Как реагируют на ажиотажный спрос российские производители защитных масок и антисептиков?

Как реагируют на ажиотажный спрос российские производители защитных масок и антисептиков? | Программы | ОТР

маски, антисептики, производство

2020-04-14T16:29:00+03:00
Как реагируют на ажиотажный спрос российские производители защитных масок и антисептиков?
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Ольга Пелехатая
генеральный директор международной корпорации «Асептика», член президиума правления Всероссийского общественного совета медицинской промышленности, Председатель Комитета ТПП РФ по развитию системы закупок
Евгений Антонов
владелец фабрики игрушек «Мякиши»
Александр Шибанов
генеральный директор группы компаний «Юнимед», председатель совета медико-технического кластера Московской области

Марина Калинина: Здравствуйте. Я Марина Калинина, это рубрика «Промышленная политика». Не совсем в обычное время мы выходим, но тем не менее сегодня вторник, просто на полчаса раньше. И вот после небольшого перерыва решили возобновить программу, поговорим сегодня об очень важном производстве, о производстве медицинской продукции, тем более что это важно всегда, конечно, но в последнее время это важно особенно, потому что, вы сами знаете, масок не хватает, оборудования не хватает. Вот хочется выяснить, что же сейчас происходит в этой отрасли, что у нас есть, чего у нас нет, что нужно делать, что для этого должно делать правительство, чтобы помочь предпринимателям производить ту продукцию, которая сегодня необходима.

Вот Владимир Путин накануне поручил медицинским службам отслеживать выполнение планов по увеличению выпуска товаров, необходимых для борьбы с коронавирусом, вот что он сказал дословно: «Ясно, что, когда вспыхивают эпидемии подобного рода и подобного масштаба, промышленность заранее к этому не готова. Но у нас есть соответствующий план наращивания производства, и я прошу самым внимательным образом медицинские службы реагировать на то, как исполняются эти планы наращивания производства», – это он вчера произнес на совещании в Ново-Огарево.

Ну и сейчас будем общаться по Skype в силу обстоятельств с моими гостями. У меня на связи Александр Шибанов, генеральный директор группы компаний «Юнимед», председатель совета медико-технического кластера Московской области. Александр Николаевич, здравствуйте.

Александр Шибанов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте начнем все-таки с хорошего. Что у нас сейчас есть? Чего мы добились? Мобилизовались ли мы вот в таких условиях, которые сейчас существуют?

Александр Шибанов: Ну, прежде всего я хотел бы сказать, что, конечно, благодаря тому, что у нас все-таки медицинская промышленность есть, то мы...

Марина Калинина: Это уже радостно.

Александр Шибанов: ...во многих аспектах находимся в значительно лучшем положении, чем многие другие страны. Ну, начнем с самого простого, маски. Это довольно простое изделие, и здесь, конечно, мы мобилизовали очень много предприятий и легкой промышленности. И вот по тому, как докладывал, значит, министр промышленности и торговли на совещании у Путина, уже в самое ближайшее время мы выходим на объемы 2 миллиона с лишним, так сказать, масок в день, и я думаю, что это далеко не предел, здесь мы, конечно, я думаю, так сказать, в достаточно хорошем положении будем уже в самое ближайшее время.

Марина Калинина: Ну вот смотрите, у меня сразу вопрос, Александр Николаевич. Раз уж вы начали с масок, давайте... Я просто предполагаю, сколько сейчас будет сообщений, что масок нет. Где они тогда, если они производятся в таком объеме?

Александр Шибанов: Ну, вообще говоря, когда заходишь в Интернет, то предложение масок очень большое. Понятно, я думаю, что это все-таки либо локальные какие-то процессы, то есть где-то что-то вовремя не, так сказать, скоординировали. Поэтому вот сейчас было правительством принято создание вот такого вот резервного фонда и масок, и ряда других изделий, включая ИВЛ, для того чтобы, когда где-то возникают, значит, какие-то затруднения с обеспечением, быстро реагировать на это. Здесь я думаю, что проблема не столько в организации производства, сколько в общей координации и логистике.

Марина Калинина: Ага. Давайте дальше, что у нас еще есть.

