Капитальному ремонту – 5 лет. Счётная палата проверила работу программы и осталась недовольна

Капитальному ремонту – 5 лет. Счётная палата проверила работу программы и осталась недовольна
Сергей Полозов: Сегодня нет профилактики наркомании. Отсюда и ситуация с популярностью снюсов
Николай Прохоренко: Первичная проблема страховой медицины — в том, что она недофинансирована. Ровно в два раза!
Ипотечные деревни: привлекут ли они горожан?
В социальной гостинице «Дочки-матери» рады любой помощи. Особенно нужны лекарства для постояльцев-инвалидов
Чиновник без подарка. Предновогоднее разъяснение Минтруда: ничего не дарить!
Искусственный интеллект: кому он нужен? Как идёт роботизация в стране
Страх увольнения: в каких отраслях люди больше боятся потерять работу
Чиновников накажут за хамство. Как будут наказывать?
Заморозка пенсии. Справедливая зарплата. Льготная ипотека. Опасные пробники. Русские хакеры. Волна лжеминирований
Никита Кричевский: Профицитный бюджет у нас не от того, что денег много, а от того, что мы их тратить не умеем
Гости
Алексей Малый
эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России
Татьяна  Подберецкая
член Экспертного совета Государственной Думы РФ по ЖКХ и жилищной политике.

Петр Кузнецов: Уже начали.

Ольга Арсланова: Да, мы начинаем, мы продолжаем, и самое время поговорить о главной «Теме дня». Пять лет программе капремонта, а жилье, как выяснилось, стало ветшать еще быстрее.

Петр Кузнецов: Кто бы мог подумать.

Ольга Арсланова: Счетная палата изучила, как тратятся собранные с нас всех деньги. Выводу неутешительные.

Петр Кузнецов: Мне кажется, что многие из нас догадываются. Региональные программы в итоге не справляются со своими задачами, это вот с 2014 года они вступили в силу. По данным Росстата и Минстроя, объем жилья с износом 66–70% и даже выше не только не сократился, но и, скорее всего, только увеличивается, то есть обозначена такая тенденция. Если в 2014 году насчитывалось 89 тысяч многоквартирных домов с износом более 70%, то, смотрите, в 2017-м их уже 111 тысяч.

Ольга Арсланова: В 2018 году, давайте на эти данные посмотрим, капремонт провели в 78% запланированных домов, то есть недовыполнили план. Еще Счетная палата отмечает недостаточную финансовую устойчивость региональных программ капремонта. К 1 января 2019 года общее финобеспечение составляло 55%. И самое главное, что все это несмотря на немалые сборы, мы с вами прекрасно об этом знаем.

Самый высокий тариф на капремонт установлен в Москве, 18 рублей 19 копеек; высокие тарифы также в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком автономных округах, а также в Рязанской и в Ростовской областях. В зависимости от типа домов относительно немного платят в Якутии, Хакасии, Хабаровском крае, Кемеровской и Тверской областях.

Кстати, пишите, пожалуйста, дорогие наши зрители, сколько лично вы платите за капремонт и довольны ли вы тем, что за эти деньги в вашем доме делают, если капремонт у вас уже в том или ином виде начался. Мы ждем ваших звонков и ваших SMS.

Петр Кузнецов: Мы ждем ваших звонков и SMS.

Мы приветствуем прямо сейчас в студии экспертов по теме. Татьяна Подберецкая, член Экспертного совета Государственной Думы по ЖКХ и жилищной политике, – здравствуйте.

Татьяна Подберецкая: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: И Алексей Малый, эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России.

Алексей Малый: Добрый день.

Ольга Арсланова: Уважаемые гости, давайте разберемся, что конкретно сейчас нам известно, чем недовольна Счетная палата. У нас уже сразу SMS: «Неужели разворовали наши деньги?» – первая же реакция, естественно.

Татьяна Подберецкая: Я думаю, что здесь как раз вопрос идет пока даже не о воровстве. На самом деле сама система, которая существует сегодня по капитальному ремонту, требует достаточно больших изменений и больших поправок.

Ольга Арсланова: Ага.

Татьяна Подберецкая: Дело в том, что, например, мы же все не захотели сами заниматься своими домами и передали все это Фонду капитального ремонта региональному, нашему городскому и так далее. Соответственно, они решают за нас свои задачи.

Как они это могут? Почему вопрос неотремонтированных моментов? Только по той причине, что вот эти конкурсы или аукционы, которые у нас сегодня проводятся, во-первых, проводятся совершенно, на мой взгляд, непрофессионально и неграмотно только с той точки зрения, что сначала нужно посчитать, а потом проводить конкурс, а не так, кто даст меньше, тогда тот и выигрывает эти конкурсы. Представьте себе, что нельзя сделать за 20 копеек достаточно хороший ремонт, а у нас сегодня подходят к этому так. Как пример приведу один из наших объектов города Москвы.

Ольга Арсланова: Давайте. В Москве, опять же как мы узнали, самые большие…

Татьяна Подберецкая: Двухподъездный дом, 24 квартиры, четырехэтажный, ремонтируется капитальным ремонтом 4 года. За 4 года они не смогли сделать этого ремонта – представляете, что такое? Это вообще просто маленький-маленький дом.

Ольга Арсланова: Четыре года шел капитальный ремонт? Без перерыва?

Татьяна Подберецкая: Еще идет, еще он не завершен, еще не сделан капитальный ремонт фасада, на сегодняшний день на него нет ни одного подрядчика, потому что деньги, которые закладывает Фонд капитального ремонта, на них делать ремонт невозможно. В результате у нас такая ситуация идет вообще по всей России на самом деле.

Вот я услышала, увидела и услышала здесь о том, что у нас увеличивается количество аварийных домов. Оно у нас и было таким, просто для начала, когда начали вообще составлять эти списки…

Петр Кузнецов: «Было таким» в смысле? То есть оно не увеличивается, просто занижены были данные?

Татьяна Подберецкая: Оно было таким, да, просто на сегодняшний день стали вводить те объекты, то есть стали включать в этот список те объекты, которые на самом деле и были всегда аварийными. Ведь у нас, знаете, какая существует вообще политика в этой части? Значит, чем больше спрячем, тем лучше будет наш отчет перед правительством, перед президентом и так далее.

Петр Кузнецов: Понятно.

Татьяна Подберецкая: И вот это сегодня все вылезло.

Петр Кузнецов: А вы бы как охарактеризовали вообще ситуацию в таком случае на этом рынке аварийных домов?

Татьяна Подберецкая: Я считаю, что если не катастрофическая, то близко к катастрофической, я считаю, что она есть, это действительно проблема большая.

Петр Кузнецов: Это, получается, за 5 лет действия программы, которая должна была…

Татьяна Подберецкая: Да 5 лет ничего не изменилось, они только добавляются.

Петр Кузнецов: Замечательно.

Татьяна Подберецкая: Более того…

Петр Кузнецов: И вот смотрите, сейчас сидит телезритель, который слышит, что здесь вот спрятали, здесь Счетная палата проверила, ничего абсолютно не улучшилось, домов только больше, и он такой думает: «А что, тогда можно и не платить за капремонт, смысл какой?»

Ольга Арсланова: Можно же?

Татьяна Подберецкая: По сути когда мы говорим об обеспеченности в регионах 55%, то, скорее всего, и не платят.

Ольга Арсланова: Кстати.

Татьяна Подберецкая: Я думаю, что как раз у нас и платежеспособность по регионам достаточно низкая либо заведомо поставлен низкий тариф.

Петр Кузнецов: Но не будем же этих людей обвинять в том, что это из-за них, тех, которые не платят, правильно?

Татьяна Подберецкая: Конечно, нет.

Ольга Арсланова: А может быть, кстати, стоит разобраться? Не платят, поэтому и не выполняется? Денег не хватает?

Алексей Малый: Я думаю, что на сегодняшний момент мы просто оказались в переходном моменте, то есть мы еще не знаем, что происходит. Я работаю на стройке уже 45 лет, по строительным проектам посетил много стран мира. У нас очень богатая страна, мы не научились считать, мы не умеем считать, и вот это наше богатство позволяет нам вести себя сегодня безответственно. Мы надеемся, что кто-то завтра придет, кто-то за нас сделает, кто-то нас спасет и кто-то за нас как-то проблему решит.

А нам бы научиться считать с самого начала, нам бы сегодня лучше готовить инженеров-строителей, которые умеют сегодня составлять правильно акты дефектные, которые умеют сегодня обследовать здания, сооружения, которые понимают состояние конструкции. Потому что разрушение здания под воздействием окружающей среды, так называемый процесс выветривания, идет в зависимости от времени постоянно, не останавливаясь ни на секунду.

Ольга Арсланова: Так слушайте…

Алексей Малый: А люди, которые следят за ним, должны тоже быть, а их у нас сегодня просто нет.

Ольга Арсланова: Так, может быть, сначала нужно…

Алексей Малый: Пришли дилетанты, которые не умеют не то что строить, не умеют управлять…

Ольга Арсланова: Вот, но деньги-то поспешили собрать.

Петр Кузнецов: Самое интересное, что Счетная палата…

Алексей Малый: Деньги собрали, и вот возникает, что деньги поддавливают, Счетная палата считает, специалистов нет, система не отлажена, как обнаружить дефекты, никто не знает…

Петр Кузнецов: И наказывать этих дилетантов, конечно, никто не будет после проверок Счетной палаты. Ответственность…

Татьяна Подберецкая: Конечно. У нас же есть программа. Представьте себе, запланировано отремонтировать, если мне не изменяет память, несколько лет назад в Астраханской области нужно было отремонтировать жилья аварийного 78%. Когда я посмотрела по деньгам, там даже не один дом не хватает еще собранных тогда средств, а у нас надо отчитаться же, иначе губернатора снимут, кого-то накажут. То есть у нас сегодня на самом деле ситуация вот этой отчетности и страха за свое определенное место превышает все нужные и ненужные ситуации.

Петр Кузнецов: То есть…

Татьяна Подберецкая: Конечно, это ужасно.

Алексей Малый: Что может быть решением? Есть опыт в нашем любимом городе Москве…

Петр Кузнецов: Нет-нет, давайте решение сейчас найдем. Давайте вот этот момент зафиксируем: проверка Счетной палаты показала, что очень много всего не сделано, домов только больше, дома продолжат разрушаться, никого не накажут, да?

Алексей Малый: Счетная палата, общественный контроль будут фиксировать этих нарушений все больше и больше…

Петр Кузнецов: Спасибо, что пришли.

Татьяна Подберецкая: Только по той причине не накажут, только по одной причине не накажут, что на самом деле, если исходить из объективных моментов, они там 55%, каких-то денег не хватило или использовали, потому что заранее не посчитали, заранее не поняли, сколько нужно, заранее не организовали работу, ничего не запланировали, а просто так, знаете, давайте какой-нибудь конкурс проведем.

Ольга Арсланова: Но, уважаемые гости, за это же кто-то должен в любом случае отвечать. Давайте разберемся, кто.

Петр Кузнецов: Выстройте нам, пожалуйста, цепочку, как…

Ольга Арсланова: С кого спрашивать.

Алексей Малый: Есть прекрасный опыт в Москве. Вот, допустим, я участвовал в работе, в 2010 году мы составили электронные паспорта на все здания, сооружения Департамента образования города Москвы, 7 426 зданий и сооружений. При составлении электронного паспорта сразу все видно, сколько лет крыше, когда нужно чинить; сколько лет полу, когда нужно чинить; когда нужно менять окна. Все видно в электронном виде, все посчитано! И если проводится капитальный ремонт, на какой баланс относятся эти деньги, вложенные в капитальный ремонт. Полный учет и контроль!

Ольга Арсланова: Так.

Петр Кузнецов: Справочка небольшая: граждане, жильцы тоже видят по этой электронной карте, что… И куда пошли их деньги, самое главное.

Алексей Малый: Я считаю, что, если мы на каждый дом сегодня составим электронный паспорт и все будут видеть, это будет очевидно, это будет понятно, мы сможем планировать действительно работу. А если мы сумеем подготовить кадры и сумеем назначить ответственных людей, или это общественники на первом плане, или это управляющая компания, которые примут на себя ответственность и будут отвечать пожизненно.

Ольга Арсланова: Понятно. А сейчас кто отвечает все-таки? Я так и не услышала.

Татьяна Подберецкая: На сегодняшний день как раз и не отвечают управляющие компании.

Ольга Арсланова: То есть никто?

Татьяна Подберецкая: Потому что отодвинуты совершенно от приемки даже по этому дому. У нас сегодня есть Фонд капитального ремонта, который сам выбирает подрядчика, причем выбирает на основании конкурса…

Ольга Арсланова: О котором мы не знаем, да?

Татьяна Подберецкая: На основании конкурса, да, кого-то. Причем они такие ставят цены на конкурс, что по ним вообще, честно говоря, отремонтировать нормально здание невозможно, то есть кто меньше даст. Выигрывает обычно дилетант, который совсем не понимает ничего в ремонте, он берет себе субподрядчиков, которые за копейки должны это сделать. В результате мы получаем то, что получаем, – мы получаем некачественный ремонт или ремонт, который длится годами у нас. Это проблема.

Ольга Арсланова: Хорошо, спрашивать с Фонда капитального ремонта?

Петр Кузнецов: Смотрите, кто-то говорит: «Эй, подрядчик, иди-ка сюда»?

Татьяна Подберецкая: Конечно, Фонд капитального ремонта на сегодняшний день, имеющий все деньги, все деньги приходят в Фонд капитального ремонта, он обязан отвечать и за качество, и за количество всех выполненных работ.

Ольга Арсланова: А спрашивает с него кто? Я не знаю, Минстрой, кто?

Петр Кузнецов: Жильцы подают что-нибудь?

Татьяна Подберецкая: Вообще по идее спрашивать должны собственники домов…

Петр Кузнецов: Собственники.

Ольга Арсланова: То есть мы можем с ними судиться просто, да?

Татьяна Подберецкая: …и управляющая компания, которая должна принимать непосредственное участие в этом вопросе, она должна принимать эти дома, потому что ей их обслуживать. А она, знаете, поскольку надо сдать… У нас так, как раньше было, дом надо сдать к 12 декабря, построенный не построенный, лишь бы подписали. У нас ничего здесь не изменилось, у нас как было, так и осталось. Не доделано? Все равно давайте подпишем, потому что отчитаться надо, а потом доделаем. А доделаем ли?

Петр Кузнецов: Сейчас еще поговорим о том, кто распоряжается всеми этими деньгами, сколько там остается на этих счетах.

Надежда из Москвы, пожалуйста, по капремонту наша телезрительница.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я Надежда Николаевна, старая москвичка, безумно любящая свой город. В этом году в моем доме начался капитальный ремонт. Дом 1953 года постройки, пятиэтажный, кирпичный, я думаю, сталинка. Капитальный ремонт начался в апреле месяце. Нам поменяли батареи. Вы знаете, нам говорили, что вот придет отопление и все будет хорошо… Простите, я очень волнуюсь, человек я в возрасте. «Наступят холода, включат отопление, мы пройдем проверим».

Включили отопление, возникли проблемы, походили, поговорили. Вы знаете, уже второй месяц мы не можем добиться того, чтобы наши батареи были горячие. То есть, вы знаете, дело в том, что сейчас москвичи мало знают соседей, к сожалению, по площадке, по подъезду. И вот знаете, не было бы счастья, да несчастье помогло. Нас довели до такого состояния, что мы в день объединения, в день праздника все собрались…

Петр Кузнецов: О!

Зритель: …и высказали, пригласили нашу эту организацию, которая проводила ремонт, выслушать наши претензии. Нам было сказано, что да, примут меры, дали им срок. Вы знаете, вот уже второй день, и все снова. Нам уже в течение месяца спускали воду, вода льется, подъезд разбитый, двери были выломанные, тепла в квартирах нет. Вы знаете, настолько безграмотно! Вот я согласна с вот этой дамой, которая говорит, что за ремонт берутся дилетанты. Вот эти дилетанты, такое впечатление… (Спасибо, вы так мило улыбаетесь…) Набрали еще бо́льших дилетантов из наших азиатских республик, которые что-то варили...

Петр Кузнецов: Только День народного единства отметили, а вы тут разделяете.

Зритель: Кто понимал, люди говорили: «Куда ты привариваешь? Это надо…»

Петр Кузнецов: Спасибо за вашу историю, Надежда, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо за вашу историю.

Татьяна Подберецкая: Это кульминация.

Алексей Малый: Именно об этом я и говорю.

Ольга Арсланова: Это в Москве, где собирают безумные деньги, это действительно много.

Алексей Малый: Мало здание построить, надо задать систему его эксплуатации. Это сложная системная работа, которой должны заниматься инженеры, которые умеют эксплуатировать здания и сооружения. Есть специальный курс такой в строительных институтах «Эксплуатация зданий и сооружений».

Татьяна Подберецкая: Сейчас разговор идет о том, что у них проблема с ремонтом.

Алексей Малый: Сколько людей дипломированных мы имеем в управляющих компаниях, вопрос. Должны быть требования, что это должны быть компетентные люди, должны быть инженеры по эксплуатации зданий и сооружений практически в каждой управляющей компании, в каждой строительной компании, которая занимается капитальным ремонтом…

Ольга Арсланова: Так это же дорого!

