Как живут в режиме самоизоляции за рубежом?

Как живут в режиме самоизоляции за рубежом?
Высшее образование – 2020. Закон об удалёнке. Вакцина: когда и кому? Надбавка к пенсии. На нефти не проживём? Россиян потянуло на дачи
Бесплатное высшее образование
Куда возьмут работать после школы? Сюжет из Саратова
Леонид Григорьев: Кризис-2020 много тяжелее всех предыдущих, но после него легче восстанавливаться
Когда начнётся массовое производство вакцины от коронавируса?
Удалёнка: всё по закону
Эксперты заявляют об успешном неофициальном испытании вакцины от коронавируса
Конец нефтяной эпохи близок?
Куда после школы?
Компенсация расходов сотрудникам на удалёнке
Гости
Марина Протасова
жительница г. Чикаго (США)
Сергей Чистяков
житель г. Марибор (Словения)
Анна Романова
жительница Финляндии

Анастасия Сорокина: Мир продолжает борьбу с пандемией. По данным ВОЗ, на сегодняшний день количество зараженных превысило 1 миллион 133 тысячи человек. Более 262 тысяч выздоровели. По-прежнему лидируют по числу подтвержденных случаев заражения Соединенные Штаты Америки, но Дональд Трамп заявил, что видит свет в конце тоннеля, и в этой борьбе они одерживают победу. Разделяют ли его взгляды рядовые американцы, мы спросим у Марины Протасовой, которая сейчас находится в городе Чикаго. Также мы поговорим с жителями Европы: на связи с нашей студией Анна Романова из Финляндии и Сергей Чистяков из Словении.

Александр Денисов: Марина, здравствуйте. Давайте с вас начнем, да?

Марина Протасова: Давайте.

Александр Денисов: Чикаго для нас, как говорится, город не чужой, все мы помним, там оставался герой «Брата 2», хотел там жить. У вас не было соблазна вернуться в Россию? Потому что все-таки ситуация в Америке тревожная, там временные морги, это, конечно, пугает, когда слышишь об этом. Вот у вас не было желания вернуться, прилететь?

Марина Протасова: Ну как бы желание всегда есть вернуться в Россию, но сейчас, не в данный период я хочу вернуться. То есть я все равно планирую вернуться в Россию.

Что касается ситуации в Чикаго, конечно, она довольно-таки плачевная, но не в самом Чикаго, но в Соединенных Штатах, очень плачевная и очень шокирующая. Даже пугает количество зараженных, это почти 338 тысяч зараженных, то есть Америка №1 как всегда.

Александр Денисов: А что вас задержало? Почему не уехали сразу же, вот как только все эти начались неприятности?

Марина Протасова: Ну я здесь как бы живу, я как бы... То есть я здесь очень многим завязана еще, чтобы просто вот так вот сесть и уехать, вот. Здесь меня очень многое связывает, здесь моя семья, я не могу сразу так уехать только потому, что где-то испортилась какая-то ситуация, вот. Так что...

Анастасия Сорокина: Марина, а какое настроение? Вот сейчас очень многие говорят о том, что одна из таких действительно, может быть, Дональд Трамп и прав в своем заявлении, что все-таки свет в конце тоннеля есть, что надо не подвергаться панике? Вот обстановка вокруг вас, как люди себя чувствуют?

Марина Протасова: Вы знаете, что? Я вам скажу как бы... Если слушаешь все время новости, действительно очень удручающие и шокирующие и цифры, и... Вообще просто смотришь, насколько это повлияет отрицательно на экономику, то есть это другая сторона медали, то есть если это еще протянется карантин еще 3 недели, то это будет просто конец. Это будет очень много безработных, это опять-таки будет у нас сейчас unemployment, то есть безработица, уровень почти 12%, и GDP у нас упал почти на 30%. Все это отрицательно сказывается и на здоровье, и на всем. То есть вот это в принципе мы все чувствуем, то есть экономическую сторону.

Что касается психоза, психоз есть, как всегда, потому что мы все живые люди, психоз есть. Даже мой доктор говорит: «Может, я тебе какой-нибудь антидепрессант выпишу?» Я говорю: «Да, наверное, это помогает». Что касается реальной ситуации, вы знаете, что? Я вот все, что слышу, это происходит, мне кажется, где-то немножко не со мной, дай бог, потому что никто из моих знакомых не умер от коронавируса, никто из моих знакомых не болен коронавирусом, я не знаю, но я знаю, что это происходит. Дай бог это напрямую меня сейчас не касается, постучу.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Марина.

Хочу задать вопрос Сергею Чистякову. Вы находитесь в Словении в городе Марибор. Как у вас обстановка? У вас вроде бы на днях парламент Словении выписал свой «антидепрессант» экономике, 3 миллиарда евро, и говорят о том, что государство берет на себя обязательства в такой цифре, 80% расходов по зарплате. Как ощущают люди вот эту поддержку? Она достаточна, для того чтобы они не впадали вот в какие-то такие настроения? Или этих мер все-таки мало?

Сергей Чистяков: Я знаком с этими мерами, но информация меняется практически каждый день. Действительно, государство выделяет средства на поддержку бизнеса, если у вас небольшая компания или какой-то бизнес, то вы можете подать заявление на получение финансовой помощи. Есть ряд параметров, которые фирма должна выполнить. Поддержка действительно есть.

Александр Денисов: Сергей, на вас как-то отразилась ситуация? Чего боитесь больше, болезни или вот экономических последствий?

Сергей Чистяков: Ну, в первую очередь я, конечно, переживаю за здоровье свое и своей семьи. Непосредственно меня это коснулось тем, что в нашей компании прошли сокращения и уменьшились зарплаты на 3 месяца...

Александр Денисов: А чем занимается компания? Вот как они аргументировали, с чего вдруг уже такие последствия наступили?

Сергей Чистяков: Ну, как это «с чего вдруг»? Коронавирус зацепил все сферы деятельности, и мы непосредственно программисты, но мы программируем для кого-то, для отелей, ресторанов, телекоммуникаций, банковской сферы. И многие сферы просели в этом плане, сейчас сократили бюджеты на развитие, сейчас переходят в режим поддержки.

Марина Протасова: Можно я добавлю еще?

Александр Денисов: Да, Марина, конечно.

Анастасия Сорокина: Да, Марина, конечно.

Марина Протасова: Я сейчас вспомнила, вот Сергей сказал, что у них пошли увольнения. В принципе, я не знаю, это, может быть, моя компания, я работаю на банк, они сказали, что они не уволят ни одного человека в связи с коронавирусом, это хороший... Это их как бы положительное отношение показывает. И с другой стороны, вот я работаю в банке, у них сейчас, что они стали делать? Они стали давать безвозмездные, то есть без оплаты выплаты, заемы малому бизнесу начиная с сегодняшнего дня, что в принципе хорошая поддержка. И также всем людям, у которых доход на семью меньше 75 тысяч, им выдадут 1 200 долларов одноразовое пособие, а после этого они могут подать на безработицу...

Александр Денисов: На пособие по безработице.

Марина Протасова: Да, на пособие по безработице, и это будет еще дополнительно 600 долларов в неделю, что в принципе очень хорошо.

Александр Денисов: Марина, вы знаете, хотел у вас спросить. Вот сейчас Сергей рассказывал про сокращения у них в фирме, – вам не кажется, что это есть, такая очевидная проявляется безответственность бизнеса? С одной стороны, их там поддерживают, выделяют какие-то колоссальные деньги, с другой стороны, не так уж много времени и прошло, чтобы решать, что все, сокращаем, а может, все восстановится, а они уже увольняют людей, понимаете? Очевидная безответственность, потому что потом восстановятся заказы, где вы будете их брать?

Марина Протасова: Нет, ну это я не говорю о безответственности бизнеса. Мы не можем бизнес винить. Все-таки у нас рыночная экономика, мы должны сделать ставку на это. Но дело в том, что у нас есть правительство, которое должно давать как бы life support, они должны поддерживать бизнес в какой-то степени, это как бы их прямая обязанность. Например, Дания оплачивает 70% фонда заработной платы, чтобы компании не увольняли своих работников, это тоже большая поддержка. У нас будут давать заемы бизнесу, чтобы они не увольняли. Но я не могу сказать, что... Как вот работодатели они должны тоже думать о том, насколько их бизнес...

Александр Денисов: Понятно, думать о себе.

Сергей, к вам вопрос: а вот вы как-то увязывали этот момент, раз есть такая помощь от правительства, то какие сокращения? Извините, вам выделили деньги, поддержали, а вы людей сокращаете, – с какой стати-то?

Сергей Чистяков: Я спрошу у них обязательно.

Анастасия Сорокина: Хочу спросить Анну. Анна Романова находится в Финляндии. Анна, вообще Финляндия известна тем, что она в принципе всегда поддерживает своих граждан, всегда, даже если какие-то проблемы без периода пандемии, была такая существенная поддержка, сейчас вообще такие суммы приятные для предпринимателей, 2,5 тысячи евро, по-моему, выплачивают предпринимателям, 50% скидка для арендаторов, у кого бизнес в центре города. Скажите, как в целом настроения? Они ощущаются, что, скажем так, эта ситуация сплотила, вот сейчас все помогают друг другу, то есть нет таких нападок, что кто-то безответственный, ведет себя не так? Или все-таки есть ощущение, что вот что-то недоработали?

Анна Романова: Ну, вы знаете, пока все... Я бы сказала, что все в режиме ожидания, потому что постоянно выходят какие-то новые поправки, выходят уточнения на тему того, какая именно поддержка и помощь будет и предпринимателям, и вообще бизнесу. Мы сейчас все все еще ждем. То есть уже объявлено, что у нас отсрочка по уплате налогов, пенсионных страховок и вот таких вот базовых выплат. Плюс объявлено, что все предприниматели в принципе имеют право подаваться на пособие по безработице, то есть это уже объявили, вероятнее всего, это будет, объявили даже, начиная с какого периода это будет выплачиваться.

Но пока не очень понятна схема, ну то есть вроде пообещали, но конкретных ответов пока из нас никто не получил. Ну то есть я не сомневаюсь, что это все будет, просто пока идет, очевидно, такая внутренняя настройка просто в самих органах, они сами еще пытаются понять, как лучше все организовать, вот.

Александр Денисов: Аня, вот к вам вопрос. Мы привыкли к такому термину, стараемся не забывать его, «скандинавский социализм», то есть когда государство заботится, даже при всем капиталистическом устройстве общества оно в первую очередь заботится о людях, поддерживает, медицина хорошая, образование. Вот вы ощущаете на себе все-таки социальную заботу государства, что нет, как у Сергея, еще последствия не наступили, бах, уже всех поувольняли, понимаете?

Анна Романова: Совершенно точно у всех есть ощущение, что поддержка будет, и я не сомневаюсь в этом ни на секунду. То есть как бы вот все достаточно спокойно просто ждут, делают те минимальные действия, которые нужно сделать. То есть там было объявлено, что, для того чтобы получить пособие, нужно подать заявку, все спокойно подают заявку и сидят дальше ждут ответа и какого-то дальнейшего решения по дате выплат и там таким вещам.

Александр Денисов: То есть это не миф, скандинавский социализм существует до сих пор?

Анна Романова: Да, да, как ни удивительно, но есть.

Анастасия Сорокина: Тогда еще один не миф, а абсолютный факт, что финское образование считается одним из самых лучших в мире, но там нет домашнего задания. Вот сейчас сама сегодня столкнулась, мы перешли на дистанционную учебу в обязательном порядке с сегодняшнего дня, и это большая проблема, потому что просто ты не можешь отойти от ребенка, нужно все с ним делать вместе. Вот эта система в Финляндии, как она у вас работает? Там же вообще не привыкли делать домашние задания.

Анна Романова: Про отсутствие домашнего задания, честно говоря, это неправда. Домашнее задание отсутствует только в подготовительных группах к школе и, наверное, первые пару лет школы младшей. А потом с домашними заданиями все в полном порядке, то есть дети загружены вполне себе серьезно.

Я очень уважаю, честно говоря, финскую образовательную систему за то, что они изначально учат детей, приучают их к самостоятельности. То есть у меня есть младшая сестра, которая сейчас, соответственно, учится в школе, попала вот в данную ситуацию, и очень много детей у знакомых и у друзей, и у них как-то не было особой проблемы с переходом на вот эту дистанционную систему.

Во-первых, их всех очень хорошо ведут учителя, то есть когда это все только началось, первые недели карантина, каждый день учителя начинали с объяснения того, как нужно себя вести, что сделать, чтобы вам было хорошо и спокойно дома. За ними следят, чтобы они выполняли, действительно занимались утром, а не по ночам; им действительно нужно отчитываться о том, что они сегодня сделали какую-то там физкультуру, или потренировались, или еще что-то. То есть вся система была простроена таким образом, чтобы детям было максимально комфортно в этом переходе. Ну и сейчас так же продолжается, то есть учеба полным ходом, даже дети говорят, что учатся даже больше, чем в обычном режиме бы учились.

Александр Денисов: Аня, вы знаете, не можем не восхититься здравомыслию вашего правительства, потому что по-тихому прихлопнули границы и, в общем...

Анастасия Сорокина: Быстро, своевременно.

Александр Денисов: Да-да, никто даже про это не слышал, никто не говорил, а вдруг выяснилось, что Финляндия уже давным-давно предприняла меры и, в общем, правильно сделала. Это вызывает уважение.

Анна Романова: Да. Еще такой интересный момент, что в принципе я живу не в центральном регионе, то есть в таком маленьком городе, и у нас все достаточно спокойно, у нас нет прямо жесткого карантина. Единственное, сейчас в Финляндии действительно такая серьезная мера – это у нас изолирован весь регион Уусимаа, это Хельсинки и все, что вокруг, потому что там было самое большое количество зараженных, но оно и понятно, потому что там и порт, и аэропорт, и все там. И как только отгородили этот регион, в принципе количество новых заболевших по всей остальной стране как-то стабилизировалось и даже снизилось. То есть это тоже было такое очень важное решение, на мой взгляд.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Да.

Александр Денисов: Да, спасибо вам большое. Сохраняйте здоровье, спокойствие и, главное, работу. Сергей, и помните, своему работодателю напомните, что русские хакеры лучшие в мире, соответственно и программисты тоже, вас ни в коем случае… Марина, вам спасибо, Сергей, спасибо, Анне тоже. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Ну что же, идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)