: Допустим, женщина зарабатывала 40 тысяч рублей в месяц, вот вспомогательная инфографика на ваших экранах. По нынешним правилам, после родов она 1,5 года будет получать 40% зарплаты или в данном случае 16 тысяч рублей, общая сумма выплат при этом 288 тысяч рублей. Но если женщина возьмет только год, в нашем примере она будет получать 24 тысячи рублей в месяц; если 9 месяцев, 32 тысячи рублей. А вот если декретный отпуск, наоборот, продлится 3 года, все 3 года, то всего лишь 8 тысяч рублей.

Марина Калинина: Ну не только об этом будем сегодня говорить. В ближайший час будем говорить и о других проблемах, которые связаны с рождением ребенка. Например, на то, что россиянки стали позже рожать первого ребенка, ранее обращал внимание вице-премьер Татьяна Голикова. По ее словам, в 2000 году 60% всех детей рожали женщины до 25 лет, а в 2017-м уже всего лишь 45%.

Петр Кузнецов: Да, как верно Марина заметила, говорим мы сегодня не только о мамах и даже не только о папах, но вот в данном случае об отцах. Большинство россиян, 70%, верят в способность отцов ухаживать за детьми и вести домашнее хозяйство не хуже женщин. В опросе, кому уходить в отпуск по уходу за ребенком, мнение женской аудитории довольно категорично, 63% против того, чтобы отпуск брал мужчина. А вот среди мужчин 55% поддерживают этот тезис, а 42%, например, согласились бы взять на себя уход за новорожденным вместо жены.

Марина Калинина: Так что вот такие темы будем обсуждать, но и не только эти. Ждем звонков от всех: расскажите, с какими трудностями вы столкнулись, став родителями, какие меры поддержки помогли бы вам легче эти проблемы преодолеть.

Петр Кузнецов: Днем по этой теме высказывалась профессор кафедры труда и социальной политики РАНХиГС Любовь Храпылина. Давайте послушаем, что она сказала.

Любовь Храпылина: Если мы все время будем почему-то упираться в поддержку только мамы, а не будем понимать, что детоцентризм… Вот я, кстати, сейчас приехала к вам с социального форума, и сегодня очень интересная вот эта мысль, которая, конечно, не новая совсем, но она впервые так была озвучена и Матвиенко, и Голиковой, о том, что мы идем очень усиленно, в следующем году прямо, с января к тому, что начнем реализовывать политику детоцентризма. Это для ребенка должны быть пособия, для ребенка! Не в поддержку мамы только, хотя это тоже важно, а если для ребенка, то давайте рассчитаем, сколько это должно стоить на его физиологическое питание, соответствующий какой-то по крайней мере минимальный набор, связанный с тем, что одеваться надо, да еще и сезонно в нашей стране, естественно, с развитием по услугам, связанным с тем, что ребенок у нас должен в школу уже академиком прийти, и так далее. Поэтому вы сами понимаете, что если мы идем к детоцентризму, то, естественно, пособие не у мамы, не для мамы, а как обязательный вообще-то атрибут развития ребенка и обеспечения его счастливого детства, это тоже сегодня важно.

Марина Калинина: Но это была гостья утреннего эфира, а сейчас мы эту тему будем обсуждать с нашими гостями в студии. Это Сергей Рыбальченко, заместитель председателя Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты России, – здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Сергей Рыбальченко: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Марина Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями, – здравствуйте, Марина Анатольевна.

Петр Кузнецов: Добрый вечер.

Марина Калинина: Сергей Игоревич, давайте сначала разберемся вот с этой инициативой по поводу гибкого отпуска декретного. Что это такое? Как это будет работать? Ну как предполагается пока.

Сергей Рыбальченко: Ну я начну с того, что на пособие счастливое детство не построишь, предыдущий выступающий об этом говорил. А инициатива связана с тем, чтобы поддержать работающих мам, возможности им смелее уходить в отпуск, поскольку очень часто барьером является снижение, резкое снижение доходов в семье, поэтому мамы задумываются, стоит ли им уходить в отпуск, стоит ли рожать ребенка, поскольку всего лишь 40%, и то не от всей зарплаты, а от того предела, который на сегодняшний день определен. То есть максимально женщина может получать сейчас 26 тысяч 152 рубля. Мы же говорим, что эта сумма, допустим, в крупных городах, в мегаполисах и для высокооплачиваемых тружениц, конечно же, совсем недостаточная.

Поэтому что мы предлагаем? Мы предлагаем, в общем-то, то, что от нас очень часто просит правительство: как сделать так, чтобы, не расходуя дополнительных средств…

Марина Калинина: Не тратится, но сделать вроде как хорошо.

Сергей Рыбальченко: Да, ничего не тратить, но в то же время сделать хорошо. И мы предложили… Предложение связано с тем, чтобы дать женщине свободно выбирать это время, когда она может находиться в отпуске по уходу за ребенком. В зависимости от этого, в общем-то, она может регулировать и выплаты, которые осуществляются для нее.

