Вместо треног — автомобили с камерой на крыше. Так эффективнее для сбора штрафов или для безопасности?

Вместо треног — автомобили с камерой на крыше. Так эффективнее для сбора штрафов или для безопасности?
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Виктор Похмелкин
председатель Общероссийского общественного движения «Движение автомобилистов России»
Андрей Мухортиков
член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области

Иван Князев: Тема вот какая. Камеры-треноги на дорогах отправят на свалку, вместо них появятся новые комплексы, которые будут крепить на крышах специальных машин. Их уже не спрячешь в кустах, они хорошо заметны на дороге, и предупреждать о новых камерах заранее будут запрещающие знаки, то есть ты поймешь, что нарушаешь, знак увидишь.

Тамара Шорникова: Мне кажется, было бы здорово, если бы ты без знака и без камеры понимал, что что-то идет не так. Но, в общем, что автоэксперты думают по этому поводу, по поводу новых подвижных вот таких комплексов? Снизит ли это аварийность на дорогах, или просто количество штрафов вырастет?

Иван Князев: Ловить будут эффективнее.

Тамара Шорникова: Да, будем разбираться. И, естественно, ваших мнений ждем в виде SMS и в виде звонков. Сейчас поговорим с экспертом.

Иван Князев: Да. На связи у нас Виктор Похмелкин, председатель общероссийского «Движения автомобилистов России». Здравствуйте.

Виктор Похмелкин: Здравствуйте, добрый день.

Иван Князев: Виктор Валерьевич, как вам вот эти вот нововведения? Эти новые камеры действительно будет видно? Они как будут работать? Безопасность от этого лучше станет у нас на дорогах?

Тамара Шорникова: Хотим подробностей.

Иван Князев: Зачем это вообще? Ну, то, что те в кустах прятали, это понятно, с ними разобрались, а что будет с этими?

Виктор Похмелкин: Ну, вы знаете, до конца не разобрались, и, собственно, с камерами остается одна самая главная проблема. Дело даже не в их технических характеристиках, хотя, конечно, это тоже важно, но самое главное, кто, собственно говоря, эти камеры эксплуатирует.

Вот на сегодня все это делается на основании так называемого государственно- или муниципально-частного партнерства, и, так сказать, львиная доля денег от штрафов, которые платят автомобилисты, уходит частникам. Вот такой подход абсолютно неправомерный, потому что есть большая заинтересованность, чтобы люди нарушали, а значит, платили, потому что иначе частник никак не заработает. Вот надо решить главную проблему, все-таки передать все камеры государству, деньги от штрафов должны идти исключительно в бюджет.

И тогда, честно говоря, мне лично уже не так важно будет, что там, как, я вообще не против тотальной функции видеофиксации, пусть камеры отслеживают каждый метр дороги, это публичное пространство, люди должны понимать, что они обязаны соблюдать правила дорожного движения. Но повторяю еще раз, когда это все нацелено на предупреждение правонарушений и когда деньги от штрафов поступают государству, а не коммерческим структурам.

Иван Князев: Нет, ну а по большому счету какая вам разница, кому поступают деньги, частнику или государству? Лишь бы люди нарушали поменьше. Или вы сейчас говорите о том, что те провоцируют и специально выписывают некоторые сомнительные штрафы?

Виктор Похмелкин: Еще раз объясню, значит, все-таки плохо... Откуда частник может получить свой доход? Что такое государственно-частное партнерство? Частник вкладывает деньги, чтобы получить прибыль. С чего он здесь может получить прибыль? Только с одного – со штрафов, других вариантов нет.

Иван Князев: Так и хорошо, ну и пускай штрафуют.

Виктор Похмелкин: Значит, в этой ситуации любой частник заинтересован, чтобы люди нарушали и, значит, платили.

Иван Князев: Ну так а если люди не будут нарушать... Что значит «он заинтересован»? Он же их не будет заставлять превышать скорость.

Виктор Похмелкин: Когда этим занимается государство, главная цель другая – предупреждение правонарушений, чтобы люди не платили больше, а чтобы люди нарушали меньше, а значит, соответственно, и меньше платили, вот в чем разница принципиальная. Поэтому частник должен быть из этой системы исключен, поскольку у него коммерческий интерес. Здесь коммерческого интереса быть не должно.

Тамара Шорникова: Коммерческий интерес, вот еще раз. Да, мы знаем какие-то неприятные истории, когда в неудобных местах ставят камеры, там, где невозможно проехать, не нарушив, но это все-таки исключение из правил. Камеры не побуждают нарушать в основном, то есть то, что они много собирают, – это скорее наша общая вина, автомобилистов.

Иван Князев: Ну конечно, меньше нарушай – меньше будешь платить.

Виктор Похмелкин: Ну поскольку, еще раз повторяю, тотальная фото- и видеофиксация не обеспечена, конечно, лучше ставить камеры там, где есть очаги аварийности, есть больше опасность дорожно-транспортных происшествий. Меня, например, очень возмущает, когда камеры... Едешь по нашей традиционной двухполоске, по автомобильной трассе, и там, где, допустим, сплошная полоса, где, как я сказал бы, надо отслеживать, камеры нет. А там, где обгон разрешен, камера стоит и фиксирует, как водитель ускоряется, для того чтобы обогнать.

Вот, на мой взгляд, все должно быть с точностью до наоборот: там, где сплошная, там, где обгон запрещен, фиксируйте нарушения; там, где обгон разрешен, стимулируйте, чтобы водитель как можно скорее уходил с полосы обгона. Или, повторяю еще раз, обеспечьте тотальную фото- и видеофиксацию, чтобы... мы ехали и понимали: каждый метр нашего пути фиксируется, соответственно, мы постоянно находимся под контролем.

Иван Князев: Да, понятно, спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Виктор Похмелкин был с нами на связи, председатель общероссийского «Движения автомобилистов России». Сейчас...

Тамара Шорникова: ...телефонный звонок. Слушаем зрителя.

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Алло, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Юрий, Татарстан, правильно?

Зритель: Да-да, я вот звоню. Во-первых, надо выяснить, какая цель у этих камер, – для того, чтобы предотвратить аварии, или для того, чтобы денег побольше содрать, вот две разных цели, понимаете?

Иван Князев: Ага.

Зритель: И вот от этого надо исходить. Если меньше аварий чтобы было, пусть будет машин стоит, а если цель содрать побольше денег, то, конечно, надо треноги прятать где-то в лесу, там чтобы залегли гаишники и снимали. Тут разные цели.

Тамара Шорникова: Юрий, да. Давайте с другого конца зайдем: вот вас камеры на дороге дисциплинируют? Вы как-то стараетесь, приосаниваетесь за рулем?

Иван Князев: Да, когда едете и знаете, что она там будет.

Зритель: Ну конечно, у меня этот есть, ну как его...

Тамара Шорникова: Радар, да? Антирадар?

Зритель: Радар, да. Я чувствую, что это... Но я ехать стараюсь ровненько.

Тамара Шорникова: Ну вот видите, значит, помогает снизить аварийность.

Иван Князев: Бояться нечего.

Тамара Шорникова: Значит, такая цель тоже в любом случае выполняется.

Зритель: Иногда, знаете, бывает, что вот, мало ли, фуру обогнать, ведь она идет тоже под сотню километров, надо ее обогнать, ну вот бывают такие ситуации, торопишься куда-то...

Иван Князев: Да, понятно.

Зритель: Фуру обогнал, опять встал в ряд и нормально едешь. Вот в момент этого обгона может случиться, что камера раз! – не увидел, засекли, все, и привет, штраф сразу. А штрафы приходят с опозданием в основном, вы понимаете, то есть раньше было, что половину можно было заплатить, успеешь если, а так вот не всегда получается, приходится... Я пенсионер, приходится вот целиком, 500 рублей раньше было, платить.

Иван Князев: Да, спасибо вам за ваш звонок.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Еще один эксперт у нас на связи, Андрей Мухортиков, член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области. Здравствуйте, Андрей Вячеславович, слышите нас?

Андрей Мухортиков: Добрый день.

Иван Князев: Андрей Вячеславович, понимаете, мы пытались с предыдущим экспертом разобраться и с нашими телезрителями, как все-таки понять, где правильно устанавливать вот эти камеры. Не там вот, где они стоят только для того, чтобы лишний раз поймать и побольше штрафов собрать, а вот там, где они действительно помогают исправить ситуацию на дорогах, делая ее более безопасной.

Андрей Мухортиков: Цель камер, безусловно, повысить безопасность дорожного движения, снизить аварийность, а не заработать денег. Поэтому, конечно, камеры должны ставиться прежде всего в очагах аварийности. Если там что-то постоянно происходит, там нужно ставить стационарную камеру; если внезапно появился очаг, допустим, там, конечно, ставят передвижные комплексы, раньше треноги, сейчас вот переходят на комплексы на автомобилях, делая более заметными такие камеры, что, безусловно, хорошо.

Иван Князев: А кто решает, где они будут стоять?

Андрей Мухортиков: Решают владельцы дорог, организаторы дорожного движения, которые, собственно говоря, мониторят то, что происходит. Соответственно, мнение сотрудников ГИБДД, безусловно, тоже учитывается.

Иван Князев: «Владельцы дорог» вот мне не очень понятно – у нас кто владельцы дорог? Вы о чем сейчас?

Андрей Мухортиков: Ну смотря где. Допустим, в Московской области у нас владельцев дорог больше сотни. Крупный владелец областной, там 15 тысяч километров на балансе, «Мосавтодор», есть федеральные владельцы, их четыре разных, один по платным, два по трассе М10 и М7 и один по другим федеральным, «бетонке» и так далее. И куча муниципальных, собственно говоря, владельцев дорог. Как правило, в Московской области занимается ГИБДД фото- и видеофиксацией, соответственно прежде всего они по региональным работают, но, судя по всему, могут и на других работать по согласованию с владельцами других дорог.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: И штрафы в итоге куда поступают? На что?

Андрей Мухортиков: Штрафы поступают в бюджет. Если камера стоит, допустим, по государственно-частному партнерству, когда частник, собственно говоря, инвестирует в эти самые комплексы, там идет распределение средств, владельцу комплекса платится часть собранных штрафов. Естественно, это вызывало некий такой резонанс, что вот на водителях зарабатывают. Я согласен в принципе с выступавшими, что камера не провоцирует нарушение, камера их фиксирует, то есть в конечном счете не надо нарушать. Да, бывают места, где просто неразумная организация дорожного движения.

Иван Князев: Ну вот о них-то, собственно, и речь.

Андрей Мухортиков: И если 2/3 или 3/4 автомобилистов нарушают, если камеры такое фиксируют, это сигнал о том, что что-то не так с организацией движения. Можно построить автобан и поставить там знак «40», нарушать будут, наверное, 100%. Это, конечно, глупости, такие вещи нужно пересматривать.

Иван Князев: Просто как огородить автолюбителей от таких глупостей? Понимаете, не получится ли так, что частник, который устанавливает эти камеры, будет злоупотреблять своей возможностью ставить их где захочет?

Андрей Мухортиков: Ну, на самом деле у частника нет возможности оперативно менять организацию дорожного движения, провоцируя нарушения. То есть, да, частник может вывески на такие не очень разумные участки организации движения, именно так их ставить, но это скорее, наверное, повод и для владельцев дорог такие вещи пересматривать, и для автомобилистов обжаловать.

Иван Князев: Понятно.

Андрей Мухортиков: То есть в принципе если придет 50 обращений губернатору и 50 обращений владельцу дороги, что вот у вас здесь прямой участок и вот почему-то такая организация движения, которая провоцирует нарушение, такие же в порядке надзора в ГИБДД пришлют, скорее всего, все поменяется. Сейчас достаточно, в общем, оперативно такие вещи рассматриваются в той же Московской области и меняются. Есть комиссии каждую неделю, там принимаются решения, допустим, по тем же очагам аварийности, что нужно оперативно сделать: где-то трос, где-то тротуар, где-то освещение. Если аварийности нет, наверное, там такие экстренные меры не нужны, но, безусловно, организация дорожного движения должна быть разумной, это в конечном счете залог безопасности в том числе.

Тамара Шорникова: Спасибо. Андрей Мухортиков, член Общественного совета при Министерстве транспорта и дорожной инфраструктуры Московской области.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски