Как помогут россиянам?

Как помогут россиянам?
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Антон Табах
главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент Экономического факультета МГУ
Сергей Рыбальченко
заместитель председателя комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной Палаты РФ

Оксана Галькевич: На самом деле мы тут обсуждаем очень часто какие-то изменения в нашем эфире, эфир-то прямой же. Итак, друзья, вот о чем хотим сейчас с вами поговорить. Государство у нас признало, что полтора месяца жизни в режиме самоизоляции – это совсем не отпуск, а большие издержки для людей бизнеса. В первую очередь, конечно, издержки финансовые. Вот вчера президент в очередном видеообращении рассказал о новом, довольно большом пакете мер помощи. Там предложений существенно, достаточно. Но и вопросов у вас по ним много. Поэтому давайте, мы предлагаем сейчас вместе разобраться во всем: что к чему, кому…

Константин Чуриков: Что к чему, когда и кому. Конечно, мы еще отдельно поговорим о детях. Потому что, на мой личный взгляд, просто как отца двух детей, это очень существенно и важно. Но сначала все-таки у нас будет бизнес и эксперт по бизнесу.

Итак, что же предлагается? Самозанятые и индивидуальные предприниматели: им тоже предложена помощь, вот какая именно. С 1 июня можно получить специальные кредиты под 2%, чтобы платить зарплату. Президент уточнил, что объем кредита будет рассчитываться по формуле «1 МРОТ на одного сотрудника в месяц». Срок погашения этого кредита – до 1 апреля 21-го года.

Оксана Галькевич: Следующего года, да. Но вот что важно. Если предприятие сохранит 90% своих работников, то весь кредит и все проценты за него погасит государство. Если же все-таки не удержится от увольнений и, как минимум, сократит 20% сотрудников, то государство погасит только половину кредита.

Помимо этого, за II квартал 2020 года спишут налоги и страховые взносы, кроме НДС. Налоги спишут малому и среднему бизнесу, а это более 1,5 млн. предприятий.

Константин Чуриков: Еще Владимир Путин предложил вернуть самозанятым налог на доход, уплаченный ими в прошлом году. Также самозанятым дадут налоговый капитал в размере 1 МРОТ, чтобы платить налоги в этом году, но не из своего, получается, кармана. Что касается ИП, индивидуальных предпринимателей, то, если они из наиболее пострадавших отраслей, они получат налоговый вычет, могут получить в размере 1 МРОТ, в отношении страховых взносов.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья, если вы как раз из этой категории – категории самозанятых, если вы индивидуальный предприниматель, у вас какой-то бизнес небольшой: выходите на связь, рассказывайте о том, какая у вас ситуация. Готовы ли вы воспользоваться предложенной помощью?

А мы сейчас пообщаемся в прямом эфире с нашим экспертом. На связи с нами Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ. Антон Валерьевич?

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, добрый вечер. Слышите ли вы нас? Вот мы вас видим.

Антон Табах: Привет. Рад вас всех видеть.

Оксана Галькевич: Видим, да. Рады. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Взаимно. Антон Валерьевич, хочется понять. Помимо того что услышать вашу оценку, насколько эти меры – действительно серьезная помощь предпринимателям, самозанятым. И второе – просто ли в реальности добиться всех этих пряников тем же ИП, тем же самозанятым?

Антон Табах: Тут надо разделять вопрос. Если мы говорим про раздачу на детей, судя по тому, как выглядит процедура, она достаточно простая. Да, сегодня легли Госуслуги, но почти месяц до первых выплат, и, собственно говоря, расплата до октября. Поэтому я думаю, здесь все получат свои деньги.

Что касается программ для бизнеса. Опять же, все это выглядит здраво. Это сделано по американским лекалам, фактически копия с их Paycheck Protection Program. Действительно, кредиты, которые простят. В отличие от тех субсидий, которые уже обещаны наиболее пострадавшим на зарплату в размере МРОТ, и льготных кредитов, которые запускались с большим трудом в последние месяцы. Т. е. фактически тут важно, что это дополнение. Т. е., грубо говоря, предприятие может получить из разных источников (вернее, источник один – бюджет) до 3 МРОТ на сотрудника. Что уже что-то. 1 МРОТ – понятное дело, это несерьезно.

