Как прожить дольше

Гости
Ольга Аникеева
социолог, доцент РГСУ
Данила Медведев
руководитель проекта «Системная схема старения человека»

Оксана Галькевич: Ну а мы идем дальше, уважаемые зрители. Знаете, у нас есть новость к обсуждению, но она, увы, скажем так, не очень. Ожидаемая продолжительность жизни в нашей стране резко упала, теперь она почти на 2 года ниже, чем была в допандемийные времена. Это заметный, надо сказать, шаг назад на пути к одной из важных национальных целей, ведь перед Минздравом сейчас стоит задача довести этот показатель ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет, сделать это к 2030 году.

Иван Князев: Ну конечно, виновен новый вирус, который охватил планету в прошлом году, но ведь не только он. Если исключить этот фактор, то что мы можем сделать, чтобы жить дольше? Есть любопытное исследование европейских ученых, они проводили его в течение 25 лет, выяснили, какие виды спорта прибавляют нам не только здоровье, но и дополнительных лет жизни.

Оксана Галькевич: На первом месте теннис, почти 10 лет. Правда, непонятно, какой тут, большой или, может быть, настольный. Если большой, то тут сложно на самом деле назвать этот вид спорта народным, для него нужна все-таки какая-то инфраструктура. С настольным несколько проще, конечно, но тем не менее. А вот для занятий бадминтоном вообще кроме ракеток и воланчика...

Иван Князев: И хорошей погоды.

Оксана Галькевич: ...ничего не нужно, сразу детство вспоминается, вышел на улицу и вот так, и пожалуйста, укрепляй здоровье. Это самый, пожалуй, неприхотливый вид спорта из того списка, который вы только что видели.

Иван Князев: Для футбола нужно поле, для плавания – бассейн. Ну, кстати, занятия фитнесом, за которые обещают даже ввести налоговые вычеты, добавят вам всего 1,5 года, ну это ученые так говорят.

Оксана Галькевич: Фраза «кошелек или жизнь» приобретает несколько другое значение, получается. Фитнес дорого, богато и бессмысленно в некотором смысле, бадминтон – дешево и эффективно, получается так. Но, кстати, не спортом единым, одновременно с европейскими учеными давайте послушаем еще, что китайцы говорят. Они тут высказались насчет секрета долголетия жителей своей страны...

Иван Князев: У них свои секреты, да.

Оксана Галькевич: Не только это особая диета, которая снижает уровень сахара и холестерина в крови, это еще и физическая активность, это еще режим работы и отдыха, то есть обязательно и работать, и обязательно какое-то время уделять отдыху. И, вы не поверите, хорошее настроение, позитивный настрой.

Иван Князев: Позитивный настрой, конечно же. Ну а вы, уважаемые друзья, поделитесь своими секретами крепкого здоровья, хорошего самочувствия, доброго настроения. Бесплатные телефоны у вас на экранах, можно позвонить или написать в прямой эфир, можно участвовать в бурном обсуждении эфира на сайте ОТР в чате, трансляция прямого эфира, там найдете. Ну и, конечно же, да, «ОТРажение» в YouTube смотрите.

Оксана Галькевич: Да, смотрите, высказывайтесь, очень ждем ваших звонков и сообщений.

Сейчас на связи с нами первый эксперт, с которым мы побеседуем, – это Ольга Аникеева, социолог, доцент РГСУ. Здравствуйте, Ольга Александровна.

Иван Князев: Здравствуйте.

Ольга Аникеева: Добрый день, Иван, добрый день, Оксана, добрый день, телезрители.

Оксана Галькевич: Ольга Александровна, ну понятно, что пандемия, вот тот вирус, который в прошлом году захватил всю планету, – это вещи такие непредсказуемые, тут вряд ли, конечно, как-то можно было бы нам противостоять этому. А вот если говорить о том, что от нас зависит, что мы должны делать и что мы можем сделать, чтобы жить долго и качественно? Сейчас говорим, наверное, о здоровье в первую очередь.

Ольга Аникеева: Ну, здоровье – надо все-таки поменять образ жизни, потому что у нас все-таки в традиции, скажем так, либо тяжелый физический труд, а потом уже полежать на диване, и поесть, собственно, достаточно плотненько, крепенько, даже если это макароны и картошка. Наверное, как-то надо поменять вот эти вот проблемы. Мы знаем, что примерно 70% заболеваний в старшем возрасте зависят от того, какой образ жизни ведет человек, это во одна проблема.

А вторая проблема – это отношения между людьми, социальный статус в старости. Люди не чувствуют себя уважаемыми, признанными, понятыми, нужными, у нас очень сильное расхождение в этом отношении между теми заявлениями, которые делает государство и правительство, и теми реальностями, которые у нас происходят в жизни.

Оксана Галькевич: А что вы имеете в виду, простите, Ольга Александровна?

Иван Князев: Что касается... Да.

Ольга Аникеева: Ну, допустим, когда мы говорим о том, что пожилые люди должны работать дольше, это продлит им жизнь, а на работу устроиться невозможно.

Оксана Галькевич: А-а-а.

Ольга Аникеева: Когда мы говорим, что быть пожилым, взрослым человеком – это уважаемый как бы статус, человек прожил жизнь, вырастил детей, поднял семью, участвовал в каких-то экономических проектах, занимался чем-то полезным в жизни, и к старости он должен быть уважаемым. Но мы видим, что сегодня это далеко не так, у нас постоянные такие конфликты и на транспорте, и в жизни, и в предоставлении каких-то льгот. Я не хочу обвинять молодых, потому что и пожилые далеко не всегда ведут себя очень корректно, но тем не менее уровень отношений в обществе достаточно конфликтный.

Иван Князев: А работать долго – это хорошо все-таки или плохо?

Оксана Галькевич: Это к повышению пенсионного возраста. То есть само по себе поднятие этой планки не зло, просто должна быть сфера занятости для этих людей, да, для этой возрастной категории?

Ольга Аникеева: Совершенно верно, да. Если вы работаете на тяжелой физической работе, не знаю, или ночным сторожем, то вряд ли вам принесет большую радость продление жизни. А если вы работаете на хорошей работе, у вас образование, вам работа приносит радость, вы уважаемый человек на работе, конечно, это продлевает жизнь, безусловно, это разные вещи.

Иван Князев: Нет, я просто к тому, что, знаете, когда уже в 60 лет посмотришь ну тех же китайцев, ну что тут греха таить, посмотришь, они там занимаются вот этой физкультурой на воздухе все пенсионеры, ушу там у них, вот эта зарядка всякая. Причем у них это, знаете, у них это возведено в такое массовое явление, то есть не просто один человек пошел в парк и начал там что-то делать, они там целыми коллективными группами это делают.

Оксана Галькевич: Но давайте только теперь вспомним, насколько южнее нашей страны находится Китай...

Иван Князев: Тоже верно.

Оксана Галькевич: Там можно практически круглый год заниматься вот этими всеми практиками.

Иван Князев: Нет, просто вот когда вы говорите про поменять образ жизни, здоровый образ жизни, вот такие вещи туда могут включаться?

Оксана Галькевич: Вы, Иван, на лыжах-то зимой когда в последний раз бегали, а?

Иван Князев: М-м-м... Давно.

Оксана Галькевич: Ага, да.

Иван Князев: Так в этом-то и проблема.

Ольга Аникеева: Да. Я не знаю, удастся ли нам создавать такие большие площадки, чтобы мы могли пожилых людей пригласить поучаствовать в каких-то мероприятиях, погода действительно холодная, много дождливых дней, вот. Но тем не менее какие-то небольшие помещения, где можно было бы собраться людям, позаниматься вместе, – это хорошо. Я вижу, как намного больше становится пожилых людей, которые путешествуют с этими скандинавскими палочками...

Иван Князев: Вот, вот.

Ольга Аникеева: В нарушение всех правил, но путешествуют.

Оксана Галькевич: Ходьба скандинавская, да.

Иван Князев: Да ладно, да что там погода, Ольга Александровна. Вот у нас, мы даже в нашем эфире показываем, как «моржи» зимой собираются, коллективно купаются, и посмотришь, там молодежи-то немного.

Ольга Аникеева: Да, да.

Иван Князев: Вот это массовым бы сделать.

Оксана Галькевич: Иван, конечно, самое простое... Чтобы «моржом»-то стать, мне кажется, надо начинать с пяточек, холодной водой обливать, дорога долгая.

Ольга Аникеева: Да, несколько лет, да.

Оксана Галькевич: Ольга Александровна, у нас несколько звонков уже. Первой хочет высказаться Орловская область, Надежда. Здравствуйте, Надежда, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте, добрый день. Мне сегодня 61 год.

Оксана Галькевич: Сегодня? Поздравляем! День рождения у зрительницы.

Зритель: Могу рассказать вам, как прожить дольше. Мы гуляем часто с мужем. Купила мини-тренажер, велосипедик, музыкой увлекаюсь, даже на улицу с собой беру маленькую колоночку. Вашу передачу очень часто смотрю, SMS часто шлю, вот.

Оксана Галькевич: Спасибо!

Зритель: Не расстраиваюсь из-за цен, не принимаю близко к сердцу, потому что, если это все переживать, будет здоровье ухудшаться. А продукты, конечно, покупаю недорогие, дешевые, но стараюсь правильные, и все равно большинство продуктов, они такие, как сказать, химические, нечего об этом переживать, список нашел, как-то привыкли уже, пенсия небольшая, но...

Оксана Галькевич: Да, и по списку, кстати, лишнего не купишь, а то так без списка придешь и нахватаешь ерунды.

Иван Князев: Надежда, а спорт вам, дружите с ним?

Зритель: Спорт? Вот дома мини-велотренажер кручу хотя бы минут по 40 каждый день, а так гуляю, в магазин хожу, с тележечкой правда.

Иван Князев: Тоже неплохо.

Зритель: Вот еще совет, пожилые, смотрю, эти сумки тащат. Я, правда, беру мало продуктов, но у меня тележечка такая.

Оксана Галькевич: Правильно, спину не нагружать, да. Спасибо, Надежда.

Иван Князев: Спасибо вам.

Оксана Галькевич: Ольга Александровна, давайте еще сразу Алексея из Владивостока выслушаем, Дальний Восток у нас, там вечер уже. Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Я уличный музыкант города Владивостока, мне 61 год.

Оксана Галькевич: Так. Работа на свежем воздухе.

Зритель: Я вам хочу сказать... Да. Я общаюсь с очень многими людьми и хочу вам сказать, что в первую очередь долгожительство зависит от питания и от воды, это перво-наперво. То, что продают сейчас в наших магазинах, я бы эти магазины все закрыл, это преступление против народа, это в буквальном смысле преступление. Почему наше правительство все это допускает? Непонятно.

Оксана Галькевич: Как это все попадает на прилавки, да?

Зритель: Я общаюсь с такой массой людей, я все это вижу собственными глазами. Мне 61 год, у меня дочь заканчивает 1 класс. Вот вы сами подумайте, у меня... Это спасибо моим родителям, что они меня в детстве отсылали в деревню, чтобы я у бабушки каждое лето проводил на нормальных продуктах, на нормальном...

Иван Князев: Да, свежие овощи, свежее мясо, молоко... Да, Алексей, спасибо, спасибо вам большое, питание и вода.

А вот знаете, Ольга Александровна, мне вот интересна вот эта история с оптимизмом. Мы вообще как нация мрачные люди, мы буки? Мы мало общаемся, особенно в старости?

Ольга Аникеева: Ну, должна как бы и по наблюдениям, и по исследованиям сказать, что мы не очень оптимистичный народ, мы скорее склонны ожидать чего-то неприятного, какого-то подвоха. К сожалению, история подтверждает, что такое настроение часто бывает справедливым, вот. Но что касается питания, здорового образа жизни, конечно, здесь нужно усилить контроль государства, то есть, если мы покупаем продукт ненатуральный, а мы не сможем избавиться в ближайшее время от каких-то пищевых заменителей и добавок, ну хотя бы человек должен знать, что он покупает, и как-то выравнивать эти вещи. А в том, что касается оптимизма по отношению к еде, наверное, надо поменять рацион питания.

Иван Князев: А оптимизм по отношению вообще к жизни, друг к другу?

Ольга Аникеева: Вы знаете, здесь тоже очень непростая вещь, потому что наше старшее поколение все-таки пережило ну не такую тяжелую жизнь, как ветераны Великой Отечественной войны, может быть, первое послевоенное поколение, вот все-таки мы жили в каком-то более спокойном мире. Но вот эти вот перетряски последних 30 лет по многим семьям, по многим пожилым проехались очень серьезно, и человек получил очень серьезную травму, вот. Сейчас надо очень много поработать для того, чтобы во всем обществе переломить отношение к пожилому человеку, к возрасту, к нашей истории, к тому, что с нами происходит.

Оксана Галькевич: Ольга Александровна, а вот эти поколенческие травмы, так скажем, в свое время у одного поколения это была Великая Отечественная война, потом у другого поколения развал государства... Ну, мы как бы с Иваном тоже это проходили, но мы были детьми еще, наверное, мы так в полной мере не ощутили.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Но вот наши родители, наверное, это почувствовали. Эти поколенческие травмы передаются каким-то образом, какими-то сигналами в будущее?

Иван Князев: Настроениями какими-то?

Оксана Галькевич: Вот насколько быстро они изживаются из бытования какого-то, знаете, из каких-то ощущений, на уровне чего-то, что на подкорке записывается?

Ольга Аникеева: Большие социальные потрясения никогда не изживаются быстро, это безусловно. Даже те поколения, которые пережили это, могут почувствовать изменения тоже очень небыстро, это потребует очень-очень больших сил. Ну а передача этой информации в семье зависит от того, какие отношения в семье. Если отношения такие комплементарные, что называется, люди разных поколений понимают, уважают друг друга, тогда молодежь будет сопереживать старшему поколению, будет ощущать несправедливость этой ситуации. А если отношения конфликтные, то, в общем-то, молодежь считает, что да, раз вы пострадали, то так вам и надо, вы это заслужили, это очень часто встречается.

Оксана Галькевич: Жуть какая.

Иван Князев: Нет, здесь, понимаете, речь больше, наверное, о том... Вот мой родитель часто сидит и ворчит, прямо разговаривает с телевидением, ворчит-ворчит на него, это такая общая, даже мама ему говорит, что хватит все время какой-то негатив культивировать. Вот это в семье тоже, наверное, как-то влияет?

Ольга Аникеева: Да, конечно, да, конечно.

Оксана Галькевич: А может, твой папа и ворчун.

Ольга Аникеева: И собственно, молодежь это тоже выслушивает, многое воспринимает.

Оксана Галькевич: Ольга Александровна, давайте звонок примем из Курска теперь, у нас прямо вся страна звонит, всем хочется что-то рассказать. Лидия, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, студия! Добрый день, эксперты!

Значит, я Лидия, я на пенсии, мне 68 лет, вот. Я хочу сказать, что здоровье, конечно, в моем возрасте уже не то, что было раньше, хронических заболеваний выше крыши, я на них не обращаю внимания. Одно то, что тяжелейший вирусный гепатит В мне удалось пережить, я живу после этого уже 15 лет и радуюсь каждому дню. Общаюсь в основном только с молодежью, они меня заряжают энергетикой, я с ними могу общаться на любую тему: тему рок-музыки, тему поэзии, любую тему.

Иван Князев: Да, Лидия...

Оксана Галькевич: Лидия, а вы специально этим интересуетесь? Я вам честно скажу, знаете, я тут попыталась выяснить, какую музыку мои дети слушают, я поняла, что я вообще ничего не понимаю.

Иван Князев: Это лучше не пытаться, мне кажется.

Зритель: Я рок-музыку, я весь репертуар знаю, Диана Арбенина, «Король и Шут», Шнуров, я знаю все. Я пою как умею, я выхожу в эфир «Нашего радио», меня записывают, рубрика есть у нас «Сейчас спою»...

Оксана Галькевич: Ха-ха-ха!

Зритель: «Да, бабушка Лидия, сейчас наушники (меня выпускают в эфир на следующий день), тебя слушаем». Ну это как бы мое развлечение.

Далее что? Я переехала из Сочи уже 10 лет, чтобы быть наедине с природой, чтобы мне уйти в лес и остаться одной, собирать... Я найду что собирать. Это луга, поля, леса – это моя стихия.

Оксана Галькевич: И соловьи курские, я поняла.

Зритель: Вот. Значит, что... Не зациклена на еде, я всю жизнь стройная, ни одной жиринки, я не зациклена на еде, вот, не думаю даже об этом.

Оксана Галькевич: Здорово!

Иван Князев: Спасибо!

Зритель: Люблю смотреть все молодежные программы, это мое.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо, здорово!

Ольга Александровна, скажите, а такие вещи, как смыслы, они важны для продолжительности жизни? Вот нам, например, Калининградская область пишет: «А зачем жить до 78?» Вот такие какие-то установки внутренние.

Ольга Аникеева: Безусловно, это, наверное, даже важнее, чем всякое питание, важнее, чем образ жизни. Потому что я вообще потрясена этим оптимизмом, который сейчас продемонстрировала Лидия из Курска, это просто феноменально. На самом деле не так много у нас таких людей с таким хорошим зарядом. Люди выживают тогда, когда они нужны, когда они понимают, что рядом есть кто-то, кто может помочь, кому надо помочь, за кого они ответственны. Вот это понимание востребованности и уважения – это самое главное в продлении жизни.

Иван Князев: И еще знаете, что я отметил в том, что сказала Лидия? – это радоваться каждому дню. Вот это действительно нужно уметь это делать несмотря вообще ни на что, а что-то найти положительное. Как считаете?

Ольга Аникеева: Да.

Оксана Галькевич: А я вот еще обратила внимание, знаете, поймала себя на мысли, что Лидия говорит и как будто улыбается, и я тоже улыбаюсь.

Иван Князев: Ага.

Ольга Аникеева: Ага.

Оксана Галькевич: Может быть, если мы вот, знаете, ходим постоянно с опущенными уголками рта, это нам тоже какой-то заряд дает, а если поднимаем уголки, улыбаемся, может, это как-то тоже меняет наш настрой? Работает это, или это ерунда, это все попса какая-то, а не предложение?

Ольга Аникеева: Ну, вы понимаете, улыбаться, когда у вас на душе кошки скребут и вы знаете, что все будет ужасно и отвратительно, очень сложно. Поэтому, когда вы улыбаетесь, вы отражаете что-то внутреннее. Если внутренне хорошо, то улыбаться легче.

Иван Князев: «От улыбки станет мир светлей».

Ольга Аникеева: Да, светлее.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Ольга Аникеева: Спасибо.

Иван Князев: Ольга Аникеева, социолог, доцент РГСУ, была с нами на связи.

Оксана Галькевич: «Чтобы жить дольше, больше двигайтесь, меньше ешьте, – пишет нам Липецкая область. – Старайтесь обходить стороной аптеки, в поликлинику только по необходимости». Башкирия нам пишет: «Иду по улице, навстречу бабулька с лыжными палками. Спросила: где, бабушка, лыжи берешь? Вот она, собственно, и рассказала».

