Что делать, если привычный мир сузился до периметра квартиры?

Что делать, если привычный мир сузился до периметра квартиры?
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук
Антон Табах
главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент Экономического факультета МГУ
Екатерина Бурмистрова
детский психолог, семейный психотерапевт

Тамара Шорникова: Продолжаем работать в прямом эфире и обсуждать одну из самых важных новостей сегодняшнего дня. Остаемся дома надолго, сами сегодня слышали, а многие уже наверняка «прогенералили» квартиры, перебрали вещи в шкафах, сходили на онлайн-концерт. В общем, очевидно, что нужен план Б, нужно перестраивать жизнь под новый формат, под новые габариты, потому что вот тот самый мир сузился сейчас до размеров квартиры: она теперь и дом, и офис, и фитнес-центр, и школа, и детский сад.

Иван Князев: Да, это так. Как не сойти с ума и провести это время дома с пользой? Свои советы дадут эксперты, звезды. Мы, конечно же, ждем ваших звонков, в прямом эфире ограничения не действуют.

Прямо сейчас, к примеру, прогуляемся по улицам Симферополя, Бийска и Владивостока. Неделю назад, до всероссийских выходных, наши корреспонденты спросили у прохожих, чем они собираются заниматься в период самоизоляции, давайте посмотрим.

ОПРОС

Иван Князев: Какие все воодушевленные наши телезрители! Мне кажется, если вот этот опрос провести сейчас, то настроения будут немножко другими.

Тамара Шорникова: А вот смотри, легко сделать. Неделю спустя SMS из Волгоградской области с огромным количеством восклицательных знаков: «Очень хочется на работу, к людям!» Как, собственно...

Иван Князев: Нижегородская область пишет: «Дети сходят с ума, им трудно объяснить, почему нельзя гулять».

Тамара Шорникова: Вот как объяснить что-то детям и как действительно не сойти с ума? Сейчас обсудим с экспертом. На связь с нами выходит Екатерина Бурмистрова, детский психолог, семейный психотерапевт и, важная пометка, мама 11 детей.

Иван Князев: Это очень так вот... Здравствуйте, Екатерина.

Тамара Шорникова: Впечатляет, да, Вань?

Екатерина Бурмистрова: Здравствуйте.

Иван Князев: Впечатляет, я просто пытался слово подобрать. Екатерина, тут, бывает, с одним ребенком трудно справиться, как вы с таким количеством, 11 детей!

Тамара Шорникова: Они все с вами живут или?

Екатерина Бурмистрова: Они живут с нами, вернее сейчас на время карантина те двое детей, которые живут отдельно, взрослые, приехали, и вся семья в сборе. У нас нет приемных детей, это все дети, которые родились в одном браке.

Иван Князев: Ничего себе.

Екатерина Бурмистрова: Старшей 25, младшему 4. И я думаю, что мне проще, чем тем, у кого один ребенок, потому что у нас полный набор, разновозрастные граждане. Конечно же, первая неделя адаптации у всех проходит тяжело, но у нас она уже не первая, мы в режиме самоизоляции находимся третью неделю, мы чуть раньше решили прекратить поездки, потому что у нас 5 разных школ в разных концах Москвы, мы решили, что это слишком большие риски.

Иван Князев: Ага.

Екатерина Бурмистрова: Первая неделя самоизоляции, конечно же, ломки, я говорю простыми словами, не термином. Нам нужно действительно перестроить все ритмы, синхронизироваться, привыкнуть к тому, что внешних впечатлений меньше, и настроиться на хорошие, позитивные, классные впечатления внутри дома.

Иван Князев: Как это сделать?

Екатерина Бурмистрова: Значит, первое, что можно посоветовать, – это семейный совет. Даже если у вас семья из трех человек, даже если у вас семья из двух человек, можно в спокойное время, когда вы максимально в ресурсе, у кого-то более ресурсное время утро, у кого-то вечер, сесть и собрать ожидания. С теми, у кого больше чем 4 года ребенку, это вполне реально: что хочет мама, что хочет папа, что хочет ребенок.

И вот это вот, когда тебя спросили, чего ты хочешь... Скажем, папа хочет, чтобы его не дергали и дали ему поспать; маме важно 15 минут на рукоделие; ребенку важно, чтобы, может быть, меньше контролировали его свободное время в Интернете. И эти собранные ожидания, списком повешенные на пробковый лист, на холодильник, вам будут помогать не ругаться и потом распределить домашние обязанности. И обязательно в эти ожидания включите те позитивные дела, приятные, полезные, может быть, которыми вы хотели бы заняться.

Тамара Шорникова: Например, сходить на онлайн-концерт или вместе почитать что-то?

Екатерина Бурмистрова: Например, читать вместе, например, настольные игры, это невероятный ресурс на самом деле для семьи дома, простые настольные игры. Например, вместе готовить и показать какие-то рецепты, которые вы давно хотели показать дочерям, или чем-то позаниматься по хозяйству с мальчиками, например, рассортировать-таки вещи в шкафу, потому что первый шаг к тому, что у тебя дома уютно, когда ты упорядочиваешь среду. Например, послушать музыку, которую давно хотели послушать.

И еще отобрать фильмы, которые вы будете смотреть вместе. У меня такая рекомендация: один вечер фильм выбирают дети, а другой вечер фильм выбирают взрослые, и вы обмениваетесь тем, что интересно поколениям. Потому что часто то советское кино, которое любят старшие, не смотрится младшими, но, если смотреть вместе с комментариями, можно привить вот такой вот вкус к советскому кино.