Петр Кузнецов: У нее с ремонтом…

Алексей Малый: …которые бы знали, с чего начинать и чем заканчивать.

Ольга Арсланова: Но за таких специалистов надо платить.

Алексей Малый: А по-другому мы вопрос не решим, мы просто будем выбрасывать деньги на ветер, будем получать жалобы постоянные. Пока мы не наладим систему эксплуатации, мы проблему не решим.

Ольга Арсланова: Хорошо.

Татьяна Подберецкая: Сыро горячо не бывает, соответственно, профессионал, определенные специалисты стоят денег, и платить им зарплату надо, но зато они отработают так, как это положено. А набирать людей, которые вообще понятия не имеют… Дело не в нации, какой национальности, даже не в национальности, а дело в том, что 28 лет практически у нас вообще не учат ни слесарей, ни этих самых… Никого нет, у нас специалистов перестали готовить, и тот, кто приходит сегодня к нам, они приходы просто, знаете, откуда-то кого-то набрали, чтобы недорого заплатить…

Алексей Малый: Старая русская пословица: «Беда, коль пироги начнет печи сапожник, А сапоги тачать пирожник».

Татьяна Подберецкая: И мы получаем то, что мы получаем.

Ольга Арсланова: Может быть, платят-то им и неплохо как бы, на бумаге.

Петр Кузнецов: Давайте еще раз…

Татьяна Подберецкая: Мне трудно сказать на самом деле, платят на бумаге плохо не плохо.

Я знаю проблему города Москвы, и о чем вы говорите, я тоже понимаю, там действительно это все имеет место, не будем там как-то... Но мы сейчас говорим о капитальном ремонте. Если я выиграла конкурс, если я пришла на этот конкурс, я должна понимать, что за эти деньги я могу сделать эту работу. А если я прихожу, заведомо зная, что мне занижена сумма, я ничего за это не сделаю, браться за это не стоит. Специалист и профессионал не возьмется, значит, кто возьмется? – кто пришел что-нибудь срубить. Вот и получили они как раз по этому дому проблемы.

Вот эти пятиэтажки сталинские, я знаю, у них есть определенные проблемы: дело в том, что их система отопления, система водоснабжения достаточно сложно сделана, там надо очень хорошо понимать, что сделано. А проектировщики, которые сегодня проектируют эти капитальные ремонты, если они коровник когда-нибудь проектировали, то это хорошо. То есть специалистов нет ни на стадии проектирования, то есть никто не изучает.

Представьте себе, значит, капитальный ремонт дома, кровлю ремонтировать, приносят проект: у дома просто крыши нет такой, какую они принесли. То есть там крыша обычная, металлическая, а приносят вам такой проект, я вообще удивляюсь, как могло такое быть. «Ребята, такой кровли нет, вообще такого быть не может!» Они говорят: «Ну, мы же взяли систему в книжке по строительству, мы ее оттуда спроектировали». А про систему отопления вообще не надо говорить.

Петр Кузнецов: Вот смотрите, об экономии объясните, пожалуйста. Жилищный кодекс с 1 июля 2016 года предусматривает, чтобы на счете оставалось всего 10% средств, а все остальное должно идти в работу. Как на самом деле? Вот деньги, которые поступают на капремонт, где-то мертвым грузом лежат или разворовываются?

Татьяна Подберецкая: Нет, на самом деле я думаю, что часть… Я не могу сказать, что все разворовывается, надо смотреть…

Петр Кузнецов: Ну скорее они неосвоенными вот так вот лежат…?

Татьяна Подберецкая: Скорее лежат. Они могут лежать и мертвым грузом, потому что они правильно не могут быть израсходованы. Вы услышали, что сказала женщина? Она сказала, что у них капитальный ремонт отопления начался в августе месяце, представляете? Август месяц отопление, когда в сентябре включается это отопление. Значит, о чем говорит? Значит, конкурс, который должен провести…

Алексей Малый: Планирование.

Татьяна Подберецкая: …Фонд капитального ремонта, они его не проводили, они его провели, наверное, только в конце июля. Соответственно, за месяц сделать хорошо работу по замене отопления невозможно, потому что надо… Потом еще мы не знаем, какие материалы они использовали. Вы знаете, в одном из домов, который у меня 1934 года постройки, я даже не стала менять трубы отопления: мы их просто вскрыли, они новые, как будто вчера поставили, толстостенные. И мы решили с жителями, что мы не будем этого делать, и слава тебе господи, потому что…

Ольга Арсланова: Они еще прослужат дольше, чем новые.