Петр Кузнецов: Марина, вам как кажется, что за инициативой с гибким графиком лежит? Что стимулируется? Потому что нам сегодня и днем писали, и сейчас уже начинают писать, что вместо того чтобы предложить нормальную работу материнского капитала, новые какие-то действительно эффективные инструменты, я еще раз хочу повторить…

Марина Калинина: Хотя бы повысить вот этот процент, который выплачивается от зарплаты. Почему бы не увеличить его, скажем, до 60%, до 70%?

Марина Семенова: Я думаю, что здесь…

Петр Кузнецов: Как очень метко вы выразились, по сути стимулирует раннее разлучение мамы с ребенком, вот что это значит.

Марина Семенова: Ну не совсем так. Я думаю, что здесь одно другое просто исключать не должно, повышение процента, например, и в то же время как раз такой вот гибкий выход в декрет. Потому что не каждая мама, например, готова эти 1,5 года или 3 года даже отсидеть в декрете, ну честно скажем, и возможно, с будущим появлением все-таки яслей мамы захотят пораньше выходить на работу. И было бы здорово, если бы те положенные выплаты, которые она могла, может сейчас недополучить, она как раз их получит. Наоборот, я думаю, что это очень здорово, она может рассчитать свой бюджет от нуля до 3-х лет.

Петр Кузнецов: Ну вот вы о яслях заговорили – так, может быть, сначала начинать с доступных мест в яслях, а уже потом вводить вот этот вот стимулирующий гибкий график?

Марина Семенова: Смысл в том, что если сейчас мама, например, не захочет… Сейчас же не говорится о том, что ты должна обязательно выйти.

Петр Кузнецов: Нет, конечно, нет, на то он и гибкий.

Марина Семенова: То есть если мама захочет выходить чуть позже, например, то есть до 3-х лет сидеть, ей же этот гибкий график не мешает выйти из декрета через 3 года. Ну то есть он по сути просто поможет тем мамам, которые чуть раньше выходят из декрета, вот и все.

Марина Калинина: Ну вот нам уже пишут из Краснодарского края: «Год, девять месяцев – ты же не можешь заранее знать о здоровье ребенка и соответственно когда ты сможешь выйти на работу». То есть потребуется ли… Может быть, она и запланирует, что она выйдет через 9 месяцев после рождения ребенка, но обстоятельства сложатся так, что, в общем, не сможет она этого сделать.

Сергей Рыбальченко: Но речь идет не о здоровье ребенка, потому что если будут проблемы со здоровьем ребенка, то здесь уже возникает возможность продлить отпуск, связанный с болезнью ребенка. Мы говорим о том… На самом деле мы должны посмотреть на международную практику.

Марина Калинина: Давайте посмотрим.

Сергей Рыбальченко: У нас достаточно большой отпуск и он малооплачиваемый, компенсационные выплаты, к сожалению, не очень высокие. Да, мы, безусловно, можем идти путем увеличения компенсационных выплат, но я бы, например, предложил делать это, начиная со второго ребенка и с третьего ребенка, то есть на второго ребенка не 40%, а 60%, на третьего 80%. Мы обсуждаем и такие вопросы, но сейчас не расширяем, пока что мы обсуждаем предложение, очень хорошо, что в него включились наши, так сказать, граждане и мамы прежде всего. Но, например, в Норвегии отпуск по уходу за ребенком вместе с отпуском по беременности и родам, если женщина берет, допустим, 61 неделю, то это 100% выплаты того дохода, который она получала до ухода в отпуск. Если она берет 91 неделю, то это 80%, то есть такие практики существуют.

Марина Калинина: Но вы же понимаете, что суммы разные совершенно.

Сергей Рыбальченко: Конечно, суммы разные.

Марина Калинина: Там в разы больше, чем сейчас у нас.

Сергей Рыбальченко: Но мы говорим о чем? В разных регионах и муниципальных образованиях разная ситуация. Есть такие муниципальные образования, где уже ребенка можно устроить в ясли и с года, и раньше, и поэтому… Можно, допустим, воспользоваться услугами няни, а маме нужно вернуться вовремя на работу. Почему она не может уйти? Потому что она сразу же идет на ту заработную плату совершенно низкую, на которой она не может позволить себе эти 9 месяцев прожить вместе с ребенком.

Я могу сказать, после публикации в ленте в Facebook в моей ленте появились очень такие высокооплачиваемые и очень статусные мамы, которые вспоминали свое рождение ребенка, когда они там на «Avito» продавали все, что только можно, чтобы дожить до того времени, когда они смогут выйти на работу, а ребенка, естественно, оставить с няней. Поэтому вот именно для таких мам эти случаи и предусмотрены.

Я понимаю, что когда мы растягиваем до 3-х лет, это мы предложили только как меру; ясно, что ей, скорее всего, будут пользоваться единицы. А вот сжать этот отпуск, сделать его более коротким, но в то же время высокооплачиваемым, – я думаю, что это как раз основная задача этого предложения.

Марина Калинина: Для пап такие меры предусмотрены? Если, например, папа хочет с ребенком…

Сергей Рыбальченко: Марина, вы ответите?

Марина Семенова: Нет, я надеюсь, что и папы…

Сергей Рыбальченко: Нет, дело в том, что сегодня по нынешнему законодательству отпуск по уходу за ребенком может взять любой близкий родственник.

Марина Семенова: Любой близкий, да.

Сергей Рыбальченко: Это может быть папа, это может быть бабушка, даже люди, которые связаны какими-то свойствами родства с ребенком. Поэтому, пожалуйста, можно делать и так. Но могу сказать, что порядка 15 уже заключений положительных от представителей экспертного сообщества, докторов наук, при этом это в основном женщины, я уже получил, и они высказывают предложение, что надо все-таки вводить отпуск, непередаваемый отцовский отпуск так называемый, чтобы папу тоже можно было привлекать к работе по уходу за ребенком.

Марина Семенова: Ну это вообще замечательно будет.

Петр Кузнецов: Ну мы пап еще пока не спрашивали, сейчас статистика будет улучшаться, и пап будем спрашивать…

Марина Калинина: Нет, мы можем обсудить, ждем ваших звонков, уважаемые телезрители.

Петр Кузнецов: Да, мы ждем вас в прямом эфире.

А пока давайте посмотрим наш первый материал. Спрашивали у мам на улицах разных городов, с какими сложностями они столкнулись именно как молодая мама. Вот что получилось.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Марина, скажите, пожалуйста, меняется ли отношение работодателя к современной маме, или он по-прежнему максимально не заинтересован в таком сотруднике и находит кучу причин, чтобы… Не хочется говорить слово «избавиться», но не принять, а отклонить резюме, на собеседовании сказать…

Марина Семенова: Конечно.

Петр Кузнецов: «Ой, нет, вы же только родили недавно. Нет, посидите года 3, приходите через 3 года».

Марина Семенова: Конечно, потому что никаких условий для работодателя, в общем-то, сейчас никаких условий нет.

Петр Кузнецов: Стимулирующих.

Марина Семенова: Стимулирующих, конечно. Поэтому, конечно, зачем ему… Ему не нужна даже молодая сотрудница, которая может, в том-то и дело, тут же уйти в декрет.

Петр Кузнецов: Потенциально.

Марина Семенова: Конечно. Соответственно, и молодая мама, которая будет, да и немолодая мама, у которой есть, вообще женщина, у которой есть дети, она, конечно, потенциально будет сидеть постоянно на больничных, и сама болеть, и дети будут болеть, а соответственно, работать кто будет?

Марина Калинина: Папы!

Петр Кузнецов: Папы. Да, нам предлагает, кстати, Ульяновская область выход, всего лишь: «Платить надо просто достойную зарплату папе, чтобы мама могла спокойно заниматься ребенком, его развитием и здоровьем».

Марина Калинина: Давайте узнаем, что думает по этому поводу Ольга из Подмосковья. Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать, что вы не обсудили один очень важный момент.

Петр Кузнецов: Ну мы только начали.

Марина Калинина: Мы еще успеем.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Ну подсказывайте.

Зритель: Я тут слушаю, мамы, вот ваши гости говорят, что рассматривают всякие предложения по выходу из декрета в год, в два. Но на самом деле по факту не так-то просто вообще-то выйти из декрета только потому, что не устроить ребенка в садик элементарно. Я расскажу. У меня третий ребенок родился, я встала на очередь 3 года назад, как только он родился, через месяц, то есть он с рождения стоял, но это абсолютно никакая не гарантия того, что мы попадем в садик. Мы были третьими в очереди и не попали – знаете почему? Потому что он родился 13 сентября…

Петр Кузнецов: После 1 сентября то есть.

Зритель: После 1 сентября, все, значит, в группу 2–3 года ясли мы не попали. И вот в ближайшие 3 садика, в которые я хотела попасть, эти группы ясельные просто не набирали, вот и все. Когда я стала задавать вопросы и писать просьбу принять его в другую группу, сказали: «Мы ничего не можем, у нас так система устроена…»

Петр Кузнецов: «Не положено».

Зритель: Это в Химках, «на нее никто повлиять на может». То есть получается, что система работает против людей.

Потом, значит, еще что произошло? Мне вдруг ни с того ни с сего позвонили из какого-то садика совершенно не около дома, а где-то там далеко, за 2 километра, и сказали: «У нас есть путевка на вашего ребенка, вы либо сейчас идете, либо отказываетесь». Я решила отказаться с сохранением места, но потом выяснилось, что если ты отказываешься даже с сохранением места в очереди, то твою очередь отодвигают на год вперед. То есть сейчас ребенку 3 года исполняется…

Да, у меня еще четвертый есть ребенок, которому 1,5 года, и он как бы меня прикрывает до выхода из декрета, понимаете? А если бы у меня был третий ребенок и ему исполнялось бы 3 года, я просто бы на работу не смогла даже выйти, то есть и работу бы потерялась… Вот я не знаю, как быть мамам, которые сталкиваются с такой ситуацией.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. Так со стороны смотришь…

Зритель: Нет, подождите. Можно попробовать взять няню, ваши гости тоже об этом говорили, что статусные, «высокозарабатывающие», Москва и Московская область берут няню. Ну а как жить тем семьям, у которых есть ипотека? Вот и ипотеку, и няню – это уже невозможно, понимаете? И точно так же та помощь, которая должна, сейчас все говорят о том, что есть помощь многодетным семьям по выплате ипотеки, но опять же только для тех детей, кто родился после определенного времени. И если ребенок чуть раньше родился, на месяц, как у меня, например, программа работает с 2018 года, у меня ребенок в декабре 2017-го родился, и все, мы ни под одну программу помощи не попадаем, понимаете? И вот это все электронная очередь, но государственные услуги по факту не работают.

Марина Калинина: Понятно, спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Есть какие-то у вас комментарии, что делать?

Сергей Рыбальченко: У меня есть комментарий.

Петр Кузнецов: Смотришь со стороны, знаете, такое ощущение, что прямо специально преграды создаются.

Сергей Рыбальченко: Во-первых, я бы хотел сказать, что в соответствии с майским указом и федеральным проектом поддержки занятости женщин, до 2021 года должна быть обеспечена 100%-я доступность дошкольного образования для детей в возрасте до 3-х лет. Имеется в виду…

Марина Калинина: Ну вот до 2021 года осталось уже совсем немного…

Сергей Рыбальченко: Да, осталось немного…

Марина Калинина: …но проблемы остаются.

Сергей Рыбальченко: И предусмотрено строительство более 300 мест. Но мы на самом деле считаем, наш институт сделал соответствующий расчет, что этого мало, нам нужно минимум еще дополнительно 1 миллион мест. Как их обеспечить? Мы сейчас реализуем такой проект «Профессиональные няни – детям!», это по аналогии с сертифицированными французскими нянями, когда мы обучаем нянь, даем в соответствии с профессиональным стандартом, они проходят добровольную сертификацию и могут работать в качестве, либо это будут семейные ясли, принимать на дому у себя детей. Во Франции 300 тысяч нянь принимают 1 миллион французских детей; 40% всех детей в возрасте до 3-х лет находятся в этой системе. Это рядом с домом, это очень удобно.

И на мой взгляд, государство сейчас должно приложить все силы, мы будем тоже на этом настаивать, чтобы предусмотреть либо соответствующий, такой же режим оплаты этих нянь, как детских садов, то есть няни должны работать при детских садах, либо же это должно быть специальное пособие на няню. Вот тогда они станут действительно доступными. Во Франции именно так и устроено, там есть…

Марина Калинина: Но вы представляете, сколько документов нужно будет создать, для того чтобы получить разрешительные документы для такого семейного детского сада?

Сергей Рыбальченко: Очень немного, немного.

Марина Калинина: Чтобы няни там… Это же и питание, и это дети, то есть…

Марина Семенова: Ну сейчас есть программы у нас в регионах, как раз семейный детский сад. Но там мама, значит, воспитывает своих детей и может взять детей соседки, подруги и так далее. В принципе ситуация такая же, каждая мама прикреплена….

Марина Калинина: Ну это какие-то договорные отношения…

Марина Семенова: Нет, она официально прикрепляется к детскому саду, получает зарплату, соответственно отчитывается и получает на питание какие-то деньги, отчитывается за это питание, то есть составляет планы работы и так далее, плюс водит этих детей несколько раз в неделю на общие занятия физкультурные, музыкальные и так далее. Я думаю, что по аналогии с как раз этими проектами замечательно здесь будут как раз социальные няни, которые так же будут прикреплены к какому-то детскому саду. То есть для мам это будет бесплатно практически, ну то есть то же самое, как отдать ребенка в ясли.

Сергей Рыбальченко: Та же самая оплата, как мы отдаем ребенка в ясли, за питание в основном.

Марина Семенова: Да, ну то есть того же детского сада.

Сергей Рыбальченко: Все остальное должен взять на себя бюджет.

Петр Кузнецов: Есть еще одна программа, которая, правда, работает в отдельно взятом в одном регионе, в Пермском крае. Там компенсацию за нехватку мест в яслях и детских садах родителям выплачивают. Я не знаю, насколько эффективен этот инструмент, но всяко лучше, чем… Ну все, мест мы не можем выделить в детских садах, в яслях, существует такая компенсация. Что нам мешает, во-первых, распространить… Что нам мешает?

Марина Семенова: Просто понять сумму этой компенсации.

Петр Кузнецов: Тоже отдельный вопрос.

Марина Семенова: Потому что если это тысяча или две, это, конечно, не спасает ситуацию, однозначно.

Сергей Рыбальченко: Мы анализировали эту систему, есть в других регионах, в Липецкой области выплачивалось в свое время 5 тысяч рублей, если ребенка не могли устроить в детский сад. Но она всегда хуже, чем когда платится субсидия на услугу, субсидия на услугу лучше, потому что работают два человека. А субсидия, когда мы просто компенсируем то, что человек не получает услугу, он просто эти деньги забирает себе, куда он их расходует, непонятно. С этой точки зрения мне, например, опыт Белгородской области больше нравится, когда субсидируется организация, в которую мама отдает ребенка, в данном случае это негосударственный может быть и нелицензированный детский сад. Вот такая система позволяет в данном случае… Она экономически эффективна.

Мы подсчитали, сколько стоит няня, если мы ее обучим, создадим это рабочее месте, в течение какого срока она окупается, – она окупается в течение 2-х месяцев. Почему? Потому что няня работает, 3 мамы выходят на работу, они помимо того, что приносят доход в семью, еще платят налоги, и в социальные фонды тоже идут соответствующие перечисления, за 2 месяца все окупается, а дальше только доход.

Марина Семенова: Ну и няня трудоустроена.

Марина Калинина: Смотрите, раз уж мы заговорили о деньгах, о субсидиях и о различных выплатах: вот сегодня пришла информация о том, что глава Министерства труда и соцзащиты Максим Топилин заявил, что размер пособия по уходу за ребенком от 1,5 до 3-х лет будет равен региональному прожиточному минимуму на ребенка. Накануне об этом говорил Дмитрий Медведев, он предложил повысить пособие на детей вот с такого возраста с 50 рублей. Прошло 20 лет…

Петр Кузнецов: С 50 рублей – внимание, вдруг кто-то не знает – не в день, не в час, а в месяц.

Марина Калинина: В месяц. Такая ситуация была с 1994 года, то есть прошло 25 лет, пока с 50 рублей повысили до в среднем 10 тысяч. И сроки, когда начнутся такие выплаты этих сумм, не обозначены. Сколько еще мы можем сдать? Еще 25 лет, когда надо уже будет до 100 тысяч повышать? Вот тут вот как-то такие обещания в воздух, не кажется вам?

Сергей Рыбальченко: Не кажется. К этой теме правительство возвращается…

Марина Калинина: Ну 50 рублей – это вообще смех.

Сергей Рыбальченко: Ну 50 рублей – это не…

Марина Калинина: Батон хлеба.

Петр Кузнецов: Одна из знакомых мам молодых мне рассказывала, что когда пришло впервые уведомление, она просто подумала, что кто-то на телефон деньги кинул, кто-то из родственников.

Сергей Рыбальченко: Я думаю, что администрирование этого пособия стоит гораздо дороже, чем само пособие, чем компенсационная выплата. Это компенсационная выплата, которую выплачивает работающим женщинам работодатель, начиная не от 1,5, а от момента рождения ребенка и в течение этих 3-х лет. И работодатель обязан их выплачивать. А вот сейчас вместо этих 50 смешных рублей предлагается сделать, ввести пособие, которое будет выплачиваться в тот период, когда мама не получает, она находится в отпуске практически неоплачиваемом от 1,5 до 3-х лет. Предлагается ввести, с этой инициативой выступил премьер-министр Дмитрий Анатольевич Медведев, предлагается рассмотреть разные механизмы, в том числе и адресной поддержки, то есть смотреть в зависимости от того, какие семьи имеют какие доходы.

Могу сказать, что на третьего ребенка сейчас в большинстве регионов такое пособие уже выплачивается, если у семьи, как правило, среднедушевые доходы ниже среднедушевых доходов по региону. Поэтому речь идет только о первых и вторых детях. Но с моей точки зрения, все-таки я еще раз возвращаюсь к той теме, что пособие на услугу всегда эффективнее, чем пособие, которое выплачивается на ребенка. Потому что дефицит на сегодняшний день…

Марина Калинина: Кстати, надо отметить, что вот эти 10 тысяч рублей получат только нуждающиеся семьи.

Сергей Рыбальченко: Ну да. Дефицит дохода у семьи на сегодняшний день, по данным Росстата, которые воспитывают ребенка в возрасте до 3-х лет, 15 тысяч рублей, а прожиточный минимум порядка 10 тысяч. Все равно нам не хватит. То есть я еще раз возвращаюсь к теме, что пособие не может сделать счастливой семью. Надо стимулировать экономическую активность мамы, тем более что мамы сами хотят возвращаться на работу, а таким образом надо обращать в экономику в том числе и услуги для детей, делать более доступными, чтобы у нас и мама выходила на работу, и в том числе и другие тоже работали. Но…

Марина Калинина: Хорошо, кто это должен делать тогда, вот вопрос всегда возникает? Надо, понятно, а кто?

Сергей Рыбальченко: Государство, конечно.

Марина Семенова: Я не совсем согласна, что прямо уж мы должны стимулировать. Я думаю, что женщина и вообще семья все равно должна выбирать, потому что многим женщинам комфортно сидеть с ребенком, заниматься им, развивать его. И поэтому это понятно, с точки зрения государства, конечно, выгодно маму побыстрее поставить у станка, пусть платит налоги. Но я как мама думаю, что это не совсем хорошо все-таки для воспитания этого самого ребенка.

А кто должен делать? Ну это понятно, что предложение же озвучено, правительство соответственно рассмотрит, надеюсь, это предложение, там уже будут приниматься решения.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок из Санкт-Петербурга, Ольга нам дозвонилась. Ольга, здравствуйте. А, нет, не Ольга.

Петр Кузнецов: Тогда Анна из Московской области. Анна, это вы с нами?

Зритель: Да-да, добрый день.

Петр Кузнецов: Да, слушаем вас, приветствуем.

Зритель: У меня вот такой вопрос. Я вот сейчас сижу в декретном отпуске, ребенку 2 годика. До 1,5 лет я от работы получала деньги, а сейчас 1,5 года я взяла за свой счет. Но насколько я слышала, должны какие-то деньги вообще-то выплачиваться еще за эти 1,5 года, но мне почему-то работа не выплачивает. И я знаю, что во многих организациях это так и делают, что 1,5 года если за свой счет берут, ничего не полагается. Как мне содержать ребенка в дальнейшем?

