Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза

Как потребовать перерасчёт за оплату мусора и при этом добиться его своевременного вывоза
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Новое ДТП с пассажирами автобуса. Можно ли навести порядок с перевозками?
Новый рейтинг благосостояния россиян – жить стали лучше, позволить себе можем больше
Гости
Владимир Бурматов
председатель Комитета Госдумы РФ по экологии и охране окружающей среды

Ольга Арсланова: Так же, как и нашлись немалые деньги, которые россияне заплатили за вывоз мусора, – сотни миллионов рублей переплатили россияне за это, и многие граждане нашей страны пожаловались при этом на некачественное оказание услуг по сбору отходов.

Петр Кузнецов: Мусорная реформа идет не без проблем: в платежках бывают ошибки, и часто россиянам деньги удается все-таки вернуть.

Ольга Арсланова: Ну вот давайте посмотрим, о чем идет речь. С начала реформы, с января этого года по июль за перерасчетом обратились более 1,5 миллионов россиян, и удалось им вернуть примерно 700 миллионов рублей, таковы данные Комитета по экологии и охране окружающей среды Госдумы.

На что жаловались россияне, давайте посмотрим. Жаловались чаще всего на ошибки в числе жильцов в квартирах. Сейчас региональные власти сами выбирают, как устанавливать тариф: можно платить с квадратного метра или по числу жильцов. Также россияне жалуются на некачественное оказание услуг и просят о перерасчете в случае отъезда.

Петр Кузнецов: Переход на новую систему обращения с коммунальными отходами не осуществили 11 российских регионов, среди них Москва и Петербург, Хабаровский, Приморский, Забайкальский края, Ненецкий автономный округ, Владимирская, Рязанская, Архангельская, Курганская и Еврейская автономная области. Москва и Санкт-Петербург имели право отложить до 2022 года переход на новую систему.

Ольга Арсланова: Кстати, в некоторых регионах власти уже снижают тарифы на вывоз мусора для населения или по крайней мере формально об этом отчитываются. Например, в Новосибирской и Омской областях это сделали еще летом, мы будем ждать звонков из этих регионов от наших зрителей – расскажите нам, пожалуйста, произошло ли это и какие теперь у вас суммы в платежках. В этом месяце снижены также тарифы в Екатеринбурге, в Якутии прямо сейчас производится перерасчет. Пока жители, которые заплатили лишнюю сумму, 3 месяца не платят за вывоз мусора, а с ноября им обещают плату по сниженному тарифу.

Петр Кузнецов: Сколько же мы должны платить и как понять, что мы переплачиваем? Об этом говорим в ближайшей получасовке.

У нас в гостях Владимир Бурматов, председатель Комитета Государственной Думы по экологии и охране окружающей среды. Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Расскажите, пожалуйста, подробнее, откуда вот эти данные, как проводились эти подсчеты? И можем ли мы говорить, что на самом деле число недовольных россиян намного больше, просто довели до решения вот эти случаи?

Владимир Бурматов: Доводят до решения минимальное количество граждан, и то, что мы столкнулись с ситуацией, что фактически 1% всего населения Российской Федерации за эти полгода с небольшим не просто обратились за перерасчетами, а эти перерасчеты получили, – это гигантская цифра. Почему? Потому что, во-первых, каждый обращался не в интересах себя, а в интересах как минимум одной семьи, это сразу вот эти вот 1,5 миллиона можно на 3–4 умножать.

Во-вторых, большинство людей все-таки не доходит до этих центров, не пишет эти заявления, не ходит, не собирает документы, например, о том, что у них реально не 4, а 3 человека живет в этой квартире, а просто махнут рукой и вот заплатят сколько сказали заплатить. Поэтому реально эта цифра в разы больше, а может быть, на порядок больше.

И то, что регионы сегодня, скажем так, очень «творчески» подошли к формированию вот этих вот платежей и к формированию тарифов, о чем вы говорили, – вот они сейчас, прямо посреди года вынуждены снижать тарифы. Почему? Потому что мы написали в Федеральную антимонопольную службу запросы от нашего комитета, в Генеральную прокуратуру написали запросы, и мы эти тарифы оспариваем, доказывая, что они были установлены регионами неверно, и заставляем их снижать.