Татьяна Подберецкая: …то, что сегодня поставят, завтра же развалится, и в результате будут проблемы. Как это дом после капитального ремонта не могут запустить тепло? Значит, в конструкции нарушения есть, значит, сам по себе дом не работает, или материалы использовали не те, может быть, с зауженными диаметрами и так далее. Я даже понятия не имею, как это может быть.

Ольга Арсланова: Но смотрите, а может быть, дело в том, что просто действительно не хватает денег? Вот смотрите, сейчас вся Калининградская область гудит, потому что депутаты областной Думы хотят повысить взносы на капремонт в 2020 году, и из разных регионов такие новости приходят. То есть людям говорят, что просто не хватает того, что они сдают.

Алексей Малый: Вы знаете, я уже сказал, что не хватает системного планирования. Если правильно спроектировать и правильно людям объяснить, люди, уверен, пойдут на любые затраты. Но те суммы, которые сегодня предварительно рассчитаны, их в принципе достаточно. Вы понимаете, как сказать…

Татьяна Подберецкая: Нет, на самом деле я с вами не соглашусь.

Алексей Малый: «Опыт – сын ошибок трудных».

Татьяна Подберецкая: Не соглашусь.

Алексей Малый: Потому мы должны поработать несколько лет, для того чтобы понять. Мы создали новую систему совершенно, у нас нет ни специалистов, ни системы, у нас есть желание…

Ольга Арсланова: …и деньги, наши деньги.

Алексей Малый: И вот мы сегодня хотим… Почему остаются деньги? Создана довольно жесткая система сегодня уже общественного контроля, люди научились смотреть и спрашивать; смотрят очень внимательно сегодня правоохранительные органы за нарушениями. А оформить грамотно проект, оформить грамотно смету, под которую можно получить и, так сказать, освоить деньги – не хватает специалистов компетентных. И потому деньги сегодня остаются неосвоенными, потому что те сметы, те документы, которые составлены, не соответствуют законодательству, а под другие, извиняюсь, это просто опасно для жизни, можно сесть в тюрьму.

Петр Кузнецов: Вопрос: эти деньги неосвоенные, которые все покоя мне не дают, – что это за счет? Счет регионального оператора какого-то?

Татьяна Подберецкая: Регионального оператора.

Алексей Малый: Да.

Петр Кузнецов: Это что за человек?

Татьяна Подберецкая: Это не человек, это Фонд капитального ремонта. Это региональный оператор, на счет которого собираются деньги, как у нас в Москве Фонд капитального ремонта, который возглавляет господин Кескинов. Все деньги собираются на их счет, то есть все, что мы платим, собирается именно к ним туда.

И посмотрите, что получается. Они составили некий такой перечень капитального ремонта домой, по которому они, собственно, должны работы исполнять. Вот там дом, который построен в 1998 году, он будет в 2048 году ремонтироваться или в каком, неизвестно, а деньги собирать по 18 рублей будут сегодня, 18–19 рублей, вы будете сегодня их платить.

Дело в том, что вот у нас типа такая касса взаимопомощи: мы все вроде куда-то собираем. Мы сегодня взялись за один дом, завтра за другой дом, это на самом деле порочная штука, сразу могу сказать, это весьма порочно, потому что ну неправильная эта ситуация…

Алексей Малый: Смешиваются балансы.

Татьяна Подберецкая: Конечно, балансы смешиваются, и возникает вот эта ситуация, которая имеет место быть. В результате, так как они собрали все эти деньги, они по нашему с вами поручению их расходуют. Они проводят…

Петр Кузнецов: Если они с нами договорятся.

Татьяна Подберецкая: А вот они с нами не договариваются.

Петр Кузнецов: Вот.

Алексей Малый: Мы можем заподозрить их…

Петр Кузнецов: Ну, чтобы начать работы, чтобы…

Татьяна Подберецкая: По закону, вы сегодня, передав им деньги, вы передали права использования этих денег на ремонты. Одна из больших проблем тут тоже имеет место быть. Посмотрите, мы с вами собираем деньги, вот мой дом должны ремонтировать в 2048 году, я сегодня плачу те же самые деньги. В результате…

Ольга Арсланова: После войны.

Татьяна Подберецкая: Да, в 2048 году, я не доживу и, наверное, мои внуки уже не будут этим пользоваться. И сколько денег будет собрано? Поэтому в Москве очень много денег, но в Москве и проблем с капитальным ремонтом больше, чем где угодно, о чем мы с вами говорим, вот, пожалуйста, вам пример…

Петр Кузнецов: Да и сама стоимость квадрата на самом деле…

Ольга Арсланова: А мы еще послушаем сейчас.

Петр Кузнецов: У нас регионы подключаются. Астраханская область, Алевтина. Здравствуйте.

Татьяна Подберецкая: Вот как раз знакомые.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Ваша история?

Зритель: Здравствуйте. Алло, вы слышите меня?

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Петр Кузнецов: Да.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Мне очень понравилось, как выступает ваша гостья, женщина.

Петр Кузнецов: Она, кстати, сказала, что знакома как раз очень хорошо с вашим регионом.

Зритель: Я как раз затрону вопрос про ремонт в Астраханской области.

Петр Кузнецов: Давайте.

Зритель: Вы знаете, у нас свой счет. У нас очень хороший дом, платежеспособный дом, поэтому мы решили открыть свой счет на капремонт.

Татьяна Подберецкая: Молодцы.

Зритель: И мы делаем так. У нас в 2020 году по графику стоит дом в ремонте. Но мы делаем так: мы набрали сумму, идем, оформляем… Конечно, очень много проблем с оформлением: мы собираем собрание, документацию, все это. Что сделали? Сделали отмостки вокруг дома. Следующую сумму набрали – заменили в шести подъездах окна на пластиковые. Посчитайте, у нас пятиэтажный дом, это 18 окон, больше, 24 окна, их поменяли на пластиковые.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Вот сейчас мы собираем, мы решили сделать ливневки, по всему периметру дома сделать ливневки. Поэтому очень большая работа, я считаю, что это заслуга уполномоченного по дому, она является организатором вот этой всей системы, понимаете? У нас по каждому подъезду есть свой главный, старший, который ходит, который… У нас только 3 квартиры не платят, остальные 90 оплачивают все.

Петр Кузнецов: А подрядчиков вы дружно выбираете?

Зритель: Мы выбираем сами. У нас уполномоченный…

Татьяна Подберецкая: Да-да. Это как раз вы говорите о конкретном вашем счете вашего дома, вы молодцы. Мне на самом деле очень приятно это слышать, потому что там, где сами жители собирают деньги на свой дом, где сами жители решают все вопросы, как раз это здорово. Вы зря на меня обиделись, потому что мы сейчас говорим о фондах региональных, а не о конкретном доме, где очень активные жители. Поэтому вы в этом плане молодцы. Но…

Ольга Арсланова: Но все-таки так же мало кто делает.

Петр Кузнецов: Подвопрос небольшой…

Татьяна Подберецкая: Да, на самом деле мало таких людей, к сожалению, не так много.

Петр Кузнецов: И мало кто знает, поправьте, может быть, это на Москву только работает, что те, кто завели спецсчет, могут еще рассчитывать на 5 миллионов рублей от государства, если войдут в программу по энергосбережению, правильно?

Татьяна Подберецкая: По энергосбережению, да, это в Москве.

Петр Кузнецов: А, это только в Москве?

Татьяна Подберецкая: В регионах, к сожалению, сегодня пока это отсутствует, потому что у них не так много денег.

Ольга Арсланова: Ну а почему…

Татьяна Подберецкая: А вот такие дома, которые, кстати… Между прочим, и в Москве есть, у нас многие ТСЖ есть, которые открыли свои спецсчета, в основном ТСЖ, и тогда они тоже делают свой план, делают обследование и делают ремонты, те, которые необходимы. Есть одна небольшая по крайней мере особенность, вот я, кстати, могу сказать и даме, с которой мы сейчас несколько подискутировали. На самом деле есть перечень работ, которые входят в капитальный ремонт, и он не предполагает замену окон пластиковых. Там предполагается замена лифтов, отопления и так далее…

Петр Кузнецов: Там 6 видов работ, в Москве чуть больше.

Татьяна Подберецкая: Там 7 видов работ всего, все остальное должно относиться к текущим ремонтам. Но так как они сами собрали, жители, они сами себе решают…

Ольга Арсланова: Они решили, что им это нужно.

Петр Кузнецов: Конечно.