Сергей Рыбальченко: Ну вот это как раз тот же вопрос, 50 рублей вам должен выплачивать работодатель.

Марина Семенова: Да.

Сергей Рыбальченко: Так называемые компенсационные выплаты. Но что на них можно приобрести?

Марина Калинина: Давайте посмотрим еще один сюжет, как выходит из положения мама двоих детей…

Петр Кузнецов: Я как раз до него дочитаю, потому что он очень синхронизируется как раз, этот наш сюжет, с сообщением: «Воспитываю дочку (3 годика) одна, разведена, работаю медсестрой по сменам, 2-я смена с 2-х до 8-ми, сад до 6. Работу менять не хочется, и что делать? Бабушка далеко живет, на съемной квартире», – Тамбовская область.

Марина Калинина: Наш корреспондент из Ярославля и мама двоих детей Эрика Вилль, давайте посмотрим ее историю.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Я вот заглядываю на SMS-портал, как раз по теме бабушек начинают писать, и понимаю, что Эрике-то нашей очень повезло, во-первых, потому что она работает на Общественном телевидении, ей повезло с работой, а во-вторых, то, что вокруг столько бабушек и дедушек.

Марина Семенова: И бабушек, и дедушек.

Сергей Рыбальченко: Бабушек, дедушек.

Петр Кузнецов: Пожалуйста, Ленинградская область: «Работают все, мамы, папы, бабушки, дедушки, и не на одной работе. Бабушки и дедушки сидели бы с внуками, если бы не пенсионный возраст». «Увеличьте пенсии женщинам-бабушкам по уходу за внуками, чтобы решить вопрос с яслями и работой молодых», – Саратовская область. Краснодарский край: «Бабушка, то есть моя жена (видимо, дедушка пишет), должна сидеть дома с внучками, а она бегает на работу. Спасибо государству». Еще: «Бабушкам подняли пенсионный возраст, бабушка и дедушка на работе, мама на работе, ребенок брошен на непонятную няню».

Марина Калинина: Как быть?

Сергей Рыбальченко: Бабушка должна работать няней у своих внуков, это можно сделать. Фактически мы видим сейчас…

Марина Калинина: Каким образом?

Сергей Рыбальченко: Каким образом? Должна закончить курсы и прийти на работу. Мама же может работать воспитателем у своих детей в семейном детском саду, и бабушка таким же образом может работать. Но на сегодняшний день могу сказать, что, конечно, тема семейных детских садов не очень сильно поддерживается в регионах. Существует всего лишь примерно 2 тысячи семейных детских садов в России, из них 1,5 тысячи в двух регионах, это Москва и Краснодарский край. Но если мы все-таки эту тему будем развивать, то у бабушек появится возможность именно работать по этой схеме.

Марина Семенова: И у мам.

Сергей Рыбальченко: И у мам.

Что же касается… Вот мне не показалось, что бабушки и дедушки жалуются. Я думаю, что внуки продлевают им жизнь, поэтому это счастье, когда у них есть возможность такого общения.

Петр Кузнецов: Очень коротко, мы вот сейчас затронули права мам в декрете. Насколько я знаю, есть право на бесплатное обучение у мам – распространяется ли это на ту же самую бабушку…

Марина Калинина: …или дедушку.

Петр Кузнецов: …папу? И какие еще есть права такого вида?

Марина Семенова: Нет, на бабушку, дедушку, к сожалению, вот эти права не распространяются. Но если это будет как раз по программе, допустим, социальной няни, я думаю, вполне можно обучиться и сидеть со своими внуками и даже, может быть, раз уж костры идут жечь, взять еще кого-нибудь.

Сергей Рыбальченко: Есть правительственная программа по подготовке, профессиональной переподготовке граждан предпенсионного возраста, на нее выделяется ежегодно, сейчас будет выделяться 5 миллиардов рублей. Вот по этой программе они могут пройти соответствующую подготовку, в том числе няней, воспитателем.

Марина Калинина: Забавное сообщение из Москвы: «Я в сад не ходил. Гуляя по району с дедом-дворником, я познавал мир куда активнее, чем детсадовцы, изо дня в день топчущие свои площадки. Не слушайте психологов, советующих молодоженам поскорее отселяться от родителей, и вопроса о садике вообще не будет».

Петр Кузнецов: Мы психологов не слушаем, мы слушаем Казань, Карина оттуда с нами на связи. Да, Карина? Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, пожалуйста.

Зритель: У меня двое детей, 5 лет и 1,5 года и 3 месяца. Я вот сейчас собираюсь выходить на работу. Пособие я буду терять, потому что я буду выходить на полный день. Пособие у меня 14 тысяч.

Сергей Рыбальченко: А может, не надо выходить на полный день?

Зритель: Нет, нужно.

Петр Кузнецов: Сергей Игоревич говорит, может, не надо.

