Как выживают предприятия народных промыслов. На примере мастерской золотного шитья в Торжке

Как выживают предприятия народных промыслов. На примере мастерской золотного шитья в Торжке | Программы | ОТР

Рубрика «Промышленная политика»

2020-12-22T16:21:00+03:00
Как выживают предприятия народных промыслов. На примере мастерской золотного шитья в Торжке
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Олег Иванов
председатель Совета директоров акционерного общества «Торжокские золотошвеи»
Лилия Нургатина
заместитель директора Департамента развития промышленности социально значимых товаров Министерства промышленности и торговли РФ

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Как всегда в это время, в 14:30 по Москве, мы рассказываем о российских предприятиях, показываем сюжеты о них, показываем продукцию, которую они делают, и, конечно, людей, которые на этих предприятиях работают.

И сегодня в преддверии Нового года (а он уже совсем близко, такое уже праздничное настроение) хотелось бы показать красоту и поговорить о людях, которые создают красивые изделия, красивые вещи. Как сегодня себя чувствуют предприятия народных художественных промыслов? Как они пережили там год – предприятия, которые делают высокохудожественные произведения? Вот об этом сегодня пойдет речь на примере «Торжокских Золотошвей». Эта фабрика находится в Торжке, как вы уже поняли по названию.

У меня сегодня на связи Олег Иванов – это председатель совета директоров акционерного общества «Торжокские Золотошвеи». Здравствуйте, Олег Алексеевич.

Олег Иванов: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Лилия Нургатина, заместитель директора Департамента развития промышленности социально значимых товаров Министерства промышленности и торговли России. Лилия Авхатовна, добрый день.

Лилия Нургатина: Здравствуйте.

Марина Калинина: Давайте посмотрим сюжет о предприятии, а потом будем говорить.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: И изделия я отшила, и меня отшили – в шутку и по-доброму.

Олег Алексеевич, как удалось сохранить это предприятие, а особенно в этот сложный такой год?

Олег Иванов: Вы знаете, в этом году было испытание на прочность всей системы вообще народных художественных промыслов, не только золотошвей. Всем предприятиям было очень тяжело. Я сейчас смотрел справку. На фабрике осталось 68 человек. В начале года их было в два раза больше. Вот ответ на тот вопрос, который вы сейчас мне задали.

Фабрика – это сердце, это, скажем так, то золотое яичко, которое превратится в курицу. А чтобы это было так, для этого нужна еще розничная сеть. У нас еще создана своя розничная сеть, которая помогает продавать всю эту продукцию. В том числе и музейный комплекс (а у нас их три) как раз способствует развитию туристического потока, способствует тому, чтобы показать и популяризировать промысел как таковой.

Год был тяжелый, поэтому давайте лучше о хорошем.

Марина Калинина: Хорошо. Олег Алексеевич, вы сейчас прямо все вопросы в кучу собрали. Давайте постепенно.

Лилия Авхатовна, скажите по поводу народных художественных промыслов. Что считается сейчас народными художественными промыслами, с точки зрения законодательства? Какие предприятия? Какие фабрики?

Лилия Нургатина: К организациям народных художественных промыслов относятся сегодня те организации, которые производят в объеме своей продукции изделий народных художественных промыслов не менее 50%. Статус изделия народного художественного промысла дают, присваивают художественные экспертные советы, которые находятся в регионах. Как правило, к ним относятся традиционные изделия, которые выполнены в местах традиционного бытования мастерами народных художественных промыслов, в традициях промысла, на основе преемственности традиций, которые передаются из поколения в поколение.

Марина Калинина: Лилия Авхатовна, буквально кратко скажите. Вы же общую картину знаете. А вообще как сейчас себя чувствуют народные художественные промыслы после этого года? Вот Олег Алексеевич сказал. А какое у вас впечатление? Вы наверняка ездите по регионам и смотрите, что там происходит, на этих предприятиях.

Лилия Нургатина: Конечно, конечно. Более того, мы находимся на круглосуточной связи со всеми нашими предприятиями народных художественных промыслов. У нас существует чат совместный с Министерством промышленности и директорами организаций промыслов. Поэтому можно сказать, что мы ежеминутно находимся в общении.

Конечно, год был очень сложный, очень сложный для всех наших предприятий. И огромная боль за коллективы, тревога за коллективы переполняла практически весь этот год каждого. Но при этом нужно отметить, что наши предприятия – они бойцы, директора наших организаций – они бойцы. И насколько бы сложной ситуация ни была, но они находили решения.

Во-первых, значительно увеличили интернет-продажи. У некоторых наших организаций даже увеличение объемов реализации по сравнению с прошлым годом за счет интернет-продаж… Я отключилась или голос слышно?

Марина Калинина: Слышно, слышно.

Лилия Нургатина: Увеличение объемов за счет интернет-продаж. Конечно, первоначально, когда случился этот шок, когда случился этот режим, непривычный и непонятный для нас, ряд организаций переориентировались на пошив масок. Но в любом случае это организации, которые производят высокохудожественные изделия. И, конечно, все они сохранили именно свои производства.

Спад у всех разный. Есть организации, у которых спад достигает порядка 40%. Но в целом по сфере народных художественных промыслов, по сравнению с прошлым годом, мы уменьшились на 14%. Но учитывая, что в прошлом году у нас было увеличение объемов на 27% производства изделий народных художественных промыслов, то это, конечно, выше даже уровня позапрошлого года. И это все благодаря такой самоотверженной работе коллективов.

Поддержало государство. Мы благодарны, что поддержало нас руководство страны. И наша инициатива по внесению отрасли народных художественных промыслов в перечень наиболее пострадавших была позитивно всеми воспринята, и отрасль была включена.

Но здесь были сложности, и не все организации смогли получить государственную поддержку, общий объем которой по организациям федерального перечня составил более 400 миллионов, в связи с тем, что не все основным кодом своей деятельности обозначили код народных художественных промыслов. Это, конечно, такой урок на будущее.

Марина Калинина: Лилия Авхатовна, спасибо.

Давайте Олега Алексеевича спросим: какую помощь вы получаете от государства? Получаете ли? И насколько сложно ее получить? Вот вы как человек, который возглавляет такую фабрику.

Олег Иванов: Помощь государства есть. В этом году мы получили субсидию – правда, совсем недавно, в конце года. Это, конечно, не очень здорово. Но в любом случае Минпромторг сработал. Очень хотелось бы сказать, что эта помощь не совсем адресная, потому что у нас очень много ручного труда.

И здесь очень бы хотелось, чтобы эта помощь шла с каким-то коэффициентом: у кого больше ручного труда, у того бы больше был коэффициент; а у кого более механизированный труд… Понимаете? Поэтому здесь я хотел бы, чтобы Минпромторг маленько проработал в этом вопросе лучшую свою политику.

Марина Калинина: Лилия Авхатовна, вы с нами?

Лилия Нургатина: Да-да-да, я с вами. Изображение отключилось, но я с вами.

Марина Калинина: Хорошо. Вот смотрите – нужно более адресно. Олег Алексеевич считает, что не очень, может быть, эффективно расходуются эти деньги. По какому принципу вообще распределяются государственные средства между предприятиями народных художественных промыслов?

Лилия Нургатина: Олег Алексеевич в первую очередь имел в виду средства, которые пошли в период пандемии. То есть это средства, направленные как раз в рамках мер поддержки предприятий в период пандемии. И здесь я отчасти склонна согласиться – но не потому, что они были направлены куда-то не туда, а потому, что мы не ожидали такой ситуации.

Соответственно, не все организации наши… Даже организации федерального перечня – а это ведь те организации, которые формируют сегодня основу наших народных художественных промыслов, являются нашей основной гордостью – они не все имели чисто по техническим причинам… Главное – ОКВЭД, на основании которого распределялись ресурсы, который относится к народным художественным промыслам. А в качестве ОКВЭД у них были другие коды указаны, которые относятся к другим направлениям – ну, например, производство стекла, производство металлов. То есть это несколько иные направления. Соответственно, чисто по формальным признакам ряду организаций не удалось получить вот эти меры поддержки.

Марина Калинина: Да, понятно.

Лилия Нургатина: А что касается системных мер, то здесь меры представляют абсолютно адресно. У нас есть федеральный перечень организаций, в который в том числе входят и наши «Торжокские Золотошвеи». Это одно из ведущих предприятий сегодня в сфере народных художественных промыслов. И здесь уже поддержка в рамках государственной программы развития промышленности оказывается адресно каждому предприятию.

И мы компенсируем достаточно большой объем их расходов. Это порядка 30% стоимости сырья и материалов, 90% стоимости энергоресурсов, 90% расходов на отчисления в страховые фонды и 90% всех расходов на продвижение продукции, начиная от рекламно-информационной кампании, заканчивая ярмарками, 100% по лизингу и 80% по работам по модернизации производства, которые оказываются организациями для организаций народных художественных промыслов.

Марина Калинина: Понятно.

Давайте сейчас подключим к нашей беседе нашего телезрителя, Сергей из Московской области нам дозвонился. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Вы знаете, я не думал, что мне предоставится такая возможность воочию увидеть, как делается такая красота. Ну что мне сказать? Я послушал эти выкладки. Мне они, наверное, не особенно интересны. Но я при всех равных прочих, если что-то мне нужно выбрать, какие-то подарки, то я мимо не прохожу. В Люберцах у нас, по-моему, магазина такого нет, поэтому… Я бываю в Твери, но редко. Хотелось бы побывать еще в Торжке. Хочу спасибо сказать директору Олегу Алексеевичу… Или Александровичу?

Марина Калинина: Да, Олег Алексеевич.

Зритель: И поблагодарить этот коллектив, который нам приносит такие яркие вещи. Я их, в общем-то, всегда вижу и получаю наслаждение. Спасибо, короче говоря, ребята. Молодцы!

Марина Калинина: Спасибо, Сергей, за ваш звонок.

Вот видите, какие теплые слова, Олег Алексеевич, вам говорят? Конечно, некоторые работы прямо можно назвать шедеврами. Ну, обычные люди, как Сергей, например, они хотят покупать такую красоту, чтобы у них дома была. А насколько это все доступно людям сейчас?

Олег Иванов: Вы мне задаете вопрос, да?

Марина Калинина: Да-да-да, ну конечно.

Олег Иванов: Смотрите. Очень хотелось бы…

Марина Калинина: Я понимаю, что ручной труд, вот такой ручной труд не может стоить дешево, естественно.

Олег Иванов: Согласен с вами. Проблема в том, что как раз мы делаем для любой аудитории свои изделия. И для того чтобы покупали у нас туристы или люди с малым достатком, приходится упрощать изделия и делать их не высокохудожественными, а, скажем так, немножко ширпотреб. Поэтому иногда художники обижаются: «Что ты нам даешь такую низкохудожественную работу?»

Поэтому здесь очень бы хотелось, чтобы и государство немного подошло по-другому. В свое время в Советском Союзе наши изделия народных художественных промыслов, высокохудожественные изделия продавались всегда в ГУМ, продавались в центральных магазинах Москвы, Санкт-Петербурга. Это был валютный товар. Но сейчас отношение, скажем, поменялось, в 90-е годы.

И очень хотелось бы, чтобы государство, в том числе Минпромторг… А Минпромторг проводит выставки, проводит событийные мероприятия вместе с Министерством культуры. И очень бы хотелось, чтобы это были не вспышки, а чтобы это были постоянно действующие торговые точки в центральных местах. Мы ничуть не хуже, чем мировые бренды, но нам нужна поддержка – и поддержка государства, и рекламная поддержка, и нужна поддержка общества, потому что нужно прививать молодежи понятие, что свое, российское – это здорово, это круто. И чтобы с экранов было как можно больше хвалебных каких-то вещей, которые поведут за собой молодежь. Вот я бы так сказал.

Марина Калинина: Лилия Авхатовна, что здесь, как здесь можно помочь в плане такой помощи – в плане выставок, в плане рекламы? Что может Минпромторг?

Лилия Нургатина: Олега Алексеевича я бы здесь поддержала. Во-первых, «Торжокские Золотошвеи» – это одна из наших организаций, у которой розничная сеть выстроена очень эффективно. Олег Алексеевич в данном случае знает, о чем говорит, и понимает, как это должно быть организовано.

Действительно, ранее в крупных торговых центрах страны были специальные отделы. На сегодняшний день мы благодарны ГУМ, потому что эта работа сейчас возобновилась. Буквально на той неделе была встреча руководства ГУМ и руководства министерства. По итогам выставки изделий народных художественных промыслов, которую мы организовали в рамках Ремесленного конгресса, прошла некая такая апробация торговли. И была достигнута договоренность, что будет создан специальный отдел. И мы надеемся, что со следующего года у наших организаций появится свой отдел в главном магазине нашей страны.

Что касается выставок-ярмарок, то мы сейчас совместно с нашими организациями форматируем эти выставки-ярмарки. Создана специальная передвижная экспозиция, которая включает не только саму продажу, но включает и рассказ об истории промыслов. То есть передвижная музейная экспозиция, где показывается, как эволюционировали промыслы.

И мы полагаем, что вот такая выставка-ярмарка, которая будет со следующего года проходить поочередно в региональных столицах, она позволит, во-первых, естественно, обеспечить продажи нашим организациям. Мы апробировали это в этом году в Ялте. Администрация Ялты вместе «Заповедным Крымом» (это такая организация, которая заведует заповедником) организовали продажу изделий промыслов на Центральной набережной Ялты…

Марина Калинина: И это было успешно.

Лилия Нургатина: Да.

Марина Калинина: Лилия Авхатовна, у меня просто очень мало времени, буквально полторы минутки остается.

Олег Алексеевич, как бы вы видели туристическое развитие этих небольших городов, где расположены эти исторические фабрики, которые выпускают такие изделия? Ведь это тоже такой важный аспект. Прямо буквально лаконично.

Олег Иванов: Хорошо. Это очень важно. Вы знаете, как раз эти выставки – хотелось бы, чтобы их проводили в малых городах. И чтобы постоянно действующие туристические потоки Ростуризм направлял именно в малые города, потому что они незаконно забыты. Если бы мы совместно сделали… Вот у нас есть три музея, и мы создаем сами туристические потоки, разрабатываем их. Но очень бы хотелось, чтобы это была как раз помощь от Ростуризма.

И самое главное: если будут такие выставки-ярмарки, люди будут прекрасно понимать, что они здесь нужны, на местах. И они бы из малых городов не уезжали. Очень хочется, чтобы бизнес был социально ответственным и к нам ехали не только недалекие туристы, но и приезжали… В свое время к нам приезжало очень много иностранцев. Но сейчас все перекрыто, поэтому мы, мягко говоря, выживаем. Тяжеловато. Надеемся, что…

Марина Калинина: Ну, инфраструктуру же надо создавать тоже. Тут и местные власти должны как-то подключиться, чтобы это все совместно как-то происходило.

Олег Иванов: Однозначно, однозначно должны. Но сейчас в бюджетах очень мало финансов для этого дела. Надеемся, что все-таки в следующем году будет что-то меняться.

Лилия Нургатина: Можно я прокомментирую?

Марина Калинина: Прямо буквально 15 секунд.

Лилия Нургатина: Да, прокомментирую. Как ответ на вопрос Олега Алексеевича: есть прямое поручение председателя Правительства нашей страны о том, чтобы в разрабатываемый сейчас нацпроект по туризму был погружен специальный раздел по поддержке мест традиционного бытования народных художественных промыслов – а это, как правило, малые города и сельские территории. Это задание сейчас исполняется. И я думаю, что в ближайшее время наши коллеги в нацпроекте увидят специальную строку, которая направлена на поддержку именно туризма в местах традиционного бытования народных художественных промыслов.

Марина Калинина: Прекрасно! Будем ждать.

Лилия Нургатина, заместитель директора Департамента развития промышленности социально значимых товаров Минпромторга, и Олег Иванов, председатель совета директоров акционерного общества «Торжокские Золотошвеи».

Ну а прямо сейчас – производственные портреты этой фабрики.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рубрика «Промышленная политика»