Калькулятор-калькулятор, сколько мне жить осталось?

Калькулятор-калькулятор, сколько мне жить осталось? | Программы | ОТР

Как работают приложения, генерирующие индивидуальные программы продления жизни

2020-09-07T22:43:00+03:00
Калькулятор-калькулятор, сколько мне жить осталось?
Человека формирует дефицит? Единая тарифная сетка для бюджетников. Кредиты помолодели. Студенческий капитал. Врать – полезно для карьеры. Россияне стали злее?
Дефицит делает человека человеком?
Красиво жить запретишь
Переговоры Путина и Лукашенко, Трамп и Нобелевская премия, колонизация Венеры – в комментариях обозревателя Сергея Лескова
Единая тарификация: когда региональный бюджетник будет получать, как московский?
Студенческий капитал: каждому поступившему в вуз предлагают начислять по 500 тысяч рублей
Что вас бесит?
Рубрика «Личный контроль»: Глобальная цифровизация
Молодежь не зарабатывает - молодежь берет кредиты
ТЕМА ДНЯ: Осень. Народ разозлился
Гости
Алексей Рощин
директор Центра социологии и социальной психологии при Московском институте экономики и управления в промышленности
Андрей Масалович
президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности

Александр Денисов: Как говорила Верочка из «Служебного романа»: «Я не доживу, я на вредной работе». В ее времена, к сожалению, не было приложения под названием «Калькулятор смерти», на смартфон можно установить, позволяющего рассчитать, сколько тебе отмерено, и позволяющего протянуть чуть дольше, отказавшись от вредных привычек. Ну вот Верочке, наверное, посоветовали бы бросить ее вредную работу.

Анастасия Сорокина: Ну да. Вот, как ты уже процитировал, кукушка уже не модна, теперь можно взять калькулятор и подсчитать, сколько осталось приблизительно. Вот хочется узнать, вообще нужна эта...

Александр Денисов: ...функция.

Анастасия Сорокина: ...функция, да, такой алгоритм? Спросили людей на улицах в Калининградской области, Тюмени и Краснодаре наши корреспонденты, до скольких лет они бы хотели прожить и что для этого они делают.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну и тему обсуждаем вместе с вами, вот про эти калькуляторы, так называемые калькуляторы смерти, установить их просто, я открыл приложение, ну магазин приложений, я обнаружил там тьму вот этих калькуляторов смерти. Это причем не новость, в прошлом году, в позапрошлом, их очень много, популярная такая вещь, оказывается.

Анастасия Сорокина: Да. Особенно мне понравилось, Саша прочитал, что кто-то прокомментировал, что по расчетам приложения...

Александр Денисов: ...уже давно умер.

Анастасия Сорокина: Да, уже давно умер, ему сказали: «Спасибо, что прожили дольше».

Александр Денисов: Да, разработчики поздравили, «с чем мы вас и поздравляем».

На связи с нами наш первый собеседник Алексей Валентинович Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии. Вот смотрите, Алексей Валентинович, мы уже смеемся, уже с вами смеемся. Мы когда с Настей эту тему обсуждали, я предложил, Настя говорит: «Да ну, это какая-то грустная, мрачная тема». А вот открыл я это приложение, отзывов там тьма, люди пишут, что «игра норм», это, видимо, молодежь, они за игру это считают, «смешная игра», «норм, я уже умер». А кто-то пишет: «Мне 19 лет, я хотел бы меньше», – то есть невероятный познавательный процесс в таком приложении-то.

Алексей Рощин: Ну, я думаю, что на самом деле тут все не так просто, потому что... Ну это если человеку 18–20 лет, то тогда, кто-то это действительно воспринимает легкомысленно и с юмором.

Но я вот помню, что вот еще в моем детстве, где-то еще в советское время я прочитал советский же рассказ фантастический на эту же самую тему, то есть об этом думали еще давно, по-моему, автор Войскунский, такой был известный фантаст. И там был у него целый рассказ именно про это, что ученые придумали, как определять, сколько человек проживет, и как бы такое было предсказание, как будут реагировать. Там, по-моему, очень такой мрачный рассказ на самом деле, помню, что он меня в детстве очень сильно поразил. Потому что там прямо, так сказать, мораль была такая, что лучше этого не знать, потому что, по крайней мере по мнению этого фантаста, прокатилась волна самоубийств: люди узнавали это самое время, они приходили в шок и, в общем-то, так сказать, после этого как бы не видели смысла в дальнейшей жизни.

Там ведь на самом деле это такое знание, действительно, знание очень тревожащее, знание очень невротическое. Так-то все-таки мы все на самом деле живем как бы с такой идеей, что будем жить вечно. То есть знаете как, как в этой шутке известной Фоменко: «Я намерен жить вечно, пока все идет по плану». И в каждой шутке есть доля шутки, на самом деле большинство именно так и относится к происходящему. Поэтому вот такое как бы научное понимание, что вот ты доживешь конкретно до 67 лет, ты сразу прикидываешь: ага, значит, в каком там, в 2032 году или в 2039-м и все, а за ним как бы уже все, что будет, тебя не интересует, поскольку ты дальше уже не протянешь. И это шокирующее знание, причем даже если тебе до этого года еще очень много времени.

Поэтому я думаю, что, так сказать, это шутка такая обоюдоострая, и спасает по крайней мере только то, что люди именно относятся к этому как к игре, как к такому тоже шуточному предсказанию. А если это, так сказать, им кто-то скажет, что это все на самом деле так, именно так и иначе не будет, я думаю, что эффект будет достаточно непредсказуемый.

Александр Денисов: С другой стороны, там вот забиваются конкретные... Нужно написать, куришь ты, пьешь, чем веселым увлекаешься в своей жизни...

Алексей Рощин: Ну да...

Александр Денисов: И там вот тоже... Я тут все выписывал все эти, значит, общение с разработчиками пользователей. Один написал пользователь: «Мне остался год». Разработчик отвечает: «Значит, нужно что-то в жизни поменять», – вот так ему ответил.

Алексей Рощин: Да, что-то бросить, и дело пойдет.

Александр Денисов: Да.

Алексей Рощин: Ну да, в этом смысле... То есть пока все-таки на самом деле получается, что это не то, что предсказывали фантасты, а это как бы такая вариация старых страшилок, что вот, так сказать, не ходишь по 2 часа в день – минус столько-то, куришь – минус столько-то, пьешь больше 200 граммов водки в день – еще минус 10 лет и так далее. То есть в этом смысле как такой именно подстегивающий фактор это в принципе именно шуточный, это, конечно, я думаю, сработает, и многие даже и без этого калькулятора именно из-за этого и занимаются всякими такими упражнениями.

Другое дело, что с точки зрения психологии это не совсем хорошая мотивация на самом деле, то есть мотивация страха никогда к хорошему не приводит. По идее, я говорю как психолог в данном случае, если вы хотите действительно именно продлить жизнь, и заниматься тем же самым спортом, и бросать вредные привычки надо из удовольствия, а не из страха. И ходить нужно не потому, что это надо, потому что как раз вот это ощущение обязаловки жизнь-то портит очень сильно, а из-за того, что вам нравится ходить и так далее. То есть попытаться найти во всем этом, в жизни радость. Убивают не только вредные привычки, убивает отсутствие радости, и убивает принудиловка.

Александр Денисов: Да, Алексей Валентинович, как хорошо вы сказали, что убивают не только вредные привычки, но и их отсутствие, вот тоже в какой-то мере тоже убивает, в какой-то мере это же тоже радость жизни дает.

Алексей Рощин: Еще Парацельс говорил в свое время: «Все яд и все лекарство, а разница лишь в дозе». То есть даже и ходить, если вы... Ходить очень полезно, но если вы всю жизнь будете только ходить, только думать о том, как бы вам пройти побольше, то в принципе...

Александр Денисов: ...то доходитесь рано или поздно, да, Алексей Валентинович.

Алексей Рощин: Да.

Александр Денисов: Следующее приложение нужно разработать, это вот «Калькулятор вредных привычек», вот чтобы это не превратилось в яд, а только польза была.

Алексей Рощин: Да, даже какую-то одну надо оставить, я считаю.

Александр Денисов: Одну, да-да, но хорошую. Спасибо вам, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Алексей Рощин, директор Центра социологии и социальной психологии.

На связи со студией еще один эксперт – Андрей Масалович, президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности. Андрей Игоревич, вот такие приложения вы как оцениваете, как опасные, или, наоборот, в этом есть польза?

Андрей Масалович: Ну, я согласен, что называется, с предыдущим оратором, что здесь с точки зрения психолога нужно мотивировать на позитив, а не страхом. Но чисто с бытовой точки зрения бо́льшая часть таких приложений – это какая-то раскрутка, подталкивание к каким-то конкретным действиям. Это может быть реклама фитнеса, может быть реклама здорового образа жизни, отказа от алкоголя или, наоборот, реклама каких-нибудь здоровых коктейлей. В любом случае такие приложения не первые, я их уже много-много лет видел. Вообще тема смерти в интернете существует столько, сколько существует интернет, по крайней мере сколько существуют социальные сети.

Анастасия Сорокина: То есть как? Как человек заходит в этот калькулятор, узнает, сколько условно ему осталось, и дальше ему начинает приходить какая-то спам-рассылка, что «купите абонемент в фитнес», какой-нибудь полезный напиток? В этом смысле такая пропаганда?

Андрей Масалович: Ну, я видел более мягкий сюжет, – это весы, которые рассказывают не только про избыточный вес, но и что при этом надо делать. Причем не просто рассказывают, еще показывают, что вот сейчас надо в нашем комплексе подняться на 2 этаж, там справа магазинчик таких-то таблеток, вот они вам нужны, а другому подсказывают, что ему надо идти налево по этажу, там фитнес-центр. То есть трудно представить, что это такое совершенно нейтральное порождение, которое просто хочет сделать людям лучше, наверняка какое-то свое «два в уме» у создателей было.

Александр Денисов: Ну кстати, многие пользователи прежде всего и жалуются, говорят, что приложение интересное, игра интересная, но слишком много рекламы. То есть, видимо, пользователей-то немало, раз рекламодатели подтягиваются.

Андрей Масалович: Ну, тема сама волнует. Кстати, кому интересно, могу подсказать: первый фильм в новой эстетике, так называемая скринлайф, который снимал Бекмамбетов, он был как раз на тему такой виртуальной смерти, он называется «Убрать из друзей». Там девушку затравили из интернета и через год после смерти ее дух начинает общаться с участниками...

Александр Денисов: ...и косить пользователей.

Андрей Масалович: Да, и косить пользователей, и это был самый кассовый фильм скринлайфа сейчас, то есть тема привлекает всех.

Александр Денисов: А почему так получилось, что сети и смерть вот так вот увязались? Помните знаменитое приложение «Умер», где можно заказать, и гроб там выбрать, и венки, и прочее, и место на кладбище, все в одном месте, короче, как такси прямо, только вот в одном приложении? Вот удивительным образом все это... Ну или просто современные технологии ко всему прикладываются?

Андрей Масалович: Ну смотрите, здесь и человеку показывают что-то ему непонятное и реально непостижимое, это вызывает интерес, пробуждают какие-то подсознательные страхи или подсознательные мечты... Подобные..., ну это сродни церковным ритуалом, Ксюша Собчак с ее свадьбой. То есть есть много разных эстетических воплощений, которые вызывают интерес, то есть сама тема очень яркая и образная. Ну и я буквально несколько дней назад, по другой теме меня просили посмотреть, как выглядит мемориальная страница или памятные статусы, – это, оказывается, целое направление, то есть есть мемориальные кладбища в интернете, есть страницы памяти, есть даже, в Прибалтике сделали такую интернет-часовню, куда можно зайти свечечки поставить. То есть эта тема не является табуированной, она сейчас очень активно в интернете обсуждается.

Александр Денисов: Вот насчет православной традиции вы, Андрей Игоревич, прямо в точку затронули, мне кажется. В одной из деревень, я снимал такой сюжет для фильма, житель, Кочубей его в деревне зовут, кличка у него такая, выкопал себе могилу, ну вот заранее выкопал яму, она, правда, там поросла травой, осыпается, но тем не менее она есть. Все над ним потешаются: ну что это такое? Ну вот человек позаботился, он считает, что это вот нужно. Я спросил священника тоже сельского, я говорю: «Вы слышали вообще, что вот ваш прихожанин натворил?» Он мне говорит: «А между прочим, это хорошая православная традиция. Монахи ставили гроб, ложились, вот они таким образом привыкали к смерти, приучали себя». Действительно, это традиция.

Андрей Масалович: Ну, я вам могу в тему сказать, что это не только православная традиция. Так получилось, у меня был в жизни эпизод, находясь в гостях у Джорджа Буша-старшего, если не ошибаюсь, это был 2001 год в его мемориальном имении в Техасе, был эпизод, когда он подвел к одному месту и сказал: «Вот здесь меня похоронят, и меня, и мою жену». Я удивился, как человек спокойно так об этом говорит, причем он уже был сильно-сильно преклонного возраста. И я как-то поставил зарубку в мозгу – так он после этого прожил еще..., они с супругой умерли с разницей в полгода. То есть, может быть, это им еще придавало сил побыть вместе, проходя, гуляя каждый день по парку мимо вот этого будущего приготовленного места.

Александр Денисов: А что, как оно было обустроено? Там уже какой-то камень был заготовлен или что?

Андрей Масалович: Нет-нет-нет, просто такой как бы зеленый незанятый квадрат, вот сейчас там сделана такая загородка и лежат два камня, а тогда это был просто участок в саду.

Александр Денисов: Да, Андрей Игоревич, ну и связи у вас, Джордж Буш-старший, конечно, показывает вам свою будущую могилу...

Анастасия Сорокина: Давайте послушаем зрителя, Сергей из Тулы на связи, как он к этому замечательному приложению относится. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я прежде всего хочу сказать о том, что по большому счету продолжительность жизни не имеет никакого значения. Лично мне 40 лет, я не вижу в дальнейшем никаких перспектив. Поэтому я считаю, вообще для меня, ну вот если 1 год прожить счастливо, чтобы, скажем так, все было у меня хорошо, чтобы меня любили женщины, чтобы я был доволен, как говорится, пользовался благосклонностью у противоположного пола, ну в принципе здоровье относительно хорошее, я был бы вполне счастлив такой жизни.

Но вообще по большому счету смерть – это единственная вещь, которая решает проблемы наши. То есть если бы не было... Как некогда спел Юрий Шевчук: «Я не знаю, как жить, Если смерть будет вряд ли возможна». Я вот тоже думаю так, что смерть, если бы не было смерти, то как бы тогда вообще жили? Ну и вообще продолжительность жизни сама по себе – это не более чем некая такая наша иллюзия. То есть мы должны сделать жизнь качественной, а если мы не делаем ее качественной, какой нам смысл ее продлять? Ну я понимаю, конечно...

Поэтому я не ставлю никаких цифр, естественно, как тут кто-то сказал, кого опрашивали, бог, высшие силы чего от нас хотят, столько и прожить, но это уже, как говорится, от нас не зависит. Но я понимаю, что... Конечно, я знаю, многим на старости лет не хочется умирать по той причине, что здесь появляются дети и внуки, появляется тяга к жизни. Но это не у всех так бывает...

Александр Денисов: ...бывает и наоборот. Сергей, как с благосклонностью женского пола, вот интересно, нормально все там проходит?

Зритель: Нет, у меня-то, я... Мне 40 лет, у меня пока ничего не складывается, я особо не могу сказать, что я особо был... Какой смысл мне очень надолго продлять пока свою жизнь? То есть если вдруг, допустим, в какой-то момент я окажусь, если я доживу на старости лет и вдруг окажусь каким-то счастливым человеком на старости лет, это маловероятно, вот. Я пессимист по натуре, я поэтому рассматриваю самые худшие перспективы, хотя по натуре я гедонист, я стремлюсь к удовольствию, и для меня самое главное – это женская любовь.

Александр Денисов: Сергей, желаем вам, да, чтобы в этом плане, это действительно цель хорошая, надо ее достичь обязательно.

Анастасия Сорокина: Спасибо за звонок.

Александр Денисов: Хотя бы чтобы год, вот мне понравилось. Андрей Игоревич, зритель сказал, хотя бы чтобы год была женская благосклонность, – немало целый год-то, да?

Андрей Масалович: Ну вы знаете, насчет женской благосклонности я вспомнил, что была такая известная женщина-психолог Элизабет Кюблер-Росс, которая придумала, может быть, многие помнят, 5 стадий отношения к чему-то неприемлемому: отрицание, гнев, торг, депрессия и принятие. Она то же самое расписывала и в отношении к смерти и говорила, что застрять на каждой стадии, и на стадии отрицания, и на стадии гнева, и на стадии депрессии, – это психическое расстройство, то есть человек по жизни бредет до завершающей стадии, завершающая стадия – это принятие. Но все-таки в 40 лет как-то рано, рано, мне кажется, об этом говорить, лучше правда озаботиться, что не так с женщинами.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, да.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Андрей Масалович, президент Консорциума «Инфорус», специалист по кибербезопасности.

Александр Денисов: Да, ну и по женской части тоже специалист, по всякой. Спасибо, спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)