Как развивается станкостроение в России

Как развивается станкостроение в России | Программы | ОТР

На примере Ковровского электромеханического завода

2020-11-10T15:43:00+03:00
Как развивается станкостроение в России
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
НДФЛ предложили платить самостоятельно
Крым столкнулся с катастрофической нехваткой воды. В Евпатории отключили горячую воду до конца декабря
Регионы. Что нового? Хабаровск, Воронеж, Тюмень
Зарплаты россиян. Нам грустно. Рецепт китайского чуда. Прививки от ковида. Цены с пробегом. «ЖКХ по-нашему». Кто лучший руководитель
Росстат представил свежие данные по зарплатам – всё лучше, чем мы думали
Гости
Максим Фатеев
вице-президент Торгово-промышленной палаты России
Владимир Родионов
генеральный директор АО «Ковровский электромеханический завод»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда по вторникам в это время, в 14:30 по Москве, мы рассказываем о российских предприятиях, о совершенно разных – больших, средних, маленьких; показываем продукцию, которую они производят, и, конечно, людей, которые на этих предприятиях работают.

Сегодня поговорим сразу о нескольких направлениях промышленности – это и производство гидравлических установок, и станкостроение, и сельхозтехника. И все это объединяет одно предприятие, которое называется «Ковровский электромеханический завод». На примере этого предприятия посмотрим по направлениям, что у нас вообще в стране в этой области происходит.

У меня сейчас на связи Владимир Родионов – это генеральный директор «Ковровского электромеханического завода». Здравствуйте.

Владимир Родионов: Добрый день.

Марина Калинина: И Максим Фатеев, вице-президент Торгово-промышленной палаты России. Добрый день.

Максим Фатеев: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет, который мы сделали об этом предприятии, а потом продолжим говорить.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такая получилась программа, такой получился сюжет о предприятии.

Очень много сообщений приходит на наш SMS-портал. Люди пишут, что там уничтожили предприятие, здесь разваливают завод. «В Краснодаре уничтожили станкостроительный завод имени Седина».

И первый вопрос, наверное, к вам, Владимир Валентинович. Как удалось вообще сохранить завод и достичь того, что у вас такая большая линейка продукции, причем совершенно разнообразной?

Владимир Родионов: Добрый день. Хочу сказать, что история завода – это более 120 лет. Он много раз перепрофилировался в соответствии с потребностями страны. Но с 1948 года основная специализация завода – это гидравлика. Мы производим гидроаппаратуру различного значения (открою немножко тайну) для всех сухопутных комплексов Вооруженных сил Российской Федерации.

Используя эту свою компетенцию в производстве гидроаппаратуры, в 2010 году менеджеры завода приняли решение, что необходимо производить диверсификацию производства, и решили освоить производство новых видов продукции для гражданского назначения. Выбрали то, что было в наших компетенциях – производство гидросистем для минипогрузчиков. И решили освоить производство самих машин у себя. Очень хорошо получилось. Так как модель погрузчика взяли самую современную, разработали для нее и новую гидросистему.

Далее осваивали производство фронтального погрузчика, расширили модельный ряд минипогрузчиков. В 2018 году предприятие подписало специальный инвестиционный контракт с Минпромторгом России на производство тракторов, которые по сегодняшний день выполняем. Вся техника выпускается под торговой маркой Ant.

Отдельно развивалось станкостроение. Во время войны завод выпускал специальные станки для оборонной промышленности. Поэтому было принято решение сейчас развивать это направление. Сначала это обновление собственного парка путем организации сборки иностранных обрабатывающих центров. Сейчас мы имеем гамму токарно-фрезерных и обрабатывающих центров собственной разработки.

Марина Калинина: Давайте… У нас просто связь не очень хорошая. Владимир Валентинович, давайте мы вас перенаберем. А пока поговорим с Максим Альбертовичем. Я надеюсь, что вы к нам сейчас вернетесь.

Вот смотрите. Завод производит совершенно разнообразную продукцию, в принципе, и для себя, и для других производств. Вообще почему у нас в стране так сложно производить станки и гидравлику? Потому что я на многих заводах побывала, и станки практически везде импортные. Что не так? Почему мы не можем это делать?

Максим Фатеев: Я абсолютно убежден, что можем. Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемые телезрители, уважаемая ведущая. Очень жалко, что отключился генеральный директор. Хотелось бы просто сказать добрые слова в адрес «Ковровского электромеханического завода», потому что это как раз пример очень положительный и поистине, может быть, даже героический.

Вот смотрите, что происходит. На самом деле машиностроение в общем объеме промышленного производства России занимает 20%, а в структуре валового внутреннего продукта – не более 8%. Например, в Европе этот показатель – до 45%, в Японии – 51%. Критическим считается показатель – 30%. Вот у нас этот критический показатель ниже нижнего уровня, да? Но еще несколько лет назад буквально 90% станков на предприятиях были импортными. У нас порядка 40% станкофонда – устаревший. Коэффициент обновления не выше 1,5%. То есть, если мы с такими темпами пойдем, нам с вами надо порядка 40 лет для того, чтобы обновить весь устаревший станкофонд.

Но, посмотрите, тем не менее за несколько лет благодаря политике, которую проводит Минпромторг России, вот этот показатель – 90% импортных станков – он снизился до 75%, то есть на 15%. Это по данным ассоциации «Станкоинструмент». Тут много факторов влияют на это на все. Я не буду говорить, что много хорошего есть. Да, действительно есть много хорошего, и я это должен обязательно сказать.

Это те финансовые механизмы, которые использует Правительство России для поддержки отрасли. Это Фонд развития промышленности прежде всего. Под 1% на три года можно получить эти средства. И «Ковровский электромеханический завод» работает с Фондом развития промышленности. Мы, Торгово-промышленная палата, мы с Фондом развития промышленности работает. И как членская организация они такие средства получали и их осваивали.

Но, с другой стороны, есть механизмы настолько еще не проработанные, настолько впервые применяемые и, может быть, очень массивные, для того чтобы их оперативно принимать и оперативно использовать, что над ними надо еще много работать.

Ну, просто пример я могу привести. Для того чтобы получить субсидию на пилотную партию станков, надо показать эффект в десять раз увеличения производства за последние три года. Ну, практически невероятно, да?

Марина Калинина: Это очень сложно.

Максим Фатеев: Те, кто связан с промышленным производством, любой скажет: «Ну, это невероятно, ребята, ну просто невероятно!» Поэтому здесь, конечно, надо такие решения принимать на производственной площадке, в том числе, может быть, на «Ковровском электромеханическом заводе». Поэтому, несмотря на это все, механизмы поддержки станкостроительной отрасли – я не скажу, что они созданы, они создают, но базовые механизмы созданы. Механизм Торгово-промышленной палаты в этом плане… Во Владимире очень серьезная торгово-промышленная палата, там у нас президент Иван Аксенов, он прекрасно знает об этом. Мы буквально перед эфиром с ним разговаривали и продумали те моменты, как помочь, в том числе и «Ковровскому электромеханическому заводу», по тем вопросам, которые у него возникают.

Марина Калинина: Максим Альбертович, я хочу просто проверить, что Владимир Валентинович с нами. Вы вернулись?

Владимир Родионов: Да.

Марина Калинина: Хорошо. У нас есть звонок от телезрителя, Александр из Санкт-Петербурга нам дозвонился, давайте послушаем его. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Меня вопрос такой интересует. На каких станках изготавливаются детали на вашем заводе? Ну, я имею в виду – сколько там в процентном отношении импортных станков в цехах?

Марина Калинина: Спасибо за вопрос. Владимир Валентинович, ну к вам вопрос.

Владимир Родионов: На сегодняшний день, поскольку мы недавно возродили программу станкостроения, практически половина станков – нашего производства. Плюс мы входим в холдинг «Высокоточные комплексы» Ростеха. На сегодняшний день подготовлена программа, и мы ее сейчас утверждаем. Начиная с 2021 года будет большой заказ станков для предприятий, входящих в «Высокоточные комплексы».

Марина Калинина: Скажите, а вообще…

Владимир Родионов: Поэтому я надеюсь, что в ближайшую пятилетку мы перейдем только на станки нашего производства – и внутри холдинга, и у себя.

Марина Калинина: Смотрите. Вот как со спросом вообще в России на станки те же самые? Или все уже закупили импортные и менять не хотят ничего?

Владимир Родионов: Со спросом, конечно, существуют проблемы. Но учитывая то, что у нас есть такой большой заказ, ну, у завода, с точки зрения выполнения показателей по выручке по станкостроению, то проблема на сегодняшний день отсутствует. Я думаю, в ближайшие пять лет ее не будет существовать. Поскольку мы делаем в первую очередь специализированные станки, наше предприятие, поэтому пока у нас проблем нет.

Марина Калинина: Максим Альбертович, а вообще по стране у других заводов есть проблемы со спросом, со сбытом продукции? Вот даже если они хотят производить, но как-то не очень охотно покупают.

Максим Фатеев: Ну конечно, есть. Владимир Валентинович как профессионал очень четко это все отметил. Ну смотрите. Здесь есть определенный механизм. Фонд развития промышленности косвенно поддерживает отечественное станкостроение – он предлагает кредит под 3% годовых по программе развития при условии, что предприятие покупает станки отечественного производства.

Поэтому, наверное, к сожалению, многие предприятия, если они хотят воспользоваться этим проектом… Обращайтесь в Торгово-промышленную палату – мы вам поможем с Фондом развития промышленности поработать по данному проекту. В том числе, может быть, и «Ковровскому электромеханическому заводу» с Владимирской торгово-промышленной палатой проработать этот вопрос и найти новые рынки сбыта своей продукции через такие механизмы Фонда развития промышленности в том числе.

Марина Калинина: Владимир Валентинович, а как вы пережили вот этот год, который подходит к концу уже, пандемийный и проблемный?

Владимир Родионов: Я хочу сказать, что у нас сейчас горячая пора, конец года, выполнение плана. На сегодняшний день прослеживается такая тенденция: несмотря на то, что некоторые поставщики комплектующих изделий, скажем, в мае и июне практически не работали, конец октября показал и начало ноября, что мы начали выходить на плановые показатели.

Я думаю, что все, что задумано и запланировано по производству на этот год, мы должны выполнить, несмотря на те процессы, которые происходили в стране. Многие болели, и у нас тоже подверглись этому. Я сам три месяца в больнице пролежал. Ну, тем не менее команда живая, команда хорошая, она работает на сегодня и выполняет плановые показатели.

Марина Калинина: Максим Альбертович, а для того, чтобы все-таки наша промышленность как-то заработала более активно, чтобы заводы не разваливались, чтобы они работали, может быть, например, таким крупным предприятиям, как «Ковровский электромеханический завод», размещать какие-то заказы на других предприятиях, чтобы поддержать их, что ли? Какие-то комплектующие заказывать и так далее, и так далее. Я не знаю, делается ли это на «Ковровском электромеханическом заводе». Ну, в принципе. Я не знаю, вопрос, наверное, и к вам, Максим Альбертович, и к Владимиру Валентиновичу.

Максим Фатеев: Ну, промышленную кооперацию никто не отменял.

Марина Калинина: А насколько она сейчас эффективно работает вообще?

Максим Фатеев: Вы знаете, где-то эффективно, а где-то – нет. Сейчас, например, мы работаем в том числе и по оборонзаказу… простите, пожалуйста, вернее, по конверсии в рамках оборонных предприятий, чтобы эта конверсия захватывала малый и средний бизнес. То есть кооперация с малым и средним бизнесом как раз по производству комплектующих для той или иной продукции.

Я думаю, что без промышленной кооперации просто невозможно. Я уверен абсолютно, что глобальное предприятие с законченным производственным циклом – ну, может быть, это единичная история, скажем так. Я уверен и знаю (Владимир Валентинович может меня поправить, если это не так), что и «Ковровский электромеханический завод» использует комплектующие, которые произведены на других предприятиях.

Марина Калинина: Владимир Валентинович, вы размещаете заказы где-то?

Владимир Родионов: Ну, я тут поправлять не хочу. Именно так. Все, что касается работы с малыми предприятиями, которые в первую очередь находятся в Коврове, во Владимирской области, мы работу ведем. На сегодняшний день у нас практически более 30 малых предприятий участвуют в изготовлении и поставке комплектующих для дорожно-строительной техники, ну, для всей гаммы гражданской техники.

Марина Калинина: А что с экспортом? Удается нашу продукцию на экспорт поставлять?

Владимир Родионов: На сегодняшний день у нас в основном наши бывшие республики, страны СНГ… Вот последняя отгрузка тракторов была в Узбекистан, в Казахстан. Это страны, которые, скажем так, на азиатском направлении находятся.

Марина Калинина: Максим Альбертович, а насколько вообще сложно нашим производствам выйти на международные рынки, на экспорт?

Максим Фатеев: Ну, конкуренция высока, высочайшая просто-напросто конкуренция. Конечно, наши азиатские партнеры и конкуренты одновременно ведут очень агрессивную политику свою. Нам сложно, но нам где-то удается прорываться, в том числе и предприятиям станкостроения, машиностроения, в том числе и из Владимирской области.

Марина Калинина: Владимир Валентинович, давайте про кадры ваши поговорим, потому что ну замечательные молодые ребята приходят, учатся, остаются. Как вам удалось этого добиться? И вообще они в конкурсах международных участвуют, и побеждают: и токари, и фрезеровщики. Вообще это очень приятно на самом деле, что человек не хочет, допустим, заниматься офисной работой, а хочет делать что-то руками, как мы видели в сюжете. И таких очень много. Как удалось этого добиться? Какая у вас есть программа? Поподробнее расскажите.

Владимир Родионов: Ну, кадровый вопрос – вопрос тяжелый и сложный для всех предприятий, потому что найти высококвалифицированные кадры на стороне очень тяжело. Поэтому на предприятии было принято решение – создать Центр подготовки кадров, ну, в связи с тем, что развивается станкостроение.

И Коврову повезло еще, что находится в Коврове Ковровская технологическая академия, которая готовит соответствующие кадры. Поэтому предприятие, соответственно, проводит и день открытых дверей, и различные мероприятия, привлекает на предприятие молодых, показывая то, скажем так, чистое производство. Гидравлика – это точное машиностроение, поэтому тут все должно быть соответствующим образом построено.

Кроме того, Центр подготовки кадров, который создан на заводе, он позволяет в том числе и выигрывать на чемпионатах профессионального мастерства WorldSkills. Наши ребята – многократные чемпионы региональных, общероссийских и международных соревнований. Поэтому я думаю, что не зря Центр подготовки кадров тогда создали, несмотря на большие затраты на первоначальном этапе, которые понесли. На сегодняшний день они многократно возвращаются.

Марина Калинина: Максим Альбертович, вы наверняка часто ездите по заводам по всей стране, общаетесь там с людьми. С вашей точки зрения, вообще сейчас престиж рабочего есть? То есть люди готовы идти на производство? Это престижно?

Владимир Родионов: Я вам могу сказать… Спасибо за вопрос. Я вам могу сказать, что интерес многократно вырос за последние годы благодаря такому управленческому аппарату, как на «Ковровском электромеханическом заводе», например. Понимаете, когда молодой парень видит производство такого уровня, когда он получает образование наравне с высшим техническим образованием, то это становится не просто престижно, а это становится суперпрестижно. В малых городах просто-напросто это завидные женихи – такие ребята.

Марина Калинина: Ну да, конечно. Сильные, здоровые, рукастые.

Владимир Родионов: Сильные, здоровые, трезвые, образованные, понимаете, обеспеченные постоянной работой, возможностью какого-то карьерного продвижения в рамках своего предприятия. Это то, от чего мы ушли, и то, к чему мы все-таки, наверное, приходим. Это то хорошее, что надо взять и прошлого и дальше это двигать.

Марина Калинина: Владимир Валентинович, какие планы у вас на будущее? Что в планах? Поделитесь.

Владимир Родионов: Ну, планы у нас грандиозные. Рассчитываем на увеличение доли рынка гражданской продукции. На сегодняшний день планируем расширение модельного ряда техники, реализацию специального инвестиционного контракта с Минпромторгом, который позволит тракторами второго тягового класса полностью оснащать всю нашу страну. Скажем так, поскольку сейчас ясен и стабилен заказ по оборонке, то мы будем развивать гражданскую тематику. Плюс у нас есть дочернее предприятие в Рыбинске, «Раскат», которым мы на сегодняшний день полностью владеем. Там будем развивать технику для дорожно-строительной отрасли.

Марина Калинина: Спасибо большое. Время, как всегда, пробежало незаметно. Владимир Родионов, генеральный директор «Ковровского электромеханического завода», и Максим Фатеев, вице-президент Торгово-промышленной палаты России. Спасибо вам, дорогие гости.

Ну а прямо сейчас – производственные портреты «Ковровского электромеханического завода.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)