Иван Князев: Екатерина, а сколько у вас школьников или, может быть, учащихся высших учебных заведений?

Екатерина Бурмистрова: У меня один студент, два специалиста, получается, что семь школьников и один дошкольник.

Иван Князев: А как вы с ними занимаетесь? Ну сейчас все на «дистанционку» перешли, тут элементарно компьютеров не хватит.

Екатерина Бурмистрова: О, у нас не хватает ноутбуков, я вам честно скажу, в какой-то момент даже хотела написать у себя в соцсети: «Ребята, дайте на пару месяцев ноутбуки попользоваться». У нас 5 ноутбуков и 1 компьютер, и мы их делим.

Иван Князев: Ага.

Екатерина Бурмистрова: Все занимаются по очереди. Вы знаете, я хочу сказать, что дети очень разные и у профессионалов, и у обычных людей, дети разные по уровню самоорганизованности. Есть те, которые самоорганизованы и могут спокойно вспоминать про время онлайн-уроков, про задания, они не требуют помощи. Есть, простым языком говоря, могу ли я это сказать в эфире, раздолбаи, дети, которым очень сложно с дисциплиной, есть во всех семьях.

Иван Князев: Да, есть такие.

Екатерина Бурмистрова: Вот им нужен внешний сеттинг, внешняя рамка налаживания дисциплины. Значит, мне кажется, что важно составить дневное расписание для таких. Можно как бы общие доски оповещения… У нас есть Google-группа, у нас есть группа в Telegram семейная, мы там приставили к каждому младшему ребенку среднего ребенка, и он как такой индивидуальный тьютор наблюдает, чтобы младший не выпал из процесса. Так что я думаю, что у нас интересно, но нам гораздо проще, чем тем, кто одновременно справляется с офисом и с ребенком в одни руки. Но вот эта вот история с тем, чтобы составить расписание и понять, что ребенку особенно сложно, возможна для всех. Если у ребенка физика западала, с ней и будет трудно, и здесь, возможно, понадобится помощь.

И, мне кажется, очень важно, все-таки очень мудрая была мера сделана на эту неделю выходных, когда школа стала необязательной, а по желанию. Это очень мудрая мера, просто аплодисменты ее автору. Дело в том, что действительно на первой неделе дома очень сложно справиться с тем, что и уроки онлайн, и работа онлайн. Я уверена, что ко второй неделе те, у кого не будет каникул, уже гораздо легче будут справляться с домашними заданиями. Но важно не ругаться. Я убеждена, что самое важное – это отношения.

Тамара Шорникова: Да. Многие пишут, что, конечно, просто хочется волосы рвать на себе, потому что работа онлайн, в таком формате со сложностью в коммуникации ее стало еще больше, чем когда ты ходил в офис.

Екатерина Бурмистрова: Да.

Тамара Шорникова: И как вот объяснить ребенку, что родителю нужно время на работу.

Иван Князев: Да, сосредоточиться, например.

Екатерина Бурмистрова: Вы знаете, я две рекомендации могу сказать такие простые. Первая – это вешать смешные таблички на комнату или на ту часть комнаты, где вы работаете, причем просить таблички эти «Мама на работе» или «Идет процесс» делать ребенка. Это работает, как ни странно, такая смешная мера действует, потому что ребенок не понимает, что мы там делаем в компьютере, Сеть листаем или проект сдаем. А вторая рекомендация, тоже отнеситесь серьезно – это переодеваться. Вот когда вы пошли в рабочую зону, мне кажется, нужна рабочая зона, там, где вы работаете, и надевать рабочую одежду, другую. Конечно, не офисный костюм, не офисное платье, но вы переодеваетесь, и дети, которые особенно младше 11–12 лет, они видят, что, ага, мама в рабочей одежде.

Иван Князев: Атмосфера меняется, да, немножко так вот?

Екатерина Бурмистрова: Меняется атмосфера, плюс нужно четко обозначать время, что «я фактически на работе, до 15 часов меня нет, если что, заходите». Конечно, дети-дошкольники это воспринять не могут, но начиная с 7–8 лет вот такая история может работать.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое. Екатерина Бурмистрова была с нами на связи, детский психолог, семейный психотерапевт.

Дорогие друзья, спрашиваем вас, как вы себя чувствуете в изоляции. Многие нам уже пишут, вот сейчас люди звонят. Московская область пишет: «Толстеем». Также Москва спрашивает: «А почему с собакой гулять можно, а с ребенком нельзя?»

Тамара Шорникова: Действительно, да.

Жанна из Самарской области, давайте послушаем.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, Тамара, здравствуйте, ваш соведущий.

Тамара Шорникова: Иван.

Иван Князев: Да, здравствуйте.

Зритель: Иван, здравствуйте. Я вот звоню, «Как самочувствие в изоляции?» Вы знаете, как самочувствие в изоляции? Я не совсем, неполностью в изоляции. Почему? Потому что я хожу на дневной стационар, но я хожу пешком, то есть в общественном транспорте как бы не хочется, уже от людей подальше, вот так вот пешочком прошелся в поликлинику, то есть до больницы, и пешочком обратно.

Иван Князев: А что с вами?

Зритель: Ну у меня хроническое заболевание, хожу в дневной стационар.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: И что хочу сказать, «Как самочувствие в изоляции?», то есть когда дома сижу, я вот что хочу сказать. Вот по телевизору один коронавирус, то есть уже до такой степени голову забили, мне кажется, это уже много, много-много информации, люди, наверное, все это уже понимают прекрасно. Может быть, как-то...