С другой стороны, система помощи, которую сейчас заводят, выглядит достаточно сложной. Для тех, кто ее администрирует, и для тех, кто пробует по ней что-то получить. Поэтому очень много проблем будет технического свойства. Если мы заметим, как вообще устроены программы поддержки, лучше всего они (и у нас, и в других странах, но у нас еще больше) работают те, которые наиболее просто устроены. Вот, к сожалению, программы для бизнеса пытаются устроить сложно. Их администрируют те организации, у которых рефлекс «денег не давать», типа службы занятости. Много же скандалов про то, как отказывают или платят мало. Почему? Потому что эти службы много, что называется, лет были заточены на то, чтобы отказывать. А теперь им вдруг велели давать и т. д. Это очень сильно подставляет президента и, скажем так, тех, кто пытается запустить эти программы.

Насколько легко будет получить, не очень понятно. Но в принципе все выглядит здраво и, как вот была реклама, «по рекомендации лучших собаководов».

Оксана Галькевич: Антон Валерьевич, вот такой вопрос. Кредиты, которые предлагает государство, пусть даже под 2%, но выглядит заманчивым. Самое время ли сейчас их брать? Это ведь нужно понимать: запустишься, не запустишься, какой у тебя будет выручка, как ты взлетишь там дальше.

Антон Табах: Опять-таки: это кредиты необычные. Тут речь не идет о взлетах. Это каждая компания будет решать для себя. Есть компании, которые действительно… условно говоря, парикмахерская, да, она была закрыта 3 месяца, парикмахерскую открыли, клиентский поток, скорее всего, восстановится. Да, с новыми санитарными правилами, но дамы и джентльмены себя всегда будут украшать. Тут понятное дело, что субсидия или кредит, который простят, его брать можно и нужно.

Берем компанию по организации мероприятий. Ежу понятно, что за полгода и даже за год этот бизнес не восстановится, людей придется сокращать. Для них другие программы. Их не спасут субсидии. Возможно, их даже не спасет никто. Их не спасет никто, кроме капиталовладельца.

Очень разные ситуации. Именно поэтому, когда говорят «вот эта программа на полтриллиона», – нет, она не на полтриллиона. Она на полтриллиона, если все компании, которые могут, возьмут эти деньги. Они не возьмут.

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, но дьявол всегда сидит в деталях, кроется. Смотрите, сегодня парикмахеры, представители бьюти-индустрии написали письмо, по-моему, как раз Титову – бизнес-омбудсмену, и говорят они о том, что как раз таки они лишены тех самых вот этих поощрительных всяких мер. Потому что, элементарно, в основном люди из этой индустрии берут кредиты на себя, как на физлицо. Что касается тех же самых налоговых каникул, банки, естественно, физлицам навстречу особенно не идут. Т. е. вот здесь как быть? Как это отрегулировать так, чтобы это действительно помогло?

Антон Табах: Каждый … свое. И, как говорится, это плохо, что у нас государство не может на ходу. Но мы не в мире Гарри Поттера. Извините, нами не руководит министерство магии, которое всеведущее и всезнающее. Вот что хорошо, и это хорошо заметно за последние 2 месяца: старожилы не припомнят, когда постановления правительства корректируются буквально в рабочем режиме, те, которые не сработали; программы, которые плохо запускаются, их, грубо говоря, каждые 2 недели пересматривают и корректируют. И я не удивлюсь, что те же самые письма представителей бьюти-индустрии окажут определенное влияние.

Опять же, это письмо про те программы, которые были, условно говоря, 2 недели назад. Это проблема, что информация поступает не одновременно. То, что мы видим, это сейчас решаются проблемы, которые возникли 2 недели или месяц назад.

Оксана Галькевич: Антон Валерьевич, вот вы сказали минуту назад, что часть бизнеса спасет, собственно говоря, не кредит, а только капиталовладельцы. А есть ли какие-то исследования, какие-то данные о том, сколько у нас таких бизнесов? Вот мы когда о физлицах с вами говорим в этой студии, приводим разные исследования о том, что вот у нас у 60, 50, 40 или скольки-то там процентов населения есть заначка, есть депозит или нет депозита. А по бизнесу есть такая информация?

Антон Табах: Есть. Но проблема – что было до кризиса, то не есть сейчас. И основная опять же проблема, уже для аналитиков и для правительства, кстати, – что летят без компаса, в тумане и с молитвой на одном крыле. Все. Причем что бизнес, что граждане. И статистика, например, сейчас данные по занятости идут с очень большим опозданием. То, что говорят про число зарегистрированных безработных, – это когда службы занятости с низкой пропускной системой и с тенденцией отказывать. Т. е. тоже как бы это не реальный факт.

Например, что происходит в промышленности, мы можем косвенно понимать по отгрузке на железных дорогах или по потреблению электроэнергии. Там все плохо, но не чудовищно. Все остальное – это надо смотреть. Финансовые потоки показывают, что в некоторых отраслях, которые принудительно закрыты, потери до 80%. В среднем по, скажем так, малому бизнесу – 25-30%. То, что докладывали на предыдущем заседании у президента. Соответственно, что-то из этого в тех отраслях, которые быстро восстанавливаются. То, что в тех сферах, которые быстро не восстановят или будут под драконовскими санитарными мерами, там совсем другая история.

Константин Чуриков: Но мы же так долго не протянем, Антон Валерьевич. Потому что все-таки наша кубышка уже не так тяжела, как была, и т. д. Вот наши кубышки – ваше мнение, насколько вообще хватит? Если, предположим, мы дальше глобально ничего не открываем, сидим и ждем?

Оксана Галькевич: Ты имеешь в виду Фонд национального благосостояния?

Константин Чуриков: Да.

Антон Табах: Во-первых, этого не будет. Во-вторых, Фонд национального благосостояния – его уже начали тратить. То, что мы видим. Т. е., опять же, когда раздаются крики, что вот Фонд национального благосостояния не тратят, – его тратят. Извините, в этом году бюджет будет исполняться, как исполнялся, включая социальные обещания, которые были выданы в январе, новые пособия и т. д. Но при том, что доходы уменьшатся. И вот эти дополнительные программы поддержки. Это примерно 4 трлн. рублей. Которые возьмут откуда? В основном возьмут из ФНБ.

Более того, сейчас, вот если опять же наиболее интересным было, но опять же для экономистов, не выступление президента, а пресс-конференция главы ЦБ. Где она открытым текстом сказала в пятницу, что у нас низкий госдолг, это ресурс, это действительно ресурс: у России очень низкий государственный долг. У нас у государства положение финансовое куда лучше, чем у большинства граждан и предприятий. И второе – что Центральный банк фактически запускает программу, которая позволит еще без инфляции, без сильного ущерба для экономики, без выстраивания пирамид, добавит денег как раз на то, о чем говорил президент вчера.

И, скорее всего, мы увидим еще несколько заходов. Потому что у нас сейчас, собственно говоря, правительство и президент, да и все мы, идем в тумане. Соответственно, практически все меры объявляются кусочно. Т. е. я не то что не удивлюсь, я предполагаю, что, например, где-нибудь в начале июня, когда будет следующая стадия массового снятия карантинных мер, мы услышим еще про один пакет поддержки, тоже уже адаптированный к новым условиям. И этот сериал «триллионы», скорее всего, мы будем наблюдать до осени.

Оксана Галькевич: Антон Валерьевич, у нас есть звонок из Московской области. Давайте вместе выслушаем нашего зрителя. Игорь на связи. Игорь, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: У вас очень хороший эксперт. Вот он вначале сказал, что все нам дают, малым предпринимателям, но ставят какие-то препоны. И я вот малый предприниматель, у меня т. е. есть бизнес. К сожалению, не удалось получить мне субсидию безвозмездную лично на меня. Потому что когда я зашел в личном кабинете, в налоговой инспекции в свой личный кабинет, стал заполнять … начал отправлять, и тут же выскакивает: у вас не установлен какой-то плагин. Но я, к сожалению, не системный администратор. Я начал искать этот плагин в Интернете. Нашел, попытался поставить. Ничего у меня не получилось. Вот. И сейчас я как бы плюнул на это дело. И вот не знаю, что делать. Потому что в принципе – ну, меня-то как бы там все видно, зачем вот это усложнять? И у меня цифровая подпись там есть, которой я подписываю отчеты и все. Но почему-то происходит вот такая ерунда.

Я уверен, что это у многих происходит. И люди просто не знают, что дальше делать. Потому что и руки просто опускаются. Зачем вот это сделано?

Константин Чуриков: Игорь, но здесь вы говорите о такой технической очень неприятной и не вовремя случившейся оплошности. Мне интересно, из какого конкретного бизнеса? Я вот не услышал. Чем вы занимаетесь?

Зритель: Да. Я вообще в сфере туризма, у меня тематический парк с животными. Сейчас самое-то интересное – людям помогают, а вот у нас зоопарки, какие-то зооплощадки, вот парки, где с животными, – животным никто вообще не помогает, и даже про них не думают. И вон уже, идут передачи, что люди просто простые помогают животным, просто жители. И мне вот соседи, которые со мной живут, мне пересылают деньги на мой счет, чтобы я мог накормить животных. Вот до чего доходит.

Оксана Галькевич: Да, понятно.

Зритель: Про животных вообще никто не думает сейчас. Ну, как бы это другая тема. И даже себе деньги на пропитание я получить, к сожалению, тоже не смог.

Константин Чуриков: Да. Спасибо, Игорь. Удачи вам в вашей борьбе за обещанные деньги.

Оксана Галькевич: Спасибо, Игорь. Вот, Антон Валерьевич, смысл в том, что возникают какие-то неожиданные совершенно препятствия технического и не технического характера у людей, которые пытаются заявить на эту помощь.

Антон Табах: Технические препятствия – это вопрос службы поддержки. Тут понятно. И они как бы были, есть и будут. Любая большая система ошибается и дает сбои. Но то, что, действительно, госорганы часто, как это сказать, заточены на то, чтобы отказать, а теперь им велели помогать, – это получается не очень хорошо. Что с этим делать, непонятно. Но, как говорится, других писателей у нас нет. И то, что после этого кризиса, как после прошлого отстраивали налоговую, придется заново отстраивать систему соцзащиты, с этим согласны почти все на всем политическом и, скажем так, идейном спектре.

Оксана Галькевич: А вот интересно, Антон Валерьевич, что вы уже некий положительный момент отметили. Который нам следовало бы ждать, как вывод из этого кризиса.

Еще один звонок. Из Астрахани на этот раз. Наталья на связи. Наталья, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Наталья Витальевна, я генеральный директор ООО «Элин». Я обращалась в Сбербанк, чтобы мне дали 12 130 на моих работников. Никто ничего не дал.

Константин Чуриков: Чем занимается ваше ООО «Элин»?

Зритель: Общественное питание, кафе.

Константин Чуриков: Так. Сейчас, в этот период, вы не можете работать, там, доставка, еще что-то?

Зритель: Нет. Кафе закрыто с 28 марта.

Константин Чуриков: Так. Ну и, соответственно, в Астрахани там доставка не пользуется таким спросом, и с этим сложно, да?

Зритель: Ну, наверное, пиццу. Или другие пользуются. А непосредственно мы – торжества и поминки. Конечно, все закрыто.

Константин Чуриков: Понятно.

Оксана Галькевич: Да, спасибо, Наталья.

Антон Табах: А чем это мотивируют?

Константин Чуриков: Чем мотивируют, Наталья? Если вы не отключились. Почему вам отказывают?

Зритель: Ничем.

Оксана Галькевич: Ничем?

Зритель: Ничем, буквально. Вам отказали – и все.

Оксана Галькевич: Подождите. Антон Валерьевич… Спасибо, Наталья… А такое в принципе может быть? Или в любом отказе должно быть обоснование причин?

Антон Табах: Всякое может быть. Если речь идет о кредитной программе, то, как говорится, возможно плохое кредитное качество. Несмотря на госгарантию. Об этом жаловались.

На самом деле самое главное, что сейчас можно и нужно делать тем, кто себя, что называется, чувствует обиженным, и обоснованно… Потому что очень часто, к сожалению, в процессе работы с жалобами граждан и малого бизнеса, часто обнаруживаешь, что все несколько не так. Условно говоря, например, компании не дают субсидии потому, что у нее большая задолженность по налогам. А мы не знаем. Или, например, компании не дают вот этого льготного кредита потому, что у нее есть просроченные кредиты в том же банке: вроде как это нельзя.

Но если есть ощущение, что нужна защита и справедливость, надо об этом шуметь. Потому что сейчас программы корректируют. Если о вашей проблеме никто не знает, то о ней никто и не узнает. Собственно говоря, вот спасибо средствам массовой информации. Потому что правительство тоже, как сказать, сидит далеко и мало что видит. Стандартный набор, как в советское время жаловались в газету «Правда», электронная приемная…

Константин Чуриков: И в «Спортлото» еще…

Антон Табах: … так сказать, оппозиционные деятели. Вы знаете, «Спортлото» не помогало, а газета «Правда» помогала, сам знаю несколько случаев.

Константин Чуриков: Спасибо вам, Антон Валерьевич, за правду. Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ. Сейчас далее о тех, кому все-таки помогли.

Оксана Галькевич: Дальше – да. Потому что у нас основная часть сообщений на нашем портале – она, конечно, семей касается, семей с детьми. Очень много разных вопросов у зрителей. Итак, друзья, о помощи семьям с детьми. В первую очередь речь идет о тех, у кого малыши. И если у вас малыши до 3-х лет, то за апрель, май, июнь вы должны получить по 5 тыс. руб. на каждого ребенка. Еще президент вчера пообещал единовременную выплату на детей старших возрастов от 3 до 15 лет. 15 лет включительно, т. е. до 16, можно так сказать. По 10 тыс. каждому ребенку.

Константин Чуриков: Портал госуслуг, как уже сказал Антон Валерьевич Табах, рухнул мгновенно. Сегодня первый день оформления всех этих денег. Но таких семей действительно у нас очень много в стране – 27 млн.

Оксана Галькевич: Он рухнул еще вчера, Костя, сразу после.

Константин Чуриков: Еще вчера?

Оксана Галькевич: Да. 27 млн. это так сказал президент. 27 млн. детей должны получить по эти 10 тыс. Но это еще не все. На детей дошкольного возраста в 2 раза увеличено пособие. Но его получат только те, у кого есть статус малоимущих семей. Если родители потеряли работу, то им полагается по 3 тыс. руб. на каждого ребенка, опять же за 3 месяца – апрель, май, июнь. Ну, и минимальное пособие по уходу за ребенком теперь составляет почти 7 тыс. руб.

Константин Чуриков: Уважаемые родители, что касается дополнительных мер, которые вам лично нужны, вашей семье: расскажите нам, сколько вы тратите на детей, чего вам сейчас не хватает, в чем себе вынуждены отказывать.

А у нас на связи Сергей Рыбальченко. Это заместитель председателя Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты России. Сергей Игоревич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Сергей Игоревич, здравствуйте. Вы знаете, вот один из первых вопросов у людей на нашем СМС-портале: а какой была логика? Вот когда государство заявляет о том, что готово оказывать помощь детям от 0 до 3, потом от 3 до 15 лет, – выпадают соответственно дети 16 и 17 лет. Которых тоже нужно кормить и т. д. А логика какая? Почему ограничили возрастом до 15 лет?

Сергей Рыбальченко: Я могу прежде всего сказать, что меры поддержки начали приниматься еще до той ситуации, когда у нас наступила пандемия. Если вы вспомните, после послания 15 января… В послании 15 января были озвучены первые меры. И они относились прежде всего к родителям, которые воспитывают детей в возрасте до 3 лет. Это были самые серьезные меры. И меры поддержки также дошкольников, детей в возрасте от 3 до 7 лет, среднедушевые доходы которых на семью не превышают одного прожиточного минимума. Тогда выплаты предполагалось обеспечить в размере половины прожиточного минимума.

Почему именно эти категории? Прежде всего, именно родители дошкольников попадают в трудную ситуацию, поскольку и работа вынуждает их больше внимания уделять ребенку, но и сам ребенок все-таки требует большего внимания.

Те же меры, которые были озвучены вчера в послании, дополнительно к ранее инициированным президентом, они касались детей в возрасте от 3 до 15 лет включительно. Почему? Я эту логику могу объяснить только одним: тем, что категории детей, которые получают пособие, у нас в стране делятся на 2 группы. Это прежде всего дети, которые получают, дети в возрасте до 16 лет (условно говоря, 15 лет включительно) и дети в возрасте до 18 лет, на которые также увеличивается возраст, но для определенных категорий. Если, допустим, ребенок получает высшее профессиональное образование.

В данном случае, я думаю, что прежде всего категория имелась в виду более младшая.

Константин Чуриков: Но понятно, да, но просто, Сергей Игоревич, логика вопроса сейчас такова, что в 16 лет ребенок не начинает работать и зарабатывать. Т. е., очевидно, конечно, что он…

Оксана Галькевич: Теоретически летом он может, конечно, заработать, но…

Сергей Рыбальченко: Давайте все-таки понимать, что те меры, которые принимаются, они принимаются в экстренном порядке. Может быть, не все категории детей были учтены. Это во-первых. Во-вторых, регионы, на мой взгляд, тоже должны включиться в эту работу и отследить. Потому что эти меры безадресны, они универсальны. Здесь не нужно предоставлять никаких справок, касающихся ваших доходов или имущественного положения. Любая семья, любой ребенок может претендовать на эти меры.

Константин Чуриков: Сергей Игоревич, но нужно все равно заполнить заявление на сайте госуслуг. Вот у меня такой вопрос, смотрите…

Оксана Галькевич: Прорваться надо, да.

Константин Чуриков: …государство же знает о том, что у каждого из нас есть дети, правильно? Оно же в курсе? Зачем требуется заявление?

Сергей Рыбальченко: Ну, а как иначе? У нас принцип получения помощи заявительный. Конечно, я за то, чтобы он был, скажем так, не просто уведомительным, но по крайней мере облегченным. Думаю, что портал госуслуг…

Константин Чуриков: Автоматическим?

Сергей Рыбальченко: …это да, но автоматически, к сожалению, не может это происходить. Потому что вы должны по крайней мере подтвердить, что вы нуждаетесь и вы действительно получите эти деньги, а не просто автоматически они придут на какую-то карточку, а потом мы будем разбираться, туда ли они попали, или у вас просто несколько карточек. Все равно у вас…

Оксана Галькевич: Ну, это такой, знаете, мировоззренческий некий момент, да? Т. е. получается, что налоги мы платим все – это наша обязанность, а получение, так скажем, помощи – это, ну, если хотите…

Константин Чуриков: Право.

Оксана Галькевич: …да, попробуй этого права добейся.

Сергей Рыбальченко: Нет-нет, не согласен с вами. Поскольку социальная поддержка у нас все равно адресная, человек должен заявить о своей нуждаемости. А впервые сейчас мы видим, что эти меры принимаются к абсолютно всем гражданам. Я имею в виду – детям. То в данном случае вы все равно должны актуализировать свои данные, прежде чем вам будут перечислены деньги. Откуда органы социальной защиты или Пенсионный фонд (я надеюсь, через эту структуру пойдут средства) знает, на какую карточку вам перечислять средства на ребенка?

Я, конечно, понимаю… сейчас думаю, что мы не готовы, скорее всего, и прежде всего органы государственной власти, не готовы были к той ситуации, что обратится сразу огромное количество людей. Но уже сейчас эта ситуация восстанавливается. Думаю, что в ближайшие дни она улучшится. И будут предприняты, на мой взгляд, дополнительные меры и дополнительные ресурсы, чтобы обеспечить эти выплаты. И необязательно это был бы этот портал.

Константин Чуриков: Сергей Игоревич, у нас много звонков. Давайте зрителям дадим слово. Вы, пожалуйста, не отключайтесь. Галина из Псковской области. Добрый вечер. Выходите в эфир.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Галина.

Зритель: Добрый вечер. Я надеюсь, что у вас гости тут по связи. Сергей … ответить на мой вопрос. Потому что я тоже смотрела ваши передачи относительно этого вопроса, и были такие вопросы, задавали по СМС.

У меня есть ребенок под опекой. И я бабушка-опекун. И хотелось бы знать, что вот эта помощь в 10 000 – будет ли она распространяться на детей, которые находятся под опекой? И если да, то куда нам нужно обращаться? Или это нам автоматом будет сделано?

Константин Чуриков: Ага. Нет, автоматом не будет сделано…

Оксана Галькевич: Нет, автоматом не будет. Мы как раз об этом говорим, да.

Константин Чуриков: Сейчас послушаем ответ Сергея Игоревича. Что скажете?

Сергей Рыбальченко: Хороший вопрос. Но я бы прежде всего, поскольку нет пока еще нормативных актов, которые бы подтверждали, я имею в виду – прописывали всю процедуру… Но я напомню, что президент сказал, что деньги должны прийти на ребенка. Поэтому независимо от того, является он под опекой или он ваш ребенок родной, я думаю, что по крайней мере я разницы в этом не вижу. Ну, а конкретно, по документам – я думаю, что в ближайшее время мы увидим.

Оксана Галькевич: Вот еще пишут по приемным детям. Но я так думаю, что если опеке это полагается, то, наверное, и приемным детям тем более такая помощь обязательно должна быть предоставлена.

Константин Чуриков: СМС из Саратовской области: «Ура, наконец-то пошли навстречу детям. Еще бы бросили затею с карантином, чтобы мы могли заработать». И еще давайте звонок послушаем. Анастасия из Тулы.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотела узнать по поводу тех детских выплат с 3 до 15 лет. А мамам-одиночкам можно? Или как? И куда бы обратиться?

Оксана Галькевич: Анастасия, я так понимаю, что это предоставляется вообще детям как бы, да? А вы как родитель получите. Правильно я понимаю, Сергей Игоревич?

Зритель: Ну, я вот мама-одиночка просто.

Сергей Рыбальченко: Да-да. Совершенно верно. Дополнительно к тем мерам поддержки, которые приняты в вашем регионе. Вы в каком регионе?

Константин Чуриков: Тульская область, Тула.

Зритель: Тульская область.

Сергей Рыбальченко: В Тульской области. Но вы же получаете сейчас меры? Есть меры поддержки мам именно как категории мамы, воспитывающей ребенка.

Зритель: Да, только 3 тыс. до 3 лет у нее, и все.

Сергей Рыбальченко: Вот, да, а сейчас вы получите все те меры, которые полагаются на ребенка. Они обязательно к вам поступят.

Константин Чуриков: Да, спасибо. Спасибо вам за ваши комментарии и ответы. Сергей Рыбальченко, заместитель председателя Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства Общественной палаты России, у нас был в эфире.

Мы через несколько минут продолжим. Уже будем говорить глобально о перезапуске нашей экономики.

Оксана Галькевич: Да, о деньгах, о том, как жить будем, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Это нарушение Конституции, законов и прав человека, после этого эта власть уже вне закона.