Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?

Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии? | Программа: ОТРажение | ОТР

торгово-развлекательный, кино, музей

2020-06-03T15:53:00+03:00
Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Олег Березин
председатель ассоциации владельцев кинотеатров
Наталия Михайлова
заведующая образовательным отделом Дарвиновского музея
Максим Левченко
управляющий партнер компании Fort Group
Владимир Козлов
член Гильдии Маркетологов, основатель Высшей школы нейромаркетинга

Петр Кузнецов: Мы продолжаем, программа «ОТРажение», мы в прямом эфире, Ольга Арсланова и Петр Кузнецов. Большая тема прямо сейчас. Они открылись даже в Москве!

Ольга Арсланова: Как вы думаете, кто, что?

Петр Кузнецов: Есть время подумать... Три, два, один... В российских городах восстанавливается работа, конечно, торгово-развлекательных центров. Они были закрыты плюс-минус два месяца. Сейчас во всех магазинах обязательно, конечно, соблюдение дистанции и ношение масок и перчаток.

Ольга Арсланова: Но, по наблюдениям работников торговых центров, а также по сообщениям наших зрителей из разных городов, покупателей пока немного, не очень стремятся люди в торговые центры несмотря на то, что замечены неплохие скидки, которые в некоторых магазинах доходят даже до 50%.

Ну вот давайте посмотрим на...

Петр Кузнецов: ...то, вообще сколько у нас сейчас торговых центров. Это данные Российского совета торговых центров: крупные ТЦ обеспечивают занятость порядка 10 миллионов россиян, если считать всех от арендаторов до охраны и клининга.

Ольга Арсланова: Большой работодатель.

Петр Кузнецов: Да. Сейчас в стране порядка 7 тысяч торговых центров, бо́льшая часть из них приходится, конечно, на большие города, Москву и Санкт-Петербург, еще четверть на города-миллионники. В целом налоговая доходность от ТЦ составляет более 100 миллиардов рублей в год.

Ольга Арсланова: Но это то, что уже заработало, куда можно пойти, потратить какие-то деньги, если они у вас еще остались после 2 месяцев самоизоляции, провести время, вспомнить, какой была жизнь до пандемии. Постепенно будут открываться этим летом кинотеатры, возможно, к осени откроются музеи и театры, но это если верить данным информагентств, пока это всего лишь прогнозы.

Изголодались ли вы по таким развлечениям? Куда вы пойдете в первую очередь, когда все это закончится? Позвоните, расскажите. Были ли вы уже в торговых центрах, какая картина была там? Давайте поговорим до конца часа.

Петр Кузнецов: Да, мы здесь говорим о торгово-развлекательной индустрии после пандемии вообще.

Максим Левченко сначала, управляющий партнер компании «FORTGROUP», с нами на связи. Здравствуйте, Максим Борисович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Максим Левченко: Здравствуйте, добрый день.

Ольга Арсланова: У вашей компании торговые центры как раз в крупных городах, в Москве и Петербурге. Давайте поговорим об этих непростых 2 месяцах. Что они значили для вашего бизнеса?

Максим Левченко: Ну, мы просто были закрыты, точнее говоря, торговые центры оставались открытыми, но большинство магазинов просто не работали, были закрыты.

Петр Кузнецов: При этом смотрите, просто чтобы мы все понимали эту схему. Значит, торговый центр, в нем куча магазинов, магазины арендуют у торгового центра площади. Соответственно, даже во время простоя магазины должны были выплачивать аренду торговому центру?

Максим Левченко: Ну да.

Петр Кузнецов: То есть он какую-то все равно прибыль от... ?

Максим Левченко: У нас в некоторых торговых центрах бывает и по 400 магазинов даже, в одном, то есть один торговый центр средний, в нем может быть 50 магазинов, а бывает, что доходит и до 400.

Петр Кузнецов: Соответственно, если в этот период магазин закрывается, он и за аренду не будет платить, и торговый центр недосчитывается?

Максим Левченко: Все по-разному, все по-разному, нет какой-то одной формулы, поскольку чрезвычайного положения в стране никто не вводил, а были какие-то, скажем, полурекомендательные, полуподготовительные меры, то все зависело от того, как договаривались стороны. Я знаю, что некоторые арендаторы, например, говорили нам о том, что им предлагали платить полную аренду на период этого простоя; кто-то договаривался платить только эксплуатацию или «коммуналку». В общем, это такой удивительный мир, полный всяких разных неожиданностей и возможностей, поэтому все решали между собой эту проблему, ее как-то делили.

Ольга Арсланова: А как вы договаривались с вашими контрагентами?

Максим Левченко: Вы знаете, у нас тысячи контрагентов и в Москве, и в Петербурге, поэтому со всеми мы по-разному договаривались. Как правило, политика компания заключается в том, чтобы помогать друг другу, потому что мы все понимаем, что торговый центр и те операторы, которые в нем работают, плывут в одной лодке, легче вместе приплыть, чем утонуть по отдельности. Поэтому... Вот то, что я вижу сейчас, потому что Москва уже открывается, вместе с нами открываются и все другие, все наши операторы, кроме еды пока, но еда работает на вынос, и все стремятся открыться, возобновить свой бизнес. И многие даже продолжают инвестировать и открывать новые, достраивать свои новые магазины, открывать.

Петр Кузнецов: Ага. Если мы говорим о магазине-арендаторе именно в рамках торгового центра, здесь больше выгоды у него экономической, арендовать именно в рамках большого торгового центра?

Максим Левченко: Вы знаете, все очень по-разному. Дело в том, что торговые центры позволяют сетям быстро развиваться, потому что все сетевые проекты быстро развиваются именно за счет торговых центров, потому что торговый центр рассчитан... Он изначально проектируется и профессионально строится для того, чтобы сетевой крупный арендатор мог быстро открыть свой магазин.

Петр Кузнецов: Поймать клиента так легче, наверное, потоки... ?

Максим Левченко: Быстро открыть свой магазин. И да, конечно, основная задача торговых центров – приводить трафик, то есть генерировать большой трафик, потому что в большой торговый центр может приходить до 100 тысяч человек в день.

Петр Кузнецов: Ага. В этом плане сколько трафика торговому центру дают все еще закрытые кинотеатры, что еще закрыто, игровые комнаты, кафе и фуд-корты, конечно?

Максим Левченко: Ну, все по-разному, все зависит от пропорций и от величины. Ну, я думаю, что это может быть от 5% до 10%, наверное, не больше.

Петр Кузнецов: А, не больше? Я думал, больше намного.

Максим Левченко: Нет-нет, но это очень важные компоненты, которые должны работать в составе торгового центра, чтобы была единая картинка.

Ольга Арсланова: Что самое сложное сейчас, вот в этот период, когда торговые центры открылись, но покупатели пока массово туда не вернулись?

Максим Левченко: А почему вы считаете, что они массово туда не вернулись? Они как раз-таки массово туда вернулись, потому что всем надоело сидеть дома. Элементарно у людей иногда просто вещи закончились, потому что сейчас же другой сезон, лето...

Ольга Арсланова: Да, но все-таки по подсчетам вот этих двух дней, которые официально работают торговые центры, пока поток не очень большой.

Максим Левченко: Я не знаю, что это за подсчеты. Я могу сказать, что поток достаточно большой.

Петр Кузнецов: Но если сравнить с докоронавирусной историей, по вашим наблюдениям, плюс-минус потоки те же?

Максим Левченко: Да.

Петр Кузнецов: По картинке?

Максим Левченко: И потом еще не сравнить плюс-минус до коронавирусной истории, потому что мы еще... Ну, например, Москва открылась в понедельник, а Питер вообще еще не открылся, поэтому не с чем сравнивать. Но если говорить по Москве, то людей много.

Петр Кузнецов: Главный архитектор Москвы недавно сказал, что торговые центры потеряют актуальность и за ненадобностью большие будут снесены. Как вы прокомментируете этот прогноз?

Максим Левченко: Мне кажется, что надо знать контекст, в котором он это говорил. Скорее всего, он, конечно, не имел в виду снос торговых центров, это, наверное, он говорил о каком-то очень далеком будущем. Конечно же, торговые центры очень нужны, они выполняют и социальную функцию, и они очень удобны для потребителя, потому что можно получить все виды услуг в них, сервис. Поэтому я думаю, что торговые центры будут жить еще очень долго и счастливо.

Ольга Арсланова: Вопрос по поводу новых мер, которые сейчас торговые центры должны принимать. Теперь же вы должны следить как-то и за социальной дистанцией, насколько я понимаю, сейчас ничего нельзя примерить во многих московских торговых центрах, потому что небезопасно, постоянная дезинфекция. Вот это все обременительно для вас?

Максим Левченко: Да нет, это особое... Это, в общем, обычный режим использования, ничего обременительного, удивительного здесь нет. Мы всегда убирали в туалетах, убирали в общих зонах, арендаторы поддерживают чистоту у себя. Если говорить о дезинфекторах, их еще добавили до закрытия. Например, мы все свои открытые, так скажем, торговые центры снабдили обязательной стойкой, где можно получить или купить маску и перчатки. Поэтому стараемся, чтобы люди все-таки использовали средства защиты, вот, и ничего такого особенного в этом нет.

Петр Кузнецов: Максим, а можем предположить, как вообще изменятся торговые центры? Ну не знаю, планировка, ассортимент, подход к покупателю? Может быть, больше будет сегмент развлечений и меньше магазинов, то есть в ту сторону уклон?

Максим Левченко: Я думаю, что они никак не изменятся.

Петр Кузнецов: Никак.

Максим Левченко: Потому что, скорее всего, меняют больше даже не какие-то инфекции, а тренды, связанные с fashion-индустрией, с экономикой и прочим. Здесь торговые центры за 20 лет развития в России всегда менялись, это нормально. Сама инфекция вряд ли что-то изменит. Точно так же можно рассуждать, что вот самолеты теперь летать не будут или метро не будет обслуживать пассажиров, но...

Петр Кузнецов: Нет, Максим, извините, что перебиваю. Когда мы говорим об инфекции, все-таки по большей части мы все время говорим не о том, что она что-то изменит, а именно ускорит. И вот есть тезис, что вот большие торговые центры особенно уже давно потеряли свою популярность, что они нуждались в видоизменениях, и вот эта коронавирусная история только ускорила какие-то возможные изменения. Вот я об этом как раз хотел с вами поговорить.

Максим Левченко: Я скорее думаю, что торговые центры большие не то чтобы потеряли свою актуальность, они как раз-таки нужны больше, чем маленькие, потому что большие торговые центры позволяют в себя вместить всю номенклатуру товаров абсолютно разных, и людям как раз-таки интереснее приезжать туда, где есть все. Поэтому просто должна быть мера в этом во всем, не нужно слишком много больших торговых центров...

Петр Кузнецов: А, то есть вы не согласны с тем, что как раз народ привык за все это время ходить к небольшому магазину у дома, этот запрос, собственно, останется?

Максим Левченко: Нет, невозможно, невозможно создать fashion-центр в магазине у дома, такого не бывает. В магазине у дома можно купить продукты первой необходимости, а вот так, чтобы по-серьезному сходить в крупный торговый центр, где есть большой выбор и разные магазины, разный ассортимент на любой вкус, и особенно то, что касается одежды модной, то вот никакие магазины у дома этого не заменят.

Мало того, и интернет ничего не заменит, потому что вот этот коронавирус показал, что, когда люди сидели дома, они практически, в общем, с большим трудом, во-первых, покупали в интернете, это тяжело, особенно то, что касается вещей каких-то модных, и это неудобно. То есть все пытались перестроиться на онлайн, но по итогу, в общем-то, мало у кого это получилось. Как правило, многие говорят о том, что работали скорее в убыток, даже не в ноль.

Петр Кузнецов: Ага. Ну о конкуренции с онлайн-магазинами обязательно поговорим. Спасибо вам огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Максим Левченко, управляющий партнер компании «FORTGROUP».

Ольга Арсланова: Несколько сообщений. «В торговых центрах плохая вентиляция», – пишет Краснодарский край. «Пусто, люди на мели, многие на дачах растят урожай», – пишет Сахалинская область. Сообщение из Астраханской области: «Ходили в торговый центр с мужем, нужно было купить обувь. Больше половины отделов закрыты, выбор скромный, экскаваторы не работают, но людей много и никакой социальной дистанции». Присоединяйтесь.

Петр Кузнецов: Курган на связи.

Ольга Арсланова: Курган, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Владимир, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Зритель: Ну, в нашем городе начинают потихоньку сниматься ограничения, запускается работа торговых центров, они работают потихоньку. Но в принципе хотелось бы сразу отметить, в этих торговых центрах все время работали продуктовые направления, продуктовые отделы.

Петр Кузнецов: Ну в смысле все это время?

Зритель: Да, все это время ограничения были введены.

На мой взгляд, две проблемы существуют. Во-первых, приучить людей к культуре в условиях коронавируса, то есть использовать меры защиты, раз, и ту же социальную дистанцию. А во-вторых, нынешним торговым центрам, которые были созданы исходя из бывших заводов, я имею в виду здания использовались, нужно будет перестроить логистику именно в плане потоков покупателей. Поэтому отчасти должна быть взаимность между покупателем и продавцом или организатором этого торгового заведения определенного.

Петр Кузнецов: Но вы уже сходили, да, Владимир, у вас был уже позыв?

Зритель: Да, я сходил, мы покупали что-то из одежды...

Петр Кузнецов: А вы просто чтобы оценить обстановку, или вы по чему-то соскучились за время карантина?

Зритель: Вы знаете, как бы лично я не испытывал каких-то, скажем так, значительных ограничений при посещении торговых центров. То есть если за продуктами заходили, то без проблем это было; была необходимость что-то другое купить, тоже было с учетом того, что работало, я имею в виду.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Поэтому как бы никакого дискомфорта не испытывали в этом плане.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное. Это Владимир, наш телезритель из Кургана.

Мы опросили посетителей других торговых центров из других городов, интересовались, что они уже купили и по какой цене.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Давайте послушаем еще Алевтину, это уже Московская область с нами на связи. Алевтина, приветствуем вас.

Зритель: Добрый день, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Можно ли вас поздравить с какой-то покупкой офлайн?

Зритель: Нет, поздравить...

Петр Кузнецов: Смотрите-ка, как я вас сбил.

Зритель: Поздравить можно со снятием ограничительных мер, да, но не с покупками.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Я просто-напросто хочу высказать свое мнение, ну старшего поколения, по поводу торгово-развлекательных центров. Можно две минуты?

Петр Кузнецов: Конечно-конечно.

Зритель: Смотрите, значит, на сегодняшний момент торгово-развлекательные центры, да, может быть, они и нужны, но не в таких количествах, и исключительно, конечно, в больших только городах-миллионниках. К сожалению, на сегодняшний момент получилась такая ситуация, что походы на выставки (я про большой город, у меня дети в Москве живут давно уже), просто погулять, в театры, в музеи, к сожалению, современной молодежью, ну 30+, как теперь говорят, заменяются походами в торгово-развлекательные центры. Детей сдают в игровые комнаты, ну и сами по 3–4 часа ходят гуляют, скажем так. Это не есть хорошо, то есть это разобщение, это не духовное развитие подрастающего поколения, а просто вот именно исключительно на материальной основе.

Петр Кузнецов: Ага.

Зритель: Второе – кинотеатры. Раньше в Москве было огромное количество маленьких уютных кинотеатров, в которые все ходили, ну просто приятно проводили время, это было, скажем так, небольшое событие в хорошем смысле слова. Что сейчас? Кинотеатры позакрывали в угоду, не побоюсь этого, торгово-развлекательным центрам.

Ольга Арсланова: Почему?

Зритель: Открыли эти огромнейшие кинозалы безликие, все.

Ольга Арсланова: А-а-а, понятно, да.

Зритель: Что по ценам? В маленьких магазинчиках, которые тоже упорно закрывают, абсолютно были адекватные цены: хозяйственные, продовольственные, промтовары. Поэтому вот в видении старшего поколения и даже очень многих людей, скажем, 50+ в таких количествах торгово-развлекательных центров нет необходимости особой. Это, к сожалению, только все, скажем так вот, желание владельцев торгово-развлекательных хозяев, скажем так, обогатиться, вот и все. И сейчас начнется так: неделя пройдет... Алло, вы меня слышите?

Ольга Арсланова: Да-да, слышим.

Петр Кузнецов: Да, прекрасно.

Зритель: Сейчас получится так: неделя пройдет, огромное количество людей повалят в эти торгово-развлекательные центры, и здесь дело, проблема не в людях, а в самой вот этой системе. Ну не надо вот делать такие огромные территории, они не нужны абсолютно, но уже это все сделано.

Ольга Арсланова: Понятно. Но тем не менее многим нравится, многие в эти торговые центры поспешили с удовольствием, судя по опросу на улицах.

Петр Кузнецов: Ну и как-то нужно все равно тем не менее торговым центрам что-то новое придумывать, чтобы... Попробуй еще замани все-таки этих посетителей...

Ольга Арсланова: А что придумывать? – скидки!

Петр Кузнецов: Потому что, по нашим наблюдениям, по нашим данным... Скидки.

Ольга Арсланова: Скидки. Говорят, сейчас огромные скидки. Не знаю, я пока не была в торговом центре...

Петр Кузнецов: Может быть, мы требовательнее еще стали на карантине, может, нам еще что-то подавай?

Ольга Арсланова: Чтобы выманить человека из дома.

Давайте разбираться. У нас на связи член «Гильдии Маркетологов», основатель Высшей школы нейромаркетинга Владимир Козлов. Здравствуйте, Владимир.

Владимир Козлов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Вот мы все пытаемся разобраться, большинство россиян соскучились по торговым центрам и сейчас начнут туда ходить с большим удовольствием, может быть, даже с бо́льшим, чем ранее, или они отвыкли, увидели минусы, и все-таки не будет больше такого бума?

Владимир Козлов: Вы знаете, хотя покупатели – это люди привычки, но все-таки мы люди, и как люди мы не только покупаем, не знаю, какую-то вещь ради вещи, но, как рассказали участники вашей видеозаставки, люди покупают эмоции. На самом деле не так важна футболка, если она новая, просто новая, ее принесли домой, но если ты ее выбрал, купил, с большим удовольствием ее примерял, ты получил от этого радость. Именно эта радость по сути и является тем, что дают торговые центры.

Потому что да, действительно, можно купить вещь по интернету, чтобы тебе ее просто доставили домой, но радость покупки – это более важная вещь, чем просто покупка. Поэтому люди, конечно, вернутся в торговые центры, чтобы ходить, гулять, получать радость, позитивные эмоции, ну и так далее.

Петр Кузнецов: Но они как-то все равно поначалу на шопинг будут тратить времени меньше, находиться там меньше, пытаться не стоять в очередях?

Ольга Арсланова: Меньше радости будут испытывать, в общем.

Петр Кузнецов: Да, меньше радости будут испытывать.

Владимир Козлов: Да, скорее всего, первое время так будет. Поэтому, безусловно, маркетологам придется применить различные стимулирующие способы, такие как скидки, какие-то дополнительные привилегии для своих покупателей, для того чтобы активировать вот эту привычку ходить в торговые центры, ходить в те точки, куда мы раньше ходили. Сейчас пока покупателем являются самые лояльные, сейчас только самые преданные покупатели первыми придут в свои магазины, к тем торговым брендам, которые они любят, знают, которые они привыкли покупать, привыкли носить. Но для того чтобы вернуть другую аудиторию, которой, конечно, так же важна и покупка, и эмоция от этой покупки, придется вводить стимулирующие инструменты, это безусловно.

Петр Кузнецов: Ну вот да, смотрите, все-таки будут скидки, или, наоборот, цены вырастут, потому что магазину надо упущенное отыгрывать?

Владимир Козлов: Ну, тут большое множество вариантов. Всем очень хочется поднять цены, но при этом... Да, нужно отыграть те 2 месяца, которые были потеряны, возможно, это компенсируется за счет стимулирующих каких-то механик, которые будут нас с вами в том числе заманивать в магазины, на сайты этих компаний, для того чтобы... Несильно повышая цены, потому что мы с вами не примем высокое повышение цен, как покупатели мы не проголосуем рублем за эти высокие цены. Тем не менее мы будем восполнять те потери, которые у нас произошли. Хотя, конечно, вот не знаю, весеннюю обувь, весеннюю одежду мы уже не купили, например, и вряд ли купим, теперь только осенью.

Ольга Арсланова: Но у магазинов в основном затоваривание произошло, у них много нераспроданных вещей, и очевидно, логично продавать сейчас это все со скидкой большой, таким образом люди начнут ходить в торговые центры. Видим ли мы сейчас скидки по ассортименту?

Владимир Козлов: Да, уже сейчас предполагаются в ряде бизнесов, предполагаются скидки и передача больших объемов продукции в дискаунтеры. Это, как правило, работает с теми торговыми сетями, с теми брендами, где предусмотрены сезонные выпуски, сезонные коллекции, потому что ну нельзя взять ту коллекцию или тот объем, который мы не продали весной, чтобы оставить его до осени. С точки зрения математики денег, математики бизнеса это неправильно.

Ольга Арсланова: Но и хранить это дороже, чем продать дешево, верно?

Владимир Козлов: Безусловно, это будут «золотые» вещи, а потом их вообще будет не продать. Поэтому, скорее всего, да, мы увидим перемещение больших объемов продукции в дискаунтеры, но тем не менее продажи будут и там. Народ придет, народ вернется, и, собственно говоря, мы проголосуем рублем за качественный товар, за хорошие низкие цены и за торговые центры.

Петр Кузнецов: Вот по поводу еще возвращения народа, активного возвращения народа. Вот этот ограничительный режим как на наше потребительское настроение повлиял? Мы стали меньше потреблять или наоборот в заточении?

Владимир Козлов: Исследования показывают, что около трети всех людей имеют высокую, скажем так, степень обучаемости, то есть 2/3 – это люди такие инертные, а 1/3 – это очень легкомобильные, быстро обучаемые люди. И треть людей получила очень серьезную привычку к тому, чтобы держать дистанцию, беречь свое здоровье, здоровье своих близких, не стараться заходить в переполненные салоны автобусов, в лифты, где много людей, в торговые центры, где много людей, и они получили привычку также к дистанционным покупкам. То есть да, примерно около 30% всех людей будут осторожнее покупать, будут иметь некую, скажем так, задержку в активации их покупательского поведения в офлайн.

Петр Кузнецов: Но онлайн-покупки за это время не составили какой-то серьезной конкуренции офлайн-магазинам? По-прежнему есть преимущество у офлайн-магазинов?

Владимир Козлов: Конечно.

Петр Кузнецов: Как эти пропорции изменились?

Владимир Козлов: Ну, по тем цифрам, которые изучали мы, я думаю, что рост онлайн-продаж в интернет-магазинах, в том числе в доставке еды, был пиковый, возможно... Порядка 15–20% людей получили готовую привычку к покупке еды, но это не останется такой... Скажем так, не произошло весомого перетока людей из офлайн-покупок в онлайн-покупки.

Петр Кузнецов: А почему? Казалось бы, это же комфортнее дома, с доставкой, курьер оставил в подъезде, у тебя есть точно 15 минут, чтобы спокойно померить перед любимым зеркалом, все посмотреть в привычном свете, не в примерочной, никуда ездить не надо.

Владимир Козлов: Понимаете, люди на самом деле не всегда хорошо переносят друг друга. Даже в одной большой... Как иногда шутит моя мама, лучше иметь большую, любящую, шумную, дружную, веселую семью в другом городе. Иногда нужно выйти от круга близких тебе людей, для того чтобы побыть с самим собой наедине, и уж тем более если это примерочная какого-то, не знаю, магазина женской одежды. Это необходимо.

Петр Кузнецов: А ты при этом мужчина, да? Я вас понимаю.

Владимир Козлов: То есть человеку нужно быть с самим собой. Мы проводим очень много опросов среди женщин, поэтому… Очень многие женщины предпочитают получать радость персональную именно от покупок в одиночку.

Петр Кузнецов: Владимир, напоследок о том... Мы все-таки говорим о торгово-развлекательной индустрии, когда-то и этажи вот эти вот, как правило, верхние откроются, там, где и фуд-корты, и развлечения. Что по поводу развлечений? Как здесь могли измениться предпочтения граждан? Какой будет запрос и на какой вид развлечений? Будет ли вообще, кстати?

Владимир Козлов: Как ни странно, на групповой. Люди очень соскучились по общению, люди очень соскучились друг по другу. Люди, да, будут ходить с маленькими детьми еще осторожно в торговые центры, но на самом деле мы все хотим отдыхать, мы все хотим радоваться, мы все хотим, не знаю, общаться. Поэтому вот мы и мои коллеги настроены позитивно: мы считаем, что торговые центры вернут, не сразу, но вернут те объемы, которые были.

Петр Кузнецов: Спасибо огромное.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Владимир Козлов, член «Гильдии Маркетологов», основатель Высшей школы нейромаркетинга.

Ольга Арсланова: Сообщения из разных регионов нашей страны. Вот из Москвы пишут, плюсы какие: «В торговом центре можно пройтись с ребенком, попить кофе, сделать маникюр, купить что-то внепланово в любую погоду! Появится платежеспособность, и все туда опять пойдут без всяких акций». Краснодарский край нам пишет: «Очень люблю гулять в торговом центре, жду не дождусь, когда их откроют, там красиво и комфортно. Но покупаю вещи редко и со скидками». И вот Якутия, пожалуйста: «В Якутске полгода морозы, отсутствуют музеи и крытые парки, походы в ТЦ – единственный выход в свет с семьей. Мы и самоизоляцию пережили легче, привыкли по полгода тома из-за морозов сидеть». Это вот те наши зрители, которые радуются открытию торговых центров, судя по всему, много времени будут там проводить.

Петр Кузнецов: Липецкая боится, пишет нам: «Огромные торгово-развлекательные центры как раз и являются источником эпидемии». Самарская: «Люблю ездить в ТЦ погулять, поглазеть с подругой, сменить обстановку».

Ольга Арсланова: Нет, ну вообще это довольно рискованно, торговые центры открыли, по-моему, раньше, чем парки в Москве, немного странно, но...

Продолжаем беседу. У нас на связи сейчас Олег Березин, председатель Ассоциации владельцев кинотеатров, потому что мы не только же шопингом занимаемся, человеку нужны впечатления, хочется развиваться, смотреть новые фильмы. А когда это станет возможным, скажите нам, пожалуйста? Олег Станиславович, есть какая-то информация, когда кинотеатры начнут открываться в наших городах?

Олег Березин: Ну, у нас уже в некоторых городах открываются кинотеатры, уже работают кинотеатры на Сахалине, работают в Ленинградской области. И я думаю, что все лето мы будем как раз и наблюдать вот этот процесс открытия кинотеатров субъект за субъектом. Где-то их будут открывать, а потом решат сразу закрыть, как было в Смоленской области, там кинотеатры несколько дней поработали и Роспотребнадзор решил их закрыть обратно. Поэтому я думаю, что вот это все лето мы будем на большую карту родины смотреть и отмечать, где кинотеатры открылись, где опять закрылись, где снова открылись. И, к сожалению, это будет очень длинный, такой тяжелый период.

Петр Кузнецов: А в этом плане имеет значение, этот кинотеатр находится в структуре торгового центра или отдельно? Ну в плане открытия, выхода из карантина.

Олег Березин: И да и нет, потому что, естественно, если кинотеатрам, например, разрешили работать, а торговому центру еще нет, то, конечно, и кинотеатр не сможет открыться. А если кинотеатр стоит отдельно, то как бы он сам по себе.

Петр Кузнецов: Есть представление, на чем кинотеатры собираются зарабатывать, пока нет новых фильмов? На какой продукции? И мы так понимаем, мы вот в ранних эфирах с вами тоже беседовали об этом, там еще и непонятно, можно ли реализовывать такую продукцию, как попкорн, напитки и все соответствующее фильму.

Олег Березин: Ну, если говорить о фильмах, безусловно, кинотеатры очень сильно завязаны и на глобально российский рынок, и на глобально мировой рынок, то есть мы понимаем, что нельзя открыть кинотеатры на Сахалине, если остальные кинотеатры закрыты, то больших премьеров на Сахалине тоже не будет. То есть нужно, чтобы как минимум открылись, скажем, такие основные рынки у нас в стране, это Москва, безусловно, Петербург, Свердловская область и Краснодарский край.

Ольга Арсланова: А вот на Сахалине сейчас что показывают? Вы говорите, что кинотеатры работают, а посмотреть-то что там можно?

Олег Березин: Ну смотрите, есть несколько старых фильмов, ну как бы вот таких хороших, которые когда-то выходили в прокат, собирали аудиторию. Есть фильмы и независимых прокатчиков, их достаточно много на рынке. Но другой вопрос, смогут ли эти фильмы привлечь зрителей. Мы же получаем все время вот эту вот историю, что кинотеатр открывается, ему нужно привлечь зрителя, а чтобы привлечь зрителей, ему нужны новые большие фильмы, а чтобы были большие фильмы, продюсерам фильмов нужно много зрителей в кинотеатрах и много кинотеатров.

То есть вот в этой ситуации, конечно, если бы все сговорились и сказали, что давайте в какой-то один день, пусть это будет не 15 июля, как вчера заявил вице-премьер Чернышенко, а пусть это будет, ну я условно говорю, 27 августа, День российского кино, и мы откроем все кинотеатры одновременно, и все будут знать, и зрители, и кинотеатры, и торговые центры, когда идти уже деньги собирать с кинотеатров, и продюсеры будут знать, когда планировать выпуск фильма. Вот это было бы, наверное, самое лучшее решение для всех.

Петр Кузнецов: Олег Станиславович, все-таки если говорить о первых днях, неделях, месяце работы кинотеатров и походов туда после уже пандемии, что же важнее будет зрителю, новинка в этом кинотеатре, то есть возможность посмотреть первым, или все-таки сам процесс? Давно уже забытый формат похода в кинотеатр, большой экран, хорошая акустика.

Ольга Арсланова: Соседи с попкорном...

Петр Кузнецов: ...где-то далеко.

Олег Березин: Ну да, на самом деле здесь будет несколько таких тенденций, которые будут бороться друг с другом. С одной стороны, понятно, что за 2 месяца карантина зрители насмотрелись всего, что можно, в онлайн, им хочется большого экрана, им хочется совместного просмотра с друзьями, с компанией, среди людей, им хочется на свободу, на волю, к людям.

С другой стороны, вот вы как раз обсуждали, что есть часть зрителей, которые будут опасаться как раз вот этих массовых мест и очень переживать за безопасность. С третьей стороны, люди хотят смотреть новые фильмы, большие фильмы, потому что сейчас уже многие зрители начинают понимать: да, какие-то фильмы я могу посмотреть дома, но какие-то фильмы, как, например, «Довод» Кристофера Нолана, мне надо идти смотреть в кино на большом экране в ширину. И вот эти вот течения будут друг с другом, скажем так, бороться.

То есть зритель, с одной стороны, хочет ощущения безопасности в кинотеатре, не просто даже видеть, что это безопасно, а именно ощущать эту безопасность, а с другой стороны, он же не хочет идти в госпиталь, грубо говоря, смотреть кино, то есть он же все-таки приходит отдыхать, ему хочется по-человечески и попкорна купить поесть, и так далее. Поэтому очень сложно сказать, какая будет реакция зрителей. С одной стороны, можно переусердствовать со всеми этими мерами безопасности, и вроде бы все станет безопасно, но зритель скажет: «Нет, я в это не пойду, 2 часа сидеть в маске, мыть руки каждые полчаса – это ужасно».

Ольга Арсланова: Это не удовольствие.

Петр Кузнецов: И плюс еще про вот наше добавляют, тут еще и наше придется смотреть, а наше смотреть невозможно. Есть ли возможность, скажите, пожалуйста, что каким-то чудесным образом за это время наш кинематограф очистится от некачественной продукции, которой ну на самом деле очень много?

Олег Березин: Ну, понимаете, здесь очень сложный момент, он как раз не касается эпидемии, объясню, почему. Потому что, с одной стороны, наше смотреть невозможно, но при этом давайте признаем, что фильм «Холоп» собрал 3 миллиарда рублей, это на сегодняшний день самый кассовый фильм. То есть это говорит о том, что примерно 10 миллионов жителей нашей страны пошли и заплатили деньги за просмотр этого фильма, что-то их заставило. Мы все время воспринимаем кино как кино Тарковского, но кинотеатр на самом деле, вот массовый кинотеатр, есть разные кинотеатры...

Ольга Арсланова: А кинотеатр – он все-таки для «Холопа».

Олег Березин: На самом деле да, мы можем с этим спорить или нет, но это парк развлечений, это аттракцион. Естественно, наши продюсеры, с одной стороны, хотят заработать много денег, для этого им надо пытаться снимать аттракционы, а с другой стороны, они хотят высказать что-то свое личное, но тогда у них и другая аудитория, это художественные кинотеатры, которых мало, либо это онлайн-кинотеатры, на которых они собирают много денег. То есть возьмите, например, фильм Анны Меликян, прекрасный фильм «Фея», который сейчас вышел в онлайн. Я не представляю, как его люди бы смотрели в таком массовом кинотеатре 2,5 часа, ну очень спорно.

Петр Кузнецов: Да, Олег Станиславович, вам из Министерства культуры там как раз звонят. Спасибо вам огромное. Олег Березин, председатель Ассоциации владельцев кинотеатров, был на связи, соответственно, мы о кино нашем поговорили.

Ольга Арсланова: Но точно не аттракцион, хотя как относиться, – это поход в музей. Судя по разговорам моих знакомых, люди узнали, давно не ходили в музей, и им захотелось сходить в музей. Но они стали смотреть сайты музеев, появились онлайн-выставки, и это, конечно, не заменяет настоящего похода, но тоже очень интересно. Вот как музеи жили в это время, что нового предлагали посетителям, хоть и виртуально, давайте узнаем прямо сейчас.

У нас на связи заведующая образовательным отделом Дарвиновского музея Наталья Михайлова. Здравствуйте, Наталья Евгеньевна.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Один из моих любимых музеев в Москве! Расскажите, как вы жили все это время, пока были закрыты. Работа какая-то... ?

Наталья Михайлова: Здравствуйте! Приятно слышать, что наш музей все знают и очень любят, мы тоже его очень любим.

И конечно, в тот момент, когда мы ушли на изоляцию, мы не прекратили свою активную деятельность, использовали любые формы, которые были доступны нам при том имеющемся уровне технического оснащения, который у нас был. Мы отсняли видеоэкскурсии по выставкам, которые в данный момент экспонировались в музее, создали новые виртуальные туры на платформе 360, это виртуальные выставки «Объективно о любви», «25 фактов из жизни основателя», «К 75-летию Победы», выставку «Дарвиновский музей в годы Великой Отечественной войны». То есть вы можете пройтись по этим виртуальным залам и как бы побывать на выставке.

У нас уже появились даже выставочные онлайн-программы в рамках виртуальных выставок, это викторины, игры. Очень актуальной оказалась большая коллекция научно-популярных роликов, которые у нас размещены на YouTube-канале, с ними тоже можно познакомиться. Появились новые видеосюжеты в формате 360, которые позволяют в сопровождении хранителей наших коллекций побывать в музейных хранилищах и заглянуть в любой уголок из-за формата 360. Очень большую программу...

Ольга Арсланова: Ну а вы заметили какой-то рост интереса к этим форматам? То есть сколько просмотров, какие комментарии?

Наталья Михайлова: Ну, просмотров много, конечно, тысячами, у нас в принципе очень много, по-моему, больше 25 тысяч подписчиков на YouTube-канале, поэтому в принципе они всегда пользовались популярностью. Насколько больше стало просмотров, сейчас сказать не могу.

Ольга Арсланова: А когда вы будете открываться? Что-то известно об этом?

Наталья Михайлова: Пока точной даты нет. Мы надеемся, что в июле мы будем уже доступны для посетителей. Хотела бы сказать, что мы готовим и сейчас большие программы для виртуальных посетителей нашего сайта и наших социальных сетей. В частности, 14 июня у нас пройдет программа, посвященная Дню отца, 27 июня – Дню молодежи. Мы приглашаем всех, кто любит наш музей, кто в принципе интересуется музейной деятельностью и любит биологию, присоединяться к этим программам; я думаю, что вы узнаете много нового и интересного в занимательной форме.

Хочу еще сказать, что с самых первых дней карантина у нас начал работать конкурс фотографий, которые мы назвали «Дом Не Клетка». Он был призван не только поддержать людей, которые находятся в непривычных, некомфортных для себя условиях в настоящее время, стимулируя их творческий процесс, но еще некоторым образом зафиксировать и каталогизировать глобальные процессы современности через призму жизни обычных людей. Фактически мы имели и имеем возможность благодаря этому конкурсу заглянуть в дома людей в самых дальних уголках нашей страны. Конкурс еще не завершился, вы можете на сайте посмотреть условия, прислать свои фотографии на этот конкурс.

Ольга Арсланова: Да, как мы выживаем во время пандемии в самоизоляции.

Наталья Михайлова: Да, да.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое за разную эту информацию.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Желаем вам скорее открыться.

Петр Кузнецов: Судя по SMS-порталу, если подводить итог по SMS-сообщениям, соскучились многие по музеям. «Музеи обожаем всей семьей», – Пензенская область. «Очень хочется сходить на выставки и в музеи», – Москва. «Музеи нужны, это кладезь культуры и искусства», – Сахалинская область. Но торговые центры не очень приветствуются. Калининградская: «Торгово-развлекательные центры открыли рано, и вообще они не нужны в таком количестве».

Это была большая тема, говорили о развлечениях после пандемии и о торговле. Совсем скоро продолжим, оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)