Как производят пробирки для анализов

Как производят пробирки для анализов
Сергей Полозов: Сегодня нет профилактики наркомании. Отсюда и ситуация с популярностью снюсов
Николай Прохоренко: Первичная проблема страховой медицины — в том, что она недофинансирована. Ровно в два раза!
Ипотечные деревни: привлекут ли они горожан?
В социальной гостинице «Дочки-матери» рады любой помощи. Особенно нужны лекарства для постояльцев-инвалидов
Чиновник без подарка. Предновогоднее разъяснение Минтруда: ничего не дарить!
Искусственный интеллект: кому он нужен? Как идёт роботизация в стране
Страх увольнения: в каких отраслях люди больше боятся потерять работу
Чиновников накажут за хамство. Как будут наказывать?
Заморозка пенсии. Справедливая зарплата. Льготная ипотека. Опасные пробники. Русские хакеры. Волна лжеминирований
Никита Кричевский: Профицитный бюджет у нас не от того, что денег много, а от того, что мы их тратить не умеем
Гости
Александр Шишов
Генеральный директор ООО «Гранат Био Тех»
Владимир Бобров
президент Торгово-промышленной палаты города Дубны

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Каждый вторник мы рассказываем о российских предприятиях, которые производят совершенно разнообразную продукцию, ну, естественно, и о людях, которые там работают.

Сегодня поговорим о производстве одноразовой медицинской продукции, о различных изделиях, без которых не обойтись ни в одной поликлинике, ни в одной клинике, ни в одной больнице. Мы съездили в город Дубну в Московской области и сняли предприятие, которое называется «Гранат Био Тех». Производит этот завод пробирки для анализа крови. Предприятие совершенно новое – с современным оборудованием, с современными технологиями. Ну, все подробности, как всегда, узнаем в сюжете.

А я представлю моих сегодняшних гостей. Это Александр Шишов, генеральный директор компании «Гранат Био Тех». Здравствуйте, Александр Львович.

Александр Шишов: Добрый день, здравствуйте.

Марина Калинина: И Владимир Бобров, президент Торгово-промышленной палаты города Дубны. Почему Дубны? Вы понимаете. Я уже сказала, что именно там находится предприятие. Здравствуйте, Владимир Николаевич.

Владимир Бобров: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте смотреть сюжет, а потом будем общаться.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился небольшой сюжет о вашем заводе.

Александр Львович, я как обычный человек, да и большинство людей обычно не задумываются, когда приходят сдавать кровь, как эта пробирка делается, сколько по времени она делается, какая там технология. Кажется, в общем: «Что там сложного? Пробирка – она и пробирка». А тут такой огромный завод! Тут свои технологии, растворы, которые нужны для разных анализов.

В чем специфика производства? И действительно ли нужно сейчас нести такие затраты для того, чтобы построить это предприятие, ну, по сути, для одноразовой продукции, о которой мы сегодня будем говорить?

Александр Шишов: Ну да, вы правы. Спасибо за такой ролик, который вы сделали. Замечательный абсолютно ролик, очень емко показан завод.

Пробирка для взятия венозной крови – вроде бы такая простая продукция. Вот колпачок, тело пробирки, стоппер закрывает. Но на самом деле это продукция очень сложная. И она очень нужна на российском рынке. То есть около 460 миллионов штук в год потребляется подобной продукции. Мы приходим все, чтобы сдавать анализы именно в эту пробирку. Когда человек, пациент хочет получить понимание о своем здоровье, начинает он именно с анализа крови или с какого-то еще анализа. К сожалению, до этого практически не производилась в России подобная продукция.

Марина Калинина: Вообще не было таких пробирок?

Александр Шишов: Были. Одно-два предприятия работали, производят, но нам кажется, что не в должном объеме. То есть мы хотим своим производством, своим заводом закрыть где-то до 30–40% российского рынка и выполнить программу импортозамещения, которая нам поставлена партией и правительством.

Возвращаюсь к пробирке. Ну, правильно сказали люди сейчас в вашем репортаже: такая очень простая с виду, но очень сложное изделие. Казалось бы, ничего в ней нет. На самом деле…

Марина Калинина: Там жидкость какая-то налита.

Александр Шишов: Да, в ней налит реагент. В ней вакуум, который затягивает кровь туда через такую иголочку, которую, кстати, мы тоже будем производить уже в следующем году. То есть все заказано, ждем линию. Вот эта иголочка вставляется в такой держатель, вынимается, дальше пациенту вводится в вену. И поехали вставлять пробирки, наполнять кровью для того, чтобы сделать необходимые анализы.

Вот это все, этот весь комплект мы будем делать на нашем заводе, начав с таких пробирок. Потом – иглы и держатели. Мы считаем, это первый этап развития медицинского одноразового пластика для Российской Федерации.

Марина Калинина: Ну смотрите, насколько поменялась сейчас вообще технология забора крови. Ведь раньше как? Вставили шприц с иголкой, вытащили, залили в стеклянную пробирку, закрыли крышечкой и повезли. Насколько сейчас важно качество этого производства? То есть насколько это может отразиться на нашем с вами здоровье, на здоровье телезрителей, на здоровье вообще людей? То есть насколько это важно – технология производства и так далее?

Александр Шишов: Ну, это ключевая вещь. Качество этой пробирки – это ключевая вещь для правильной постановки диагноза пациенту. Если он поставлен неправильно изначально, то понятно, что вас лечат непонятно от чего. И поэтому мы качеству уделяем огромное внимание.

Во-первых, мы провели двухлетние тесты, создавая эту пробирку. То есть мы не просто скопировали какой-то западный аналог. Хотя мы, безусловно, опирались на лучшие западные образцы. Мы доработали его по необходимости, изучив опыт лабораторных учреждений, потому что у нас 25-летний опыт работы на медицинском рынке. И, собрав все отклики, подытожив их, в общем-то, мы проводили достаточно сложные, такие непростые тесты. И это заняло два года. Это помимо сертификации. То есть прототипы создавались, испытывались, еще раз создавались, менялось, чтобы все подошло.

И мы считаем, что мы создали достаточно хороший продукт, в чем-то даже уникальный. Надоело все время плестись в хвосте общей истории.

Марина Калинина: Это правда.

Александр Шишов: Тридцать лет разрушения экономики, которые были в последние годы, меня лично, конечно, очень сильно коробят. То есть я хочу сделать, и наш коллектив, мы все хотим что-то сделать для российской экономики. Мне кажется, это важно.

Марина Калинина: Конечно, важно.

Владимир Николаевич, смотрите – вот «Гранат Био Тех» входит в этот, как сейчас модно называть, кластер в Дубне. Или по-другому это называется – особая экономическая зона. Я думаю, что не все наши зрители, обычные люди понимают, что такое особая экономическая зона и что такое кластер. Наверное, многие думают, что там собираются какие-то компании непонятные и вообще ничего не делают, сидят, что-то там изобретают и так далее, и так далее.

Расскажите, что это такое. Что за кластер создан в Дубне? Что это за зона? Какие там предприятия? И вообще как это все работает?

Владимир Бобров: Ну, начну тогда с особой экономической зоны, поскольку Александр Львович представляет компанию – как раз резидента особой экономической зоны технико-внедренческого типа «Дубна».

На самом деле у нас существует несколько особых экономических зон в России: технико-внедренческие, промышленно-производственные, туристско-рекреационные особые экономические зоны и портовые экономические зоны. «Дубна» была создана в числе первых четырех технико-внедренческих зон, которые были созданы еще на федеральном уровне. Сейчас количество особых зон увеличивается. Можно уже региону принимать решение о создании таких зон.

Что такое особая экономическая зона? Это зона с особым режимом функционирования предприятий, когда даются со стороны государства или региона льготы (это и налоговые льготы, это и таможенные преференции), для того чтобы можно было запустить новое производство, чтобы меньше затрат потратить на ресурсы определенные, создать комфортные условия для деятельности.

Хочу сказать, что особая экономическая зона в Дубне признана…

Марина Калинина: Она у вас специфическая все-таки какая-то – у вас там в основном сосредоточены предприятия, которые производят медицинскую продукцию. Вот как-то так сложилось.

Владимир Бобров: Не в основном.

Марина Калинина: Ну, их много. Это же не одно предприятие.

Владимир Бобров: У нас в принципе медицинская продукция. Это большой кластер, как вы говорите, да. У нас даже создан специально за счет того, что более 20% резидентов особой зоны… А это 33 компании, они работают именно в области производства медицинской продукции и фармацевтической продукции, то есть для здоровья. И в связи с этим на базе нашей особой экономической зоны был создан медико-технический кластер Московской области, куда вошли не только наши компании. Около 40, более 40 компаний вошло.

Здесь цель больше другая у кластера, у самого кластера. Это некоторая структура, которая не имеет какой-то территориальной принадлежности. Она больше имеет профессиональную принадлежность, отраслевую. И создана она была для того, чтобы решать, может быть, какие-то проблемы, существующие у компаний – производителей медицинской продукции.

Марина Калинина: А что конечный потребитель получает от этого кластера, если компания расположена именно там? Вот для меня лично в чем плюсы?

Владимир Бобров: Ну, для населения, для людей плюс в том, что мы можем производить… Во-первых, часть населения нашего занята на этих производствах, получают заработную плату, платят налоги в наши бюджеты, соответственно. И второй момент: это для людей, которые получают высококачественную продукцию уже российского производства. Сейчас очень такая популярная тема – импортозамещение.

Марина Калинина: А на ценах, например, это отражается, если есть льготы для предприятий?

Владимир Бобров: Что?

Марина Калинина: На ценах это отражается?

Владимир Бобров: Безусловно. Сейчас все торги по медицинской продукции идут через систему государственных закупок. И вопрос в том, чтобы участвовали в закупках наши производители непосредственно.

Сейчас проблема в чем в госзакупках существует? Как правило, выставляют некоторые смешанные торги медицинские учреждения, которые делают… Пробирка, и сразу же к пробирке еще несколько позиций. Но производитель же производит только какую-то конкретную продукцию. И в этом случае выходят на рынок торговать, участвовать в закупках дилеры, как правило, которые закупают у одного производителя, у второго, у третьего. Это же на цене сказывается

Марина Калинина: Еще прибавляют свою маржу какую-то.

Владимир Бобров: Да, прибавляют свою маржу. И поэтому одна из задач, конечно, – это формирование позитивного облика нашего бизнеса, формирование того, что наши производители делают высококачественную продукцию. Это то, о чем Александр Львович говорил. Они большое внимание уделяют именно качеству продукции в первую очередь.

Марина Калинина: Но это все-таки медицина, естественно, здоровье людей.

Владимир Бобров: И поэтому мы за то, чтобы закупки превращались в то, чтобы покупали в первую очередь медицинские учреждения наше. На сегодняшний день порядка 76% у нас импорта идет на закупках.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Калининградской области, Владимир нам дозвонился. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Это Калининград, Владимир. Очень рад слышать о знакомом городе Дубне – не понаслышке, я заканчивал там военное училище в 76-м.

Ну, коротко. Хочу поблагодарить людей, которые занимаются такой полезной работой. Пользовался уже неоднократно такими пробирками. Ну прекрасно! Что можно сказать? Новые технологии. Правительству надо присмотреться, снизить все эти налоги. Я вижу, вы улыбаетесь. Людям, которые этим занимаются, здоровья вашим семьям, вам.

И чтобы меньше закупали за рубежом, надо развивать нашу промышленность. А вот такие люди – это не мнимое какое-то производство, промышленная политика, а они делают для людей. У нас в Калининграде в каждой поликлинике пробирки это принимают. Плюс золотые руки медсестричек – и у нас все будет отлично! Вот это самое лучшее направление. Спасибо. Всего доброго!

Марина Калинина: Спасибо вам за звонок.

Александр Шишов: Спасибо большое, Владимир.

Марина Калинина: Давайте в целом, расширим вообще нашу дискуссию. Как сейчас вообще развивается производство таких одноразовых изделий для медицинских целей? Это ведь не только пробирки, а это шприцы, иглы, одежда одноразовая, перчатки, это трубку для капельниц, ампулы и много-много всего. Вот насколько сейчас государство в этом заинтересовано действительно? Ведь мы постоянно говорим о каких-то высоких технологиях, о каких-то эфемерных понятиях. А вот оно то, что мы каждый день используем. Вот как в целом развивается сейчас этот рынок? Александр Львович, я не знаю, может быть, вы начнете?

Александр Шишов: Ну, я попробую. Тема сложная – знать все, кто сейчас что развивает.

Марина Калинина: Ну, вы же с коллегами общаетесь непосредственно.

Александр Шишов: Да, с коллегами общаюсь. Как правильно Владимир Николаевич сказал, у нас в Дубне сконцентрировано достаточно много медицинских предприятий.

