Как развивается производство спецтехники в России

Гости
Мария Ёлкина
директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России
Денис Кривцов
генеральный директор машиностроительного завода ООО «Тонар»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам, мы рассказываем о российских предприятиях, показываем продукцию, которую они делают, показываем людей, которые работают на этих заводах, фабриках и так далее – больших, маленьких, средних.

Сегодня на примере не одного предприятия мы будем говорить. Будем говорить о целой отрасли, о производстве прицепной техники и спецтехники в нашей стране, тем более что для этого есть повод. Какой – расскажу потом.

А пока представлю своих сегодняшних гостей. Это Мария Ёлкина, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России. Мария Игоревна, здравствуйте.

Мария Ёлкина: Добрый день.

Марина Калинина: И Денис Кривцов, председатель Комитета производителей прицепов и полуприцепов ассоциации «Росспецмаш», генеральный директор компании «Тонар». Денис, приветствуем вас.

Денис Кривцов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте посмотрим такой небольшой сборный сюжет о нескольких предприятиях, которые производят эту технику, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот это только малая толика того, что можно было бы показать из предприятий, которые работают в нашей стране и производят именно такую технику.

Мария, Денис, что удалось сделать за последние год-два? Тем более это время было непростое. Чего удалось добиться? Вот я не знаю, кто первый.

Денис Кривцов: Мария?

Марина Калинина: Ну давайте вы.

Денис Кривцов: Я мог бы начать с того, что посмотрел короткий сюжет, который вы снимали два года назад. И мне сейчас бросилась в глаза статистика: 895 человек, средняя зарплата – 50 тысяч. Прошло всего два года. На сегодняшний день у нас работают 1 243 человека, а средняя зарплата – 85 тысяч.

Это цифры, которые хорошо отражают состояние отрасли, наглядно, я бы сказал. И вообще я думаю, что то, что произошло в прицепной отрасли за последние несколько лет, достойно попадания в учебники по экономике – то, как нужно проводить импортозамещение.

Марина Калинина: Денис, давайте я вас прерву, очень плохой звук. Давайте мы пока с Марией поговорим на эту тему, а вас сейчас просто девочки перенаберут, продолжим.

Мария, давайте продолжим то, что начал Денис, то, о чем он начал говорить. Чего удалось добиться? Действительно, и увеличился штат предприятия, как мы поняли по примеру «Тонара», увеличилась зарплата у работников. Вообще в целом это такая тенденция для всех предприятий в отрасли?

Мария Ёлкина: Да, действительно. Если говорить про отрасль прицепного машиностроения, то сейчас в Российской Федерации осуществляют деятельность в этом направлении 35 предприятий, и на них сейчас работают 15 тысяч человек. Мы говорим про абсолютно разные регионы страны: и Челябинская область, и Калининградская область, и Республика Башкортостан, и Московская область, как «Тонар». Соответственно, эти рабочие места у нас созданы в регионах. Предприятия действительно ежегодно развиваются.

Если мы говорим про результаты прошлого года, то, да, он был непростой, достаточно сложно было работать в прошлом году, но при этом я люблю всегда говорить, что в нашей отрасли привыкли работать вопреки, назло. Соответственно, мы в прошлом году нарастили объемы производства на 7%, производства прицепной техники.

И здесь мы говорим про всю прицепную технику, весь комплекс, который производится на территории Российской Федерации. Это и прицепы для перевозки молока, прицепы для перевозки воды, это и рефрижераторные прицепы, самосвальные прицепы, это прицепы для перевозки зерна и животных.

Соответственно, по всей отрасли у нас в прошлом году отрасль показала рост на 7% по отношению к уровню 2019 года. Действительно, штат сотрудников ежегодно растет, которые работают в этой отрасли. И если говорить, например, про то самое импортозамещение, то мы за последние годы сделали так в отрасли, что соотношение импорта и российской техники на внутреннем рынке перевернулось прямо наоборот. То есть это большой…

Марина Калинина: Ну давайте в цифрах. Вот сколько было импортной техники и российской техники у нас в стране и сколько стало? И за какой период это произошло?

Мария Ёлкина: Мы говорим про 2017 год. Мы начинаем как бы отсчет нашей истории в 2017 году, активное развитие отрасли прицепного машиностроения. И тогда импорт составлял 65% на рынке. Это включая технику бывшего употребления, которая массово завозилась в Российскую Федерацию. Соответственно, сейчас доля импорта составляет порядка 35% по итогам прошлого года. То есть, соответственно, если было 35% российского, то сейчас 35% импортного.

И здесь немаловажным фактором являются не только меры господдержки, о которых, наверное, мы позже поговорим…

Марина Калинина: Да, обязательно.

Мария Ёлкина: …но и та работа, которую проводят наши предприятия по повышению качества выпускаемой продукции, по улучшению сервисного обслуживания выпускаемой продукции и, наверное, по той работе, которая проводится предприятиями по позиционированию своей продукции на рынке. Потому что сейчас покупатели достаточно активно смотрят в сторону приобретения российской техники, зная, что это качественно, что это дешевле, чем импортная, и что достаточно хорошее сервисное обслуживание обеспечивают наши предприятия, имея дилерские центры по всей стране.

Марина Калинина: Я надеюсь, что с Денисом связь удалось восстановить. Денис?

Денис Кривцов: Да.

Марина Калинина: Смотрите, давайте продолжим тему, которую затронула Мария, о том, что перевернулась кардинально ситуация с импортом и внутренней продукцией в нашей стране буквально за последние несколько лет. Что вы как предприятие можете сказать? За счет чего это произошло?

Денис Кривцов: Тут ряд факторов, в том числе эффективные меры поддержки, которые вселили уверенность в предприятия, что можно вкладывать в развитие производства, в компетенции, наращивать выпуск и ничего не бояться.

С другой стороны, одними мерами поддержки не обойтись, необходимо и самим работать, и закупать оборудование, и улучшать качество, готовить кадры и так далее, и так далее. Но то, как эти меры сработали, они достойны того, чтобы их более широко применять, в том числе и в других отраслях. Будучи уверенны в том, что они будут работать много лет, мы будем продолжать инвестиции в масштабное развитие производства. И те цифры импорта, которые сейчас есть, они не окончательные, нам еще есть куда стремиться.

Марина Калинина: Денис, ну а конкретные вещи, которые вы сделали? Например, как-то переориентировали свое производство? Какие-то новые направления открыли? Что-то придумали еще? Я не знаю… Как вы развивались?

Денис Кривцов: Вы знаете, направлений придумано уже достаточно. Необходимо было просто нарастить выпуск, занять определенную долю на рынке. Мы с прошлого вашего визита, по-моему, в 2018 года фактически в три раза увеличили выпуск. Это требует больших вложений…

Марина Калинина: Слушайте, но на это же нужны деньги, это же нужно вкладывать.

Денис Кривцов: Совершенно верно. Вся прибыль, которую мы получаем, идет на развитие.

Марина Калинина: А вы как общаетесь непосредственно с покупателями вашей техники? Они вам дают какие-то направления, которые им были бы интересны? Вы ориентируетесь на их спрос? Или вы предлагаете: «Вот мы предлагаем. Вот берите. Это удобно. Это классно. Это недорого. Вам понравится»?

Денис Кривцов: Ну, в 2021 году такой подход не сработает. Если вы хотите занять большую долю на рынке, вы должны прислушиваться к вам покупателям, к их потребностям, отслеживать полный жизненный цикл вашего продукта, следовать за последними тенденциями и так далее, и так далее. У нас есть специальные программы, отдел сотрудников, который следит за техникой покупателей, делают обзвоны, объезды, собирают замечания. И происходит постоянное улучшение продукции. Это единственный вариант, как продвигать сегодня продукцию на рынке в условиях высокой конкуренции.

Марина Калинина: Мария, а какие сейчас направления вообще? Ну, такое странное слово, я не очень его люблю. Что в тренде сейчас у покупателей? Что им нужно для своей дальнейшей эффективной работы?

Мария Ёлкина: Ну, действительно, самое главное – это качество выпускаемой продукции. То есть покупатели должны быть уверены, что та техника, которую они приобретут, она, грубо говоря, не развалится через какое-то количество километров проезда. Поэтому основное свойство техники, которым руководствуются при приобретении, – это качество и надежность конструкции. Наши предприятия за последние годы существенно улучшили свои производства в этом направлении.

Как правильно сказал Денис, это еще связано с тем, что предприятия постоянно модернизируют свое производство. Чем больше они покупают современных станков, тем больше увеличивается качество обработки металла на предприятии. Чем больше они покупают новейшего сварочного оборудования, тем улучшается качество сварки изделий. Соответственно, улучшается прочность, надежность, улучшается количество километров, когда клиенты могут вообще не беспокоиться о состоянии техники. Это первое направление.

Второе направление – это, естественно, сервис. Потому что все клиенты должны быть уверены, что в случае, например, какой-то поломки будет обеспечен гарантийный ремонт в течение одного или двух лет – в зависимости от того, какой гарантийный срок предоставляют производители.

Ну и плюс, если мы говорим про постгарантийное обслуживание, то клиенты должны быть уверенны, что в относительно близкой доступности будет либо дилерский центр, который обеспечит своевременный ремонт оборудования или ремонт самой техники, или оборудования, которое надстраивается на эту технику. Либо это будет оперативная реакция самого предприятия, которое отправит сервисных инженеров или ремонтников для того, чтобы исправить те неполадки, которые были выявлены.

Ну и немаловажным свойством, естественно, являются, как любят говорить, «органолептические качества» продукции. То есть техника должна быть красивой. Никто сейчас не хочет ездить на страшной технике.

Марина Калинина: Это вы как женщина говорите, я понимаю.

Мария Ёлкина: Нет-нет-нет, я не как женщина говорю. Я просто говорю, что любят красивые блестящие цистерны, например, для перевозки. Никто не хочет возить, допустим, молоко или жидкую пищевую продукцию, воду в каких-то цистернах, которые не блестят, у которых некрасивые заугленные швы. То есть это действительно очень важно. Этот тренд сейчас идет во всем машиностроении.

Казалось бы, какая разница, грубо говоря, в каком котле варить кашу? Но на самом деле наши предприятия тратят очень большое количество денег на промышленный дизайн, чтобы, допустим, котлы были красивые, блестящие, чтобы они не теряли этих свойств при использовании, чтобы не образовался на них никакой нагар.

То же самое и в прицепной технике и вообще в строительно-дорожной технике. Если вы посмотрите, то уже люди отказываются от такого грубоватого дизайна, а все-таки придумывают какие-то красивые детали, придумывают оригинальные цвета, действительно сглаживают углы. Это очень и очень важно. Техника должна быть красивой.

Поэтому, наверное, это три основных тренда при покупке техники. Это качество самой техники, соответственно, которое может быть основано на опыте работы с этой техникой или, например, на тех отзывах, которые коллеги по цеху, так сказать, дали на работу той или иной машины. Это доступность сервиса. И, соответственно, машина должна быть красивой.

Марина Калинина: Внешний вид.

Мария Ёлкина: Да, внешний вид, безусловно.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Саратова, Александр с нами на связи. Александр, добрый день.

Зритель: Добрый день. У меня вопрос. Доллар… рубль прыгает по отношению к доллару. Хотелось бы знать, какой процент импорта, ну, иностранного оборудования и всего прочего в их промышленности.

Марина Калинина: Денис, наверное, к вам вопрос.

Денис Кривцов: Да, хороший вопрос. На сегодняшний день порядка 30% в себестоимости прицепов зависит от курса. К сожалению, еще есть такие материалы и комплектующие, которые в России не производятся, но существует большая программа локализации компонентов, комплектующих, в том числе и с подачи Минпромторга, который нас напрямую обязывает устанавливать российские компоненты. У нас есть конкретный план – к 2026 году 80% всех материалов и комплектующих будут российскими.

Марина Калинина: Денис, а возможно, например, на вашем предприятии делать какие-то комплектующие (ну, на вашем, не вашем, неважно) самим самостоятельно, которых не производят в России? Ну нет их в России. Как организовать?

Денис Кривцов: Мы уже производим массу таких комплектующих, в том числе оси. Мы, наверное, самое локализованное прицепное предприятие в России, потому что у нас доля локализации достаточно высокая. Основные компоненты мы производим сами.

Марина Калинина: А как вообще другие предприятия выходят из этой ситуации, Мария? Ну, с комплектующими, давайте будем честными, у нас всегда была проблема. Очень сложно найти российские предприятия, которые могли бы производить все на территории нашей страны, чтобы мы вообще никак от импорта не зависели. Ну, вот такая сложилась сейчас ситуация, к сожалению. Что в этом направлении сейчас делается?

Мария Ёлкина: С точки зрения углубления локализации, есть три варианта развития событий. Ну, первое – предприятие само осваивает производство каких-то комплектующих, в том числе продает эти комплектующие в рынок для своих коллег по рынку. Второй путь – это находить российских поставщиков, которые уже присутствуют на рынке. И третий путь – находить, например, иностранных партнеров, которые готовы инвестировать в производство комплектующих на территории Российской Федерации. Соответственно, предприятия работают по этим трем направлениям.

Что касается мер государственной поддержки, развития компонентной базы, то, да, действительно, мы разрабатываем требования по определению российскости в отношении не только специализированной техники, а в отношении широкого спектра продукции машиностроения. То есть чтобы техника могла считаться российской и участвовать в различных механизмах поддержки, в государственных закупках, она должна содержать обязательный набор, ну, процент комплектующих, которые производятся на территории Российской Федерации.

И этот план действительно у нас прописан вперед на средне- и долгосрочную перспективу. Тем самым мы мотивируем поставщиков локализовывать производство тех или других деталей на территории Российской Федерации.

То есть, к примеру, мы говорим, что ось в прицепе должна обязательно быть российской, ну, предположим, к 2025 году обязательно. Без установки российской оси на прицеп он не будет считаться российским. Соответственно, производители, допустим, мировые производители осей видят, что будет обеспечен спрос на оси, им выгодно локализовывать эту ось в Российской Федерации. Соответственно, они уже рассматривать возможность реализации соответствующих инвестиционных проектов в России.

У нас есть такой пример по осям. В Московской области организовано производство осей. Некоторые из этих осей иностранных инвесторов уже считаются российскими, сами оси. И дальше они с учетом того, что государство задает как бы рынок для этих осей, они уже вкладывают инвестиции, чтобы эти оси…

Марина Калинина: То есть им это выгодно было бы производить.

Мария Ёлкина: Да.

Марина Калинина: Денис, смотрите, еще такой вопрос. Ну, мало того, что нужно произвести эту продукцию, ее еще нужно продать. И тут встает вопрос цены. Человек, может, и готов купить прицеп или полуприцеп, но вот он приходит к вам и говорит: «Очень хочу вашу продукцию, но если бы мне дали…» – «Что?» – «Вот какую-то льготу. Я бы тогда купил». Бывают такие случаи? Что нужно покупателям для того, чтобы им было возможно покупать российское и качественное?

Денис Кривцов: Ну, вы знаете, качественные прицепы не так сильно друг от друга отличаются по своим свойствам, набору комплектующих, материалов и так далее. И очень трудно сделать большую разницу по цене, используя одни и те же приемы. При этом, естественно, покупатели ждут большой разницы в цене между российским прицепом и, например, немецким. Если разница меньше 20%, то никому не интересно покупать российский прицеп.

Естественно, мы находимся в России. Мы дешевле можем продать прицеп, чем привезти его из Германии. Но тут еще на помощь приходят программы государственного льготного лизинга, которые позволяют на 10% удешевить. Поэтому все вместе, удается предложить покупателям очень хорошие условия. И многие выбирают именно отечественную технику.

Марина Калинина: Мария, у меня буквально полминуты остается. Действительно, на практике работает эта программа лизинга? Прибивалось покупателей российской техники?

Мария Ёлкина: Ну, у меня небольшая цифра: в 2020 году 4 тысячи единиц прицепов и полуприцепов общей стоимостью 11,2 миллиарда рублей были реализованы по программе льготного лизинга. То есть мы выделили 1,2 миллиарда рублей субсидий на льготное приобретение прицепной российской техники покупателями. То есть самый популярный механизм для приобретения прицепов – это в лизинг. Соответственно, государство предоставляет льготные услуги его предоставления. И клиенты активно пользуются этой мерой поддержки. В 2021 году мы также эту программу реализуем. Уже могу сказать, что порядка 350 прицепов мы уже в этом году просубсидировали.

Марина Калинина: Спасибо большое. Время незаметно, как всегда, пролетело. Мария Ёлкина, директор Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России, и Денис Кривцов, председатель Комитета производителей прицепов и полуприцепов ассоциации «Росспецмаш», генеральный директор компании «Тонар».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)