Иван Князев: Ну вот мы поэтому, наверное, больше спрашиваем про самочувствие такое душевное, психическое, чем физическое.

Зритель: Душевное, психическое, вот именно, что это давит уже на психику, понимаете, что вот уже сходишь, начинаешь уже думать как-то это, а вдруг я сегодня пошла, а вдруг я зашла в магазин и кто-то мимо меня прошел...

Тамара Шорникова: Понятно, да, это нервирует.

Иван Князев: Да, это давит немножко, давит на психику.

Зритель: Давит, давит, давит.

Тамара Шорникова: С одной стороны, а с другой стороны, это мобилизует, лишний раз маску не снимешь в общественном месте...

Иван Князев: Ну это до поры до времени, потом уже действительно от этого устаешь.

Тамара Шорникова: ...быстрее дойдешь до магазина...

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Ну и поэтому мы как раз-таки и будем давать советы, точнее не мы будем давать советы, а разные известные люди будут это делать.

Тамара Шорникова: Да, на самоизоляции сейчас сидят и российские знаменитости. Актер Оскар Кучера рекомендует не сидеть дома без дела, а читать, смотреть сериалы, учиться готовить.

Оскар Кучера: У вас есть как минимум 5 тысяч блюд, которые вы можете приготовить из гречки, так что вперед. Удивляйте, снимайте это, выкладывайте. Я думаю, что многим будет интересно. Ну и потом вы освоите новую профессию, вполне возможно, она в какой-то момент в новых условиях может пригодиться.

Иван Князев: Ну да, несколько банально, конечно.

Другой известный человек, певец Денис Майданов проводит это время со своей семьей и советует всем уделить больше внимания близким, пока не вышли на работу.

Денис Майданов: У меня дочке 11 лет, сыну 6, и мы играем в настольные игры, в интеллектуальные игры. Очень много времени проводим вместе. Даже вот не постесняюсь, кто-то мне на день рождения недавно подарил приставку «Dendy» из моего детства, и мы даже с детьми играем в «Тетрис», в «Танчики».

Тамара Шорникова: Художник Никас Сафронов на карантине предложил заняться творчеством (ну очевидный совет от него), рисовать, например.

Никас Сафронов: У всех есть какое-то животное, которые могут быть поданы в совершенно новой форме. У меня таких картин более 100, даже около 150 картин, связанных с животными. Обращайтесь в Интернете, всегда сделаю поправку, подскажу, окажу любую посильную помощь.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Масса SMS приходит. При этом помимо того, что люди как-то развиваются, люди, конечно, еще и страдают. Волгоградская область: «Тоска страшная, соседи пьют и орут, дела не сделаешь никакого, все конторы закрыты. Скорее бы кончился карантин».

Выясним сейчас, что делает в изоляции известный экономист.

Иван Князев: Российский экономист Антон Табах, он главный экономист рейтингового агентства, доцент экономического факультета МГУ. Антон Валерьевич, здравствуйте.

Антон Табах: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Чем занимаетесь?

Иван Князев: Как вы переносите самоизоляцию?

Антон Табах: Ну как? Аналитики, экономисты по большей части интроверты, поэтому хорошо.

Иван Князев: А, с цифрами то есть вы больше проводите время?

Антон Табах: Да-да, работы-то много, у нас индустрия контрциклическая, соответственно ваши коллеги интересуются, студенты не забывают. Вот только на этой неделе был перерыв, с понедельника опять начинаем, да и основная работа требует внимания. Так что кому война, а кому мать родна. В данном случае эпидемия скорее требует внимания.

Тамара Шорникова: Хорошо. Расскажите тогда об анализе.

Иван Князев: Что насчитали-то? Что у нас будет с экономикой в ближайшее время? Месяц на карантине будем сидеть.

Тамара Шорникова: Страшно любопытно, и здесь в этом словосочетании сейчас два слова важны.

Иван Князев: Ага.

Антон Табах: Ну как? Катастрофы не будет, но будет очень больно.

Иван Князев: А если поподробнее?

Антон Табах: Если поподробнее, то 5-недельный карантин будет стоить где-то 2–2,5% ВВП, причем с ударом по крупным городам и по малому бизнесу. Соответственно, часть восстановится во втором полугодии, часть нет, поэтому в этом году, скорее всего, будет спад в экономике, и, в общем-то, очень многое зависит от усилий правительства и от того, получится ли у Меркель с Трампом. То есть в данном случае мы в некотором смысле зависим от ситуации на мировых рынках, поэтому когда говорят, что они помогают, а у нас не помогают, на самом деле их помощь должна дойти до нас.

Иван Князев: А что у Меркель с Трампом должно получиться?

Тамара Шорникова: Чего мы не знаем о личной жизни глав государств?

Антон Табах: Ну как? Те триллионы, которые они выдают на поддержку своей экономики, соответственно...

Иван Князев: А мы-то тут при чем?

Антон Табах: ...это спрос на российский экспорт, это улучшение на рынке нефти и металлов, соответственно должно стать лучше. Но это для крупной индустрии, а для тех, кто реально страдает от карантина, больше зависит от того, что будет делать наше правительство и мы сами. В конце концов, ресторанам, работающим с доставкой, или продуктовой рознице сейчас мы все делаем кассу.

Иван Князев: Антон Валерьевич, смотрите, тут Смоленская область спрашивает, говорит и спрашивает: «Самочувствие в изоляции хорошее, но кто эту изоляцию будет оплачивать?» Очень много у нас SMS о том, что люди сейчас остаются без работы. Вот как это вообще в целом повлияет? Президент сегодня говорил о доходах наших граждан, но...

Тамара Шорникова: Нужно сохранить, да, но не сказал, как.

Иван Князев: Нужно их сохранить, но пока не очень понятно, как это сделать.

Антон Табах: Ну, я думаю, что это не до конца понимают и наши власть имущие, и на самом деле это не понимает никто и нигде. Поэтому, скорее всего, ущерб будет поделен: за кого-то заплатит государство напрямую, кому-то через программы поддержки, кто-то будет вынужден очень сильно затянуть пояса, кому-то придется получать пособие по безработице. Самая основная проблема – не допустить того, чтобы слишком много людей оказались без денег вообще, потому что страна у нас по большей части бедная, сбережений мало, и сбережения есть не у тех, кто сейчас потеряет работу.

Тамара Шорникова: А рывок какой-то мы можем в одной из сфер произвести вот как раз сейчас, в это сложное время? Всегда же говорится про окно возможностей, про то, что кризис – это для кого-то старт и так далее? Вспомним историю, когда какие-то действительно серьезные заболевания приводили, например, к развитию фармацевтики и так далее.

Иван Князев: Науки.

Тамара Шорникова: Вот сегодня в нынешних условиях?

Антон Табах: Ну, мы видим, что службы доставки процветают, это первое, продуктовая розница и онлайн-«развлекуха», так что я думаю, это останется с нами. Будут прорывы, я думаю, в дистанционном образовании. Я, в общем-то, никогда не был большим поклонником, но сейчас распробовал и понял, что это хорошо, например, взаимодействовать со студентами. Качество, конечно, теряется некоторое по сравнению с очным, но есть и свои плюсы. И, наконец, скорее всего, мы увидим резкий рост и расходов, и усилий в сфере медицины, то есть то, что, в общем-то, претензии были у всех по поводу оптимизации в последние несколько лет, скорее всего, придется реоптимизировать медицину, причем опять же не только у нас, потому что теперь, я думаю, Минздрав будет силовым ведомством, ну и Роспотребнадзор по факту, а медицина будет очень сильно в приоритетах у всех уровней власти.

Иван Князев: Антон Валерьевич, можете дать какой-нибудь дельный совет как экономист? Мы тут на днях выяснили, что 60% нашего населения фактически не имеют никаких сбережений. Не знаю, каков процент будет тех людей, которые не имеют сбережений и сейчас вообще остались без работы. Как сделать так, чтобы по миру не пойти? На чем сэкономить?

Антон Табах: С одной стороны, раньше надо было думать, а с другой стороны, в плане экономии не мне советовать вашим телезрителям: у нас население в плане «сэкономить» и «проявить живучесть» всем вперед даст. Самое главное, сейчас будут разнообразные программы кредитов, отсрочек, списаний, надо ими пользоваться, если на них действительно есть право, то есть не подделывать документы, но если доход упал. Потому что самый ценный ресурс сейчас, вернее два самых ценных ресурса, – хладнокровие и время. Поэтому если есть возможность выиграть время и сэкономить деньги, лучше это сделать. Досрочно заплатить никто не помешает.

Иван Князев: А может, как-то переориентироваться куда-то вот тем, кто сейчас работу потеряет, тем, кому... ?

Антон Табах: Естественно, вкладываться в себя. Собственно говоря, опять же плюс карантина для всех, но опять же у кого есть для этого условия, масса есть возможностей для повышения собственного образовательного уровня и развития, это полезно. Но, с другой стороны, никто не знает, кто потеряет работу. Более того, потеря работы может оказаться приобретением новой, потому что, видимо, очень сильно изменившееся пространство и рынок труда.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам большое.

Иван Князев: Спасибо большое. Антон Табах был с нами на связи, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ.

Тамара Шорникова: Ирина из Москвы, послушаем теперь телезрителей.

Иван Князев: Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Иван Князев: Добрый.

Зритель: Мы с большой пользой проводим время на карантине.

Иван Князев: Рассказывайте.

Зритель: Даже, может быть, очень... Алло?

Тамара Шорникова: Да, продолжайте, слушаем вас.

Зритель: Да, даже не хватает мне, например, времени разобрать шкафы, вы сказали, что многие уже сделали, а у меня на это нет времени, потому что у меня семья, кошка. И вот как раз есть время провести с семьей, с детьми, и кошке очень больше как раз достается моего внимания. Мы занимаемся музыкой, между прочим, освоили игру на гитаре как раз за это время, может быть, оно нам даже и поможет.

Тамара Шорникова: Ага. Как выглядит ваш день, расскажите, вот от подъема?

Зритель: Ну я еще пеку пироги дома, пеку детям блины, они, конечно, очень рады. Мы налепили пельменей. В общем, конечно, много времени провожу с родными. На что-то там еще, конечно, остается время, но уже не так много. Естественно, занимаемся иностранными языками, я начала вспоминать английский, читаю на немецком, очень много слушаю. Сегодня зашла, например, слушаю немецкое радио.

Так что очень много есть времени, провести его с пользой для себя, я советую всем воспользоваться этим временем и не скучать. Я даже не понимаю, как можно дома скучать. Может быть, мне повезло, мне как бы хорошо дома, мне нравится проводить время с семьей, с детьми. Я не знаю, как родители могут скучать от детей.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Ну разные ситуации, бывают разные.

Тамара Шорникова: Спасибо за ваш звонок.

Иван Князев: Сразу еще один звонок, Нижний Новгород у нас на связи, Владимир дозвонился. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Нижний Новгород, Владимир.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Вопрос у нас такой. Мы безвылазно, конечно, с супругой сидим, значит, в квартире, общаемся с друзьями по Skype, по Viber. Но у меня самый главный вопрос какой к ведущим или, может быть, специалисты есть. Вот у нас объявляют чуть ли не карантин, то есть выходить по минимуму, и самое главное, что закрыли все поликлиники и больницы. Вопрос такой: а где сейчас лечиться? Мало ли, что случись. «Скорая помощь», говорят, только если экстренный случай, то есть если вы помираете, вам окажут помощь, остальные...

Тамара Шорникова: А почему закрыли поликлиники? Вы обращались... ?

Иван Князев: Я думаю, здесь не закрыли, здесь просто перенаправили все силы на борьбу с пандемией коронавируса, а плановые все мероприятия...

Зритель: Нет-нет, закрыли все больницы и поликлиники.

Иван Князев: Вообще закрыли?

Зритель: Поликлиники не принимают, больницы закрыты.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: То есть вот я звонил, сдать анализы, может быть, как-то – нет-нет-нет.

Тамара Шорникова: Да, интересно, Нижний Новгород.

Иван Князев: Ну да, постараемся в ближайших выпусках поднять эту тему.

Тамара Шорникова: Будем разбираться.

Иван Князев: Может, врачей действительно перепрофилировали, перевезли куда-то, перенаправили в другие медицинские учреждения.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Вот еще несколько SMS, чем кто занимается в разных регионах. Москва и область: «Изучаю английский и немецкий онлайн с преподавателем». Волгоградская область: «Рисую, рукодельничаю, рассадой занимаюсь, но очень плохо, что нельзя гулять».

Иван Князев: Кстати, по поводу рассады, Чувашия пишет, это вот вопрос, и чем заняться, и как, может быть, потом заработать: «Выращиваю рассаду, подумываю о том, чтобы ее в дальнейшем продавать», – неплохой вариант. Ленинградская область: «Я на даче вместе с мужем, все супер, но тревога есть о будущем лете, сохранится ли весь отпуск». Еще один телезритель: «Делаю генеральную уборку», – ну это уже мы как бы знаем.

Тамара Шорникова: Спросим, чем занимается Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Кимович.

Михаил Беляев: Здравствуйте, здравствуйте.

Иван Князев: Не скучаете на самоизоляции, Михаил Кимович?

Тамара Шорникова: Как выглядит ваш день, расскажите?

Михаил Беляев: Ну, мой день выглядит очень просто: конечно, с утра это сантехобработка квартиры, это у меня как ритуал, это психологи научили так, кстати, я у них это подцепил, такой прием. Конечно, когда просыпаешься, обычно это было по выходным, не очень хочется, естественно, квартиру убирать и прочее, но, как мне подсказали, это надо возвести в ритуал, а когда это ритуал, тогда от него отказаться уже нельзя.

Иван Князев: Ага.

Михаил Беляев: А дальше сажусь вот за компьютер, мы работаем на удаленной программе, плана с нас никто не снимал, то есть написание наших вот этих обзоров, отчетов, всяких исследований и прочего, прочего. Вот сижу с компьютером и, собственно, там работаю. Но вот поскольку я человек, который еще сохранил подвижность и оптимизм в душе, то приходится заниматься, конечно, на балконе всякими физическими упражнениями, для того чтобы... И с тоской поглядывать, конечно, в окно и ждать, когда это закончится. Это все, по-моему, тоже естественно и всем знакомо. Ну вот сочетание такой умственной работы и обязательной физической активности, без этого совершенно никак невозможно.

Иван Князев: Михаил Кимович, президента сегодня слушали? Как прокомментируете?

Михаил Беляев: Слушал. Вы знаете, я вот с утра уже дал комментарий «Комсомольской правде» и потом покаялся в Facebook, что я не угадал веяния, тенденции, значит, уже, видимо, Акелла промахнулся, то есть когда обсуждали возможность продления вот этих вот каникул. Я, в общем-то, конечно, за того, чтобы были профилактические меры, за борьбу с коронавирусом, понимаю всю эту серьезность и серьезно отношусь ко всем мероприятиям. Но тем не менее мне кажется, что месяц вот такой назовем полуработы, ну кто-то вообще не работает, является слишком дорогим мероприятием для экономики. И самое простое – это, конечно, объявить карантин, самое простое – попросить всех сидеть дома, это самое, наверное, простое и...

Но, я думаю, для некоторых предприятий реального сектора экономики, которые трудно перевести и, в общем-то, не надо переводить на домашнюю работу, вы же станок с собой не возьмете никакой, вот придумать какие-то, но это думать надо, меры по профилактике, по обеззараживанию, по дезинфекции, всякие такие вот вещи на рабочем месте. Тем более, в общем-то, даже ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, в общем-то, мнения разделяются, карантин помогает сильно или помогает все-таки не очень сильно. Вот, на мой взгляд, надо было бы подумать в этом направлении, может быть, не принимать вот именно такое лобовое, я бы назвал, решение. Конечно, на первый...

Иван Князев: Ну, понимаете, экспериментировать, наверное, вряд ли кто-то хочет в такой ситуации.

Михаил Беляев: Ну вот и я о том же. Ну а экспериментировать, понимаете, вот первая неделя, я понимаю, шоковое воздействие, что-то надо делать. Первое, что приходит в голову, – карантин. Дальше у тебя у самого есть, я имею в виду предприятия, руководителей, наших таких капитанов нашей экономики, неделя есть на размышления, что бы такое придумать дальше. И, наверное, можно было бы создать какой-то brainstorming, вот этот мозговой штурм, для того чтобы понять, какие предприятия, как, что можно перевести на такой уже рабочий режим. Потому что, в общем-то, месяц такого безделья, а там же май впереди еще, хочешь не хочешь, а май – это карантин ежегодный такой сам по себе получается, так что тут, я смотрю, перспективы не самые такие бодрые с этим делом.

Тамара Шорникова: Смотрите, с одной стороны, вот есть SMS из Иваново: «Смотришь на улицу, машины стоят во дворе как в выходные. Вопрос – а что мы производим?» С другой стороны, мы услышали сегодня, что регионы сами смогут формировать списки, какие предприятия у них должны работать, какие не должны. И с учетом того, что эти каникулы такие вынужденные продлеваются, возможно, они как-то будут по-другому списки составлять, поймут, что большинство предприятий все-таки необходимо, чтобы они работали?

Иван Князев: Даже несмотря ни на что.

Михаил Беляев: Вот я тоже думаю, что, наверное... Но это надо дать полномочия не только составлять эти списки, но и, в общем-то, как-то вводить собственный гибкий подход к использованию возможностей в рамках карантина, то есть как-то не нарушать эти границы, а иметь в виду региональную и ситуацию с заболеваемостью, и с распространением этого коронавируса, и с отраслевой структурой. То есть это на самом деле большая работа, понимание, кто, где и как работает, какие деньги зарабатывает. Гибкость, гибкость. Еще раз, у нас же, вы понимаете, очень жесткая вертикаль, и не все на себя руководители готовы взять ответственность. Проще, конечно, козырнуть и сказать: «Карантин? Ну карантин, а там посмотрим, что будет».

Иван Князев: Михаил Кимович... Да, Тамара, прошу прощения.

Тамара Шорникова: SMS просто из Омской области, спрашивают, конкретно к вам вопрос: «Есть что-то, по чему вы прямо сейчас очень скучаете?» Вот особенно дефицит чего вызывает у вас тоску и грусть?

Михаил Беляев: Я скучаю, дефицит у меня по свежему воздуху, конечно, это вот... Я в свое время, знаете, когда мне довелось служить в армии на Дальнем Востоке после института, у нас там с подводниками много разговаривали. И когда с подводниками беседовали, они говорят: самая тоска у нас, вы не поверите, это вот по свежему воздуху. И когда подводная лодка всплывает даже посреди океана и ты выходишь на этот корпус (там не броня, а как это у лодки называется) постоять хотя бы, и ты там ничего не видишь, ты видишь только вот эти волны океана, воздух, хотя в подводной лодке создается полная имитация, в иллюминаторах какие-то березки, ландшафты и прочее, прочее, воздух очищается всячески, как только можно, и диета подводника там была совершенно изумительной, вплоть до вина офицерскому составу, то есть все, там забота полная была. Но тем не менее вот они говорят, что выйти хотя бы посреди океана и посмотреть на все это, подышать – вот это да.

Но это я такие нотки, вроде бы вы меня спросили, я ответил, но я вовсе не призываю поддаваться этому чувству. Мы это все должны пережить, мы все это должны стоически выдержать, и, в общем-то, я верю в то, что лучшие времена настанут, они должны настать, они никуда не денутся.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Михаил Беляев был с нами на связи, эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук.

Тамара Шорникова: А прямо сейчас Астраханская область, Таисия. Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Мы с мужем проводим это время на даче. Самочувствие отличное, настроение хорошее. Тут деревья, кустарники, поют птицы, а мы делаем прививки, сажаем картошку, выращиваем рассаду и надеемся на лучшее, чего и всем-всем россиянам желаем.

Тамара Шорникова: Расскажите, что у вас в вашем огороде.

Иван Князев: Помимо картошки.

Зритель: Помимо картошки у нас ранние помидоры в теплице, у нас смородина, у нас много различных кустарников, ирга, рябина. Мы повесили скворечник, и птицы отметили это, прилетели и распевают утром нам песни. Я сама биолог по образованию, нам это все приносит радость, общение с природой, общение друг с другом, и нам не скучно.

Иван Князев: У вас там погода, видимо, уже хорошая, коль говорите, что все цвете?

Зритель: Да, у нас погода хорошая. Бывает разная, но, например, сегодня очень хороший, ласковый день, даже был дождик. Еще у нас две кошки и приемная собака, которую мы подкармливаем, она приходит к нам, и мы выходим и уделяем внимание ей.

Иван Князев: Спасибо вам, Таисия.

Тамара Шорникова: Спасибо, да.

Иван Князев: Вот это я понимаю самоизоляция, какая красота: и погода хорошая, и на даче, и помидорчики, и картошка, и смородина, прекрасно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваши звонки. Сейчас узнаем, где самоизолировалась Юлия Вайшнур, актриса театра и кино, на даче ли, дома. Давайте посмотрим картинку.

Юлия Вайшнур: Да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте. Так, дома, да?

Иван Князев: Здравствуйте, Юлия.

Юлия Вайшнур: Добрый вечер. Вы знаете, да, мы таимся дома, в квартире. К сожалению, нет другой возможности, так бы мы с удовольствием проводили время на свежем воздухе, я думаю, как и многие другие.

Тамара Шорникова: Сейчас без спектаклей, без выступлений, наверное, это тяжело...

Иван Князев: ...для творческого человека?

Тамара Шорникова: ...человеку, который регулярно привык?

Иван Князев: Который должен видеть своего зрителя?

Юлия Вайшнур: Вы знаете, у нас очень жесткая профессия, что всякое бывает, и режим ожидания у нас случается. Мне кажется, что мы закаленные в этом плане люди, очень часто приходится с этим справляться, когда отсутствуют съемки, даже на съемках, когда ты сидишь и ждешь свою сцену очень долгое время, это очень закаляет. Может быть, поэтому мы, так скажем, готовы к карантину, что ли.

Тамара Шорникова: А репетиции дома идут сейчас?

Иван Князев: Онлайн как-нибудь?

Юлия Вайшнур: Нет, вы знаете, я полностью сейчас домашняя пташка вместе с сыном, с семьей. Мы отгородились от всего мира и от профессии в том числе. Ну вот, собственно, музыкальные инструменты, дискотеки...

Иван Князев: Вот я как раз хотел спросить, гитара у вас висит – играете что-нибудь? А сыграете нам?

Юлия Вайшнур: Да, это занятия сыночка, я могу его позвать, если хотите.

Тамара Шорникова: Да, конечно, давайте.

Иван Князев: Давайте.

Юлия Вайшнур: Мне нужно время, сейчас, одну минутку.

Тамара Шорникова: Да, пока вы зовете, мы читаем SMS.

Иван Князев: Хорошо, мы пока несколько SMS прочитаем.

Тамара Шорникова: Итак: «Я занимаюсь аквариумом...»

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: «Интересно, никогда не было рыбок, вот завел», – Калининградская область. Видите, даже новые...

Иван Князев: А почему бы и нет? Прекрасное занятие. Вот кто-то цветы начал выращивать, человек пишет нам из Тюменской области, никогда этим не занимался, а вот теперь обратил внимание, что есть такое занятие.

Тамара Шорникова: Так, а у нас между тем сменился герой, да?

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Представьте.

Иван Князев: Так, как героя зовут?

Юлия Вайшнур: Это мой сын, его зовут Илья. Мы сейчас пытаемся подставку под ножки поставить, вот так, да... Вы готовы, да?

Тамара Шорникова: Да.

Юлия Вайшнур: Сейчас...

Тамара Шорникова: Сколько лет Илье? Сколько тебе лет?

Юлия Вайшнур: Восемь.

Тамара Шорникова: Восемь, отлично. И что у тебя в репертуаре?

Илья Вайшнур: Ну между джазом и роком.

Иван Князев: Ничего себе.

Тамара Шорникова: Ого! Разброс, однако.

Иван Князев: Давай.

Тамара Шорникова: Что сейчас сыграешь?

Юлия Вайшнур: Расскажи, как будет называться наша группа.

Илья Вайшнур: Да. У меня учитель, и я играю...

Юлия Вайшнур: Вдвоем.

Илья Вайшнур: Да, вдвоем. У нас музыка и песни без слов.

Тамара Шорникова: Ага.

Илья Вайшнур: Наша группа называется «Ring for tea», переводится как «Время пить чай».

Тамара Шорникова: Хорошо, отлично. Давай, слушаем тебя.

Иван Князев: Слушаем.

Илья Вайшнур: Только без моего учителя там практически...

Юлия Вайшнур: Ну ты попробуй свою партию, да.

Илья Вайшнур: Ну да. Сразу перейду к середине.

Юлия Вайшнур: Да.

Тамара Шорникова: Давай, к кульминации.

Иван Князев: Я не узнаю мелодию. Я что-то подумал по первым нотам, что это «Deep Purple». Жги!

Юлия Вайшнур: Дело в том, что ребята сочиняют, уже готово пять треков к альбому, пишут альбом.

Иван Князев: Ничего себе!

Тамара Шорникова: Когда услышим?

Юлия Вайшнур: Ну, мы планировали к дню рождения, у мальчика 20 апреля день рождения, вот мы теперь думаем, в каком формате отмечать, мы хотели устроить целый концерт для гостей, но вот сейчас в размышлениях.

Иван Князев: Видимо, придется онлайн делать.

Тамара Шорникова: Ну смотрите, мы просто можем договориться, встретиться в прямом эфире 20 апреля и, так сказать, наш онлайн-концерт ОТР из вашего дома провести.

Илья Вайшнур: Я тоже думаю, можно.

Юлия Вайшнур: Да, согласен ты?

Илья Вайшнур: Да.

Юлия Вайшнур: Ну хорошо, договорились. Спасибо вам большое, ребята!

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо, спасибо большое. Юлия Вайшнур была с нами на связи, актриса театра и кино.

Тамара Шорникова: Прямо сейчас звонок.

Иван Князев: Татьяна из Ростовской области.

Тамара Шорникова: Хочется как-то, знаешь, переварить это искусство, пока звонок звучит, подумаем...

Иван Князев: Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Как у вас жизнь строится сейчас? Как изменилась она? Рассказывайте.

Зритель: Изменилась в худшую сторону.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Я вообще-то уже на пенсии, с удовольствием работаю на даче. Дело в том, что у нас транспорт по городу ходит очень редко, сократили, а на даче вообще отменили. У меня там есть, конечно, как сказать, где находиться днем, но ночевать я там не могу, во-первых, боюсь одна, я женщина пожилая, вдова, одна я там боюсь, а ехать туда невозможно, очень далеко, а пешком идти очень далеко.

Иван Князев: Татьяна, скажите, пожалуйста, а что значит «отменили»? Автобусы не ходят в том направлении, где у вас дача?

Зритель: Отменили дачные автобусы совсем.

Иван Князев: А-а-а, вот оно как.

Тамара Шорникова: Сейчас вводят ограничения транспорта, мама тоже рассказывала в Волгоградской области...

Иван Князев: То же самое?

Тамара Шорникова: Да, есть ограничения.

Зритель: Я согласна на ограничения, но хотя бы 1–2 в день-то можно пустить.

Иван Князев: Ну в принципе да. А далеко дача?

Зритель: Дача очень далеко, пешком полдня идти.

Тамара Шорникова: Понятно. Значит, сейчас дома. Чем дома занимаетесь?

Зритель: Ничем не занимаюсь. Зрение у меня плохое, вот сижу вас смотрю, лежу вернее.

Иван Князев: Ну что же вы так прямо совсем грустно, ничем не занимаетесь? Неужели никаких увлечений нет? Ну вот вы дачника, рассада, не хотели бы?

Зритель: Все у меня есть, а куда я сажать буду? Она у меня уже переросла. Автобусов-то нет.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Ждем, пока на паузе.

Зритель: Занимаюсь домашними делами, но я не люблю домашние дела, я люблю дачу.

Тамара Шорникова: Да, скучаете, понятно. Спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Послушаем Александра из Челябинской области.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Мне нравится ваша передача, когда вот вы рассказываете, какие-то решаете вопросы. Правда, вопросы не решаете, просто, наверное, предлагаете свои, так сказать, варианты из жизни.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Иван Князев: Ну, понимаете, мы не в правительстве работаем, как мы будем вопросы некоторые решать? Мы можем только их обсудить.

Зритель: Я понимаю, получается как бы колесо.

Но дело в том, что я вот предлагаю, я вот начал писать книгу, называется «Приключения путешественников, рожденных в СССР». И я предлагаю всем пенсионерам, в общем, рассказывать какие-то, записывать... В молодости все писали сочинения в школе, могут сюжет какой-то интересный свадебный или что описывать, и постепенно вот это... И даже еще и автобиографию написать, ну как, не автобиографию, а родовое дерево, вот.

Иван Князев: А о каких путешественниках вы пишете? Какими интересуетесь?

Зритель: Я всеми. Я, в общем-то, многогранный, я был и в Югославии, с автоматом немного бегал в 1990-х гг., и на кораблях ходил, и «Адмирал Нахимов», который утонул, тоже на нем ходил. В общем, в принципе... И… ГЭС строил. В общем, конечно, у меня многогранная жизнь, каждый год у меня какие-нибудь приключения были, и лес появлялся...

Иван Князев: Ну тогда у вас получится очень хороший сборник мемуаров.

Тамара Шорникова: Завершите, присылайте нам на Академика Королева, 19.

Иван Князев: Да.

Зритель: Да. Но я хочу сказать, я даю вам электронную почту, может, скажете, кто-то захочет написать мне какой-то рассказ, я под его именем подпишу, я не буду брать за это деньги, ничего.

Тамара Шорникова: Хорошо, смотрите, вас сейчас слышит вся страна, если есть у кого-то желание, присылайте сообщения нам, свяжем.

Иван Князев: Да.

Максим, Москва далее. Здравствуйте, Максим.

Зритель: Добрый вечер, добрый вечер. Ну, в общем, карантин проходит достаточно и скучно, и интересно одновременно. Я смотрю вас, я не знаю, это хорошо или плохо...

Тамара Шорникова: Это скучно или интересно? Вот сейчас опасно спрашивать, конечно, но я спрошу.

Зритель: Все-таки второе, все-таки второе.

Тамара Шорникова: Слава богу.

Иван Князев: Спасибо.

Зритель: Смотрю сериалы, какие-то фильмы, играю в компьютерные игры, что-то давно хотел посмотреть, может быть, какую-то классику пересмотреть опять же. Появилось время, почему бы этим не воспользоваться, собственно говоря? Поэтому... Ну да, к сожалению, не получается видеться со своими друзьями, не получается выходить на улицу, но XXI век, у нас есть все нанотехнологии, дистанционная связь, поэтому поддерживаем контакты так.

Тамара Шорникова: Скажите, а вы со своими друзьями не устраиваете встреч по Skype, например? Я просто сейчас все чаще и чаще вижу в соцсетях, например, как друзья пишут: «Ребят, давайте вместе на онлайн-концерт сходим, присоединяйтесь к видеоконференции». Кто-то приглашает на онлайн-ужин.

Иван Князев: Да какие онлайн-ужины? Я видел, как шашлыки жарят, мангал во дворике ставят, друзей приглашают по телефону, по Skype.

Тамара Шорникова: У вас есть такое?

Зритель: Ну, до такого пока не доходило, если честно, на концерт тоже не ходили, но такие просто посиделки, какие-то беседы, разговоры – это да, это есть, конечно.

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое за звонок. Максим из Москвы рассказал, как живет.

Иван Князев: Спасибо, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Будем, естественно, продолжать об этом говорить, потому что дома мы долго, давайте сделаем там, чтобы это время прошло с пользой.

Иван Князев: Прошло интересно, да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)