Иван Князев: Вот тут, наверное, не очень правильный подход из Свердловской области: «Пенсии хватает только на пиво и сигареты. Зачем жить дальше?» – спрашивает человек. Зачем тратить пенсию на пиво и сигареты? Зачем там относиться? Вот такой вопрос. А вот из Ульяновской области мнение, из Димитровграда: «Больше позитива нужно в жизни».

Оксана Галькевич: У нас еще один эксперт на связи, Данила Медведев, руководитель проекта «Системная схема старения человека». Здравствуйте, Данила Андреевич.

Данила Медведев: Здравствуйте.

Иван Князев: Данила Андреевич, давайте вместе посмотрим, какое мнение высказывают наши телезрители. Мы попросили их поделиться секретами долгожительства, попросили жителей Кунгура, Липецка и Рязани. Давайте посмотрим, что они отвечали.

ОПРОС

Оксана Галькевич: Вот так вот. Как вам советы, Данила Андреевич, от наших зрителей?

Данила Медведев: Ну, советы все правильные. Для того чтобы дожить до 78, как сейчас цель стоит, нормально, пойдет. Для того чтобы дожить до 113–116, может этих советов не хватить.

Оксана Галькевич: Так, а что ж там нужно-то, до 116 чтобы дожить? Что нужно делать?

Данила Медведев: Там уже нужно вмешиваться на уровне клеток, на уровне генома в организм, и это то, что один человек сам для себя сделать, скорее всего, не может.

Оксана Галькевич: Ой, это страшно звучит на самом деле, такое вмешательство в естественную природу человека.

Данила Медведев: Ну, для кого-то страшно, для кого-то нет. Вот несколько недель назад директор по науке «Роскосмоса» объявил о том, что они в этом году будут рассматривать возможности генетической клеточной модификации космонавтов, для того чтобы обеспечить им безопасность и выживание во время полетов в дальний космос. Дело в том, что мы же понимаем, что при полетах на Марс, которые сейчас готовятся, уровень радиации, которую перенесут космонавты, почти смертельный, то есть если провести 5 лет на Марсе, то за это время космическая радиация нанесет очень сильный удар. И мы понимаем, что как-то нужно к этому готовить организм, и это предполагает очень серьезное вмешательство, без этого они просто умрут.

Иван Князев: А технологии-то есть уже такие?

Данила Медведев: Технологии есть, это генетическая инженерия, генная инженерия, это использование генов различных бактерий, которые так называемые экстремофилы, бактерии, которые способны жить даже в ядерных реакторах. Нам нужно просто посмотреть, с помощью каких генов они восстанавливают свою ДНК, какие программы у них внутри есть в клетке, и дальше посмотреть, как мы можем это перенести сначала мышам, потом другим лабораторным животным, а потом человеку, вот. И в какой-то момент, если мы, к примеру, научимся восстанавливать геном при повреждениях, то мы сможем это использовать не только для космонавтов, которые летят на Марс, но и для бабушек и дедушек, которые получают эти повреждения просто с возрастом.

Оксана Галькевич: Ага. Данила Андреевич, мы вас представили как руководителя проекта «Системная схема старения человека». А что это за системная такая схема старения человека?

Данила Медведев: Ну, дело в том, что старение устроено безумно сложно, это одна из самых сложных проблем, с которой человек сталкивается. По сравнению с этим какие-нибудь болезни вроде COVID или полиомиелита просто тривиальные, допустим, тот же вирусный гепатит В, про который сказала одна из героинь сегодня, это простая болезнь: есть вирус, этот вирус воздействует в одном месте на организм и вызывает проблемы. А старение – это десятки, сотни и, возможно, тысячи проблем, которые возникают на разных уровнях в организме. Какие-то проблемы возникают на уровне ДНК, а какие-то проблемы возникают на уровне клеток, а какие-то на уровне целых органов.

И вот для того, чтобы мы могли в этот процесс вмешаться, нам нужна схема, которая показывает все вот эти причинно-следственные связи, чтобы эти связи были описаны не в разрозненных статьях, как это сейчас происходит, когда ученый изучает свою проблему какую-то одну, десять лет ее изучает, изучает, пишет статьи, и все остальные его коллеги про это знают очень мало. Нам вместо этого нужна системная модель. И на мой взгляд, как только у нас вот эта вот работа по изучению и системному пониманию старения будет завершена лет через 10–15, то мы сможем вмешиваться в человеческий организм не в одном месте, а сразу в сотне или в тысяче мест.

Иван Князев: Вопрос только единственный, нужно ли это делать...

Оксана Галькевич: Да, то есть это получается такое биохакерство, да?

Данила Медведев: Биохакерство в квадрате.

Оксана Галькевич: Да. Не запустит ли это, знаете, такие новые какие-то процессы по цепочке, которые вы пока не можете предвидеть и предсказать?

Данила Медведев: Смысл схемы как раз в том, что она позволяет предсказать все альтернативные последствия. То есть мы не одно воздействие делаем, а мы делаем несколько, мы понимаем, к чему это в принципе может привести, как это может повлиять.

Иван Князев: Нет, имеются в виду, знаете, различные, например, социальные последствия. Вот представим на секундочку, люди будут жить 120–130 лет, вопрос, сколько у нас будет пенсионеров... То есть изменится вообще вся социальная модель, вот к чему может это привести.

Данила Медведев: Социальная модель, конечно, изменится, но это нормально, она, знаете, постоянно меняется. 300 лет назад люди жили до 35 лет и все занимались сельским хозяйством. Потом произошла промышленная революция, люди переехали в города, стали работать на фабриках, появилась гигиена, канализация, люди стали жить дольше. Женщинам, между прочим, дали избирательное право, негров перестали держать в рабстве. То есть социальная структура меняется, и, конечно, она изменится, и когда мы победим старение и смерть человека. Но я считаю, что эти изменения – это изменения к лучшему.

Оксана Галькевич: Данила Андреевич, а вот пока, собственно, все эти технологии не стали еще нашей повседневностью, не будем говорить о том, когда, как это произойдет, хорошо или плохо, но, собственно, без этих технологий что мы можем сделать, чтобы качество жизни свое повысить и жить дольше, прибавить себе каких-то лет жизни?

Данила Медведев: Вопрос, про кого вы говорите. Вы говорите про миллиарда или про пенсионера.

Оксана Галькевич: А-а-а, ага...

Иван Князев: Давайте усредним, чтобы было среднее.

Данила Медведев: Нет, усреднять тут нельзя, надо выбирать.

Оксана Галькевич: Про человека... А, то есть вы ответили, получается, нужны огромные для этого деньги, чтобы жить долго и качественно?

Данила Медведев: Смотря как и когда. Если мы говорим вот про прямо сейчас, в 2021 году, то есть некоторые вмешательства, которые стоят действительно довольно больших денег, но которые могут человеку дать, по сути продлить его жизнь на десятки лет, даже если он просто умирает, и это доступно не каждому.

Оксана Галькевич: Понятно. Значит, тогда среднестатистического гражданина давайте возьмем.

Данила Медведев: Среднестатистический гражданин пусть участвует в митингах и поддерживает декларацию Путина о том, что человек должен жить до 78 лет. Можно ходить на митинг с перечеркнутым числом «78» и написанном «79», например, привлекать внимание Минздрава к тому, что надо достигать этой задачи. У нас на самом деле работа даже медицинская идет в эту сторону, нужен просто в обществе социальный запрос на продление жизни усиливать, чтобы это не просто были государственные декларации, чтобы медицина менялась, чтобы можно было через Госуслуги заказать себе профилактику старения, какой-нибудь диагностический осмотр пройти, чтобы не только от COVID делали прививки, допустим, везде бесплатно, а чтобы можно было, не знаю, сенолитики какие-нибудь принимать, бороться с сенесцентными клетками...

Оксана Галькевич: Господи...

Иван Князев: Ну понятно, о развитии медицины вы сейчас говорите. Да, спасибо.

Данила Медведев: Именно медицины антистарения.

Оксана Галькевич: Антистарение.

Данила Медведев: То есть сейчас получается, что медицина антистарения в основном идет не через государственные структуры, она идет через коммерческий сектор, а там очень много мошенничества, то есть вам обещают, что вас омолодят, а на практике получается профанация, вот. А на самом деле медицина антистарения должна быть встроена в существующую медицинскую систему с соответствующими клиническими испытаниями, стандартами, Минздрав должен принять соответствующие рекомендации, как продлевать жизнь, должны быть стандарты Минздрава. И нужно требовать от врачей и от Министерства здравоохранения, чтобы оно это делало, тем более что с самого верха задача поставлена, что мы должны с 73 до 78 увеличить продолжительность жизни. И я думаю, что средний человек прежде всего должен работать именно так.

Оксана Галькевич: Ну что ж, спасибо! Данила Медведев, руководитель проекта «Системная схема старения человека», был у нас на связи.

У нас еще есть звонок, Ольга из Рязани.

Иван Князев: Ольга из Рязани, да.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ольга.

Зритель: Алло?

Оксана Галькевич: Алло.

Зритель: Алло, добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Я со многим согласна, то, что сейчас говорил молодой человек, но многое, конечно, еще как бы так фантастически. Но давайте немножко спустимся к нам сюда, в народ. Что бы я хотела по этому поводу сказать? У меня есть с чем сравнить, я воспитывалась, училась при Советском Союзе, и сейчас как бы в зрелом возрасте, мне 54 года, живу в России. Вот в Советском Союзе с детства, с малолетства нас приучали к физическому труду, нас приучали любить спорт и физкультуру и участвовать в этом, для нас были все возможности, спорт и физкультура были доступны, медицина была прекрасная, контроль за населением, за их здоровьем и условиями работы, был на уровне, поэтому наше поколение сейчас более-менее здоровое.

Что происходит сейчас? Вы посмотрите на детей. Если раньше в классе или в школе пухленький мальчик или девочка, это было еще поискать, то мне сейчас кажется, что тяжелее найти ребенка спортивно сложенного, нежели с лишним весом, в очках. Это постоянные компьютеры, это неактивный образ жизни. Ведь это должно быть не только из семьи, этим должно заниматься государство. Государство должно заботиться о здоровом поколении, предоставлять все условия, для того чтобы любой мог пойти позаниматься спортом в спортзал или физкультурой. Спорт – это отдельное направление, физкультурой мы должны все стремиться заниматься.

Оксана Галькевич: Да, но физкультурой-то мы можем, согласитесь, Ольга, и дома заниматься, утром встал и сделал гимнастику.

Иван Князев: Да, Ольга, спасибо. Конечно, необязательно ждать от государства...

Оксана Галькевич: Делали сегодня гимнастику с утра?

Иван Князев: Я? Я каждое утро делаю зарядку.

Оксана Галькевич: О! Здорово, замечательно.

Друзья, вот еще несколько сообщений с нашего портала. Тульская область пишет, что нужно просто повышать уровень жизни, тогда мы, собственно, сами разберемся, какие усилия мы можем к этому приложить. А еще нам зритель пишет с нашего портала в чате на сайте: «Нужно смотреть ОТР, психотерапия», – согласны абсолютно, друзья.

Иван Князев: Да. Впереди у нас наша рубрика, наша любимая рубрика «ЖКХ по-нашему». Будем говорить о том, в каких домах мы живем, и о том, когда запустится в стране программа реновации, обновления нашего жилья.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Секрет долголетия, по данным китайских учёных, - это труд, оптимизм, нормальный отдых и питание. А у нас?