Сергей Рыбальченко: Если вы выйдете не на полный день, за вами сохранится пособие в соответствии с законодательством. Вы хотя бы сокращенный…

Зритель: Я знаю об этом, но сейчас экономическая ситуация в стране такая, что мало мам могут позволить себе сидеть в декрете. Я могу работать, потому что у меня есть бабушка и дедушка, мои родители. Мало кому везет так и они могут оставить своих детей. Ни в какие ясли я бы никогда в жизни своего ребенка маленького не отдала, там нет того ухода. Более того, мой старший ребенок, половину времени из которого ходит в садик, она сидит дома, то есть полмесяца мы дома, полмесяца с мамой, потому что должного ухода нет, она постоянно болеет.

И у меня еще одно предложение – вернуть расчет, пособие по беременности и родам, чтобы базу брали за год, среднегодовую, а не среднюю за 2 года, как сейчас. И многие мамы находятся в таком положении, что кому-то, кто никогда не работал, платят 11 тысяч, а кто платил налоги, он 8–9 получает. Разве это справедливо? Мне кажется, нет.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: А давно от такого расчета отошли?

Сергей Рыбальченко: С 2012-го или 2013 года, сейчас я не могу вспомнить, было введено новшество, что не за последний год берется расчет, а за последние 2 года. Но в принципе мама может поменять эти года на предыдущие, тогда, когда она активно работала. Плохо это для тех мам, которые не имеют трудового стажа…

Марина Семенова: Да.

Сергей Рыбальченко: Женщина должна иметь минимально 6 месяцев трудового стажа, чтобы рассчитывать на эти пособия.

Марина Калинина: Давайте тогда еще послушаем Дмитрия из Пскова, он нам позвонил. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня ситуация такая. Я одинокий отец двоих детей, у меня двое детей по 3 года. Мы живем в Пскове и планируем переезжать в Москву в сентябре. Мы сделали временную регистрацию, собрали все документы, подали документы на очередь в сад, и я думал, что мы будем дожидаться сада, и удивился, что мы не являемся льготниками. То есть когда на сайте можно было выбрать льготу, там было, допустим, одинокая мать, у которой в графе «отец» прочерк, она является льготницей, ей сразу дают сад. А одинокий отец двоих детей не является льготником.

И более того, с временной регистрацией мы сейчас в самом конце очереди. Допустим, я если зайду через 2 дня на сайт проверить очередь, нас отодвигают назад, потому что вперед нас либо льготников ставят, либо тех, кто имеет постоянную регистрацию в Москве. И фактически я не могу выйти на работу, то есть если мы переезжаем, на работу я выходить не могу. Как выжить, собственно, в такой ситуации? Налоги я отчислял бы в город Москву, допустим, в бюджет, работая, но на работу я выйти просто не могу.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Понятно, спасибо.

Петр Кузнецов: Есть еще какой-то инструмент, которым может воспользоваться наш папа?

Марина Семенова: К сожалению, здесь надо дополнять законодательство и включать туда отцов-одиночек однозначно просто, потому что это такие вопиющие случаи…

Марина Калинина: А почему до сих пор этого не сделано? Это же не сегодня появилось и не вчера.

Сергей Рыбальченко: К сожалению, это особенности системы дошкольного образования города Москвы, когда граждане…

Марина Калинина: Именно Москвы?

Сергей Рыбальченко: Именно Москвы, да, в других регионах это каким-то образом решается, но в Москве граждане, которые временно зарегистрированы, работают здесь, становятся в очередь… И я хочу, чтобы Дмитрий, если он окончательно не переехал, серьезно подумал об этом, потому что та ситуация, когда вы будете отодвигаться в очередь, она может быть достаточно, скажем, не бесконечной…

Марина Семенова: Ну или бесконечной, до школы.

Сергей Рыбальченко: До того времени, когда у вас… Да, до школы, когда у вас ребенок перейдет в дошкольный возраст. К сожалению, такая ситуация в отношении тех граждан, которые не имеют постоянной регистрации в городе Москве. Мы этот вопрос постоянно поднимаем, мы не согласны с этим, мы считаем, что раз в Конституции записано, что ребенок имеет право на дошкольное образование, то независимо от того, какую регистрацию он имеет, он должен иметь это право. Тем более что в конечном счете тот же Дмитрий, такие же люди, которые работают в Москве, они вносят свой вклад в доходы бюджета, в экономику города Москвы. В общем-то, они работают и помогают Москве, поэтому к ним и к их детям прежде всего должно быть соответствующее отношение.

Петр Кузнецов: Если сидеть с ребенком мама и папа будут более-менее равномерно, ту же женщину это сделает более защищенной на рынке труда каким-то образом?

Марина Семенова: Конечно, однозначно. Если работодатель будет понимать, что он может ей сказать, например: «Ты знаешь, ты уже выходила на больничный, наверное, теперь вот надо поработать», – она может обратиться к мужу, для того чтобы он, соответственно, посидел с ребенком. Конечно, здесь я бы не сказала, что прямо полностью, вообще семья будет тогда защищена, но я думаю, что хоть как-то.

Марина Калинина: Давайте посмотрим еще одну историю. По 5 часов в день тратит на дорогу до работы мать-одиночка из Москвы, работает она в 130 километрах от своего дома. Ее просто перевели из московского офиса, потому что у нее часто болел ребенок. Вот давайте посмотрим репортаж Маргариты Твердовой, нашей коллеги.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Как быть в такой ситуации? Как можно воздействовать на работодателя? Это же ненормально, что человек по 5 часов тратит на работу, не может себе позволить няню, в общем, какая-то отписка, что ну вот так мы решили…

Марина Семенова: Отписка, да…

Петр Кузнецов: Но при этом работодатель права соблюдает…

Марина Калинина: Да, вроде бы все законно…

Марина Семенова: Нет, отписка как раз такая очень циничная, то есть та команда может работать и без «мамочки»…

Марина Калинина: …во время ее отсутствия.

Марина Семенова: Да, соответственно поэтому мы ее и перевели туда. На самом деле я думаю, что здесь, конечно, ее пытаются выжить просто из компании, чтобы она сама самостоятельно ушла, в общем-то…

Марина Калинина: Суд поможет в данном случае? Если уж решиться до конца…

Сергей Рыбальченко: Да, мы слышали комментарий юриста. На самом деле как мы можем воздействовать? Мы уже воздействуем на компанию «Балтика», прошу обратить внимание на эту компанию, которая вот таким образом относится к своим сотрудникам. Вообще-то доброжелательное отношение к детям должно стать примером для компании. В Москве несколько лет уже проходит конкурс на лучшее предприятие для работающих мам.

В данном случае как помочь? Думаю, что надо найти какие-то возможности обратиться к самой компании, чтобы компания оказала… Повлиять на компанию. По-другому здесь… Либо найти другой…

Петр Кузнецов: Я, например, подозреваю, что ни один указ не заставит работодателя…

Сергей Рыбальченко: Я могу предложить сейчас другое решение. В Москве открылся новый офис, называется «Карьера», по-моему, его совсем недавно презентовали, где они помогают подобрать работу. Думаю, что вот… Давайте мы вот таким образом поступим: вы мне этот случай передадите, а я уже каким-то образом постараюсь встретиться, может быть, передать как раз в этой новый проектный центр, по-моему, так он называется, «Карьера», который помогает с трудоустройством, чтобы они помогли ей, возможно, найти другую компанию, более лояльную к мамам, которые воспитывают сами детей.

Петр Кузнецов: Да, после эфира мы передадим все координаты.

Давайте пока послушаем еще Московскую область, оттуда Юлия с нами на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: У меня два интересных момента. Значит, когда-то мы были подмосковным городом Подольском, по месту прописки, юридический статус сейчас мы получили Новой Москвы. В общем-то, все бы прекрасно, если бы органы местного самоуправления вышли из положения очередей в детский сад таким образом: они предлагают группу неполного рабочего дня, ребенок будет находиться с 9 до 13 часов. Соответственно, в течение года если я отказываюсь от данной путевки и мы ее не делаем, меня снимают с очереди автоматически.

Второй момент еще интереснее. В некоторых частных компаниях, когда мама уходит в декретный отпуск, ее декретную ставку закрывают новым человеком. Да, декретная ставка за ней сохраняется, но когда ребенку исполняется 1,5 года, ей звонят и предлагают перевестись на другое место, пока она находится в декрете, с предложением всяких разных интересных для работодателя моментов. Вот сейчас у меня ребенку будет 2 года через месяц, и наш работодатель, скажем так, через отдел кадров, через подбор персонала, мне просто позвонили и сказали, что меня не ждут на моем основном рабочем месте.

Марина Калинина: Понятно, спасибо, понятна ваша история, у нас просто время ограничено, к сожалению.

Ну вот к чему мы, собственно, пришли? Что программы есть, какие-то инициативы есть, садов, яслей пока нет; есть инициатива создать вот эти вот небольшие какие-то…

Сергей Рыбальченко: …семейные детские группы.

Марина Калинина: …семейные детские сады.

Петр Кузнецов: Ну это история одной улицы, одного дома.

Марина Калинина: Ну пары домов, может быть. И вот еще и работодатели нехорошо себя ведут.

Петр Кузнецов: Ситуация правда страшная, потому что продолжают писать, просто уже не хотят рожать, потому что видят, что их ждет. Вот, пожалуйста, пример перед глазами.

Марина Семенова: Ну до тех пор, пока у нас не будет на государственном уровне, ну мне так кажется, вот такой тренд на семью, то есть чтобы государственная поддержка стала прежде всего такой семейной.

Марина Калинина: Ну что, нам пора за этом закругляться. Еще не раз на эту тему будем говорить, естественно, потому что тема такая серьезная…

Сергей Рыбальченко: Может, добавим оптимизма?

Марина Семенова: Да, грустно мы как-то заканчиваем.

Марина Калинина: Будем смотреть в будущее.

Сергей Рыбальченко: Да. Давайте мы все-таки в оптимизм уйдем. Мне кажется, что эти проблемы действительно накопились, их много, но они не… Если мы не будем предлагать новые решения, если мы не будем работать в этом направлении, мы действительно работаем, поверьте, и экспертное сообщество, и правительство, и Министерство труда тоже идет навстречу, я думаю, что мы ничего не решим.

Петр Кузнецов: Нам остается только верить, да. Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Сергей Рыбальченко, заместитель председателя Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты России, Марина Семенова, президент Всероссийского союза общественных организаций по работе с многодетными семьями. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски