Как сохранить и приумножить деньги

Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»

Тамара Шорникова: Россияне больше не рассчитывают накопить с помощью банковских вкладов, снимают деньги со срочных депозитов. Только за один месяц март забрали больше 230 миллиардов рублей.

Константин Чуриков: Ну, дело в том, что хранить деньги в банке сейчас невыгодно. Больше 1% накоплений ежегодно «съедает» инфляция. По официальным данным, сейчас она у нас составляет – по официальным данным, не по нашим, по официальным! – 5,8%. Годовая, я так понимаю, да? В то время как маленькая ставка по вкладам сейчас – это 4,72%. Ну, проще говоря, 50 тысяч вчера и 50 тысяч сегодня – совершенно разные деньги. Все в одни и те же магазины ходим и знаем. Сумма, в общем-то, та же, а товаров в этой корзине потребительской, условно говоря, все меньше.

Тамара Шорникова: Да. Но если не вклад, то что? Миллиардер Леонид Федун недавно предложил покупать валюту, гособлигации и акции. Правда, все эти рекомендации для тех, у кого есть свободный миллион рублей.

Константин Чуриков: Ну, завалялся где-то под подушкой.

Тамара Шорникова: У меня миллиона нет, но я очень хочу накопить, а лучше – увеличить доход. Давайте разберемся, как это сделать с нашими зарплатами.

Константин Чуриков: У нас в студии Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Здравствуйте, Сергей.

Сергей Кикевич: Приветствую.

Константин Чуриков: Ну, для нас для всех, наверное, первая новость радостная, что ключевую ставку подняли в пятницу – теперь она у нас 5%. Но пока все там как-то задвижется, ставки поднимут, время пройдет. Так что делать? Спасать надо сбережения последние? Нам пишут люди, что не знают, как сохранить, извините (это цитата), «гробовые».

Сергей Кикевич: Да, все правильно, ключевую ставку подняли. Но надо уточнить, что ее подняли до той величины, что она все еще ниже инфляции, даже официальной, как вы говорите.

А вторая интересная особенность – что, вообще-то говоря, наверное, в истории современных финансов были периоды, когда ставки были ниже инфляции, но это было такое моментальное явление, и быстро Центральный банк все менял. И мы с вами привыкли, наверное, даже последние 10–15 лет, что ставка по вкладам, ну, в стандартной ситуации в два раза больше, чем инфляции. И достаточно было просто деньги положить на вклад – и все, и забыть про них. И этого было в принципе достаточно для того, чтобы свои кровные сохранить.

Константин Чуриков: Были даже рантье – люди, которые просто жили на проценты, не работали.

Сергей Кикевич: Ну да. У кого есть какие-то накопления, мог в принципе не заниматься ни бизнесом, ничем, а просто держать деньги в банке.

Но ситуация, которую мы сейчас имеем, отличается коренным образом от прошлого знаете чем? Тем, что Центральный банк сказал, что теперь это официальная денежная политика. Она называется мягкой политикой. У нас ключевая ставка всегда будет либо равна примерно инфляции, либо даже немножко ниже.

Константин Чуриков: Мягко стелют, да жестко спать.

Сергей Кикевич: Это реальность. На самом деле странно, наверное, что мы за 20 лет никогда раньше такого не встречали. Весь мир-то, в принципе, давно уже в этой реальности живет. Просто мы с ней столкнулись недавно. И нам надо теперь думать, как же нам поступать в этой ситуации. А поступать со своими накоплениями… Давайте сделаем ремарку: все, о чем мы здесь говорим – это же только для тех людей, у которых эти накопления уже есть. Потому что нам часто телезрители говорят: «А вот у нас нет никаких накоплений. О чем вы вообще тут говорите?»

Константин Чуриков: Нам уже это говорят.

Тамара Шорникова: И еще одна ремарка: а важно, какие накопления, сколько? То есть, условно, 10 тысяч есть – все равно можно что-то накопить, как-то приумножить?

Сергей Кикевич: Да, можно. Я думаю, что эта проблема вообще касается всех ситуаций. И неважно, сколько у вас накоплений – миллион или 10 тысяч рублей, головная боль все равно есть. Сначала у вас была головная боль, что не было накоплений вообще. А вот теперь вторая головная боль – накопления появились, а что же с ними делать, чтобы они не испарились? И это, как говорится, на всю оставшуюся жизнь, потому что мы живем в обществе, где есть инфляция.

Константин Чуриков: Сергей Александрович, давайте прямо конкретные советы. Если не депозиты, то какие еще инструменты у людей сегодня должны быть? На что обратить внимание?

Сергей Кикевич: Во-первых, прежде чем мы начнем действительно ругать депозиты, надо все-таки не забывать, что это остается отличным инструментом, просто, видимо, на будущие годы, во всяком случае до тех пор, пока коренным образом не изменится политика Центрального банка. Пока она останется мягкой, депозит – это не тот инструмент, который нас защищает от инфляции и который позволяет приумножить наши накопления. То есть это просто такое ликвидное место, где можно на год… Вам надо купить квартиру или машину. Вот положили на год. Вам, в принципе, не важно заработать за год. Это бесполезно.

Константин Чуриков: А какие проценты? Пишет нам Москва: «Похоронные, лежат под 3,2%. Спасибо Центробанку» Так вот, что делать?

Сергей Кикевич: Ну, 3,2% – это прямо уж совсем как-то нехорошо. То есть сейчас есть накопительные счета, те же самые 4%, 5% в отдельных банках предлагают. Это вообще даже не депозиты. Вы просто держите на дебетовой карте какие-то деньги, которые вы расходуете. И уже капает какой-то процент. Это отлично на самом деле, этим надо пользоваться. Но другое дело, что если вы хотите действительно защититься от инфляции, то есть совершенно другие виды инструментов, более доходные.

Константин Чуриков: Так, давайте. Мы записываем. Давайте.

Тамара Шорникова: Сейчас прямо за валидолом нужно будет бежать. Какие?

Сергей Кикевич: Ну, наверное, такой маленький шажочек в сторону увеличения доходности – это облигации. Это инструмент, который очень похож по своим свойствам на депозиты, потому что тоже заранее все известно, сколько вам заплатят процентов, какие ставки по ним. Наверное, даже для тех, кто совсем боится слов «ценные бумаги», «брокеры». Не надо ничего этого делать.

Есть такой удобный инструмент, который называется «народные облигации», у них обозначение – ОФЗ-н. Вы их можете приобрести в офисах крупных банков. Пошли в «Сбербанк», пошли в «ВТБ» или воспользовались интернет-приложением, мобильным приложением. Там это уже можно сделать.

Константин Чуриков: Минфин гарантирует выплату, да?

Сергей Кикевич: Это инструмент, в общем-то, более надежный, чем те же самые депозиты. Почему? В депозитах гарантия АСВ, и там защищены только 1,4 миллиона. А так называемые «народные облигации» – вы там хоть 40 миллионов держите. И те же самые гарантии, причем федерального уровня.

Константин Чуриков: У нас в истории по облигациям всегда платили?

Сергей Кикевич: Всегда платили. У нас была ситуация дефолта в 2000 году, но дефолт был только перед иностранными держателями облигаций. Всем россиянам деньги всегда государство возвращало. Последние 20 лет даже близко ничего такого не было. И ситуация, скажем так, с платежеспособностью государства сейчас как никогда устойчивая. Поэтому здесь я бы никаких опасений не испытывал на этот счет. Кстати, доходность по этим же ОФЗ-н сейчас почти 7%. А это уже, согласитесь, не 4%.

Тамара Шорникова: Почти 7%?

Сергей Кикевич: Да.

Тамара Шорникова: А как это выплачивается? Это ежемесячная выплата процентов? Или это, как и с депозитами, через год получишь?

Сергей Кикевич: Там надо смотреть выпуски облигаций, они разные бывают. Но стандартная схема выплаты – это купон называется уже. Не процент, как в депозите, а выплата купона. Это два раза в год купон. По народным облигациям сделано так, чтобы люди держали эти ценные бумаги до погашения. Это значит, что трехлетняя бумага, через три года вам возвращаются деньги. Как на вкладе на самом деле.

Но отличие от вклада заключается в том, что вы эту бумагу, в общем-то, можете продать в том же офиса какого-то банка, вы можете ее просто вернуть заранее, без штрафных санкций. Но там интересно государственно сделало так, чтобы вкладчикам было выгодно держать бумагу до конца, поэтому купон все время растет: сначала маленький купончики, а потом большие.

Константин Чуриков: Это все равно сложная информация. Хорошо, давайте на пальцах. Значит, покупаем… Сколько сейчас стоит эта облигация?

Сергей Кикевич: От 10 тысяч.

Константин Чуриков: Хорошо, 10 тысяч достаем из-под подушки, покупаем, предположим. Хорошо. А дальше когда за деньгами заходить?

Сергей Кикевич: Через три года.

Константин Чуриков: Через три года?

Сергей Кикевич: Ну, можно раньше, просто тогда доходность будет меньше.

Константин Чуриков: Через три года? А что тут будет через три года? Подождите. Какие будут цены через три года?

Сергей Кикевич: Ну, мы же говорим… Мы сравниваем с чем? С депозитами.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Кикевич: По сути, на депозиты интересные ставки начинаются от года.

Константин Чуриков: Проехали облигации. Что еще?

Сергей Кикевич: Облигации, кстати… Ну, мы их как бы проехали, но мы проехали только самый простой из инструментов. Если брать аналог валютного депозита, то есть же еще и такие валютные облигации, по которым тоже ставки серьезно выше. Причем, даже если взять валютные облигации того же Минфина российского, то там тоже доходности – 1,5–2%, даже выше бывают. Если человек уже не боится открыть брокерский счет, а это тоже можно сделать в любой офисе крупного банка, то, пожалуйста, там это доступно, покупка в один клик. Не намного сложнее, чем открыть депозит.

Тамара Шорникова: И тоже обещанных денег три года ждут?

Сергей Кикевич: Нет, там вы можете выбирать уже срок до погашения – год, два, три. У них достаточно большой выбор этих валютных и рублевых облигаций. Выбирайте. Просто тот срок, который вам комфортен… Почему это удобнее, чем народные облигации? Потому что их огромное количество. Выбираете и покупаете. На год надо разместить деньги? Покупаете облигации на год. Надо на полтора года? Тоже найдете такой выпуск. Проблем нет.

Константин Чуриков: Угадайте, из какого региона нам сейчас звонят.

Тамара Шорникова: Где больше копят?

Константин Чуриков: Кому особенно интересна эта беседа?

Сергей Кикевич: Ну давайте.

Константин Чуриков: Москва. Вячеслав, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Здравствуйте, уважаемый эксперт. У меня такой вопрос. Я сегодня только был в «Сбербанке»… Хотел сказать о процентной ставке. 19.04.2019 года 4,4% было, у меня в сберкнижке написано. Значит, 20.04.2021 года, то есть три года прошло, – 5,1%. Сегодня я был, мне написали, что до 2023 года процентная ставка – 2,65%. Простите, это что? Это зачем сделано? Я не понимаю. Объясните, пожалуйста. Может быть, 1% будет или 0%?

Константин Чуриков: Может, еще будем должны?

Зритель: Это мои доходы увеличиваются, получается, да? Вот так вот, да? Здорово! Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Сергей Александрович.

Сергей Кикевич: Ну, у меня ответ очень простой. Это сделано для того, чтобы мы с вами хоть немножко начали думать.

Тамара Шорникова: И забрали деньги из банка.

Сергей Кикевич: Ну, из этого банка, конечно, давайте забирать деньги. Если вас эта ставка устраивает, так и оставайтесь там. Если нет, то давайте немножко включим голову и посмотрим, что еще есть в мире финансов.

Константин Чуриков: Стесняюсь спросить…

Тамара Шорникова: А банкирам это зачем? То есть им не интересен клиент больше?

Сергей Кикевич: Ну послушайте…

Тамара Шорникова: Или их так много, что от части можно и избавиться?

Сергей Кикевич: Вы знаете, был анекдот, за который ругали. Если одно слово написать на заборе, то выстроится очередь… Ну, я уже даже не хочу уточнять. Вот всегда найдутся люди, которые туда пойдут. Надеюсь, что наши слушатели – люди думающие. Мы с вами здесь специально для этого и сидим, чтобы подсказать, что делать.

Константин Чуриков: Стесняюсь спросить… Вот вы сказали, что у нас мягкая денежно-кредитная политика, поэтому теперь будет так. Вопрос: а зачем нам мягкая денежно-кредитная политика?

Сергей Кикевич: Это очень хороший вопрос. Дело в том, что такая денежная политика очень выгодна для экономики. Ведь если, предположим…

Константин Чуриков: Разделим: для экономики, но не для нас, да?

Сергей Кикевич: Ну, если экономика растет, то гражданам тоже хорошо – есть дополнительные рабочие места, увеличивается зарплата. Поэтому мы от экономики очень сильно зависим. Пенсии растут опять-таки, налоги платятся лучше. Нет, экономика – это благо. О ней надо заботиться, без этого никак.

Так вот, представьте гражданина, у которого есть накопления – ну, скажем, миллион рублей. Когда ставка равна 10%, как это было раньше, а инфляция, скажем, 5%, то зачем вообще чем-то заниматься? Зачем? Двигаться не надо. Вы просто закупорили 30 миллиардов… А именно столько денег сейчас. Извините, 30 триллионов.

Константин Чуриков: Триллионов, да.

Сергей Кикевич: 30 триллионов сейчас лежат на депозитах. Это деньги, которые, в общем-то, не участвуют ни в каких экономических процессах, по сути дела. И в этом смысле Центральный банк прав: чем ниже мы опускаем ставку, тем больше мы пододвигаем людей к какой-то активности: открывать собственный бизнес, заниматься предпринимательской деятельностью, в конце концов заниматься инвестициями в том числе. Почему нет?

Тамара Шорникова: Понятно, такой волшебный пинок, да?

Сергей Кикевич: Ну, в общем-то, да.

Тамара Шорникова: Лилия, опять из Москвы. Здравствуйте. А, из Саратова. Извините.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Алло.

Тамара Шорникова: Да, Лилия, слушаем вас.

Зритель: Нас же обманули. В СМИ пишут, что там застрахованы вклады, в объявлении было. И это не только Саратов, но и в Твери…

Константин Чуриков: Так, Лилия, успокойтесь и спокойно рассказывайте! Куда вы отнесли деньги? И кто вас кинул?

Зритель: Деньги мы отнесли в кооператив, в потребительский кооператив КПК «Надежные сбережения» в Саратове. Нас 500 человек. Они закрылись 7 февраля, нас не предупредили ни о чем.

Константин Чуриков: Лилия, а зачем вы туда понесли деньги? Что вам предлагали? Какие условия предлагали?

Зритель: Ну, там процент – 7,65%. Мы дети войны, мне 81 год. И таких пенсионеров там целых 500, и это только в Саратове. А сейчас и в Твери, и везде. Мы положили «гробовые» свои деньги. Пенсии маленькие. И там сказали, что застрахованы. И в Центральном банке…

Сергей Кикевич: Какая ставка?

Константин Чуриков: 7,65%. Лилия, сейчас услышим, что скажет Сергей. Или, может, вопросы какие-то еще?

Сергей Кикевич: Да нет. К сожалению, ситуация очень понятная. Вообще со времен, когда появились кредитные кооперативы, другие организации, которые принимали вклады легально (микрофинансовые организации, кстати, тоже принимали вклады, и сейчас принимают), вот эти ситуации повторяются.

Почему? Потому что, в моем понимании, на сегодняшний день кредитный кооператив за очень и очень редким исключением – это символ финансовой пирамиды, это просто мошенничество, откровенное мошенничество, такой нелегальный способ отъема денег у населения. Придумали эти кооперативы вроде бы для совершенно благих целей – чтобы фермеры создавали, например, общую кассу, друг друга кредитовали. И во что это превратилось? По сути, любой кооператив, который вы видите в городе, – это почти наверняка какие-то нелегальные схемы отъема денег.

Вопрос: почему это существует? Ну, это не к нам с вами. Я думаю, что кому-то это выгодно, что это есть. Но, вообще говоря, их давно пора прикрыть при такой ситуации.

Тамара Шорникова: Про тех, кому выгодно. Еще раз про ключевую ставку и о том, что это здорово для экономики. Ключевая ставка – это же не только, например, повышенные ставки по вкладам, это еще и дорогие…

Сергей Кикевич: Это и дешевые кредиты.

Тамара Шорникова: Дешевые?

Сергей Кикевич: Дешевые кредиты, да. Для бизнеса это дешевые кредиты.

Константин Чуриков: Если она маленькая.

Сергей Кикевич: Это значит, что предприниматели могут кредитоваться и развивать свой бизнес за счет маленький ставок. Поэтому, да, это выгодно, конечно.

Тамара Шорникова: А с учетом разговор про пузырь кредитный и так далее – это сейчас нас не очень беспокоит?

Сергей Кикевич: Ну, вы знаете, во всех экономиках есть циклы, когда кредитные пузыри надуваются, потом они схлопываются и опять начинают расти. Кстати, если уж и говорить о каком-то кредитном пузыре, то он прежде всего касается потребительского кредитования. Это потому, что на деньги просто накупают товары, в основном не нужные им самим, в кредит за дикие процентные ставки. В этом смысле слишком много взято кредитов на всяких хлам в основном. Ну что делать? Финансовая грамотность населения у нас, к сожалению, тоже не очень высокая.

Константин Чуриков: Сергей, а вот что нужно сделать сегодня, чтобы люди смогли все-таки накапливать деньг и их приумножать? Вот мы говорим об этих 30 триллионах вкладов на счетах банков. Но мы же понимаем, что, наверное, это не только и не столько простые россияне, сколько россияне не простые. Говорят: «У россиян 30 триллионов!» Ребята, а вы про кого? Это первый вопрос.

И второй из эсэмэски из Ленинградской области вытекает. Нам пишут: «В стране двузначная инфляция, а процент по депозитам – 2–3%». Ну кто кого обманывает-то? Может, как-то, я не знаю, точнее измерять эту температуру, чтобы точнее принимать решения? Те товары, которые покупают люди – мы понимаем, это не 5% инфляции.

Сергей Кикевич: А вот давайте, действительно, на эту тему, поговорим немножко про инфляцию. На мой взгляд, вот эти сомнения в инфляции – официальной, неофициальной – они тоже в основном растут от того, что люди не до конца понимают, что такое вообще инфляция, как она измеряется и почему она не соответствует тому, что они чувствуют на своем кошельке.

Ведь инфляция – это просто рост стоимости корзины, которая состоит из огромного количества продуктов и услуг, в том числе продовольственных товаров. У многих граждан, у россиян основная затрата – это продукты питания, например. Вот по этой части инфляция намного выше, причем официально выше – в 1,5–2 раза.

Константин Чуриков: И они поэтому очень хорошо как раз понимают инфляцию. Они считают последнюю копейку.

Сергей Кикевич: Если вы зайдете на сайт Росстата и посмотрите продуктовую инфляцию, то там будут совершенно официальные данные, которые отличаются от инфляции средней по товарам и услугам.

Константин Чуриков: Это мы знаем.

Сергей Кикевич: Она тоже высокая. Сейчас на память не скажу, но… Просто если вам интересно, если вы не доверяете, то зайдите и посмотрите. Там эта инфляция тоже указывается. Она высокая. Все знают, что продуктовая инфляция высокая в стране. Поэтому, скорее всего, просто… А что такое инфляция? Это просто средняя температура по стране. Естественно, что она не к каждому подходит. Если вы покупаете импортные товары, то там тоже долларовая инфляция, и она очень высокая, она намного выше, чем средняя.

Если говорить обо мне лично, о моей семье, то мы каждый год раньше развлекались – смотрели, сколько мы тратим и насколько эта сумма каждый год растет. Вы не поверите, мои расходы плюс-минус (там десятые процента) совпадали с официальной инфляцией. Правда, я этого давно уже не делали. Года три назад оно так было. Вот я вписался в эту официальную цифру. Почему? Потому что мои продуктовые расходы – это где-то 10–20% от общих. То есть, в принципе, так оно и есть. Не всем подходит эта цифра. Ну смотрите глубже. Если вас интересует та инфляция, которая соответствует вашей корзине, то она, конечно, отличается.

Тамара Шорникова: По Росстату, продуктовая почти в три раза сейчас больше обычной.

Константин Чуриков: Я сейчас зашел просто на сайт Росстата. У меня руки даже трясутся. Ну ладно, потом расскажу.

Сергей Кикевич: Ну, надо долго копаться, чтобы найти нужную информацию.

Тамара Шорникова: Продолжим перечислять инструменты, с которыми мы все-таки сможем что-то сделать со своей наличкой.

Сергей Кикевич: Да, давайте.

Тамара Шорникова: Немного отдохнем от облигаций, потому что и так сейчас многие напряжены. Недвижимость – это сейчас выход, если у кого-то есть возможность?

Сергей Кикевич: Недвижимость – это такой традиционный инструмент и, мне кажется, предмет мечтаний очень многих россиян. Почему-то, если кто-то мыслит о накоплениях, о каких-то инвестициях, то это всегда выливается в какие-то квартиры – и неважно, в инвестиционные квартиры или где они живут.

На мой взгляд, это не самый лучший инструмент. Почему? Потому что, во-первых, очень высокий порог входа. Ну вы не сможете купить десятую часть квартиры, вам придется сразу купить хотя бы однушку. И это всегда несколько миллионов рублей, даже если вы возьмете не самые дорогие регионы.

Во-вторых, если посмотреть цифры, то за последние годы рост стоимости, во всяком случае на вторичке, едва-едва опережает инфляцию. То есть сказать, что на этом можно обогатиться, тоже очень сложно. Наверное, если измерять промежутками 15–20 лет, то цены на недвижимость таки догонят инфляцию и даже, может быть, обгонят. Но это сложно. Надо выбирать. Вы же не пойдете и в соседнем домике купите квартиру. Это, по сути, профессиональная деятельность. Вы должны понять, где купить, что купить, у кого купить.

Константин Чуриков: И мы говорим о недвижимости в нашей стране.

Сергей Кикевич: Да, естественно. А потом что? Ну, купили. А дальше что? Ее надо сдавать в аренду, значит. Сейчас арендная доходность – порядка 4%, в лучшем случае 5%. И это еще до вычета налогов.

Константин Чуриков: А если дачу купить и сдавать в аренду? Сейчас дачи берут.

Сергей Кикевич: Ну слушайте, в принципе, та же самая история. Выберите поселок, посмотрите, как там. Ну да, естественно, если вы найдете хорошее место… Вы знаете, про недвижимость говорят, что там главное – выбрать правильное место, где потом проложат магистраль – и цены вырастут, допустим, в три раза.

Тамара Шорникова: То есть – в Сочи.

Сергей Кикевич: Но это, по сути, очень сложный вид деятельности. Вот сколько я ни видел людей, которые успешны в этом деле, это профессиональны своего дела. Те же, кто просто так вложил деньги и хочет забыть, как правило, получают головную боль от этой недвижимости (за редким исключением). Поэтому я бы сказал, что нет. Недвижимость, если вы хотите чего-то спокойного, того, что бы приносило доход и вы бы пассивно занимались своими делами, – это не тот вид вложений, на который стоит рассчитывать.

Константин Чуриков: Раиса из Петербурга, давайте ее послушаем. Здравствуйте, Раиса.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, вот как сохранить последние деньги? Отдать государству. И они оберут нас до нитки! В 2014 году банк исчез. Ну, многие банки закрыли. Лежали деньги на квартиру, это не то что себе. У сына была семья. Лежали деньги в долларах и в рублях. Ну, мы откладывали, не просто так откладывали много лет. Нам вернули деньги – то, что там застраховано было. Это «Инвестбанк», деньги были застрахованы.

Сергей Кикевич: А какая сумма, можно уточнить?

Зритель: Сумма? Я не помню, сколько было тогда, семьсот или миллион четыреста. Я просто не помню. Это в 2014 году.

Сергей Кикевич: Я тоже сейчас не возьмусь. Дело в том, что, видимо, вы положили намного больше, чем гарантия АСВ распространялась.

Константин Чуриков: Ну да. Видимо, все-таки не даже не миллион четыреста, да-да-да.

Сергей Кикевич: Вот это та ситуация, которой надо остерегаться, причем даже в крупных надежных банках. То есть этого нельзя делать никогда.

Константин Чуриков: Хорошо. Еще просит вас Иваново: «Объясните, пожалуйста, что такое инвестиционный счет. В банке говорят, что по ним сейчас процент – до 16% в год».

Сергей Кикевич: Спасибо за этот прекрасный вопрос. Мы бы сами до этой темы никогда не дошли.

На самом деле правильное название – индивидуальный инвестиционный счет. Сокращенно иногда называют ИИС. Это очень прогрессивный и очень правильный инструмент для тех, кто как раз хочет защитить свои сбережения, в том числе приумножить. Именно приумножить. Почему? Потому что…

Константин Чуриков: А приуменьшить можно?

Сергей Кикевич: Приуменьшить тоже можно. Мы сейчас об этом поговорим. Но все-таки есть надежные инструменты, которые позволяют с минимальными рисками все это делать.

Так вот, индивидуальный инвестиционный счет – это тип брокерского счета, по сути дела, где государство нас предоставляет различные льготы в виде налоговых вычетов. Если простыми словами объяснить, что вы просто кладете деньги на этот счет, и государство вам возвращает в виде налогового вычета до 52 тысяч в год, или 13%. То есть в зависимости… Если 100 тысяч положили – значит 13 тысяч. Но не больше 52 тысяч в год.

Константин Чуриков: Меня пугает слово «государство» здесь. И пугает еще, что у нас же еще как бы налог есть на вклады.

Сергей Кикевич: Нет, это не… Нет, налог, естественно, но здесь не важно. Вы просто туда завели деньги и ничего не купили вообще. Ну, просто 100 тысяч положили. В следующем году вы получаете от государства 13%, уже 13% на введение туда деньги, даже если вы просто ничего не купили.

А дальше вы покупаете те же самые облигации, самые надежные облигации федерального займа, по которым сейчас тоже доходность, как на депозите, может, чуть-чуть повыше, в районе 6%. И 6 плюс 13 – мы имеем уже 19% годовых. Ну, это в первый год. Вот самая простая схема, элементарная схема, которая позволяет заработать уже гораздо больше, чем на депозите.

Есть, конечно, ограничения – у вас должна быть «белая» зарплата, потому что эти 13% возвращаются в виде налогового вычета.

Константин Чуриков: Ну все, мы потеряли половину нашей аудитории.

Тамара Шорникова: Расходимся.

Сергей Кикевич: Есть тип Б, который не зависит от зарплаты. Я тоже индивидуальным предпринимателем был долгое время…

Константин Чуриков: Буквально полминуты.

Сергей Кикевич: Просто на индивидуальном инвестиционном счете типа Б мы не платим никаких налогов – что тоже, в общем, неплохо. Там те же самые 13%, НДФЛ не надо платить с того, что мы приумножили.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо. Надеемся, что некоторым пригодилась эта информация.

Тамара Шорникова: Кому-то эти советы помогут, да.

Константин Чуриков: Или пригодится в будущем, потому что кто-то в будущем разбогатеет.

Спасибо. Сергей Кикевич, финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений». Если со сбережениями все так скверно, то будем теперь экономить на еде. Через несколько минут вместе с вами увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)