Александр Шибанов: Значит, более, конечно, сложная задача – это средства защиты врачей. И здесь опять же я должен сказать, что у нас ситуация не такая бедственная, как во многих странах, когда... Вот недавно показывали, как врачи просто берут мешки для мусора и из них делают свои, так сказать, такие комбинезоны. У нас есть предприятия, например, такое объединение, в которое входит целый ряд заводов, «Здравмедтех». Вот недавно, вчера я получил от них следующие данные: если в марте они выпускали 40 тысяч спецодежды для врачей, которые работают в условиях инфекции, то в апреле это уже 100 тысяч единиц, в мае 200 тысяч, дальше они планируют наращивать. В общем-то, помимо «Здравмедтеха», конечно, у нас есть еще ряд предприятий, которые достаточно активно наращивают объемы производства вот этой вот исключительно важной продукции, как защита врачей, работающих в условиях высокой инфицированности. Еще, конечно, более сложная задача...

Марина Калинина: А что у нас с вакцинами и с материалами для сбора анализов, для диагностики?

Александр Шибанов: Ну, про вакцины здесь я, к сожалению, вряд ли смогу компетентно сказать, поскольку фармацевтика – это не наша сфера. А что касается скрининга и диагностики выявления инфицированных пациентов, то здесь у нас, по нашим данным, уже 10 российских предприятий приступили к серийному производству тест-систем так называемой полимеразной цепной реакции для эффективной и высокочувствительной диагностики вирусоносителей. Причем уже несколько предприятий перешли на производство совершенно нового метода, так называемого изотермического метода, который позволяет получить результаты в течение получаса. И, в общем-то, опять же, так сказать, как вот... заявил, на сегодня, значит, наше здравоохранение практически обеспечено тест-системами отечественного производства.

Марина Калинина: Ну пандемия распространяется в нашей стране такими не очень пока большими темпами, слава богу. Если бы скорость распространения этой инфекции была выше, мы бы справились сами? Чего нам не хватает? В чем проблемы у нас есть?

Александр Шибанов: Проблема в том, что, конечно, если говорить в целом о развитии медицинской промышленности, то вот по сведениям, которые мы имеем, значит, с ежегодного съезда медпрома, мы на сегодня, так сказать, обеспечены собственной, отечественной продукцией в здравоохранении на уровне 23%, то есть 77% всего необходимого здравоохранению приходится закупать у зарубежных компаний, и при этом ежегодно у нас из экономики уходит более 200 миллиардов рублей. Это, конечно, для такой страны, как Россия, недопустимо, вне всякого сомнения, нужно не только продолжать, а просто форсировать наращивание, развитие медицинской промышленности, потому как это, в общем-то, и стратегия правительства, и президент не раз отмечал, что сфера здравоохранения наравне с военно-промышленным комплексом и, значит, комплексом обеспечения продуктами питания входит в сферу национальной безопасности.

Марина Калинина: Ага.

Александр Шибанов: И сегодняшняя ситуация с этой пандемией как нельзя более ярко продемонстрировала это. Потому что когда весь мир охвачен вот такой инфекцией, конечно, каждая страна решает свои собственные задачи, ее мало интересуют проблемы другой страны, мы это знаем по европейским странам...

Марина Калинина: Ну да, это так, к сожалению, ага.

Александр Шибанов: Вот. И, конечно, никто, так сказать, нас спасать не будет, кроме как мы сами. Хорошо, что у нас есть хотя бы на таком уровне наша промышленность, но если ситуация в следующий раз, она, конечно, когда-то наступит, будет более такая сложная, с большим нарастанием уровня инфекции или какие-то более тяжелые инфекции, то вот в том состоянии, в котором мы сейчас находимся, конечно, мы просто не справимся, и потери будут у нас в стране намного больше, чем, так сказать, сейчас. Поэтому, конечно, правительство и мы все вместе должны очень-очень активно заниматься развитием собственной промышленности.

Марина Калинина: Давайте сейчас подключим к нашему разговору Александра из Московской области, он нам дозвонился. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Зритель: Это Серпухов, Московская область. Масок нет в наших аптеках. Мне непонятно, маски выпускают, миллионами из Китайской Народной Республики, по сообщениям СМИ, тоже к нам привезли на самолетах миллионами, и нет их. Они куда исчезают, маски? Непонятно.

Марина Калинина: Понятен ваш вопрос.

Еще один звонок из Санкт-Петербурга, Светлана. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я с тем же самым: масок как не было, так и нет вообще нигде. Где они? Кто их, куда дели, если их так много завезли? Где они?

Марина Калинина: Спасибо за ваш звонок, это была Светлана из Санкт-Петербурга. Очень много звонков, к сожалению, не можем мы всех вывести в эфир, но попробуем, постараемся как можно больше.

Ну вот видите, что людей волнует, говорят, нет масок и все, что ни делай. Вернулись к началу разговора.

Александр Шибанов: Понимаете, здесь я бы сказал так, что еще во времена предыдущей инфекции, в общем-то, нами ставился вопрос о том, чтобы у государства были резервные фонды таких вот очень важных компонентов, которые потребуются в условиях эпидемии. И то, что вот этот фонд не был создан, конечно, это вот, собственно говоря, и результат.

Марина Калинина: Ага.

Александр Шибанов: Но здесь я бы сказал так, что сейчас включается все больше и больше предприятий в производство этих масок, и при четкой координации логистики я думаю, что уже в ближайшее время все-таки дефицита этого не будет. Во всяком случае я скажу так, что для обеспечения сотрудников нашего производства в Дубне, потому что мы не можем остановить производство, потому что тогда многие больницы, поликлиники окажутся, лишатся той продукции, которая им нужна просто каждый день, поэтому наше производство работает фактически круглосуточно. Мы закупили маски и, в общем-то, вроде как наше снабжение сказало, что никаких особых проблем нет.

Марина Калинина: Скажите, а вот для развития...

Александр Шибанов: Поэтому я еще раз хочу повторить, что, наверное, в целом пока что еще объема производства недостаточно, но, с другой стороны, здесь еще и очень важна логистика, нужно вовремя давать заказы. И здесь вот то, что будет сейчас создан такой резервный фонд оперативный, я думаю, что он позволит сгладить вот эти проблемы.

Марина Калинина: Еще очень важный вопрос, если вернуться к производству, к предприятиям, – есть ли у нас кадры, для того чтобы развивать эти производства? Есть ли у нас инженеры, которые будут создавать эту продукцию?

Александр Шибанов: Здесь, конечно, есть проблемы, то есть есть и хорошая сторона. Вот я уже несколько лет веду такую секцию на конгрессе нашем национальном по лабораторной медицине, которая посвящена инновационным технологиям. И я могу сказать, что у нас есть очень талантливые ученые, инженеры, и те доклады, которые мы заслушиваем об их разработках, это просто иногда фантастика.

Проблема в том, что у нас по целому ряду направлений, в частности вот по такому направлению, как клиническая и лабораторная диагностика, в настоящее время нет достаточно мощных таких национальных производителей, и очень часто вот такие вот довольно выдающиеся разработки, какие-то опытные образцы либо просто остаются невостребованными, потому что от опытного образца до серийного производства пройти нужно очень непростой путь и с точки зрения технологий, и с точки зрения финансов.

Марина Калинина: Ага.

Александр Шибанов: А что еще хуже, нередко наши разработки наших ученых просто переходят, уходят за рубеж и там уже зарубежные компании их реализуют в качестве коммерческого продукта, и мы опять вынуждены закупать их за счет, так сказать, наших валютных резервов, ресурсов. Поэтому, вне всякого сомнения, вот я еще раз хочу повторить, что стратегически важная задача – это очень интенсивное развитие нашей медицинской промышленности, в частности по лабораторной диагностике. Талантливых ученых, инженеров у нас довольно много. На нашем примере можно заявить...

Марина Калинина: Главное, чтобы процесс пошел.

Александр Шибанов: Да, что мы первые в стране начали производить средства взятия крови из вены, так называемые вакуумные пробирки, кто хоть раз сдавал последние 2–3 года кровь, сталкивался с этим. Мы показали, что да, мы можем в стране производить такой продукт, за нами следом пошел уже целый ряд компаний, и на сегодня в принципе, так сказать, в целом по совокупности объема производства мы могли бы полностью удовлетворить потребности здравоохранения. И в этом плане, конечно, для нас непонятно, почему до сих пор значительную часть нашего рынка занимают зарубежные компании.

Марина Калинина: Ну что же, спасибо вам большое. Успехов вам в вашей работе. Это был Александр Шибанов, генеральный директор группы компаний «Юнимед», председатель совета медико-технического кластера Московской области.

Очень много сообщений, все пишут, что масок нет в аптеках, что перчатки тоже очень сложно купить, антисептики тоже очень сложно купить.

Еще один собеседник у меня сейчас будет, это Ольга Перехатая, генеральный директор международной корпорации «Асептик», член президиума правления Всероссийского общественного совета медицинской промышленности и председатель Комитета Торгово-промышленной палаты России по развитию системы закупок. Ольга Анатольевна, здравствуйте.

Ольга Пелехатая: Здравствуйте.

Марина Калинина: Расскажите, во-первых, чтобы зрителям было понятно, что производит ваша компания, как вы работаете, какую продукцию производите.

Ольга Пелехатая: Ну, в первую очередь сейчас мы производим крайне необходимую продукцию – это спиртовые салфетки, которые мы поставляем в больницы, клиники. В общем-то, считаю, что мы сейчас находимся как бы на передовой. И также дезинфицирующие салфетки, дезсредства, вот основное, что мы сейчас производим, потому что часть продукции, которую мы производили раньше, мы практически сняли с производства, на текущий момент производим только то, что необходимо для борьбы с коронавирусом.

Александр Шибанов: Удается ли вам наращивать производство? Что мешает, какие есть проблемы? С чем сталкиваетесь? Чего не хватает?

Ольга Пелехатая: Значит, мы сейчас полностью загрузили свои мощности, полностью, оптимизировали все процессы, которые только могли, касаемо переналадок. В общем-то, с людьми точно так же практически работаем круглосуточно, без остановок.

Что не хватает? Наверное, могу сказать, что невозможно одномоментно масштабировать производство, ведь рост продукции нашей (спиртовых салфеток, дезинфицирующих средств, медицинских изделий, в том числе масок) вырос в разы, в десятки раз, и масштабировать производство очень сложно. Сейчас мы действительно отправляем все отчеты по производимой продукции по своим покупателям в Минпромторг, и вот таким образом выстраивается цепочка, цепочка от нас, производителей, до поставщиков сырья.

Поэтому вот рост такой резкий спроса проявил, скажем так, те задачи, выявил те задачи, которые мы должны будем решить после того, как закончится эпидемия с коронавирусом. Они уже сейчас понятны. Основная задача, когда идет всплеск таких пандемий, – это, конечно же, резерв, необходимо иметь резерв на государственном уровне и восстановить производство, всю цепочку на территории Российской Федерации. Вот сейчас границы практически закрыты, и мы сейчас можем рассчитывать только на себя. И здесь уже после окончания коронавируса, эпидемии, наверное, должно быть какое-то серьезное политическое решение, которое будет действительно поддерживать и развивать российских производителей, российскую промышленность, потому что это в том числе дает и рабочие места. Вот, наверное, основные такие вопросы.

Марина Калинина: Ольга Анатольевна, вы как производитель можете объяснить мне и нашим телезрителям, почему и маски дорогие, если они есть, конечно, очень сильно подорожали, антисептики очень сильно подорожали, есть даже такой анекдот, он ходит в Сетях, что пошел за антисептиком, вернулся с коньяком, цена одинаковая. Вот это жадность продавцов, или есть какие-то объективные для этого причины?

Ольга Пелехатая: Я как производитель могу сказать только о тех объективных причинах, с которыми столкнулись мы. Вот у нас идет рост сырья от поставщиков где-то на 20–30%, и это связано с ростом курса, потому что часть сырья у нас привозится из-за рубежа. И это связано в том числе и с поднятием цены со стороны наших зарубежных коллег, которые тоже подняли цены на поставку каких-либо ингредиентов для нас. Вот говорить о большем росте, чем на 20–30%, я не могу, мы цены на эту продукцию, которую производим сейчас, сейчас вынуждены поднять на 20%, не больше. Поэтому я могу вот откровенно сказать, что салфетка спиртовая у нас стоит в районе 2 рублей.

Марина Калинина: Так.

Ольга Пелехатая: Вот это цена производителя.

Марина Калинина: Ага. Спасибо вам огромное, успехов вам. Ольга Перехатая, генеральный директор международной корпорации «Асептика», член президиума правления Всероссийского общественного совета медицинской промышленности, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по развитию системы закупок.

Еще один собеседник ко мне подключается – это Евгений Антонов, владелец фабрики игрушек «Мякиши». Евгений, приветствую вас.

Евгений Антонов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Как у вас дела?

Евгений Антонов: Слушайте, работаем.

Марина Калинина: Я смотрю, у вас там новая продукция появилась. Расскажите, как вы сейчас работаете, что вы делаете, что производите, какая сейчас ситуация.

Евгений Антонов: Спасибо большое за вопрос, Марина. Я хочу рассказать о новом продукте, который мы выпустили, и надеемся, что наши потребители будут ею воодушевлены, не будут так реагировать на кризис. Это такая вот замечательная корова...

Марина Калинина: Какая смешная!

Евгений Антонов: Да. Мы немного пошутили и спрятали туда 150 граммов гречки. Этот продукт стал символом сегодняшнего времени, поэтому мы надеемся, что она не только поднимет настроение, но и этот НЗ в 150 граммов даст возможность в трудную минуту как бы выжить.

Марина Калинина: Евгений, ну вы же перепрофилировались, да, вы же тоже начали маски шить. Вот как в этом плане?

Евгений Антонов: К нашему глубокому сожалению, мы вынуждены были перепрофилироваться. Так получилось, что в своей продукции мы используем спанбонд, и этот материал был разрешен для производства защитных масок. Естественно, мы сразу посмотрели, что у нас, какие остатки на складе, постарались наладить производство из того, что было. Сейчас мы уже усовершенствовали модель маски, эта маска не только служит защитой, но и это некое дополнение к тому, чтобы окружающий воздух был почищен и в легкие поступал обычный воздух, да.

Марина Калинина: А как вы их продаете, эти маски? Массово как-то, оптом? Какая система продаж?

Евгений Антонов: Первое – это было удовлетворить местный спрос, потому что те предприятия, которые имеют непрерывный цикл, они были поставлены в такие условия, отсутствие масок, и мы как один из производителей, представителей легкой промышленности, который быстро перестроился на эту продукцию, мы сразу удовлетворили местный спрос. Потом у нас есть точка общепита в центре города, и через окно выдачи мы начали продавать для местного населения, тем самым сняв напряжение в городе...

Марина Калинина: Я просто уточню для зрителей, что это Боровичи, Новгородская область.

Евгений Антонов: Да, все правильно, Боровичи Новгородской области, промышленный центр, самый крупный промышленный центр Новгородской области, где сосредоточено большое количество предприятий, которые и работают, и работают сейчас в том числе, вот. Ну и тем самым мы удовлетворили сначала внутренний спрос, ну а сейчас работаем на опт. К сожалению, очень трудно достать материал такой, как спанбонд, резинку, окантовку, но тем не менее мы вспоминаем лихие 1990-е гг., где-то меняемся бартером, где-то призываем людей продать за адекватные цены. Пока получается.

Марина Калинина: А вот эти исходные материалы – это российского производства или как? Мы это сами делаем?

Евгений Антонов: Вы знаете, станки стоят российские, а все сырье, конечно же, импортное.

Марина Калинина: Ага. То есть то, из чего вы шьете, это в России не производится, да, насколько я понимаю?

Евгений Антонов: Нет, к сожалению. Если даже взять любую ткань, в том числе хб, вы можете представить, что хлопок мы не производим, мы не производим средства отделки, мы не производим красители, закрепители и прочее. Наша электроэнергия. Ну и даже станки, в частности для ткани, в основном итальянские, к сожалению.

Марина Калинина: Вот интересно, почему все-таки так дорого эти маски стоят? Они стоили одну цену, сейчас и в 2 раза, и в 3 раза дороже. Вот мне хочется понять, себестоимость производства этой маски какова на самом деле? Сколько она вообще должна стоить?

Евгений Антонов: Ну давайте мы разложим. Допустим, сейчас эта себестоимость с учетом ручного труда где-то порядка 30–35 рублей.

Марина Калинина: Ага.

Евгений Антонов: Вот мы не можем ничего с этим сделать, потому что действительно труд ручной. Если вы видели репортажи по изготовлению масок, то большинство из них делается автоматами и там ручного труда практически не используется. Сейчас мы вынуждены использовать ручной труд швей, кроим мы это дело все равно в любом случае вручную, а не автоматами, поэтому вот такая стоимость.

Марина Калинина: Спасибо огромное, что вышли с нами на связь. Удачи вам, спасибо. Евгений Антонов, владелец фабрики игрушек «Мякиши».

Ну что, спасибо вам всем за внимание. Будьте здоровы. Счастливо, до новых встреч.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)