Второе: установлены нормативы накопления, которые в 500 раз отличаются друг от друга. Вы можете представить, что в двух соседних регионах норма образующегося у человека мусора в 500 раз отличается друг от друга? Ну не может один человек в 500 раз интенсивнее мусорить, чем другой, это просто физически невозможно. И теперь мы сталкиваемся еще и с тем, что начисляют людям платежи за мусор, когда они фактически не проживают в квартире; приходит квитанция, это вообще вопиющий случай, за умерших людей, и это просто в массовом порядке происходит. Людям приходит квитанция, что у них в однокомнатной квартире живет якобы 8 человек, и за этих несуществующих граждан тоже приходится, точнее им предлагают платить.

Поэтому региональные операторы некоторые, давайте сразу оговоримся, это касается не всех регионов нашей страны, у нас есть здесь лидеры этого рейтинга – некоторые регионы очень так вот, еще раз повторюсь, мягко говоря «творчески» относятся к этому процессу. В других регионах при этом все нормально: и тарифы не задраны, и операторы работают нормально. То есть это вот вопрос того, что законодательство для всех одно, а подходы к исполнению этого законодательства у всех разные.

Петр Кузнецов: Владимир Владимирович, расскажите нам в связи с этим, что такое региональный оператор, какие у него задачи и цели, возможности, я бы даже так сказал, и как он взаимодействует именно с регионом.

Владимир Бурматов: Ну это большая, длинная история. Если совсем коротко, то региональный оператор – это те, кто сегодня занимаются мусором от начала до конца, то есть те, кто приезжают за вашими контейнерами к контейнерным площадкам, те, кто выгружают их в мусоровозы, те, у кого эти мусоровозы дальше едут либо на полигон, либо на мусороперерабатывающий завод, либо на мусоросортировочную станцию; те, кто потом этот мусор перерабатывают либо заключают договор с тем, кто перерабатывает; те, кто этот мусор складывают на полигоне, те, кто владеют этим полигоном. То есть региональный оператор сегодня в регионах за исключением тех 11, которые вы назвали, кто не вошли в реформу, они занимаются полностью всем циклом обращения с отходами либо заключают…

Петр Кузнецов: То есть он и путь прокладывает, и сам решает, сколько вывозить, откуда вывозить, куда вывозить и соответственно сколько брать?

Владимир Бурматов: Он это делает, естественно, не сам, вот здесь мы переходим к самому интересному. Значит, все правила игры, предельно общо они называются территориальными схемами размещения отходов, утверждает регион. То есть региональный оператор играет, а вот счет ведет всегда региональная власть, и вот эти вот тарифы установленные – это их не региональный оператор придумывает, это не коммерческая история, вот сколько захотел, столько я и выставил. Тариф утверждает единый тарифный орган, это структурное подразделение правительства каждого региона.

Ольга Арсланова: Ну а правила игры устанавливает региональная власть, и региональная власть решает, каким образом взимать плату, с числа проживающих или по квадратному метру.

Владимир Бурматов: Совершенно верно.

Ольга Арсланова: Почему тот или иной регион делает такой выбор? Что выгоднее региональным властям? И можно ли говорить о том, что часто вот эти приписки по лицам, проживающим в квартире, делаются намеренно? Ну потому что на это больше всего жалуются россияне.

Владимир Бурматов: Да, 85% жалоб – это именно неверно указанное количество проживающих. Намеренно или ненамеренно, мы с вами свечку не держали, но просто логика человеческая подсказывает, что чем больше ты запишешь ему проживающих, тем больше ты получишь с этой квартиры. Я еще раз говорю, что мое предположение, что вот эти 1 миллион 600 тысяч человек, которые обратились за перерасчетом, – это лишь малая часть тех, кто остался недовольным тем, что им пришло в платежки. При этом самое интересное, что платить исходя из количества проживающих все-таки выгоднее, чем платить исходя из количества квадратных метров. Почему? Потому что хотя бы есть возможность тот же самый перерасчет потребовать и его получить.

Ольга Арсланова: При этом квадратуру своей квартиры тоже все знают.

Владимир Бурматов: Значит, первое…

Ольга Арсланова: Там сложно как-то обмануть.

Владимир Бурматов: Смотрите, если вы платите исходя из количества проживающих и уехали, а у нас большинство страны живет все-таки в течение года на два дома, как минимум на свою квартиру и садовый участок, либо, у кого денег побольше, на свою квартиру и дачу, либо на свою квартиру и уехали в отпуск, есть возможность попросить перерасчет, точнее потребовать перерасчет, если вы платите исходя из количества проживающих человек. А вот если вы платите за квадратные метры, таких регионов всего 6, то никаких перерасчетов вам не будет, потому что квадратные метры платят всегда.

У нас квадратные метры не мусорят, и вы представляете, вот так получилось, что, допустим, одинокая бабушка живет в 3-комнатной квартире, так получилось, вот она осталась одна – она будет платить больше, если расчет по квадратным метрам, чем семья из 5 человек, проживающая под ней в 2-комнатной квартире. Но эта бабушка не мусорит, и квадратные метры тоже не мусорят.

Ольга Арсланова: У нас есть возможность еще несколько голосов прибавить вот к этим 1,5 миллионам недовольных россиян. Наши зрители уважаемые, если вы чем-то недовольны, недовольны тем, как идет мусорная реформа, недовольны качеством вывоза мусора, позвоните в прямой эфир.

Петр Кузнецов: Сколько вы платите? Обращали ли вы внимание на отдельную вот эту строку в платежке? Кстати, услуга по обращению с мусором отдельной строкой в платежке должна была вроде бы как сделать этот процесс прозрачнее для людей.

Владимир Бурматов: Прозрачнее, потому что раньше люди вообще не понимали, сколько они за мусор платят. Действительно, сейчас плата за обращение с отходами – это отдельная строка. То, что вы раньше платили, вот на это я внимание всех хочу обратить, за содержание жилого помещения, ровно на эту сумму та цифра должна была уменьшиться. Если у вас этого не произошло и за содержание жилого помещения вы платите столько же, сколько платили, например, в декабре прошлого года, а отдельная строка у вас появилась, и там у вас, например, 400 или 600 рублей за вывоз отходов, – это значит, с вас берут двойную оплату: одну управляющая компания, которая вам уже фактически не оказывает услуг по вывозу отходов, а вторую региональный оператор. Это повод для обращения в прокуратуру.

Мы таких регионов нашли порядка 20, это было в начале года, соответственно мы прямо получили оттуда, так же как вы сейчас собираете звонки, мы собирали копии платежек с граждан, мы отправили запросы в прокуратуру, с этими регионами разобрались. Но я совершенно не исключаю того, что где-то управляющие компании продолжают мухлевать просто с этим.

Ольга Арсланова: Кстати, о звонках. У нас на связи Сергей из Челябинской области, здравствуйте.

Зритель: Город Еманжелинск.

Ольга Арсланова: Да, очень приятно. Мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Владимир Бурматов: Здравствуйте.

Зритель: Вот это кто сейчас отвечает?

Петр Кузнецов: Вы в прямом эфире, мы вас слушаем.

Зритель: Вот мне охота… Вот сейчас Бурматов такой сидит, из Челябинской области, да?

Петр Кузнецов: Он вас слышит, да.

Зритель: Хороший депутат, мы видим его на дорогах, молодец, умница человек. Я ему письмо писал, правда, он не ответил, с Еманжелинска. Здравствуйте, товарищ депутат.

Владимир Бурматов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Но мы больше все-таки о реформе, да?

Зритель: И вот вам вопрос. Мы в Еманжелинске живем.

Петр Кузнецов: Мы поняли.

Ольга Арсланова: И что у вас с мусором? Слушаем, Сергей.

Зритель: Да-да, я рассказываю. Плохо мусора уборка идет, понимаете? По 5–6 дней не убирают. Мы уже региональным операторам звоним без конца. Если вечером позвоним, то они включают музыку, еще за музыку с нас деньги сдирают, вы понимаете? Мусорные банки полные по 5–6 дней стоят, не убирают…

Ольга Арсланова: Понятно. Сергей, а как изменилась плата за эту услугу?

Зритель: Плата? Ну так же, с человека по 54 рубля. Да мы готовы платить, но убирайте, понимаете?

Петр Кузнецов: Вот, вот. Спасибо, Сергей.

Ольга Арсланова: Спасибо. Важный момент.

Петр Кузнецов: Народ готов платить, но по факту. Есть положительные примеры работы вот такой системы, строго по факту, и может ли это у нас быть, работать?

Владимир Бурматов: Значит, смотрите. Во-первых, моему земляку из Еманжелинска могу сказать, что примерно 200 обращений в день я получаю, на ваше письмо обязательно отвечу, как только оно ко мне придет.

Теперь то, что касается вот этих вот обращений за некачественно оказанную услугу, – мы их насчитали 30 тысяч по стране за вот этот вот период. То есть Еманжелинск не единственный такой город…

Петр Кузнецов: Это много, 30 тысяч на всю страну?

Владимир Бурматов: Это достаточно много.

Ольга Арсланова: А что происходит? Если раньше, пока не было мусорной реформы, баки опустошались более-менее регулярно; сейчас реформа запустилась и все больше жалоб на то, что делают это реже, хотя цены выросли.

Петр Кузнецов: Или просто обращать внимание на это стали? Так же, как теперь на отдельную строку стали обращать внимание.

Владимир Бурматов: Было по-другому. В сельской местности мусор не вывозили, потому что его там практически не образовывалось. В районных центрах еще может быть, но в деревнях фактически органика шла в компостные ямы, то, что может гореть, сжигалось в печках – какой у них мусор появляется?

Теперь вот эта вот проблема, которая появляется, заключается в чем? В том, что у людей мусора как не образовывалось, так и не образуется, а вот квитанции им региональные операторы начали приносить. И мы когда анализировали этот процесс, мы зафиксировали, что у нас, например, для людей норматив накопления отходов, те, кто проживают в домах с печным отоплением, которые все в печке сжигают, и с газовым отоплением практически нигде не отличается. Ну то есть регионы просто не потрудились для них сделать свой норматив накопления, просто не потрудились этого пересчитать.

Дальше. У нас есть примеры, когда в деревне человек платит столько же за обращение с отходами, у него такой же норматив накопления, такой же тариф, как в городе, притом что в деревне я вам рассказал, как обстоит дело, а в городе он живет на первом этаже, у него супермаркет располагается, ему каждую виноградину завернут в кусок полиэтилена, положат на подложку из поливинилхлорида, все это в полиэтиленовый мешок еще и так далее. Совершенно разные объемы накопления – никто, что называется, не заморачивался тем, чтобы, значит, посчитать, у кого сколько образуется, справедливые нормативы накопления установить.

Ольга Арсланова: Но вы же говорите, что вы посчитали и в соседних регионах разница в 500 раз.

Владимир Бурматов: В 500 раз.

Ольга Арсланова: А как считали-то?

Владимир Бурматов: Брали от балды в основном регионы, ну вот называя вещи своими именами.

Ольга Арсланова: А можно как-то по факту посчитать? Прошло уже полгода, региональные операторы работают.

Владимир Бурматов: Это самый правильный вопрос. Мое предложение, что вот эти все нормативы накопления, которые в 500 раз друг от друга отличаются и которые напрямую влияют на стоимость этой услуги, – это прошлый век. У нас мир платит за вывоз отходов по факту, по фактическому объему накопленных отходов. Ровно это я на нашей встрече с председателем правительства Дмитрием Медведевым предложил реализовать в Российской Федерации.

Это предложение было принято, председатель правительства дал поручение профильным министерствам просчитать, сколько это будет стоить, потому что это надо все контейнеры поменять, ну то есть на контейнерных площадках должны появиться другие контейнеры, которые смогут объем отходов оценивать либо по их весу, либо по тому объему, который они занимают в этом контейнер, есть две методики подсчетов.

