Как профессия влияет на поведение должника

Как профессия влияет на поведение должника | Программы | ОТР

Почему российские водители, продавцы и грузчики хуже всех отдают долги?

2020-01-13T11:54:00+03:00
Как профессия влияет на поведение должника
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Петр Кузнецов: Так вот, в новом году выяснилось, что, оказывается, скорее всего, профессия влияет на поведение должника. Это выяснили российские коллекторы. Они посчитали, кто хуже всех выплачивает кредиты на сегодняшний день.

Ольга Арсланова: И давайте посмотрим, что получилось. Итак, чаще всего просрочки по кредитам допускают водители в нашей стране. У них доля, сейчас вы ее увидите, 9% от всех просрочек кредитов. Далее на втором месте идут продавцы, но с небольшим отрывом: 8,5%. И третье место занимают рабочие, в частности, слесари: 6%. Давайте посмотрим, у кого еще самая долговая нагрузка. Оказывается, что у всех тех же профессий. В среднем водители, продавцы и рабочие отдают более 30% дохода своего на погашение долгов. Долговая нагрузка офисных работников, таких, например, как менеджеры по продажам и секретари, составляет порядка 15%, максимум 20%. А самые дисциплинированные, как выяснили коллекторы, это военные, учителя и врачи. Хотя, кстати, зарплаты у них часто ниже, чем у всех этих категорий. Но, по словам экспертов, в срыве платежей по кредитам часто виноваты не только сами должники, но и их работодатели, которые задерживают зарплаты и таким образом срывают все графики.

Петр Кузнецов: А еще, ты знаешь, не хотелось бы кого-то обижать, но создается ощущение, что чем выше образование, тем люди ответственнее, что ли, подходят к кредиту и его обслуживанию.

Ольга Арсланова: А вот так ли это, кстати, давайте выяснять. Звоните, рассказывайте, кем вы работаете и как у вас дела с выплатами по вашей ипотеке, по кредитам и т. д.

Петр Кузнецов: И связь с профессией, да, попытаемся найти. Давайте это начнем делать с нашим первым экспертом по этой теме. Алексей Коренев, аналитик Группы компаний «ФИНАМ», с нами на связи. Алексей Львович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день. Вот мы посмотрели на список профессий, которые хуже всех выплачивают кредиты. Мы пытаемся выяснить, в чем дело: в низкой дисциплине или есть объективные трудности у представителей этих профессий?

Алексей Коренев: И хуже, и лучше. Начнем с того, что как раз среди тех, кто лучше всего обслуживает свои долги, не только представители с достаточно хорошим образованием, но это и как раз те специальности, где требуется высокая дисциплина. Понятно, что военные – это люди, которые в принципе приучены к дисциплине. Врачи, учителя тоже относятся к тем профессиям, где без хорошей дисциплины работать просто не получится. Поэтому здесь 2 фактора. Первый – что это, конечно, финансовая грамотность. Она в принципе, чем выше общее образование, тем лучше дело и с финансовой грамотностью. Второе – это, собственно, в принципе достаточно строгий подход к своим обязанностям, что для военных, учителей и врачей более естественно, чем для многих специальностей, связанных с физическим трудом, скажем так. Поэтому накладываются 2 фактора. Вот именно разный уровень финансовой грамотности и разный подход в принципе к своим обязанностям, в том числе финансовым.

Петр Кузнецов: Что касается подхода. Если мы берем среднестатистического гражданина с обычным средним кредитом. У нас все-таки как? Первым делом, когда приходят деньги, зарплата, первым делом выплачивают кредит? Или есть платежи приоритетнее, а кредит уже как бы чуть-чуть на потом?

Алексей Коренев: Вы знаете, а тут сколько людей, столько и подходов. У нас сформировалась за последнее время целая прослойка вполне сознательных неплательщиков. Связано это с тем, что люди набирали кредитов, не особо задумываясь, как будут отдавать. И, в общем, нам постоянно по рекламе твердят, что взять кредит очень просто и вы накупите того-сего, а нигде не рассказывается, насколько сложно будет его отдавать. И для многих вообще возврат кредита – он, действительно, 17-е дело. И более того, вполне сознательно идут даже на банкротство, наивно полагая, что таким образом они смогут просто избавиться от долгов. Люди просто плохо знают, что из себя представляет банкротство. Им кажется, что вот с них списали долги – и на этом все закончилось. На самом деле банкротство – процедура крайне неприятная. Придется расстаться со значительной частью своего имущества. Поражение в правах. Вы не сможете долгое время брать хорошие кредиты. Да и устроиться на работу будет нелегко. Потому что если работодатель узнает, что перед ним в качестве соискателя сидит банкрот, вряд ли он будет спешить брать такого человека на работу. Поэтому вот я бы предостерег россиян чрезмерно легко относиться к такой вещи, как банкротство. Это самый крайний случай, когда действительно деваться уже некуда. Но, к сожалению, у нас очень многие россияне действительно погашение кредитов оставляют на потом, «если что-то останется», а продолжают тратить в основном как бы на свои нужды основные.

Ольга Арсланова: А все-таки, если люди оставляют кредиты на потом, значит, они не очень уверены в том, что им хватит. Т. е., скорее всего, у них низкий доход. Можно ли сказать, что самые бедные люди, с самыми низкими зарплатами хуже всех и платят в итоге? Т. е. сначала надо что-то поесть, заплатить за квартиру, а там уж, извините, как останется.

Алексей Коренев: Вот, к сожалению, дело обстоит именно так. Что у нас закредитованность соседствует как раз именно с низкими доходами, с бедностью. Поэтому значительная часть россиян, которые имеют по многу кредитов, а у нас примерно каждая вторая семья имеет 2 кредита (42%, по-моему), 18% тянут по 3 кредита и т. д. 8% по 4 кредита. Т. е. очень закредитованы россияне. И это не от того, что они там, не думая, накупили себе дорогих автомобилей. А потому, что они вынуждены выживать. Они берут деньги на насущные нужды, не могут вовремя рассчитаться, вынуждены брать следующий кредит, чтобы отдать предыдущий. И возникает вот этот порочный круг, до бесконечности, из которого они вылезти хронически уже не могут. Это беда наша. То, что у нас как бы в принципе низкий уровень доходов, он характерен не для безработных тунеядцев, а он характерен для работающих. Вот это беда у нас. У нас огромное количество работающих нищих. И в том числе среди них очень много людей закредитованных.

Петр Кузнецов: И тут, знаете, вспоминается, как в конце прошлого года кто-то, по-моему, первый зампред Центробанка, нашел объяснение еще одно вот этому бурному росту необеспеченных кредитов. Он сказал, что люди уже, наверное, устали дальше вести такой аскетический образ жизни. Может, и правда? «Да черт возьми, один раз живем, а потом уже поймем, как его обеспечивать»?

Алексей Коренев: Ну, не то чтобы устали вести аскетический. Дело в том, что в общем-то не так давно еще были тучные нулевые, когда с деньгами было получше, доходы были повыше, россияне неожиданно открыли для себя возможность отдыхать за рубежом, возможность купить машину новую, а не подержанную, возможность питаться получше. Потом эти времена сошли. Но в памяти это еще осталось. И очень многие действительно пытаются каким-то образом сохранить привычный образ жизни. Хотя в последнее время все более явно прослеживается тенденция к тому, что россияне все-таки начинают снижать потребление, соотнося его со своими доходами. Но это все-таки процесс не быстрый.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий. Предлагаю послушать наших зрителей. Мы Александра приветствуем. Здравствуйте, Александр. Расскажите нам сразу, кем вы работаете.

Зритель: Водителем.

Ольга Арсланова: Водителем. У вас плохая репутация, у вашей профессии, судя по рейтингу.

Петр Кузнецов: Может быть. А вы знаете, банки сейчас стали же жестче подходить к потенциальным клиентам? Может быть, теперь по профессии они уже будут вычислять и уже на основании этого вам отказывать?

Ольга Арсланова: Александр, да? Мы вас напугали? Добрый день.

Петр Кузнецов: Нет, пока еще не отказывают. Что вы хотели сказать, Александр? Извините, что я вас сбил, если сбил… Александр?

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Ну, это самое, я кредит взял один и второй. Водителем работаю. Да-да-да.

Петр Кузнецов: Так. А второй…

Зритель: Ну че? Вот я в Орехово работал здесь в Рязани, он мне должен 200 тыс.

Ольга Арсланова: Так.

Петр Кузнецов: Ага. Что делать?

Зритель: Зарплаты не давал. Так дает по несколько тысяч. И толку? Что делать?

Ольга Арсланова: И что делаете?

Петр Кузнецов: Вы взяли сначала первый. А второй появился для того, чтобы обеспечить первый? Или как это произошло? Или сразу 2 как-то?

Зритель: Нет, я машину взял в кредит.

Петр Кузнецов: Взяли машину.

Ольга Арсланова: Т. е. у вас, получается, это и ваше средство заработка в итоге. Без машины вы никак.

Зритель: Не, ну я плачу. Я ушел на другую работу. А этот не отдавал деньги. А че, военные вот – чем хорошо уже, оклады у них.

Ольга Арсланова: Т. е. у водителей нестабильные выплаты. Правильно мы вас поняли?

Зритель: Да-да-да!

Петр Кузнецов: Ну вот в связи с этим, как успешно вы гасите кредит? Или у вас просрочки уже?

Зритель: Вот сейчас нормально. Я ушел, это, к другой работе. Там зарплата, все вовремя.

Петр Кузнецов: А сколько у вас в месяц получается на выплаты кредита?

Зритель: На кредит, так, 17, 20 тыс.

Петр Кузнецов: 17 плюс 20? Или вы сейчас округлили до 20? 20 тыс.? Или 37?

Зритель: Ну, да, 20 тыс.

Петр Кузнецов: 20 тыс. При доходе в среднем?

Зритель: Ну, 40 я получаю.

Петр Кузнецов: Половина. Спасибо. Это Александр.

Ольга Арсланова: Спасибо. Давайте эту ситуацию и похожие ситуации обсудим с нашим следующим экспертом. У нас на связи Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Максим Сергеевич, здравствуйте.

Максим Кривелевич: Добрый день.

Ольга Арсланова: Наш зритель нам рассказал, и многие пишут в СМС о том, что и рады бы платить кредиты, но часто задерживают зарплаты. Нет стабильного дохода у представителей таких профессий, как водитель, продавец. А это, наверное, самые массовые профессии в России. Вот отсюда и такие невыплаты большие.

Максим Кривелевич: Но давайте не будем преувеличивать кошмарность ситуации. Домохозяйства все еще остаются донором банковской системы. Если мы сравним объемы депозитов физлиц к объемам кредитов физлиц, они составляют 169%. Т. е. население банкам дает гораздо больше денег, чем банки дают денег населению. И при этом, если мы возьмем прибыль, просто за прошлый год чистую прибыль банковского сектора, то она превышает 10% от сумм кредитов, предоставленных физлицам. Т. е. даже если каждый десятый человек не отдаст свой кредит, банки все еще останутся в прибыли. А почему мы обращаем внимание, вот при такой достаточно благостной картине в целом, почему мы обращаем внимание на высокую закредитованность отдельных категорий населения? Это немножко похоже на автостраду, на которой случилось ДТП. Тысячи машин проезжают, в них люди довольно и счастливо добираются до дома, до работы. Две машины столкнулись. Естественно, те, кто столкнулись, привлекают всеобщее внимание. Потому что это человеческая трагедия. Точно так же и у нас. Любая закредитованность – это по-своему трагедия. Да, это испорченная биография, это испорченная судьба. Но в общем объеме относительно экономики страны это очень маленькие цифры. Точно так же, как количество людей, которые попадают в ДТП, это очень маленькие цифры по сравнению с общим количеством людей, которые выезжают на дороги. Теперь, что касается профессионального разреза. Здесь вы совершенно правы. Я могу с этим только согласиться. А что касается причины – причина достаточно элементарна. Рынок труда конкурентный. Т. е. если вам нужно купить замечательного кондитера, который делает лучшие в городе торты, у вас огромная проблема с поиском такого человека. Если вам нужно найти человека, который будет работать грузчиком или водителем, такого человека вы найдете очень легко. Поэтому люди, которых работодатели могут очень легко заменить, находятся у нас в таком же тяжелом положении, в котором нелегальные иммигранты находятся в Америке. Т. е. работодатель понимает, что он может им платить, может не платить, может пообещать прибавку, может дать прибавку, может не дать прибавку. В любом случае он их всегда легко заменит. И здесь, к огромному сожалению, это вопрос не только финансовой грамотности. Это общий вопрос того, какую судьбу человек себе выбрал. К сожалению, без образования, без высококвалифицированной работы человек всю жизнь, до долгой старости, до пенсии остается заложником ситуации. И нет волшебного рецепта, который позволяет человеку, будучи абсолютно заменимым на рынке труда, каким-то образом обеспечить себе финансовую безопасность. Потому что, как вы совершенно справедливо отметили, эти люди берут деньги не для того, чтобы купить черную икру, а для того, чтобы купить хлебушек. Поэтому есть только один вариант: это повышение своего качества, повышение своей стоимости на рынке труда. И, если вы обратили внимание, врачи. Врачи получают не очень много. Почему у врачей такая блестящая платежная дисциплина? Потому что принадлежность к среднему классу – это не только доходы, это не только собственность. Это образ жизни. Высокая квалификация, высокая востребованность на рынке труда, правильно построенные жизненные принципы, правильно выстроенная система ценностей. Это люди, которые живут сегодня ради завтра. Это люди, которые вкладывают сегодня, чтобы хорошо жить завтра. Вкладывают время, вкладывают усилия, вкладывают, ну, свою жизнь сегодня. Для того, чтобы дать потом образование детям и для того, чтобы продвигаться в той профессии.

Ольга Арсланова: Т. е. правильно я вас понимаю: даже тот самый врач или учитель, который сегодня зарабатывает меньше какого-то рабочего, все-таки инвестирует в свое будущее больше, в конечном итоге? Даже если его зарплата сегодня меньше.

Максим Кривелевич: Конечно. Вы же поймите: врач начинает больше получать с увеличением стажа. С каждой пройденной стажировкой, с каждой проведенной операцией врач становится ценнее.

Петр Кузнецов: А здесь, если мы говорим о рабочих профессиях, то они привязаны к сезонности, это раз; два – наверное, к объему работ; и, наверное, если мы говорим о рабочих, то тут практическое отсутствие социальных всяких выплат.

Максим Кривелевич: Не только. Дело в том, что они еще очень сильно привязаны к экономической динамике. Если мы только не уйдет в жесткое отрицание, не будем говорить, что экономического кризиса у нас нет, а будем смотреть на ситуацию так, как она видна за окном, мы четко понимаем, что экономика в целом падает. А здесь работает старинная пословица: «Пока толстый сохнет, худой сдохнет». Т. е. высококвалифицированные кадры даже на падающем рынке еще какое-то время могут сохранять свою привлекательность для рынка труда. Низкоквалифицированные страдают первыми. И, с другой стороны, если экономика пойдет в рост, то зарплата водителей начнет расти быстрее, чем зарплата врачей. Т. е. здесь можно сказать, что у этой медали есть две стороны. Сейчас эти люди являются наиболее пострадавшими, потому что они не защищены и потому что они всецело зависят от … цифр. Но если вдруг, дай бог, у нас начнется экономический рост, то мы снова увидим те самые, так сказать, тучные начала 2000-х, когда люди начинают активно потреблять. И когда появляется идея того, что можно брать в долг, для того чтобы завтра этот долг отдать.

Ольга Арсланова: Можно узнать ваш прогноз по динамике? Вот сейчас вы это описали как более или менее стабильное дорожное движение с редкими авариями. Эти аварии, эти долги, закредитованность будут более масштабными в ближайшее время? Или все будет как сейчас?

Петр Кузнецов: Я бы добавил еще, учитывая, что все-таки банки (мы уже об этом говорили) стали чаще отказывать россиянам в получении кредита…

Ольга Арсланова: В выдаче прав на вождение автомобиля…

Петр Кузнецов: …Да. И, судя по всему, эта тенденция в 20-м сохранится.

Максим Кривелевич: Я с вами совершенно соглашусь. Банки действительно стали немножко строже подходить, но не сильно. Дело в том, что у банков просто вообще проблема с хорошими заемщиками. Почему банки выплачивают сейчас очень низкие проценты по депозитам? Не потому, что они вот просто из вредности не хотят платить вам деньги по вашему банковскому вкладу. А потому, что некому дать в долг, чтобы потом, так сказать, не просыпаться ночами, думая: вернут долг или не вернут. Поэтому при очень тяжелой ситуации с кредитованием нефинансового сектора, с кредитованием бизнеса, прежде всего малого бизнеса, а после отмены ЕНВД это будет совсем труба, – кредитование физлиц сильно ужесточаться не будет. Потому что банкам деваться некуда. Им все равно нужно кому-то кредиты выдавать. Здесь проблема в другом. Что те люди, кому откажут банки, люди пойдут к ростовщикам. Там гораздо более высокие проценты и гораздо более жесткая платежная дисциплина. И вот там будет гораздо больше трагедий. Потому что все-таки, когда максимум, чем вам грозит невыплата по кредиту, это то, что вам будут звонить по телефону и задавать неприятные вопросы, – это одна история. Если же мы говорим о системе, скажем так, «серого» кредитования, здесь могут быть гораздо более неприятные истории.

Ольга Арсланова: Да, и несмотря на более жестокие законы все-таки в этой сфере.

Максим Кривелевич: Да. Я думаю, что мы еще увидим, к сожалению, ухудшение ситуации. Но не по линии банковского сектора, а по линии квазибанковского сектора.

Ольга Арсланова: Спасибо за ваш комментарий. Мы говорили о долгах и о представителях профессий, которые с этими долгами справляются хуже всех. Сейчас продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)