Марина Калинина: Вот смотрите, я просто прочту, прямо в тему пришло сообщение из Приморского края: «Работаю в гемодиализном центре. Перевязочные материалы, шарики, салфетки делаем вручную из ваты и марли. Каменный век». Вот и такое есть. Мы тут о высоких технологиях…

Александр Шишов: Мы стараемся, чтобы везде все было.

Владимир Бобров: У нас есть компания-резидент особой зоны «Эверс», которая как раз будет делать современные перевязочные материалы. Это тоже на территории нашей особой зоны.

Марина Калинина: Вот видите, по всей стране какая разная картина.

Владимир Бобров: «Паскаль Медикал» производит шприцы одноразовые. И тоже в медицинских учреждениях, в том числе в Дубне, у нас оснащены все…

Марина Калинина: Ну а вообще на рынке-то что происходит сейчас?

Александр Шишов: На рынке происходит… Ну, если честно сказать, коммерческого успеха без поддержки государственных каких-то программ, субсидий или льготных кредитов достичь тяжело. Конечно, коммерческие кредиты, которые сейчас предоставляются, 12–15% в рублях… Ну, сложно быть экономически выгодным и развивать новые производства. Поэтому мы, безусловно, все нуждаемся в государственной поддержке. И слава богу, за последнее время она приобретает какие-то формы, то есть она появилась. Мы тоже, не скрою, пользуемся разными вариантами господдержки – и это нам помогает.

Что касаемо отрасли, то уже сказано, что 20% производится здесь. Я знаю, что нетканые материалы практически на 90–95% закрыты российскими производителями в разных городах. В Екатеринбурге я знаю предприятия, в Москве. То есть они полностью заместили импорт.

Владимир Бобров: В Дубне тоже есть.

Александр Шишов: Да, в Дубне есть тоже предприятие. Мы хотим быть таким лидерами в медицинском пластике, в том числе инжекционного литья. Ну, это то, как сделаны вот эти все компоненты. Мы в этом считаем себя специалистами. Но медицина еще вносит свой «колорит» в виде регистрационных удостоверений, разрешений, сертификатов, вот этого всего.

Марина Калинина: Вот! Когда я готовилась к программе, я прочитала несколько статей ваших коллег. И в интервью они об этом говорят. Очень сложно вести этот бизнес, потому что слишком тяжело получить лицензию, слишком это все забюрократизировано, вот эти правовые и нормативные какие-то регулирования. Сложно продвигать как на внутренний, так и на внешний рынок.

Вот что в этом плане делается? Действительно это проблема сейчас? Было бы меньше бумажек – было бы проще? Это с одной стороны.

Александр Шишов: Вы знаете, это палка о двух концах. Все-таки речь идет о жизни и здоровье людей, поэтому Росздравнадзор, который обеспечивает проверку этих изделий… Например, получить регистрационное удостоверение, то есть выпустить в оборот это изделие – это занимает не меньше девяти месяцев. Иголки – почти год.

Марина Калинина: Еще год, да. Я так и думала.

Александр Шишов: Не еще год, а просто год, потому что… Ну, проводят токсикологические испытания, клинические испытания. С одной стороны, можно было бы сократить это все. Но, с другой стороны, речь идет действительно о жизни.

Если бы сделать параллельно это с процессом, так сказать, установки производства, например, тестовых образцов, как-то запараллелелить… Потому что получается, что мы должны запустить производство и подождать еще девять месяцев, пока получим разрешение фактически на выпуск в оборот этого изделия. Ну, для любого коммерческого предприятия, для любой экономически даже обоснованной какой-то единицы это очень сложная задача. Никто же не будет девять месяцев оплачивать зарплаты коллективу.

Вот здесь бы Росздравнадзору, наверное, имело бы смысл какие-то инициативы применить. Но мы занимаемся, то есть мы входим в разные ассоциации и пытаемся донести свою идею.

Марина Калинина: Владимир Николаевич, насколько реально упростить вот эту процедуру? Что Торгово-промышленная палата по этому поводу думает?

Владимир Бобров: То, что сказал Александр Львович… В принципе, как раз существуют различные комитеты при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, профильные комитеты при Российском союзе промышленников и предпринимателей. Есть кластер медико-технический, как мы сказали, который также активно обсуждает эти темы. И они выходят уже коллегиально. Это не проблема одного предприятия, а это проблема в целом системы. Видимо, только такими усилиями можно выйти и побороть бюрократический аппарат этот, который присутствует.

Я не хочу сказать, что это неправильно. Действительно, Александр Львович правильно сказал, что это касается здоровья людей. Тут должно быть повышенное внимание со стороны этих органов. Но для того, чтобы производство заработало, тут надо баланс такой найти между коммерческой составляющей, когда замораживаются, по сути дела, денежные средства, вложенные инвестиции, и они не дают отдачу. Между тем, необходимо какие-то требования выполнить со стороны контролирующих и надзорных органов.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок – из Ленинградской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Вопрос у меня такого характера. Я знаком с продукцией компании «Элта», которая также производит замечательные наши отечественные глюкометры «Сателлит Экспресс» и тест-полоски к ним. Не знаю, насколько участвующие сейчас в студии товарищи относятся непосредственно к этому производству. Я удивился одному: на рынке импортные глюкометры преобладают, и тест-полоски преобладают. Причем западные фирмы проводят промо-акции и бесплатно раздают глюкометры, а потом компенсируют свои потери за счет стоимости тест-полосок. Отечественные тест-полоски и лучше, и надежнее, и очень простые в эксплуатации. Что по этому поводу…

Марина Калинина: Александр, спасибо за ваш вопрос, спасибо. Просто у нас времени остается совсем немного.

Александр Шишов: Ответить?

Марина Калинина: Да. Ну, если можно, коротко.

Александр Шишов: Я не специалист в глюкометрах, но тема в целом понятная.

Марина Калинина: Это, наверное, не только глюкометров касается.

Александр Шишов: Не только. Глюкометры… К сожалению, медицинское сообщество очень скептически относится к российскому производству, то есть российское производство не считается у медиков каким-то очень хорошим, эксклюзивным.

Марина Калинина: Не верят?

Александр Шишов: Не очень верят, да. А особенно если речь идет о суставах или стентах сердечных – о том, что действительно влияет на жизнь человека. Но мы и другие предприятия, мы взяли для себя задачу – разрушить этот миф, то есть поменять мнение медиков. В том числе что касаемо глюкометров – у нас в экономической зоне «Дубна» тоже есть предприятие, которое выпускает и тест-полоски, и глюкометры.

Владимир Бобров: «Аркрэй».

Александр Шишов: Мы внутри нашего медицинского кластера обязались, дали друг другу слово делать качественную продукцию, чтобы не опозориться. Если отвечать на вопрос телезрителя, то мы будем стараться делать максимально хорошее качество, даже лучше, чем импортные аналоги.

Марина Калинина: У нас полторы минутки остается. Не могу не задать вопрос о кадрах. Где вы их берете – таких молодых и талантливых? Меня поразил молодой человек, который на этой линии. Не знаю, ему, наверное, лет двадцать пять от силы, а он уже что-то соединяет, делает, разбирается во всем, настраивает.

Александр Шишов: К счастью, Дубна – это такой наукоград всегда был и есть. Там есть университет, поэтому…

Марина Калинина: Вы со всей страны собираете специалистов?

Александр Шишов: Вообще собирали, да, со всей страны. Просто я до этого работал очень много в пластиковом упаковочном производстве. Я, например, основную бригаду… Вот начальник производства из Омска приехал с семьей. То есть мы благодаря администрации города Дубны тоже предоставили квартиры, жилье, смогли арендовать жилье для сотрудников. У меня из Омска много людей, из подмосковного Иванова. Ну и где-то две трети людей из Дубны и области.

Хотя с людьми все сложнее, потому что много резидентов, и они все людей разбирают. Мы кадры готовим. И даже взяв их на работу, мы постоянно обучаем, доучиваем и передаем свои знания.

Владимир Бобров: У нас действительно на сегодняшний день где-то 161 компания резидентами зоны является. Около 4 тысяч рабочих мест уже создано. Поэтому вопросы кадровые, конечно, являются одними из актуальнейших для того, чтобы привлекать кадры и готовить их.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо большое. Как всегда, время пролетело незаметно. Александр Шишов, генеральный директор компании «Гранат Био Тех», и Владимир Бобров, президент Торгово-промышленной палаты города Дубны.

Поскольку мы закончили нашу программу тем, что поговорили о кадрах, давайте уже по традиции производственные портреты работников «Гранат Био Тех».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски