Какие профессии окажутся самыми востребованными после эпидемии

Какие профессии окажутся самыми востребованными после эпидемии | Программы | ОТР

И у кого дела пошли в гору уже сейчас?

2020-04-14T14:47:00+03:00
Какие профессии окажутся самыми востребованными после эпидемии
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым
ТЕМА ДНЯ: Мусор дорожает
Индекс Масленицы: блин, как всё дорого!
ОПЕК-батюшка, нефть-матушка…
Торговля данными о россиянах
Гости
Олег Глазунов
эксперт Ассоциации военных политологов, доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Г.В. Плеханова
Наталья Щербакова
директор по продажам и маркетингу компании «Анкор»
Елена Назарова
профессор кафедры общественных связей и медиаполитики ИГСУ РАНХиГС, доктор социологических наук
Андрей Быстров
заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Оксана Галькевич: Возвращаемся в прямой эфир. Вы знаете, через 2 недели или через месяц, неважно, рано или поздно, но жизнь все равно вернется к обычному своему распорядку: дом-работа, работа-дом. Я думаю, что многие из нас будут очень этому рады. Кое-что, может, конечно, и изменится в нашей будущей жизни, например, работа может быть другой, но к этому как минимум можно попробовать подготовиться как раз за время самоизоляции.

Иван Князев: Да. Сейчас рынок труда в необычном состоянии, он как будто заморожен так немного. Тем не менее в банке вакансий центра занятости Москвы есть порядка 30 тысяч предложений. Нужны сейчас в первую очередь курьеры, водители, менеджеры по продажам, почтальоны, комплектовщики, фасовщики, грузчики и кассиры.

Оксана Галькевич: Ну, не только эти профессии, кстати, сейчас востребованы. Вот еще представителям каких впору говорить, что им несчастье помогло.

Иван Князев: Ну да, первые в этом списке психотерапевты: из-за повышенного спроса и режима самоизоляции многие из них полностью перешли на онлайн-консультации. Клиенты обращаются к ним из-за ощущения тревоги, панических атак и семейных проблем. Средняя стоимость часового сеанса психотерапии в России составляет 3,5 тысячи рублей.

Оксана Галькевич: Ого!

Иван Князев: Да, немало сейчас. Женщин среди клиентов, как правило, большинство.

Алексей Скурихин: Клиентов было, как правило, где-то в месяц от 30 до 50, если взять персональные услуги конкретно. На данный момент число увеличилось на 25% примерно. Если супруги не виделись, оба на работе, увиделись вечером на час, друг другу не мешали, то есть сейчас, когда оба на «удаленке», при этом еще детский сад закрыт, количество... Ну ситуация ухудшается в этом плане, нужно быть более организованными, нужно быть более общительными, более толерантными друг к другу, а это не у всех получается. Все привыкли быть как бы в отношениях, но при этом чуть-чуть на расстоянии.

Оксана Галькевич: Вторую строчку в рейтинге тех, у кого дела во время всемирной карантина, такой самоизоляции пошли в гору, – это репетиторы по общеобразовательным предметам: по русскому языку, по математике, истории, ну и так далее.

Алексей Цицилин: Сами репетиторы, как только появилась такая ситуация, подняли свои расценки. Я знаю, что в Москве цены подскочили до 5 тысяч за занятие. Здесь вот я как бы свои цены не поднимал, они у меня как оставались, так и остаются в пределах 500–700 рублей за занятие от 60 до 90 минут. Я задаю домашнее задание обязательно ученику что в режиме онлайн, что в режиме работы на дому; я даю ребенку домашнее задание, в основном работаем через группу «ВКонтакте», они мне все присылают назад.

Иван Князев: Цены правда кусаются. Тем не менее прибавилось у частных педагогов как новых учеников, так и количество часов с теми, с кем уже проводили уроки. Некоторые школьники стали заниматься с репетиторами по 4 часа в неделю. Учить всех желающих некоторые педагоги просто не успевают, пытаются организовать онлайн-занятия для групп, но, как показывает практика, для детей это менее продуктивно.

Оксана Галькевич: Ну вот мы перечислили профессии, которые востребованы сейчас во время пандемии. Но, вы знаете, специалисты рынка труда уже пытаются заглянуть в будущее, вперед куда-то, на рынок труда посмотреть после пандемии. И там они видят совершенно другую картину. Одними из самых востребованных, как говорят эксперты, будут люди, которые умеют что-то делать руками, надо же: ну, например, слесари, электрики, сантехники будут очень востребованы совсем скоро. Ну и, конечно, программисты и специалисты по продвижению в социальных сетях.

Иван Князев: Тяжело будет офисному планктону.

Оксана Галькевич: Да.

Иван Князев: Но в принципе при желании время самоизоляции можно использовать для обучения хотя бы начальным навыкам новой профессии. В связи с этим хотим спросить вас, дорогие друзья: вы готовы сменить профессию? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на наш SMS-портал 5445, в конце беседы подведем итоги.

Оксана Галькевич: Можно также, вы знаете, запросто и позвонить нам в прямой эфир или написать, все телефоны для связи с нами у вас на экранах указаны, у нас же все-таки прямой эфир. Если вам что-то мешает перепрофилироваться, вот вам лично, так скажем, то расскажите, что; если ничто не мешает, тоже об этом расскажите, как минимум поделитесь своим каким-то настроем справиться с нынешними проблемами. Телефоны, еще раз повторю, у вас у всех на экранах, SMS-портал, номер для звонка, все это совершенно бесплатно.

Иван Князев: Ну а пока мы экспертов будем подключать к эфиру.

Оксана Галькевич: Да.

Иван Князев: Первым у нас на связи Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру». Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Иван Князев: Ну расскажите, что, уже пошел наплыв на те специальности, которые мы перечислили? Желающих много? Заявок много оставляют сантехники, слесари, курьеры?

Александр Ветерков: Безусловно, количество заявок на массовые вакансии для людей, которые делать умеют что-то руками или ногами, выросло. И да, люди, которые остаются без работы временно, начинают искать подработку, и очень увеличилось количество заявок на профессию грузчика, либо курьера, либо электрика. Это там, где действительно человек может применить свой опыт, если мы говорим про электрика, и знания, которые... Он работал, например, инженером, но может работать и электриком, он это применяет. И также, если он высвобождается из профессии, где он не может применить какие-то свои знания, он рассматривает для себя простую работу, где может сейчас заработать, прямо здесь и сейчас, ту сумму денег, которая необходима для жизни, поэтому рассматривает для себя простые абсолютно работы типа грузчика, курьера или комплектовщика.

Оксана Галькевич: Ну это такое прямо упрощение получается на рынке труда, совсем уж какие-то базовые вещи в работе оставлены, курьер, то есть перемещение, передвижение, разгрузка, перегрузка, комплектовка.

Александр Ветерков: Да-да, все правильно, перегрузка, водители. И мы видим то, что как раз количество и вакансий в таких сферах выросло или не упало, водители, охранники, продавцы, грузчики, комплектовщики. И количество соискателей как раз именно в этих направлениях выросло. То есть вот если перечислять и сравнивать, то это как раз те же самые водители, охранники, комплектовщики, грузчики, продавцы...

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: На сколько? Что, даже конкурс есть?

Александр Ветерков: Есть конкурс, да.

Иван Князев: Ничего себе.

Александр Ветерков: Хотя многим компаниям не хватает, для того чтобы закрыть все потребности, заказы, которые сейчас прилетают в онлайне, не хватает курьеров, например, тем не менее есть уже и переизбыток этих специалистов, и одна компания уже перекидывать начинает другому работодателю кандидатов, которые к ним пришли, и это таким образом меняется рынок труда, когда компании-работодатели начинают помогать друг другу закрывать вакансии, передавая просто так кандидатов, которые у них есть. Конкурс, да, есть, в некоторых компаниях, например, для того чтобы закрыть вакансию курьера, им нужно закрыть, например, 100 человек, а у них приходит до 200 человек в день, и тем самым у них 100 остаются невостребованными, и они их как раз передают.

Оксана Галькевич: Раз уж вы нам об этом говорите, у нас есть небольшая иллюстрация к вашим словам. Давайте вот посмотрим на историю одного героя...

Иван Князев: ...который вместо изысканных блюд от шеф-повара из ресторана премиум-класса «Бургеры и пицца», официант из Санкт-Петербурга переквалифицировался в доставщика еды, чтобы прокормить себя во время пандемии. Раньше Дмитрий Крылов разносил еду только по залу ресторана на Васильевском острове, теперь развозит ее на велосипеде по всему городу, в среднем по 15 заказов за смену. Перед каждым выездом к клиенту Дмитрий обрабатывает сумку и руки антисептиком, измеряет температуру и записывает показания о своем здоровье в специальный бланк. На днях ему выдали пропуск для проезда по Петербургу. Говорит, если бы успел что-то накопить заранее, тоже сидел бы дома на самоизоляции, но вот благодаря службе доставки теперь есть чем заплатить за коммунальные услуги.

Дмитрий Крылов: Там платят каждую неделю 2 раза, по понедельникам и средам, а деньги выходят нехилые. То есть, допустим, у меня за смену, вот сегодня я с 8 утра работаю, я точно знаю, что, если я проработаю до 10 вечера, я заработаю 3 тысячи сегодня уже, уже заработаю. Получается, мне вот завтра, в среду (да, завтра среда), мне уже деньги отдадут обратно.

Оксана Галькевич: Работа курьером на свежем воздухе так понравилась Дмитрию, что он уже всерьез подумывает о том, чтобы продолжить этим заниматься и после того, как его элитный ресторан снова откроется после пандемии. Ну, на самом деле такая вполне себе оптимистичная история, видите, человека даже затянула эта работа.

Иван Князев: Оксана, я даже знаете, что заметил? Я как-то шел с магазина буквально на днях, я увидел тоже человека, который доставляет еду, и я смотрю, у него на лице улыбка, и думаю: ну вот действительно, раньше кто бы подумал, кто бы мечтал о такой профессии? А теперь какая-никакая, но у него зарплата есть, он с деньгами останется.

Оксана Галькевич: Потому что, Иван, собаки у меня нет, только максимум мусор вынести и в соседний магазин дальше 100 метров.

Иван Князев: Да-да-да.

Оксана Галькевич: А он по городу колесит, причем по пустому.

Иван Князев: Да.

Оксана Галькевич: Вернемся к нашему эксперту. Александр Юрьевич, я вот хотела у вас спросить. Вы давно работаете в этой сфере, в сфере занятости, и сейчас на ваших глазах рынок труда в нашей стране проходит какую-то мощную трансформацию. Вот те процессы, которые вы сейчас наблюдаете, вы впервые их видите? Это что-то совершенно необычное, или такое в вашей практике уже бывало?

Александр Ветерков: Нет, сейчас рынок меняется очень необычно, и это, я бы сказал, впервые, что такое количество компаний переводят людей, например, на удаленную работу. Это было трендом последние несколько лет, но сейчас это массово, когда 20% компаний-работодателей, по нашим опросам, уже перевели сотрудников на удаленную работу, и этот тренд, мы думаем, после того как пандемия спадет и карантин будет отменен, я думаю, что большое количество компаний сможет оставить, перестроив процессы, своих сотрудников работать из дома.

Иван Князев: Александр Юрьевич...

Александр Ветерков: При этом многие говорят о том, что эффективность не падает.

Иван Князев: Александр Юрьевич, тут маленькое уточнение. Ленинградская область спрашивает, видимо, отвечая на наш SMS-опрос: «Мы-то готовы переквалифицироваться, только нас, 55+, вряд ли возьмут ни курьером, ни грузчиком, никем». Действительно, какая тенденция в плане возрастной группы? Тем людям, кому уже «за», они могут устроиться?

Александр Ветерков: По возрасту компании... Сложнее, безусловно, сложнее, потому что физическая работа, если мы говорим о каких-то профессиях, как курьер и грузчик, это достаточно сложно. Но есть вакансии комплектовщиков, которая требует определенной внимательности и усидчивости, вот сюда переквалификация возможна.

Кстати, для людей в возрасте я бы, может быть, предложил подумать относительно работы в кол-центрах, потому что выросло количество вакансий специалистов, которым требуется консультация по кредитным картам, людям все-таки не хватает денег, обращаются к каким-то кредитам либо не могут выплатить кредиты, нужны консультации относительно того, каким образом перенести платеж на более долгий период, и многим банкам потребовались специалисты, которые консультируют на эту тему. Здесь в кол-центрах как раз вырос спрос, примерно даже на 30% выросло количество вакансий, в которых требуются как раз консультации по финансовым продуктам. Вот здесь люди в возрасте из дома по телефону могли бы в принципе эти консультации при определенном знании компьютера оказывать.

Иван Князев: Ну а почему бы и нет.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, спасибо вам за, так скажем, как это говорится, наводку, спасибо за информацию. Кто-то, возможно, ею воспользуется.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: У нас на связи был Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру». Спасибо большое, Александр Юрьевич.

Иван Князев: Спасибо.

А сейчас звонок, послушаем Сергея из Челябинской области, он нам дозвонился. Сергей, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Иван Князев: Слушаем вас.

Оксана Галькевич: Сергей?

Зритель: Да, я вас слушаю.

Оксана Галькевич: Мы вас слушаем, говорите, пожалуйста, вы в прямом эфире.

Зритель: Да, я вас слушаю.

Оксана Галькевич: Вы позвонили в прямой эфир.

Иван Князев: Сергей, у вас что сейчас с работой?

Зритель: Вы знаете, у меня такая ситуация. До последнего времени, несколько последних лет я занимал вакансию менеджера по продажам в крупной торговой компании, но в связи с последними событиями, так как наш товар не входит в перечень товаров первой необходимости, офис продаж закрыли, а сотрудников попросили, часть сотрудников отправили в отпуск по собственному желанию, а часть сотрудников попросили написать заявление по собственному желанию.

Иван Князев: Ага, все по собственному желанию.

Оксана Галькевич: Вот так вот уже стремительно на самом деле. Спасибо.

Иван Князев: А новую профессию, я просто хотел спросить, освоить никак не планировали?

Зритель: Поэтому пришлось искать очень быстро подработку, и попалась вакансия автомойщика, поэтому теперь я сотрудник автомойки.

Иван Князев: Ну вот видите, ну хоть так, такие времена, что теперь... Ну зато зарплата будет. Спасибо вам, спасибо.

Оксана Галькевич: Это был у нас на связи Сергей из Челябинской области, я правильно понимаю?

Иван Князев: Да-да, все правильно.

Оксана Галькевич: А сейчас у нас еще один Сергей.

Иван Князев: Еще один.

Оксана Галькевич: Сергей Глазунов, но уже из Липецка, он тоже готов поделиться своей историей. Сергей, здравствуйте. Сергей? Звоночек сорвался, но ничего страшного.

Давайте почитаем SMS-сообщения, их много у нас на портале. Многие пишут, что, конечно, это тяжело принимать решение о том, что нужно какую-то новую профессию осваивать, перепрофилироваться, что называется, но многие помнят 1990-е гг., и этот опыт...

Иван Князев: ...пригождается сейчас.

Оксана Галькевич: ...может пригодиться сейчас, да.

Иван Князев: Вот Ингушетия пишет, правда: «Три года ищу работу, имею два диплома по нефти и газу, диплом красный, почему-то все отказываются». Мне просто интересно, «нефтянка» сейчас тоже все, всех на «удаленку»?

Оксана Галькевич: Ждем... Вчера вроде ОПЕК+ там о чем-то договорились, ждем следующих каких-то там преобразований на этом рынке.

Вот Иркутская область пишет: «Я, например, по образованию режиссер драматического театра, куда, в кого мне перепрофилироваться?» Вологодская область пишет: «Я жена бывшего военнослужащего, поэтому имею высшее образование. Мне приходилось работать и учителем, и няней, и уборщицей, и специалистом по кадрам. Не бойтесь никакой работы».

Иван Князев: Режиссер драмтеатра? Ну не знаю, он может преподавать онлайн детям театральное искусство хоть как-то, сейчас почему бы и нет. И развлечение, и польза.

Оксана Галькевич: Почему бы и нет, но как это все пойдет... Краснодарский край пишет: «Сейчас в России очень нужны земледельцы. Получайте свой гектар и возделывайте свою землю». Ну, кстати говоря, в некоторых регионах у нас по-прежнему дают гектар, а то и не один.

Итак, у нас на связи сейчас Валентина из Коми, наша зрительница. Валентина, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, что? Можно говорить, да?

Оксана Галькевич: Да, говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Зритель: Я, в общем-то, вот смотрю ваши все передачи, и складывается такое мнение, что у нас, значит, живут и выживают только Москва и Питер. Я живу в Сыктывкаре, Республика Коми, наверное, вы немножко знакомы...

Оксана Галькевич: Знаем такой, конечно.

Зритель: Город у нас, очень мало предприятий государственных, их можно пересчитать на пальцах одной руки, значит. (Извините, я немножко волнуюсь.) Дело в том, что у нас город торговли и сферы обслуживания. Люди просто вообще вот все в шоке. Почему? Потому что очень многие, чуть ли не весь город работают у частников. Вы представляете, что это такое? То есть нигде никто не работает, зарплату люди получают по дням, и вот целый месяц сидеть, я вообще даже не представляю, что людям делать, что делать людям? Я вообще, вы понимаете...

Иван Князев: Ну прямо совсем, совсем у вас никаких ни предприятий, ничего нет? Одна сфера торговли и обслуживания?

Зритель: У нас в основном одна сфера торговли, в основном да, это катастрофа, я вам честно скажу. Куда идти? Очень много людей выехало вообще, в прошлые годы очень много людей выезжает в Москву и Питер, в Москву и Питер, Нижний, кто куда, потому что дети заканчивают единственный университет у нас, который тоже еле на ладан дышит, детям вообще работы нет. То есть заканчивают студенты высшее учебное заведение, коих там два...

Оксана Галькевич: Ну понятно, а найти новую работу молодому специалисту сложно, да?

Зритель: Вообще, вообще. Они идут в «МТС», понимаете, кофе продавать, ну это вообще кошмар какой-то, честное слово.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я на самом деле смотрю вот сейчас справку по вашему городу и вижу, что у вас не только сфера обслуживания, не только частники, как вы нам описали сейчас, у вас достаточно много предприятий: один из крупнейших ЦБК у вас в Сыктывкаре, одна из ведущих российских компаний по производству санитарно-гигиенической (кстати, продукции, сейчас очень востребованная работа у этих людей), «Леском», Сыктывкарский фанерный завод, очень много предприятий; энергетика у вас.

Зритель: Вы знаете, вы меня простите, пожалуйста, что я вас перебиваю...

Оксана Галькевич: Да.

Зритель: Может, они, предприятия, и есть, но попасть туда невозможно.

Оксана Галькевич: Ну это уже другой вопрос.

Зритель: Это невозможно попасть туда.

Оксана Галькевич: Да, спасибо. Это просто, понимаете, когда мы обобщаем к этому вопросу, не совсем точная получается информация.

Давайте подключим еще одного нашего собеседника. У нас на связи сейчас Андрей Быстров, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ имени Г. В. Плеханова. Андрей Владимирович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Андрей Быстров: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей Владимирович, мы вас уже видим.

Андрей Владимирович, скажите, пожалуйста, вот сейчас рынок такую трансформацию переживает. Вот в моменте и спустя недолгое время после пандемии, с возвращением к нормальной жизни это будет рынок труда как рынок работодателя или рынок работника, вот как часто говорят?

Андрей Быстров: Ну, я думаю, что это будет рынок работодателя применительно к нашей стране. Почему? Потому что если посмотреть на то, как... У нас же все централизовано, то есть весь бизнес, и думаю, что после этого кризиса, который спровоцирован пандемией, у нас все-таки больше станет, опять увеличится и без того очень большой государственный сектор. Многие частные предприятия уменьшатся, их количество, а их место, в общем-то, займут и естественные, и не естественные монополии. Малый бизнес, в общем-то, при такой ситуации, когда он не поддерживается или недостаточно поддерживается на нашем рынке, он обречен, я думаю, в этих ситуациях.

Без активизации государственной поддержки говорить о том, что работник будет выбирать на рынке труда, наверное, не приходится, а, скорее всего, в общем-то, конкуренция на рынке труда обострится и станет еще больше. Кудрин недавно вот нам сообщил, что, по его прогнозам, по прогнозам Счетной палаты, в ближайшей перспективе безработица увеличится с 2,5 миллионов до 8 миллионов человек. Ну, цифры говорят все разные, но я думаю, что то, что в разы увеличится безработица по результатам простоя вынужденного нашей промышленности и всех секторов экономики, это однозначно.

Иван Князев: То есть вы считаете, малый бизнес фактически, как вы сказали, обречен? Я просто знаете, что, Андрей Владимирович, я вспоминаю 1990-е гг., когда люди тоже, когда позакрывались заводы, когда предприятия вообще оказались банкротами, каждый там потихоньку, когда выживал, находил себе какое-то занятие. Ну элементарно люди начали приторговывать: кто-то палатки, кто-то лоточки открывал, кто-то что-то вообще придумывал, чем-то торговал и так далее. Тогда вроде как это, наоборот, завертелось, завелось.

Андрей Быстров: Ну это сродни НЭПа, да, новой экономической политике при Ленине, то есть была дана свобода людям, люди сами себя занимали, сами себя кормили. Государство через фискальные органы их не трогало...

Иван Князев: Вот-вот, да-да-да.

Андрей Быстров: Но сейчас ситуация, наоборот, в общем-то, гайки закручены, налоговая чуть ли не в онлайне, чуть ли не с такой электронной лупой за нами наблюдает, шаг влево, шаг вправо, нам ничего не прощается. Поэтому либо в этой сфере придется что-то пересматривать и давать людям свободу, чтобы они сами создавали себе рабочие места, сам себя кормили на какой-то промежуток времени, ослабить вот этот вот гнет фискальный на малый бизнес. Тогда, в общем-то, я думаю, что есть шанс, но без...

Иван Князев: А это реально, чтобы вот ну немножко ослабили? Потому что я вот опять же, если возвращаться к воспоминаниям, я помню, вот в Калининградской области маленькие артели частные появлялись на несколько рыбаков, они рыбу вылавливали и сразу же продавали, да элементарно пункты по приему металлолома, ну много всяких, народ нашел, как себя занять, хоть какую-то копейку заработать.

Оксана Галькевич: Как заработать на самом деле, прокормить.

Иван Князев: Да. Это реально?

Андрей Быстров: Ну ваши слова – это лишний факт того, что не мешайте людям работать, они сами себя, в общем-то, обеспечат. Поэтому человек всегда найдет, инициативный человек всегда найдет способ, разумный, желающий жить...

Иван Князев: То есть главное не мешать?

Андрей Быстров: ...найдет себе способ заработать, главное его не обкладывать непомерными налогами и невыносимыми с точки зрения существования бизнеса режимами функционирования.

Оксана Галькевич: Андрей Владимирович, короткий вопрос напоследок. Вы знаете, нам очень многие зрители сейчас пишут о том, что вот «я живу в малом городе, в удалении от столиц даже, село, какой там перепрофилироваться: во-первых, работы не найти, во-вторых, даже если захочу, где мне этому учиться, новым навыкам». Беда прямо.

Андрей Быстров: Ну, вы знаете, я думаю, что эта проблема не только нашей страны. Даже в самых развитых странах экономически, вы в глубинку от океана отъедете куда-то, в том же Китае, вглубь страны в Соединенных Штатах, в той же самой Франции вглубь страны, где нет промышленности или сельское хозяйство по тем или иным причинам не развито – везде существуют такие проблемы. Но в том и состоит роль, с одной стороны, государства, чтобы регулировать развитие территорий и, скажем так, перенаправлять потоки трудовых ресурсов в те или иные регионы.

И, с другой стороны, ведь во всем мире народ ездит, меняет свое жительство в зависимости от места работы. Если вот человек получил должность профессора в университете, он перелетает в другой конец страны; если он хороший химик, таких 20 тысяч человек ежегодно выпускается во всей стране, и таких всего лишь 3 комбината, которые требуются по этой профессии, они в разных концах страны, то, естественно, он ездит за работой. И, в общем-то...

Да, конечно, то, что умирают у нас деревни, сельская местность, где нет условий даже в аграрных, может быть, или полуаграрных, не Черноземье, развитие сельского хозяйства, конечно, в этих условиях, наверное, я думаю, что государство недоработало. То есть территориям должны... Суть государства заключается в том, чтобы создавать благоприятные условия для развития в регионах тех или иных видов деятельности.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Андрей Быстров был у нас на связи, заведующий кафедрой экономики промышленности РЭУ имени Г. В. Плеханова.

У нас звонок есть из Липецка.

Иван Князев: Да, у нас Липецк на связи. Максим, слушаем вас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый, здравствуйте, говорите.

Зритель: Максим меня зовут, звоню из города Липецк. По поводу вашего вопроса, обсуждения. У нас крупнейший металлургический комбинат, на котором работают взрослые мужчины, взрослые женщины сталеварами, металлургами в подрядных организациях. В последнее время, последние годы раздули, как он называется, планктон, сферу обслуживания, сферу торговли, огромное количество людей не хотели и не хотят работать руками. Ребята, приходите, трудитесь, зарабатывайте достойные, как я считаю, деньги для Черноземья. Вы готовы сидеть дома, плакаться, что вам не платят деньги, и рассчитывать на дядю с тетей и Вову Путина.

Оксана Галькевич: Ну мы сейчас подведем итоги как раз нашего опроса. Мы спрашиваем, готовы ли люди сменить профессию, пока еще эти результаты неокончательные, через несколько минут будем подводить итоги.

А пока у нас еще один эксперт на связи, директор по продажам и маркетингу компании «Анкор» Наталья Щербакова. Наталья Сергеевна, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья Сергеевна.

Наталья Щербакова: Добрый день, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Наталья Сергеевна, здравствуйте. Вы знаете, у нас тут многие зрители проводят параллель с 1990-ми гг. в связи с тем, что они сейчас переживают, какие-то вот ассоциации. Как вы считаете, она верна?

Наталья Щербакова: Ну, безусловно, кризис имеет место быть, ситуация, конечно же, тяжелая. Не знаю, насколько это сравнимо с 1990-ми гг., хочется все-таки верить, что ситуация эта продлится недолго и выйдет, на круги своя все вернется.

Оксана Галькевич: Но, может быть, она... Подождите, мы говорим о том, что она тяжелая, – уже тяжелая, или просто она необычная для нас? Действительно, на памяти последних поколений, за последние 20 лет, может быть, такого не было, а что было раньше, мы уже не особенно и помним.

Наталья Щербакова: Вы знаете, такого странного кризиса, конечно, не было никогда. Получается, что некоторые предприятия работают, как правильно заметил звонивший до меня молодой человек, некоторые предприятия закрылись. Закрылись сети, рестораны, и действительно, большое количество людей сейчас не могут реально найти работу. Я знаю несколько интересных случаев, когда сотрудники ресторанов переводятся на работу в те компании, которые сейчас работают, то есть в сети, которые продают продукты питания. Соответственно, очень много таких интересных случаев сейчас происходит; действительно, одна компания приходит на выручку другой компании, чтобы каким-то образом снизить все-таки социальную напряженность, которая, вероятнее всего, возникнет, если ситуация продлится достаточно долго.

Иван Князев: Наталья Сергеевна, я вот несколько удивился, когда увидел исследование по поводу вакансий, которые сейчас востребованы, когда увидел там маркетологов. Казалось бы, сейчас продажники, маркетологи, наоборот, должны у них серьезные времена наступить. Как вы это оцениваете?

Наталья Щербакова: Ну смотрите, специалисты по маркетингу, которые умеют продвигать в онлайн, они очень востребованы, сейчас востребованы в особенности.

Иван Князев: Ага.

Наталья Щербакова: И мы даже сейчас видим создание новых стартапов, собственно, доставка продуктов на дом. Если вы зайдете в тот же Facebook, на вас вывалится куча объявлений «доставляем продукты за один день». При этом, соответственно, те компании, которые исторически этим занимались типа «Утконоса», имеют проблематику, потому что им реально не хватает курьеров, доставки задерживаются, и на месте, тут же совершенно возникают новые компании, которые активно и агрессивно продвигаются в соцсетях и могут действительно обеспечить быструю доставку. Отсюда, соответственно, потребность в курьерах. Курьеры, водители-курьеры – это сейчас адская потребность на рынке, то есть все хотят водителей-курьеров.

Помимо всего прочего, все компании, которые раньше не занимались продажей в онлайне, не имели своих онлайн-магазинов, сейчас активно создают онлайн-магазины, онлайн-приложения, для того чтобы, соответственно, принимать законы у населения. Также важны кол-центры, которые принимают звонки, для того чтобы люди что-то купили. Конечно, это надо продвигать, и здесь как раз очень важная роль опять IT-шников, разработчиков, тех людей, которые могут сказать, как это продвигать. Поэтому IT-специалисты как были в большой потребности, так и продолжают пользоваться огромным спросом, и компании за них дерутся, так и грамотные маркетологи, которые могут продвигать в онлайн. Люди, которые...

Оксана Галькевич: Наталья Сергеевна, а вот «грамотные маркетологи» – а как вы сейчас, собственно, определяете целевую аудиторию? Потому что то, что было целевой аудиторией раньше, уже необязательно является ею сейчас. У людей меняется покупательная способность, падают доходы, у кого-то, как мы знаем, есть востребованные люди, по-прежнему растут, но далеко не у всех. Целевая аудитория меняется, собственно говоря, чтобы продавать и предлагать, надо знать, кому.

Наталья Щербакова: Ну вот, собственно, грамотные как раз умеют понимать, кто их целевая аудитория и что эта целевая аудитория покупает, наверное, поэтому они и востребованы, в этом штука.

Оксана Галькевич: Ага.

Иван Князев: Я просто... Мне как-то один знакомый сказал: «Мне не по карману покупать в онлайн, доставка той же еды из ресторанов и тому подобное – это очень дорого». Просто вот у нас сейчас, как Оксана сказала, покупательская способность у людей снизилась, и все равно тем не менее востребованы?

Наталья Щербакова: Я говорила даже больше не про доставку из ресторанов, про доставку именно продуктов питания, то есть такие базовые вещи. Рестораны само собой, эти сервисы были, они продолжают развиваться, рестораны тоже активно продвигаются в онлайн, с тем чтобы хотя бы какие-то заказы принимать.

Иван Князев: Ага.

Оксана Галькевич: Спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: У нас на связи была Наталья Щербакова, директор по продажам и маркетингу компании «Анкор».

И еще один собеседник тоже у нас сейчас будет на связи, это Елена Александровна Назарова, профессор кафедры общественных связей и медиаполитики РАНХиГС, доктор социологических наук. Елена Александровна?

Елена Назарова: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Елена Александровна.

Елена Назарова: Здравствуйте, добрый день.

Оксана Галькевич: Елена Александровна, вот раз уж вы профессор кафедры общественных связей и медиаполитики, у меня к вам такой вопрос. Почему специалисты медиа по-прежнему, как по прогнозам определенных экспертов, в ближайшем будущем будут по-прежнему востребованы? Казалось бы, знаете, работа такая... Или это не совсем те медиа, где мы работаем, а новые медиа?

Елена Назарова: Будут востребованы специалисты и в новых медиа в большей степени, конечно, чем в традиционных, потому что...

Оксана Галькевич: Утираем слезу...

Иван Князев: Да.

Елена Назарова: ...по версии Маршалла Маклюэна, человек выстраивает вокруг себя окружающий мир в продолжение своих естественных потребностей своего тела. Наши глаза – это те камеры специалистов, видеооператоров профессиональных, которые нам показывают виды различных городов, организуют вот эти вот телетрансляции, определенные экскурсии, то, что мы сейчас можем с вами наблюдать в Интернет-сети. Те специалисты, которые работают в службах доставки, – это по сути дела дублеры наших с вами рук, ног, потому что сами люди не могут осуществлять эти работы, поэтому востребованы специалисты в этих сферах.

Я полагаю, что у нас будет не сказать чтобы всплеск, но будут весьма популярны опять репетиторы. Почему я говорю про репетиторов? Потому что сейчас система школьного образования переходит на дистанционную форму, учителя ограничены тем временем, которое им выделено в рамках учебного процесса, родители не все имеют педагогические навыки, опыт. Поэтому нам очень нужны будут специалисты, которые могут объяснить элементарные какие-то положения учебной программы, школьной программы.

Высшее образование тоже у нас переходит на ту самую систему медиа, и мы понимаем, что программы различные. Если, допустим, без особых проблем проходит учебный процесс в гуманных ВУЗах, потому что есть возможность получить информацию из электронных библиотек, различных коммуникативных, скажем, программ, платформ, то что делать с творческими ВУЗами, что делать с техническими ВУЗами, где необходима просто практика прикладная? И мы понимаем, что сейчас, в условиях цифровизации, у нас будут востребованы специальности технические, инженерные, IT-специалисты, которым нужна практика непосредственной работы в лабораториях...

Оксана Галькевич: Ну, в конце концов, это же не вечно будет, да, Елена Александровна, мы надеемся, что это все не протянется год-два.

Очень коротко, если можно: какие общественные процессы в такие переломные моменты протекают? Очень коротко. Каждый сам за себя, выживает сильнейший, бейся до конца, или, наоборот, помощь и взаимовыручка?

Елена Назарова: Сейчас происходит очень хорошо организация социальная, то есть по территориям в социальных сетях появляются группы активных жителей района, региона, у нас происходит консолидация вокруг решения определенных социальных проблем, актуальных проблем. Люди стали более активные именно в общении дистанционном. Если раньше у нас было сложно организовать жителей одного дома, принять решение по своей площадке, то сейчас с удовольствием...

Оксана Галькевич: ...то теперь все там, да, все голосуют. Спасибо. Елена Назарова у нас была на связи, профессор кафедры общественных связей и медиаполитики РАНХиГС, доктор социологических наук.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Итоги нашего опроса. Мы спрашивали, готовы ли вы сменить профессию, – 37% сказали, что да, готовы.

Иван Князев: Но пока еще несколько инертны мы, 40% сказали «да», но большинство еще пока нет.

Оксана Галькевич: Сорок процентов уже даже, да, все меняется в режиме реального времени.

Иван Князев: Увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
И у кого дела пошли в гору уже сейчас?