Как выжить в сложные времена: чем поможет населению наше правительство?

Как выжить в сложные времена: чем поможет населению наше правительство? | Программы | ОТР

Какая помощь сейчас нужна людям?

2020-03-16T14:00:00+03:00
Как выжить в сложные времена: чем поможет населению наше правительство?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Михаил Дмитриев
президент партнерства «Новый экономический рост»
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»

Иван Князев: Уважаемые друзья, мы снова в прямом эфире, это «ОТРажение», Тамара Шорникова с вами...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. Присоединяйтесь, звоните и пишите к нам в прямой эфир, тем более что ту тему, которую мы будем обсуждать сейчас, она буквально касается каждого.

Иван Князев: Каждого из нас.

Российское правительство анонсировало ряд мер в связи с коронавирусом. Они направлены на то, чтобы помочь нам и экономике в целом пережить непростые времена. В частности, поручено обеспечить особый порядок оплаты больничных листов. Планируется в ближайшее время разрешить онлайн-продажу безрецептурных лекарств, будет ускорено принятие соответствующего законопроекта, но пока только ускоренное и пока законопроекта.

Тамара Шорникова: Также будет создан фонд премирования врачей, которые борются с коронавирусом. Туркомпании и авиаперевозчики, а также другие компании получат отсрочку по выплате налогов, процедуру доставки товаров упростят, малому и среднему бизнесу расширят льготное кредитование. Пока все это в прогнозах.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Это у нас в России, а что делают другие страны? Посмотрим.

Иван Князев: Ну вот смотрите, в США, к примеру, дадут отсрочку от подоходного налога. В Грузии крупные банки позволили клиентам не выплачивать кредиты (я думаю, сейчас это, знаешь, такая мечта для всех нас).

Тамара Шорникова: Временно, временно не выплачивать.

Иван Князев: Да, временно. В Сингапуре чиновники отказались от своих зарплат в пользу медработников, а в Китае также резко снизили подоходный налог для предприятий, чтобы людям легче было пережить падение экономики.

Тамара Шорникова: В Бразилии уже в апреле начнут выплачивать тринадцатую зарплату и тринадцатую пенсию. Что из этого можно перенять? Хватит ли мер, предлагаемых нашим правительством, и для кого они будут в первую очередь? Спросим у наших экспертов.

Иван Князев: Да. Ну и, конечно же... (Правда, я тут задумался, мне сразу в Бразилию захотелось почему-то резко, тринадцатая зарплата уже в апреле...) Хотим у вас узнать, дорогие друзья, какая помощь нужна лично вам. Прямо сейчас звоните нам, пишите, телефоны на ваших экранах.

Тамара Шорникова: Да, рассказывайте, из-за чего переживаете больше всего.

Обсудим все это с нашим экспертом. У нас в студии Михаил Дмитриев, президент партнерства «Новый экономический рост». Здравствуйте.

Михаил Дмитриев: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Михаил Эгонович.

Тамара Шорникова: Ну вот коронавирус, меры в первую очередь, чтобы упредить распространение этой болезни. Но, конечно же, у нас здесь сейчас «джекпот» полный, то есть помимо коронавируса еще и низкий рубль, дешевеющая нефть, страшные прогнозы от экономистов и так далее. Хочется понять действительно, какие меры по защите нас в первую очередь, о больших компаниях позже поговорим, сейчас действительно правительство рассматривает? Что из этого нам поможет? Вот пока мы видим больничные листы...

Иван Князев: Да, потому что пока список большой, не всегда понятный, сразу скажем вам, непонятны некоторые моменты, как они нас коснутся.

Тамара Шорникова: Большой для всех для нас, на самом деле не очень маленький.

Иван Князев: Да, для нас не очень маленький.

Тамара Шорникова: Пока больничные листы в принципе и вот, в общем-то, все, пожалуй.

Михаил Дмитриев: Нет, самые интересные меры на самом деле даже связаны не с больничными листами, больничные листы – это очевидная вещь, лекарства по Интернету, это, конечно, надо было делать на самом деле, по поводу лекарств по Интернету надо было давно уже смягчать ограничения. Что касается наиболее таких серьезных мер, это меры, связанные с помощью тем отраслям, которые первыми столкнулись с последствиями эпидемии и просто лишились выручки, ну вот авиационный транспорт точно. Более того, если мы посмотрим доклад «McKinsey», который оценил, насколько долго эпидемия будет действовать на разные сектора, то гостиницы и авиационный бизнес – это чемпионы, у них, скорее всего, проблемы продлятся до конца года даже при самом благоприятном исходе эпидемии.

Тамара Шорникова: Михаил Эгонович, простите, что перебиваю, мы, естественно, поговорим о них, но чуть позже. Все-таки да, там цены поднимут, многие обанкротятся, но мы сейчас и так никуда не летаем условно.

Иван Князев: Не особо хочется.

Тамара Шорникова: Да. Волнует то, что многие действительно сейчас окажутся в сложной финансовой ситуации, многие могут потерять работу, непонятно, что будет и как. Мы можем рассчитывать на такие меры, как, например, в Грузии, где временно приостанавливают, разрешают клиентам временно не платить по кредитам? Мы можем рассчитывать на какие-то вот такие меры? На увеличение, не знаю, пособий по безработице, которые сейчас, по-моему, максимум 8 тысяч рублей?

Иван Князев: Отмену налогов, к примеру? Или у нас это нереально?

Михаил Дмитриев: Тут возникает вопрос, что здесь первично, помогать тем предприятиям, которые платят зарплату, или непосредственно населению, забыв о предприятиях, пускай население лишается работы, потому что предприятия закрываются, и им платить какие-то пособия. Логичнее все-таки пытаться смягчить шоки для бизнеса, с тем чтобы он продолжал какую-то работу и продолжал платить зарплату.

И здесь вот такие меры, которые, например, в Германии были апробированы еще в 2008 году, Kurzarbeit так называемый, когда предприятие, попавшее в тяжелое положение из-за падения выручки, переводят на сокращенный рабочий день, а из бюджета доплачивается часть заработной платы, которая в связи с этим теряется. Вот это вот гораздо более интересные варианты, потому что они не останавливают работу предприятий.

Все-таки работа – это первично: не будет работы, все сядут на мизерные пособия, а откуда взять деньги в бюджете в такой ситуации? Так что вот эти меры по адресной поддержке компаний, которые попали в тяжелое положение, – это на повестке дня сейчас очень серьезно. Например, в Великобритании одним махом 1,5% ВВП выделили в том числе на эти меры.

Иван Князев: Вот-вот. А самый главный вопрос – у нас-то эти деньги есть? Вот сейчас вроде как анонсировали с утра, что у нас 300 миллиардов рублей вроде бы как, это ведомство анонсировало, что будет фонд специальный, 300 миллиардов рублей будет выделено для поддержки экономики из этого фонда. Это реальные цифры?

Тамара Шорникова: И достаточны ли они?

Михаил Дмитриев: Ну 300 миллиардов – это очень даже посильно бюджету, но, честно говоря, последствия нынешней ситуации будут гораздо более серьезны. На мой взгляд, правительству придется пересмотреть бюджетное правило. Если оно этого не сделает, наша страна окажется в этом году в очень тяжелом положении. Надо цену отсечения нефти, видимо, ее придется поднять как минимум до 50 долларов за баррель с нынешних 42,5...

Иван Князев: То есть нефтяники пострадают от этого?

Михаил Дмитриев: Нет, нефтяникам это абсолютно все равно, у них прибыль практически никак не связана с ценой на нефть, потому что вся сверхприбыль по более высокой цене идет в бюджет.

Иван Князев: Нет, ну если поднимем цену отсечения?

Михаил Дмитриев: Если мы поднимаем цену отсечения, это значит, бюджет может начинать тратить резервы при более высокой цене на нефть.

Иван Князев: Ага.

Михаил Дмитриев: Вот сейчас, для того чтобы предотвратить тяжелый экономический спад, где коронавирус только одна из причин, уже и нефть, и многое другое к этому добавляется, нужно будет существенно нарастить бюджетные расходы, это единственный источник, который может поддержать экономику и население на плаву.

Иван Князев: А в дефицит не выйдем?

Михаил Дмитриев: Да, естественно, это будет дефицит, но это дефицит, который пока финансируется из резервов, накупленных за счет бывшего профицита. При таких расходах 2–3% ВВП Фонда национального благосостояния хватит как минимум на 2 года, больше 2 лет очень мало когда какая-то рецессия продолжалась. Сейчас очень важно смягчить этот общий многосторонний удар, где коронавирус только маленькая часть тех шоков, которые получили экономика и население из-за нынешней турбулентности.

Иван Князев: Потому что дефицит уже сейчас у нас чувствуется. Вот Карелия спрашивает: «В Петрозаводске в аптеках нет медицинских масок». Во многих регионах, в том числе и в столице, уже пустеют полки супермаркетов.

Тамара Шорникова: Это уже о нашем дефиците.

Иван Князев: Да, это уже...

Михаил Дмитриев: А это уже другая проблема.

Тамара Шорникова: Продовольствие.

Иван Князев: Мы просто, да, возвращаемся немножко к нашим потребностям.

Михаил Дмитриев: Эту ведь проблему нельзя решить просто наращиванием бюджетных денег, потому что это дефицит со стороны предложения. Сколько денег ни давай, если у вас нет мощностей, например, по производству легочных вентиляторов, которые сейчас нужны больным коронавирусом, то они из воздуха не возникнут. Все трансграничные поставки сейчас обрезаны, потому что каждая страна старается удержать как можно больше этого оборудования у себя. То же самое с масками, с гелями... Вот сейчас в Великобритании выяснилось, что она вообще не производит обычного антисептического геля для рук, и в результате журналист BBC сегодня утром рассказывал, что он у себя в шкафчике нашел два геля и абсолютно счастлив, они завалялись где-то там с позапрошлогодней поездки.

Иван Князев: Повезло ему.

Тамара Шорникова: Тут далеко ходить не надо и смотреть пример Великобритании – у нас сейчас нигде не найти маски, выяснилось, что практически все они из Китая.

Михаил Дмитриев: Наша семья озадачилась этим месяц назад, с трудом нашли, перебрав порядка 20 аптек, сейчас ситуация еще хуже.

Иван Князев: Ну вот видите, вам еще повезло, потому что на все эти сообщения жители нашей страны реагируют по-разному, по-своему точнее реагируют: одни скупают медицинские маски оптовыми партиями, другие избегают скопления людей. Вот давайте посмотрим, как семья Мироненко из Челябинска подготовилась к потенциальной угрозе. С подробностями Татьяна Авдеева.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Да, вот такой весьма серьезный подход.

Иван Князев: Серьезная семья Мироненко.

Тамара Шорникова: Вот смотрите, сообщения действительно поступают разные, обстановка абсолютно разная. Естественно, я думаю, что у каждого сейчас в Facebook найдется куча друзей, которые выкладывали фотографии из магазинов, мол, «вот в воскресенье закупался в Ашане, смотрите», и там дальше пустые полки с мукой, с макаронами, туалетной бумаги где-то нет и так далее. При этом другая история, вот чуть выехать из Москвы, отправиться куда-то в область, тоже знакомые недавно обеспокоились, решили как-то закупиться на выходных, поехали на рынок – мясо, гречка, все на месте, всего в том же количестве. У меня, честно, вот рядом с домом в шаговых магазинах абсолютно полные полки.

Иван Князев: Я тоже вчера в «Пятерочке» вечером был, все там в порядке, все есть.

Тамара Шорникова: Так вот вот эти полупустые полки где-то там кто организует? Это наши тревожащиеся сотрудники офисов? Потому что мне кажется, что в деревне как-то спокойнее к этому относятся ко всему.

Михаил Дмитриев: Ну, я не могу сказать, кто это организует, но это обычное проявление панических настроений.

Иван Князев: То есть это пройдет?

Михаил Дмитриев: Ну если говорить о гречке, например, то запасы гречки связаны с урожаем гречихи, он уже собран, мы не съедим больше, чем этот урожай. Он есть, он все равно где-то хранится, он будет поступать в магазины так или иначе. То же самое с консервами, в принципе консервов производится довольно много, вот так панически запасать сейчас на полгода вперед вряд ли имеет смысл.

Так что мне кажется, сейчас проблемы гораздо более серьезные, не сиюминутные, долгосрочные, а именно то, что коронавирус резко ухудшает общеэкономическое положение в стране, и это не на месяц, не на неделю, не пока идет собственно вспышка самой эпидемии, а на более длительный срок, год-полтора. Серьезное ухудшение экономической ситуации – это то, с чем прежде всего власти должны будут бороться в ближайшие полгода, скажем так, не только с эпидемией, но и с тяжелыми экономическими последствиями надвигающегося кризиса.

Иван Князев: К прогнозам мы еще вернемся.

«Увеличить МРОТ в 2 раза и пенсию хотя бы на 50%» – это вот к вопросу о том, чего не хватает людям в данный момент. Тринадцатую пенсию люди хотят, правда, регион неизвестен. Ивановская область что-то совсем грустно: «Субсидии на похороны нужны».

Уважаемые друзья, у нас есть звонок, из Ростова-на-Дону Константин на связи, послушаем, какие бы меры он предложил. Здравствуйте, Константин.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел сказать, что я соглашусь с вашим экспертом о том, что это все плохо отразится на всей экономике страны. И здесь я бы все-таки понизил цены или акцизы хотя бы на топливо, заморозил ЖКХ, то есть то, чем пользуются все, безразлично, то ли это частник, то ли это фирма. Вот в таком бы ключе правительство делало.

Ну и плюс бы, естественно, какую-то наценку оно ввело ограниченную, то есть вот продавали бы те же продукты или еще что-нибудь не более 25%, как было, допустим, при Союзе. Вот это была бы действительно реальная помощь. А когда будут давать определенное кому-то и где-то, это будет угадайка какая-то, то есть где-то кто-то получит, а кто-то недоберет, а потянет всех. Это мое мнение.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага. Да, спасибо, спасибо вам большое, Константин.

Тамара Шорникова: Если говорить о все-таки мероприятиях для бизнеса, для предприятий, то есть для работодателей, которые нам выплачивают нашу зарплату, сохраняют наши рабочие места. Сейчас правительство предлагает в качестве возможных мер налоговые каникулы, уменьшение количества проверок. Насколько это поможет предприятиям?

Михаил Дмитриев: Ну, скажем так, наиболее серьезные последствия нарастания эпидемиологической ситуации возникают в очень крупных городах. Структура экономики в крупных городах – это большое количество услуг, услуги сильнее всего страдают от нарастания вот этой эпидемии. Только что говорили про транспорт, индустрию развлечений, масса услуг, где нужны непосредственные очные контакты, – все это схлопывается. В этой сфере очень много компаний небольших и даже индивидуальных предпринимателей.

Например, в Москве количество индивидуальных предпринимателей на душу населения в 3 или 4 раза больше, чем в Париже, на тысячу человек населения, и в 1,5 раза больше, чем в Нью-Йорке. Эти компании, безусловно, столкнутся с очень серьезными ограничениями, поэтому у них главная проблема – это поддержание минимальных текущих затрат, которые они должны нести независимо от того, идет бизнес или нет, например, аренда недвижимости. Ее можно легко потерять или накопить долг, который потом будет взыскивать судебными приставами и так далее. Точно так же те налоги, которые, скажем так, не зависят от выручки, которые они должны платить даже в случае, если...

Тамара Шорникова: ...выручки нет.

Михаил Дмитриев: ...выручки нет, да, вот это все. С этими проблемами государство должно помочь; если оно не поможет, мы получим нарастающую лавину компаний, которые просто выходят из бизнеса. И когда возникнут условия для возобновления экономического роста, его некому будет возобновлять, нужны будут заново инвестиции в создание этих бизнесов. Это сильно удлинит период спада и тяжелые последствия для населения, в том числе тех, кто работал в этих компаниях.

Иван Князев: Да, спасибо.

Давайте попробуем услышать еще одного нашего эксперта – Алексей Петропольский с нами на связи, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса. Алексей Игоревич, здравствуйте, вы нас слышите?

Алексей Петропольский: Добрый день. Да, слышу.

Иван Князев: Алексей Игоревич, вот смотрите, мы сейчас с операторами в перерыве обсуждали вот какой момент. Не дай бог сейчас, да, кто-нибудь заразится, пойдет на больничный. Во-первых, в каком объеме будут платить этот больничный, ничего там не изменится? Все спрашивают, почему бы его не платить в размере заработной платы, это один момент.

Второй момент: когда сейчас предприятия будут испытывать какие-то финансовые затруднения, вряд ли они будут так людей отправлять на больничный, скажут, что у них деньги закончились, давайте вы, ребята, напишете на отпуск по собственному желанию, точнее за свой счет, на неопределенный период. Может, в связи с этим имело бы смысл как-нибудь пособие по безработице или оплату больничных увеличить, как считаете?

Алексей Петропольский: Ну больничный будет выплачиваться так же, как по Трудовому кодексу он бы и выплачивался при любых других обстоятельствах. Сейчас бо́льшая проблема с тем, что выплачивать текущую зарплату нечем. Вот я лично связан и со сферой общепита, и со сферой гостиничного бизнеса, и могу твердо сказать, что и там, и там у нас последняя неделя – это полные минуса. Я также являюсь и арендодателем, и ко мне уже мои арендаторы пришли и все требуют скидку от 30% до 50% от арендной платы, потому что им просто нечем эти деньги, неоткуда брать эти деньги. Бизнес, увы, что гостиничный, что ресторанный, он каждый месяц зарабатывает деньги, чтобы выплатить аренду, выплатить зарплату, и у него нет никакой подушки безопасности ни на месяц, ни на два.

И поэтому я лично иду навстречу, даже где я арендую сам под сеть своих кофеен помещения, я тоже написал всем арендодателям письма, где прошу компенсировать издержки, готов показать выручки, но тоже прошу, чтобы мне снизили аренду, и все пока что идут навстречу, понимая всю сложность ситуации. Если дальше ситуация не будет улучшаться, то даже компенсации аренды не хватит, чтобы погасить те издержки, которые идут, и придется людей отправлять просто домой, при этом отправлять без выплаты зарплаты.

Иван Князев: Ну так же, как я и сказал, да? То есть фактически у вас уже денег нет?

Алексей Петропольский: Ну конечно, их просто нет уже сейчас, а если месяц вот так продлится, то их не будет вообще, и мы будем вести диалог о том, чтобы сохранить за собой место, чтобы персонал в случае, когда мы будем открываться, смог выйти на свои рабочие места. Но опять же это будет все по желанию, потому что выплачивать зарплаты мы не сможем. Если со стороны трудовой инспекции, прокуратуры начнутся проверки, то мы будем вынуждены уйти на банкротство, потому что выплатить зарплату будет неоткуда. Я надеюсь, что здесь государство примет какие-то меры и даст возможность...

Иван Князев: А какие?

Алексей Петропольский: Ну для меня самое главное было бы...

Иван Князев: Ну вряд ли же они просто вам денег дадут, даже если вы все посчитаете и предоставите.

Алексей Петропольский: Самый основной расход для меня как для работодателя – это зарплата и налоги с зарплаты, они составляют почти 50% с того, что мы платим. Если эти налоги позволят списать, не платить или хотя бы отсрочить до конца года, на сегодняшний момент не платить, то это будет сильным подспорьем, для того чтобы людей даже не увольнять, либо чтобы хотя бы не штрафовали, не проводили проверки в случае, если будет приостановлена выплата заработной платы. Потому что сейчас 2 месяца не заплатил, 2 заявления на тебя написали, моментально возбуждают уголовное дело и привлекают руководителя к ответственности. Это неприемлемо в такие времена.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. На связи был Алексей Петропольский, предприниматель, юрист, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса.

Иван Князев: Хабаровский край так же пишет: «Малый бизнес необходимо освободить от НДФЛ полностью».

Тамара Шорникова: Да. Но вот мы видим по крайней мере в том, что сейчас анонсируется правительством, это вот предоставление квартальной отсрочки по уплате налоговых платежей для организаций малого и среднего предпринимательства, это в том числе как раз налоговые каникулы для сфер туризма и авиаперевозок. Но все-таки у нас предприятий по стране огромное количество, речь будет идти о размере и определенных сферах, или эти каникулы будут для всех, скажем?

Михаил Дмитриев: Я считаю, что каникулы для всех – это неправильно, потому что по-прежнему эпидемия, да и кризис влияют на экономику избирательно. Например, в производстве продовольствия спад не будет большим, наоборот, сейчас ажиотажный спрос и люди все равно будут покупать продовольствие даже в кризис, это приоритетный расход, и там ситуация немножко другая. А вот в сегментах услуг, транспорта, развлечения, спорт, ну и масса других видов деятельности, вот там предприятия могут оказаться в тяжелейшей ситуации, они просто могут начать погибать, и зарплату они не в состоянии платить, как бы там не напускать на них прокуратуру с уголовными делами, все равно физически если нет денег, ты не заплатишь зарплату, это не твоя вина. Поэтому с ними скорее здесь должна быть вот такая отраслевая и территориальная избирательность.

Больше всего проблем в крупных городах, потому что там эпидемиологическая ситуация серьезная, там как раз сосредоточен сектор услуг, который более уязвим к этой эпидемии. И плюс там же, в крупных городах гораздо больше малых бизнесов на миллион человек населения, чем в сельской местности. Соответственно, такая избирательность и нужна: нужно помогать там, где кризис ударит сильнее всего. Если помогать всем подряд, то вообще надо перестать собирать налоги, а это еще более усугубит ситуацию, у бюджета просто не будет денег, чтобы помогать тем, кому нужна помощь.

Тамара Шорникова: Вот сейчас немного цифр по тем сферам, которые как раз оказались под наибольшим ударом. Например, организаторы мероприятий, то есть руководители «Союза Выставочных Застройщиков» рассказывают об убытках в 15 миллиардов рублей, это то, что уже понесли компании, которые лишились, например, возможности проводить экономические форумы, те же концерты и так далее. И говорят о том, что на улицы, по их подсчетам, если ничего не изменится, до 20 тысяч человек может оказаться. Туриндустрия, что касается мелких и средних региональных компаний, 30% могут уйти с рынка, это прогноз Ассоциации туроператоров. Авиация, уже убытки авиакомпаний из-за коронавируса составят не менее 70 миллиардов рублей. При этом эти авиакомпании еще ждут, например, компенсаций из-за закрытия авиасообщения с Грузией...

Иван Князев: Ну и не только.

Тамара Шорникова: ...что в прошлом году было, а уже новые меры должны подступить, так сказать.

Иван Князев: И знаете, что самое интересное во всем этом? Сейчас пока идут разговоры о том, чтобы сделать сильную поддержку госкомпаниям. Насколько вот это справедливо? Мне кажется, может, госкомпании как раз-таки справятся?

Тамара Шорникова: За счет своего жирка накопленного?

Иван Князев: Конечно, у них-то, может быть, резервы побольше будут?

Михаил Дмитриев: Ну госкомпании очень разные. Как я уже сказал, у нефтяных компаний прибыль мало зависит от ситуации с ценой на нефть, да и, собственно говоря, продажи энергоносителей не упадут так сильно, чтобы они оказались в сложной ситуации. В каких-то отдельных случаях наверняка могут возникнуть проблемы, например, у банков, если они столкнутся с цепочками невозврата кредитов, но это уже скорее задача не правительства, а Центрального банка: он может временно снизить требования к минимальному уровню капитала, снизить резервные требования, помочь банкам с ликвидностью, и это речь идет не только о государственных банках, но и о банках в широком смысле слова. Так что ситуация будет разной.

Иван Князев: Самое интересное, что банки как раз-таки уже немножко подстраховались – сегодня пришла новость, что некоторые банки поднимают ставку по ипотеке несмотря на то, что ЦБ еще пока не поднимал ключевую ставку. Что у нас будет с ипотекой?

Михаил Дмитриев: Думаю, что это мало поможет банковскому сектору в этой ситуации. Проблема скорее с возможным нарастанием неплатежей по уже выданным кредитам, это более серьезная проблема.

Иван Князев: Ага.

Михаил Дмитриев: Пока она не стала критичной, но ситуация может очень быстро меняться. Ну а что касается госкомпаний, вот «Почта России» может оказаться в серьезном положении, это да, здесь мы не знаем, что произойдет с потоком посылок, как минимум международные посылки резко сократятся, а этот важный источник выручки. Но «Почту России», я думаю, надо поддержать, потому что это монопольная организация, от нее сейчас очень многое зависит, и в будущем электронная торговля сильно зависит от работы почты.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Арина, Московская область, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Арина.

Зритель: Добрый день всем присутствующим и телезрителям. Вопрос такого плана. В связи с тем, что уже все произнесено в эфире, ну практически, то есть бизнес теряет деньги, люди будут терять в связи с этим либо работу, либо не будут выплачивать какое-то время зарплаты, в связи с этим страна закредитована. Скажите, пожалуйста, что будет с населением, у которых масса кредитов, ипотеки и прочее? Ведь банки не будут им ничего давать, наверняка каких-то льготных отсрочек или чего-то подобного не будет. Вот в этом случае куда люди будут деваться? У них будут забирать жилье, их будут штрафовать или как? Что будет с людьми, у которых кредиты, ипотеки и прочее, то, что связано с работой и с коронавирусом?

Тамара Шорникова: Да, понятно, спасибо.

Иван Князев: Да, весьма актуальный вопрос.

Михаил Дмитриев: Ну опять же здесь очень важно отделить мух от котлет. Нельзя просто взять и отменить долги всем. Далеко не все окажутся в состоянии, когда не смогут возвращать свои долги.

Иван Князев: А как понять, сможет или не сможет?

Михаил Дмитриев: Надо работать избирательно. Есть понятие человека и семьи, попавшей в трудную жизненную ситуацию, например, лишившись работы, лишившись основного источника дохода, вот с ними надо будет предметно разрабатывать и внедрять быстро правила, которые позволят таким людям временно прекращать обслуживание кредита. И опять банкам надо будет позволить... Центральный банк не должен налагать обременения на банки, у которых возникают такие кредиты с задержками выплат, иначе банки сами могут оказаться в сложном положении, у них будет большое количество неработающих ссуд, им надо будет поднимать по нынешним понятиям резервы, а на резервы в такой ситуации ресурсов у банков тоже может не оказаться. Поэтому это комплексное решение, оно связано и с действием Центрального банка, и, возможно, с действием правительства. Опять здесь надо реагировать довольно быстро, время не ждет.

Иван Князев: Это мы еще забыли про пенсионеров, которые сейчас будут в достаточно сложной ситуации, когда цены на продукты будут дорожать, ЖКХ у нас пока никуда не делось, как платили, так и платим. Дорогие друзья, вот какие меры вам небольших? Может быть, у вас есть кредит? Может быть, вам уже на работе сказали, что скоро вы пойдете домой в бессрочный отпуск либо на больничный? Звоните, пишите нам.

А сейчас послушаем, что говорят наши телезрители.

Тамара Шорникова: Да. «Вы боитесь финансового кризиса?» – наши корреспонденты спросили у жителей Липецка, Владивостока и Чебоксар. Давайте послушаем, что отвечали.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот не теряют, не теряют наши люди оптимизм несмотря ни на что.

Вот смотрите, что предлагают в других регионах. Ростовская область: «Одиноким пенсионерам тринадцатую пенсию», – прямо как в Бразилии. Архангельская область вот что предлагает: «Закройте футбольные мероприятия и другие игровые виды спорта (ну, собственно, это уже и так сделано), а все деньги отдайте людям в виде отпускных..., а всех остальных раскулачить», – такая длинная SMS, не стал все читать. Волгоградская область: «Снизить цены на питание, чтобы иммунитет поднять», – видимо, речь о школьных столовых и других и продуктах.

Тамара Шорникова: Да. При этом у нас сейчас звучало в нашем видеоматериале, кто-то счастливчик, говорил, что не беспокоится, потому что есть доллары, поэтому, в общем-то, есть какая-то такая подушка безопасности. Слышим со всех сейчас, из каждого утюга буквально, все рекомендуют не покупать доллары, заботиться о своем здоровье, даже вот глава «ВТБ» Андрей Костин, недавно выступая по одному из телеканалов, говорил о том, что не стоит, не время сейчас. Банкиры и иже с ними специально так говорят, чтобы мы не закупились...

Иван Князев: Чтобы они все скупили?

Тамара Шорникова: ...или действительно сейчас не тот момент, когда нужно покупать валюту?

Михаил Дмитриев: Я не готов давать советы по этому вопросу, потому что ситуация крайне неопределенная. В принципе российская экономика действительно стоит и мир на пороге очень серьезного, глубокого экономического кризиса, это уже не только эпидемия коронавируса, и, если этот кризис начнется в полном масштабе, это очень вероятные события, нас ждет большая турбулентность в том числе и на валютных рынках. Что будет дальше, честно говоря, сейчас никто не отважится сказать однозначно.

Тамара Шорникова: Вы знаете, тоже слова, которые сейчас можно очень часто услышать на всех каналах, «турбулентность», «волатильность», «окно возможностей» где-то рядом маячит...

Иван Князев: Ничего не понятно.

Тамара Шорникова: Да. Что все-таки ждет нас, если этот кризис действительно настигнет?

Михаил Дмитриев: Наиболее вероятный вариант – это глобальная рецессия, то есть торможение мировой экономики либо до нуля, либо даже с отрицательными темпами роста. Российская экономика, что будет с ней, во многом зависит от того, насколько энергично правительство будет противодействовать спаду внутри страны методами бюджетной политики, то есть расходованием средств. Потратить надо очень много, эти ресурсы сейчас у бюджета есть, но потратить нужно будет 2–3 триллиона рублей, и не просто раскидывать с вертолета, а потратить с умом всего лишь за 10 оставшихся до конца года месяцев. Сможет ли правительство успешно справиться с этой задачей, мы пока не знаем. Пока по крайней мере заявлений о намерениях такого рода нет, но это назревший вопрос.

Тамара Шорникова: А сколько эти тяжелые времена могут продлиться?

Михаил Дмитриев: До двух лет. Если это будет серьезная глобальная рецессия, то этот тяжелый период продлится больше, чем год.

Иван Князев: Ох, как-то грустно все это сейчас...

Тамара Шорникова: Хорошо, 2–3 триллиона потратим за 10 месяцев, а дальше-то будет, что тратить?

Михаил Дмитриев: У нас существующих бюджетных резервов достаточно, чтобы так тратить в течение 2 лет. Более того, государственный долг небольшой, и у предприятий и населения есть большие объемы средств, которые они, особенно предприятия, готовы вкладывать в относительно безопасные активы типа государственного долга. Поэтому дополнительные деньги можно еще получать путем дополнительных заимствований бюджета, таким образом ресурсов хватит больше чем на 2 года. Реально даже если кризис окажется сверхзатяжным, больше 2 лет, все равно нас бюджет может позволить себе поддерживать спрос и экономику больше чем 2 года в очень больших объемах.

Иван Князев: Мурманская область предлагает выдать всем желающим по 20 соток в сельской местности. Продолжаем собирать ваши SMS, дорогие друзья, о том, чем бы могло помочь нам наше правительство.

Тамара Шорникова: Есть звонок из Тверской области.

Иван Князев: У нас есть звонок еще.

Тамара Шорникова: Сергей, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Да-да-да, добрый день. Вот жду я... Добрый день, ведущие и эксперт.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Вот сейчас, последние дни ну буквально заполонила вот эта вот беда наша, все говорят о коронавирусе, и ни на одном телеэкране я не услышал, чтобы сказали о причинах этого коронавируса. Ведь все прекрасно знают, что в мире ну десятки бактериологических лабораторий, которые как раз и разрабатывают ежедневно вот эти коронавирусы. Буквально сегодня, вот мы обсуждаем проблему, а в этих лабораториях новые коронавирусы разрабатываются. И вот, по-видимому, на мой взгляд, уже пришло время, когда лидеры всех стран мира должны собраться, допустим, в ООН и сказать, что давайте-ка, ребята, закроем все эти лаборатории. А иначе, мне кажется, мы вымрем, как динозавры.

Тамара Шорникова: Понятно, Сергей.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Нижегородская область пишет: «Надо выдавать пенсионерам и инвалидам продуктовые наборы». А, видимо, скоро и до этого уже дойдет.

Тамара Шорникова: «Чем государство может помочь в кризис?» – это еще один наш видеоматериал, мы спросили у жителей Краснодара, Ижевска и Улан-Удэ.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот золотые слова на самом деле, помощь пенсионерам. Но, правда, Пермский край еще говорит: «А что делать предпенсионерам?»

Вообще в регионах сейчас ситуация достаточно тяжелая, накануне была новость, что 62 российских региона уже исчерпали свои резервы финансовые, вообще все возможные и будут уже обращаться за поддержкой к федеральному правительству, в федеральный бюджет. Это так?

Михаил Дмитриев: Сейчас главное зависит именно от федерального бюджета, весь профицит, все резервы страны сосредоточены в нем, если не считать Москвы и еще двух-трех регионов, где бюджетная ситуация хорошая. И именно федеральный бюджет будет принимать решение, кому, каким регионам помочь, в каком объеме. Ресурсы для этого есть, должны приниматься решения, должна меняться бюджетная политика для этого. А помощь может быть довольно значительной, для этого есть все бюджетные возможности на сегодня.

Тамара Шорникова: И прямо совсем коротко, 20 секунд. Правительство обещает, как в 2017-м, бюджетные кредиты – они помогут ли? Ведь придется отдавать когда-то регионам.

Михаил Дмитриев: Помогут. Если после кризиса возобновится экономический рост, то доходная база бюджетов возобновит рост, и тогда кредиты будет отдавать достаточно легко. Кроме того, опыт показывает, что, если у региона возникнут сложности, бюджет может их рефинансировать, грубо говоря, выдавать новые кредиты после того, как будут погашены предыдущие.

Тамара Шорникова: Ага. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам большое. Михаил Дмитриев был у нас в гостях, президент партнерства «Новый экономический рост». Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Населению поможет только самороспуск правительства и самоуправление. Государство в таком виде бесполезно.
Какая помощь сейчас нужна людям?