Но тогда мы перейдем к справедливой системе, вот сколько дом, условно говоря, намусорил, за столько он и платит, а не за вот такой вот норматив накопления и не за мифические отходы. А то, что говорил сейчас коллега из Еманжелинска, ровно это 30 тысяч еще таких же наших граждан доказали свою правоту, доказали, что у них мусор фактически не вывозится, и заставили вернуть себе вот те самые 700 миллионов рублей.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, что происходит в российских регионах, у нас есть SMS для начала. Вот смотрите, Ставропольский край, Петровский район: «Цена на мусор с человека 75 рублей. Сказали, что тариф подниматься не будет, пока вроде бы свое обещание держат». Хотя, мне кажется, 75 рублей с человека – это и так немало, куда уж поднимать?

Владимир Бурматов: Ну…

Петр Кузнецов: Вот даже на примере 75 рублей – как понять, много это, мало?

Владимир Бурматов: Я могу сказать, что это ниже среднего по стране.

Ольга Арсланова: «Вывоз мусора сначала стал в 4 раза, а теперь в 2 с лишним раза дороже, в 2 раза хуже и неудобнее», – пишет Омск. Село: «С мусорной реформой ничего не изменилось, а в городе заменили контейнеры. Строится полигон; пока не мониторил, как идет стройка, но ждать эффекта сразу все же не стоит», – признают наши зрители. И Волгоград: «Тарифы выросли на 50%».

Петр Кузнецов: Мы предлагаем сейчас еще в один регион отправиться. Жители Екатеринбурга…

Ольга Арсланова: Да, хотя, как мы говорили, там официально тарифы снижены вроде как с сентября, но не могут жители добиться перерасчета за вывоз мусора. Они начали сами сортировать отходы по разным контейнерам, но платят все равно по нормативу.

Петр Кузнецов: Во дворе стоят несколько баков под пластик, под стекло, алюминий, макулатуру и под батарейки, но все это вывозят сторонние подрядчики и волонтеры, а региональный оператор забирает неотсортированные отходы, обычно их не набирается даже на бак, но жильцам при этом все равно выставляют счета по нормативу 101 рубль с человека там.

Ольга Арсланова: Ого, ничего себе.

Петр Кузнецов: Да. За перерасчетом люди уже несколько раз обращались в Министерство энергетики и ЖКХ области, но пока получают только обещания.

Надежда Дьяконова: Нас прописано трое, сейчас по 101 рубль с копеечками, значит, получается 300 с лишним рублей. Но тоже хотелось бы… Раньше же мы платили за количество вывозимого мусора и у нас получалось намного меньше, просто сейчас какая-то сумма нереальная получается. Тем более мы пенсионеры.

Ольга Арсланова: Начислениями за мусор недовольны и жители других городов России. Мы рассказывали недавно о том, что в Самаре вывоз отходов оплачивают только 60% жителей. Они жалуются, что вынуждены платить и за уборку контейнерных площадок. Такие квитанции им присылает управляющие компании. Ну и в итоге за сам вывоз мусора, конечно, они тоже платят, это платежки уже от регионального оператора.

Николай Юдаков: Сейчас же с квадрата берут, 134 рубля, а улучшения нет никакого. Уже платить нечем, отдаем пенсию, жить не на что, а как была грязь, не подойти к мусору, так она и осталась.

Петр Кузнецов: А вот жители Соколовского уже Челябинской области все бытовые отходы сжигают в бане или кормят ими скотину, потому что складывать их некуда, в поселке нет ни одного мусорного контейнера. Зато квитанции за вывоз мусора жители получают регулярно, собственно, о чем Владимир Владимирович уже говорил.

Ольга Арсланова: Иллюстрация.

Петр Кузнецов: Все-таки непонятно, вот этот 101 рубль, 75 рублей. Вы сказали, что 75 рублей ниже по рынку, но не может каждый звонить Бурматову и спрашивать, это ниже или нет. К чему привязаны эти суммы? Как человек может определить, с чем он должен сравнить, много это или мало?

Ольга Арсланова: Если он платит, например, 100 рублей, а в соседнем регионе 50, значит, у него должно быть в 2 раза чище, например.

Петр Кузнецов: Абсолютно точно.

Ольга Арсланова: Или какой-нибудь завод в 2 раза современнее, не просто сжигают, а перерабатывают. То есть за что люди эти деньги должны платить?

Владимир Бурматов: Так вот смотрите, мы сейчас говорим с вами про тариф, и они у нас действительно отличаются в разы от региона к региону, даже если взять субъекты Российской Федерации с похожим климатом, с похожей географией и так далее. Значит, где тариф повыше, там, судя по всему, идет наигрывание региональных властей на регионального оператора, ну то есть это какая-то не чужая контора, которая появилась в регионе, которая победила в условном конкурсе…

Петр Кузнецов: Монополисты.

Владимир Бурматов: …и им дают, значит, тариф поинтереснее. Где региональные власти закручивают гайки, поджимают, там везде тарифы нормальные остались. Но тариф – это только полбеды. Не меньше надо обращать внимания на ваш норматив накопления, его тоже утверждает региональное правительство своим постановлением. Норматив накопления умножается на тариф, делится на 12, и получается месячный платеж, вот так это рассчитывается.

Поэтому обращайте еще внимание на норматив накопления. Если тарифы отличаются в разы, то нормативы накопления, я вам привел в пример по автозаправочным станциям, например, для юридических лиц отличаются в 500 раз, по домохозяйствам отличаются в 30–50 раз. Поэтому вот эти вещи, если они задраны, как правило, мое мнение, это некие отношения дружественные регионального оператора с региональными властями.

Петр Кузнецов: Ну смотрите, сложность здесь в том, что опять на примере загородного дома: ты там живешь 3 месяца, а тебе платежка приходит за 12.

Владимир Бурматов: Да.

Петр Кузнецов: И если, например, с электричеством и водой можно доказать, что ты не пользовался все 12 месяцев, а только 3, то с мусором нельзя.

Владимир Бурматов: Нет, как показывает практика, ровно 85% обращений связаны именно с этим, с отсутствием человека…

Петр Кузнецов: То есть доказать можно все равно?

Владимир Бурматов: Да, точно так же он берет документы о том, что он в это время проживал здесь, приносит и получает перерасчет. Но проблема заключается в том, что это в принципе неправильный путь гонять людей собирать вот эти вот документы. Правильный путь – это то, что предлагаю я, расчет по факту.

Петр Кузнецов: По факту.

Владимир Бурматов: Вот если столько накопилось, значит, за столько заплатил. И вот эта вот история с Екатеринбургом, надо там, что называется, перед людьми шапку снять и спасибо им сказать за то, что они делают работу регионального оператора, рассортировывая отходы по бакам, и за это он не дает им скидку на оплату, значит, вывозимого мусора. Хотя понятийно просто если разбираться, те отходы, которые они рассортировали, – это уже не мусор, это сырье…

Ольга Арсланова: Возможный источник дохода.

Владимир Бурматов: …которое этот региональный оператор продает, получает за него деньги – так ты эти деньги людям верни в виде скидки!

Ольга Арсланова: Давайте Оренбургскую область послушаем, Валентину, у нас много звонков из разных точек страны.

Петр Кузнецов: Валентина, да, по факту очень просим, потому что еще Николая успеем даже из Ростовской. Слушаем. Валентина, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Владимир Бурматов: Здравствуйте.

Зритель: У меня такой вопрос. Вот я с Оренбургской области. У меня сын уже 7 лет живет и работает в другом городе, официально устроен, все. Присылают мне эту справку. Я хотела региональному оператору отнести, чтобы на него не начисляли мусор, а они ее не принимают. Разве она не является правоустанавливающим документом? Требуют временную прописку.

Но вы понимаете, сейчас временная прописка тоже наказывает людей в других городах, это же как резиновые квартиры получаются. Вот почему наши законодатели не рассмотрели этот вопрос, не предусмотрели? Если человек представляет справку, что с такого-то года по такой, по сегодняшний день официально работает на такой-то работе, почему она не является документом, чтобы не платить за него?

Петр Кузнецов: Спасибо.

Владимир Бурматов: Я рекомендую просто не обивать пороги регионального оператора, а сразу же в прокуратуру написать заявление, причем в прокуратуру региона, о том, что нарушены права гражданина, он фактически не проживает, о чем есть документ действительно с печатью, с подписью, который подтверждает это, а с него незаконно взимают деньги. И забегая вперед, я хочу сказать, что всегда же возникает вопрос еще ответственности. Вот смотрите, 700 миллионов рублей начислили людям просто так, они вернули эти деньги.

Теперь возникает вопрос: а кто понес ответственность за то, что им начисляли их несправедливо? Поэтому у меня предложение ко всем, кто нас сегодня смотрит: вы когда пишете заявочку своему региональному оператору о возврате этих средств, вы копию в прокуратуру пошлите, для того чтобы была дисциплинарная ответственность – как минимум дисциплинарная, а там еще и штрафные санкции возможны – для тех деятелей, кто вам это несправедливо насчитал.

Петр Кузнецов: Ну и просто процесс ускорить.

Владимир Бурматов: И не придется бегать, да.

Петр Кузнецов: Николай из Ростовской области, здравствуйте. Очень коротко, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Ну коротко так. С нового года у нас стали начислять на человека…

Ольга Арсланова: Разорились, точка.

Зритель: Платил… Алло?

Ольга Арсланова: Да-да, слушаем, Николай.

Зритель: Да. За 73 метра за квартиру платил 128 рублей до нового года, 4 человека прописано. После нового года стал платить 600 рублей.

Ольга Арсланова: Ого! В 4 раза почти, даже больше.

Зритель: Да, в 4 раза они увеличили оплату, и плюс 128 те, которые я платил, остались в управляющей компании, они там изменили строку, так все и осталось. Вот, значит, 500%. Ну а где же эти повышения на инфляцию и так далее?

Ольга Арсланова: Ага, спасибо, Николай. Давайте вот ответом на этот вопрос и подведем итог. А где же результат? Что мы за эти деньги в итоге должны получить? Просто декларируется все немного размыто, и многие эксперты говорят, что мы получим устаревшие по сути мусоросжигающие заводы, которые продолжат воздух наш загрязнять, и по сути новые полигоны, от которых в итоге хотели уйти, – вот и все, на что потратят эти деньги.

Владимир Бурматов: Значит, я могу привести в пример вот те регионы, где реформа идет успешно. Там граждане получают, например, как к Мордовии, раздельный сбор мусора, во-первых. Они получают, как в целом ряде уже субъектов Российской Федерации, построенные мусороперерабатывающие заводы – не мусоросжигательные, а мусороперерабатывающие.

Ольга Арсланова: По современным стандартам?

Владимир Бурматов: По современным стандартам, то есть разделение на фракции, досортировка, переработка и так далее. Они получают нормальные мусоровозы, ту же самую Мордовию могу привести, там ездят немецкие машины, которые, значит, прилично выглядят и являются экологичными, соответствуют всем стандартам, и так далее. А в тех регионах, где это региональными властями продолжает рассматриваться как бизнес и где идет сращивание интересов регионального оператора и региональных чиновников, мы получаем то, что получаем.

Вот про Ростовскую область. Не хочу никого мазать грязью, но и в нашем мониторинге Ростовская область – это чемпион по жалобам со стороны граждан: самое большое количество жалоб, почти 20 тысяч обращений на некачественное оказание услуг именно из Ростовской области пришло, откуда у нас крайний звонивший. И наибольшее количество перерасчетов в связи с отсутствием человека в жилом помещении, когда ему начислялась при этом оплата за обращение с отходами, тоже из Ростовской области, больше 100 тысяч человек.

Ольга Арсланова: И из Ростовской области пришло как раз сообщение о том, что платят 140 рублей тариф с человека.

Владимир Бурматов: Ну это примерно в 1,5 раза выше, чем в среднем по России.

Ольга Арсланова: Что же, в Ростовской области больше всего мусорят или сложнее всего утилизировать?

Владимир Бурматов: Мы, значит, в следующем мониторинге, они у нас практически ежемесячно идут, следующий будет посвящен мусорным протестам, из-за чего они в регионах происходят, мы особое внимание Ростовской области уделим.

Ольга Арсланова: Приходите к нам, обсудим с нашими зрителями.

Владимир Бурматов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Председатель Комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов был у нас в гостях.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Антонина
В кирове вообще бардак с мусором..

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски