Как школы готовятся к учебному году

Как школы готовятся к учебному году | Программы | ОТР

Безопасно ли будет детям и учителям собираться вместе?

2020-08-25T12:40:00+03:00
Как школы готовятся к учебному году
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Евгений Ямбург
заслуженный учитель России, директор Центра образования № 109 города Москвы
Владислав Жемчугов
доктор медицинских наук, иммунолог

Петр Кузнецов: «В школу в октябре?» – вот таким вопросом задаемся. Дело в том, что в Госдуме предложили перенести начало учебного года. Депутат от ЛДПР Василий Власов считает, что за парты надо садиться в октябре, потому что у нас ежедневно все еще регистрируется около 5 тысяч новых случаев коронавируса.

Дарья Шулик: И этот самый дополнительный месяц, считает Власов, снизит количество социальных контактов, а у детей и родителей будет больше времени на тестирование. А значит, и нагрузка на медицинский сектор будет не такой большой. Впрочем, в Минпросвещения уже ответили депутату: переноса не будет.

Петр Кузнецов: Кстати, в ЛДПР неоднократно уже обращались, призывали перенести учебный год. Я помню, что сам лидер Владимир Жириновский ранее просил перенести.

Ну, вообще ранее нам дали понять, что занятия в российских школах и вузах начнутся, и начнутся 1 сентября, начнутся в очном формате и с соблюдением всех мер предосторожности. Ношение медицинских масок будет обязательным. Занятия физкультурой будут, но они будут только на улице. А вот все массовые мероприятия во всех школах страны без исключения будут запрещены, по крайней мере до конца этого года.

Каким будет этот год? Как он все-таки начнется? С нашими экспертами выясняем. Родители, пишите нам, что у вас, какие меры приняты, что вам говорят.

Дарья Шулик: Что вы ждете от этого учебного года?

Петр Кузнецов: Может быть, у вас придуман перенос, потому что каждая школа действует по-своему. Точнее – каждый регион будет действовать по-своему. Ситуации разные все-таки с тем же коронавирусом.

Евгений Ямбург с нами на линии – это заслуженный учитель России, доктор педагогических наук и директор центра образования № 109 города Москвы. Евгений Александрович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Евгений Ямбург: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Евгений Александрович, вот перенос на месяц. Ну, в Минпросвещения уже сказали, что никакого переноса не будет. Как вы относитесь к этой инициативе? Потому что она все равно будет так или иначе в воздухе летать. Еще неизвестно, с какой статистикой сентябрь пройдет. Инициатива – с точки зрения вмешательства в учебный темп, в учебный процесс, в начало учебного года.

Евгений Ямбург: Вы знаете, в ЛДПР вообще большие затейники. И такое ощущение, что они просто живут, под собой не чуя страны.

Понимаете, в чем дело? У нас и так самые большие каникулы в Европе. Я вам должен сказать, что Германия уже начала заниматься. Но там разные земли в разное время: одни – с 10-го, другие – с 16-го. Так что выяснилось? Вот сегодня немцы говорят, что самое безопасное место – это школа. А что произошло? Родители праздновали начало учебного года, обнимались, пили пиво – и перезаражали друг друга и детей. И сегодня немцы пришли к выводу, что в школе безопаснее, чем дома.

Поэтому я вам должен сказать… Не только поэтому. Слава богу, 1 сентября будет. Есть традиции, которые не следует нарушать. Это 9 мая – праздник со слезами на глазах. И праздник знаний – это тоже общенациональный праздник. Его ждут первачки, ждут родители, ждут бабушки и дедушки.

Конечно, безопасность – прежде всего. Вот если брать Москву, то как выступил мэр Собянин? Не будет массовых шествий и праздников на Тверской улице, но будут локальные мероприятия в микрорайонах, парках и так далее. Вот 1 сентября – это локальное мероприятие.

Естественно, если маленький пятачок перед школой, то не нужно никаких линеек проводить. Но если есть большая площадь, как у меня, где есть возможность с одной стороны поставить безопасно первачков, с другой – одиннадцатые классы, с третьей – бабушек и дедушек… И будет играть оркестр. И будет праздник.

Потому что здоровье – показатель комплексный, считает ВОЗ. Здоровье есть физическое, психическое и нравственное. Кроме физического здоровья, очень опасные последствия этой паники от пандемии. Нужно вселить оптимизм в людей, нужно дать такой посыл: все будет нормально!

С другой стороны, школы готовы. Что касается всех технических средств, то вы знаете, что они готовы. Есть средства для промывки, так сказать, этих самых помещений. И персонал готов. И перчаток у нас, и масок у нас на полгода вперед. И все это есть.

Дарья Шулик: Владислав Евгеньевич, а подскажите, пожалуйста, как будет технически решаться вопрос, чтобы дети друг с другом не пересекались и в разное время у них начинались занятия? Насколько это действительно реально в жизни?

Евгений Ямбург: Вы знаете, я не считаю, что это так уж и реально, понимаете, по той простой причине… Ну давайте возьмем положение нормального директора. У меня огромная школа – две тысячи детей, детский сад и так далее. Родители едут на работу, и они учитывают пробки. Вот они сгрузили, у них зависимость от времени. Первые, вторые, третьи, девятые классы… И что, эта толпа будет стоять на улице? Или она будет в школе друг на друга дышать?

Поэтому я считаю, что есть более гибкие способы решения проблем. Мы не знаем, прошли мы уже пандемию или будет вторая волна. Предположим, будет вторая волна. Ну, тогда я предлагаю такой гибридный способ, если опять всех посадят на карантин: четную неделю половина школы работает онлайн, а другая – живьем. А потом они меняются. Это если дома есть бабушки и дедушки. Кроме этого, родители сегодня имеют право выбрать семейную, заочную форму обучения, выбрать дистанционную. Это право родителей.

Но я вам должен сказать, что такого большого количества я не наблюдаю, потому что… Ну давайте так. Ребенок остался дома один. Не так, как тогда, когда все находились дома. А случилось что, пожар или что-то такое? И так далее. Не так это просто и не так это безобидно.

Поэтому школа готова к гибким вариантам. Это уже вопрос организации. Все можно сделать. Но, с другой стороны, соскучились по школе. Никто не заменит живого учителя, это уже очевидно.

С другой стороны, не пользоваться этими платформами, с которыми научились учителя работать за последнее время, – это тоже грех, потому что это исследовательская деятельность, это, простите, и работа, связанная с проектной деятельностью. Все это – не или/или, а сочетание мудрое и гибкое того и другого. Это как два плеча коромысла, нужно держать равновесие.

Петр Кузнецов: Евгений Александрович, коротко. Извините, что прерываю, времени не так много у нас. Давайте поговорим очень коротко напоследок о том, как все-таки пандемия сказалась на качестве образования. Я читал, что учителя (и не один) говорили, что в пандемию школьники закончили год лучше, чем раньше. Но тут дело в том, что, как сами учителя говорят, они не имели права (именно так они выражаются) ставить двойки. То есть было рекомендовано не ставить ученикам плохие оценки.

Наблюдали ли вы такой подход? И как вы к нему относитесь? Не собьет ли он, не расслабит ли? Ну, потому что в любом случае в новом учебном году нужно последний этот этап, который так или иначе просел, его догонять и подтягивать снова.

Евгений Ямбург: Вы знаете, я не считаю, что он просел. Поверьте, такого количества ребят, которые сдали на 100 баллов, у меня не было все предыдущие годы. В том числе у меня есть специальные подразделения, где совсем больные дети в клиниках, и они тоже сдали блестяще. Но ведь они сдавали не дистанционно, а они сдавали серьезный единый государственный экзамен.

Почему это произошло? Я отвечаю. Потому что люди, учителя, даже когда закончился учебный год, они в чатах работали целенаправленно. И вдруг «тихушники» – аутичные дети, интроверты – вдруг вышли вперед. Они не стеснялись при других казаться глупее. И это надо учитывать.

Поэтому не будем отказываться от накопленного опыта. Я еще раз говорю: не или/или, а и/и. Я-то считаю, что качество по выпускным экзаменам не пострадало. У меня даже есть дети больные, которые выиграли олимпиады международные. Поэтому я считаю, что, конечно, это бешеная нагрузка на учителей. И конечно, герои – врачи. Но вторые герои – это которые слепли по ночам и делали все эти презентации и ролики, это учителя. И они справились с этой задаче.

Но еще раз: главное – это ликвидация цифрового неравенства. Не везде так. Я говорю о столице, о крупных городах. В сельских школах ситуация намного сложнее. Россия – страна не вертикальная, а горизонтальная. И в этой ситуации очень по-разному. Где-то прогресс не дошел, и мальчик в Башкирии залезал на вышку, чтобы получить задание, а потом на вышку залезал, чтобы отчитаться. Скажем, в Волгоградской области сельские школы – там туалет во дворе, но у директора скоростной интернет. Понимаете?

Петр Кузнецов: Да, спасибо, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Евгений Александрович.

Петр Кузнецов: Это комментарий Евгения Ямбурга, заслуженного учителя России, доктора педагогических наук.

Владислав Жемчугов, доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог, с нами на связи. Владислав Евгеньевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте, Владислав Евгеньевич.

Владислав Жемчугов: Добрый день.

Дарья Шулик: Здравствуйте. Слышали вы комментарий нашего предыдущего эксперта о том, что школа – это самое безопасное сейчас место?

Владислав Жемчугов: Я хотел бы выразить, во-первых, восхищение тем, что он говорил. Это нужно растиражировать. И вам спасибо, что говорите. Согласен с каждым его словом абсолютно.

Значит, что касается с точки зрения профилактики инфекций. Конечно, можно сделать эти линейки, разнести. Учителя все знают, и нужно это сделать. Но хочу сказать, что школа – это не сервер, а это место встречи, общения учителей с учениками и учеников с учеников. Это воспитательный момент, без сомнения. С марта дети не ходят (у меня жена преподаватель, правда, в колледже медицинском), и это тоже на всем отражается. И на качестве отражается однозначно. Хотя приобретенные знания тоже имеют значение.

Поэтому надо всемерно стараться руководству городов, администраций вместе со специалистами Роспотребнадзора найти варианты, как провести праздник, потому что это запоминается на всю жизнь, однозначно. Это раз.

Теперь – с точки зрения безопасности. Дети – наименее подверженный заболеваемости контингент из всех возрастов. Это правда. Это уже тоже установленный факт во всем мире. И с этим ничего не сделаешь. Но они могут быть носителями. То есть детям это безопасно, а бабушкам и дедушкам это опасно, правда. Они могут принести домой и так далее.

Петр Кузнецов: И учителям тем же, конечно.

Владислав Жемчугов: И учителям, конечно, да. Ну, учителя в масках – это будет выглядеть действительно не очень хорошо. Геннадий Григорьевич Онищенко высказался. Ну, какой-то вариант тут тоже можно найти и сделать так, чтобы вероятность заражения была минимальная. Я не знаю, щитки, как в магазинах, еще что-то, прозрачные какие-то вещи. То есть можно.

Но самое главное, что нужно постараться провести это на улице, потому что на улице ветерок, можно всем быть без масок и на санитарной дистанции в полтора метра. И это будет вполне…

Петр Кузнецов: Побольше уроков на открытом воздухе, не только физкультура?

Владислав Жемчугов: Нет, я имею в виду линейку в первую очередь.

Петр Кузнецов: Про линейку? Нет, а давайте об учебном процессе поговорим.

Владислав Жемчугов: Я за учебный процесс в школе. Это надо обязательно сделать. Пусть учителя будут в масках. Никого этим не напугаешь, в первую очередь себя. Но другое дело, что там, где есть хорошая вентиляция в школе, там точно безопасно. Нужно обрабатывать, парты протирать в конце дня. Могут начать в три смены учиться в какой-то момент на какое-то время, на эти два месяца. Но в школу надо ходить, это факт.

Петр Кузнецов: Владислав Евгеньевич, все-таки не слишком ли много мер предосторожности? Смотрите, классы не будут пересекаться, и еще неизвестно, до какого времени, сколько еще это продлится. В столовую они будут как-то по расписанию четкому ходить. Никаких перемен не будет. А если и будут, то только внутри класса отдыхать.

Владислав Жемчугов: Вы знаете, если без каких-то политических тонкостей, то я бы разрешил учиться, и все. С точки зрения естественного распространения вируса, нужно отпустить тормоза фактически полностью. И вот школа – это тот самый момент, где это стоит сделать.

Почему? Потому что осень – для эпидемиологов и инфекционистов традиционно заболеваемость. Люди съезжаются из лагерей, из мест отдыха, из заграницы, кто-то успел уехать куда-то. И они приносят все в школу. Там не только коронавирус, а там может быть и вирусный гепатит, и вши, и бог знает что. Это реальный факт.

Школьным врачами и специалистам, районным педиатрам, Роспотребнадзору нужно, конечно, воспользоваться моментом, чтобы, например, обследовать всех, кто пришел в класс. Я бы сделал анализы на тот же коронавирус, на тот же грипп обязательно, потому что он сейчас начнется, и на все остальное. Осмотреть волосы, руки, ноги, чесотку, вши…

Петр Кузнецов: А там уже и конец учебного года.

Дарья Шулик: Пока всех проверят.

Петр Кузнецов: Да. Спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Петр Кузнецов: Владислав Жемчугов, доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог, был с нами на связи.

Наши эксперты и их комментарии по этой теме. А мы к следующей переходим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)