Татьяна Подберецкая: И они правильно совершенно сделали, потому что у них будет в этих домах, в которых свои собственные счета, они могут сами регулировать свои ремонты, делать то, что сегодня требует замены.

Петр Кузнецов: Точечно, да.

Татьяна Подберецкая: Они сами определяют по цене, они сами выбирают подрядчика.

Ольга Арсланова: Это идеальная система получается.

Алексей Малый: Конечно.

Татьяна Подберецкая: Это очень хорошая вещь, это хороший контроль.

Ольга Арсланова: Быть профессиональным…

Татьяна Подберецкая: Но это не относится к фондам, фонды сами все решают.

Ольга Арсланова: Но профессиональный собственник – это, наверное, наше спасение. Почему так мало кто этим пользуется?

Алексей Малый: Я сказал, что нужно понимать здание, надо его чувствовать, надо знать все о нем, чтобы правильно распланировать ремонт.

Татьяна Подберецкая: Нет, профессиональный собственник – это не то слово, это…

Алексей Малый: А если занимается сам собственник, то тем более он действует рационально.

Ольга Арсланова: Он действует в своих интересах.

Петр Кузнецов: А что, лень просто?

Татьяна Подберецкая: Там есть активный собственник, активный хозяин, там женщина, которая может и не являться профессионалом, но она прекрасно разбирается, она ищет, какую организацию выбрать, она, может быть, смотрит…

Петр Кузнецов: Просто разумный хозяйственник.

Алексей Малый: Рациональный, разумный подход, да.

Татьяна Подберецкая: Она хозяйственник хороший, она нанимает профессионалов или профессиональные организации, в результате они получают хороший результат.

Ольга Арсланова: А что мешает нам?

Петр Кузнецов: Вот оно, будущее, спецсчета. Лень просто, или не могут собраться?

Алексей Малый: Коллеги, я бы хотел сделать замечание, что нельзя на это уповать. Должен быть профессионал.

Татьяна Подберецкая: Конечно, только профессионал.

Алексей Малый: Может быть, они делают то, что они видят, а может быть, они не замечают в это время разрушение каких-то несущих конструкций, еще чего-то и еще чего-то.

Ольга Арсланова: Может быть, да, конечно. Но сами жильцы могут…

Алексей Малый: Профессиональный подход должен быть обязательно.

Петр Кузнецов: Справедливо.

Алексей Малый: И мы должны об этом позаботиться.

Ольга Арсланова: Алексей, но жильцы могут собрать спецсчет и нанять такого профессионала, сами отслеживать.

Татьяна Подберецкая: Конечно.

Алексей Малый: Да.

Ольга Арсланова: Почему люди этим не занимаются? А потом жалуются на то, что…

Татьяна Подберецкая: А вы попробуйте собрать…

Алексей Малый: Потому что сегодня, я вам сказал, недостаточно специалистов, которые знают эксплуатацию зданий и сооружений. Должны быть такие инженеры…

Ольга Арсланова: То есть им некого нанять?

Петр Кузнецов: Вы хотите сказать, что некого нанять?

Татьяна Подберецкая: На самом деле…

Алексей Малый: Некого нанять. Я общаюсь сегодня с молодыми выпускниками строительных факультетов: люди не понимают, как зайти на стройку, как составить акт, дефектную ведомость, с чего начать…

Татьяна Подберецкая: У нас теперь все менеджеры.

Алексей Малый: Они сегодня хотят в компьютере все быстро разобраться. Поэтому я и предложил сегодня в начале нашей передачи, что я бы предложил сегодня составить электронные паспорта на все многоэтажные здания и сооружения. Это позволит нам понимать ситуацию и управлять процессом именно комплексно, так, как это есть в некоторых ведомствах.

Татьяна Подберецкая: Электронных паспортов недостаточно, потому что надо обследовать сначала все здания, чтобы правильную информацию туда внести, а потом только рассчитывать.

Алексей Малый: Конечно. А при составлении электронных паспортов будет обследование каждого здания, сооружения.

Татьяна Подберецкая: А причина вот в чем еще. Дело в том, что вот эти люди, она сказала, что они все такие активные, они собрались, они собирают деньги и так далее. У нас, к сожалению, активность нулевая, очень мало этих домов, в которых люди готовы собраться и взять на себя вот эту ответственность.

Алексей Малый: Мало. Принять ответственность надо, да.

Татьяна Подберецкая: Более того, вы знаете, когда говорят, что надо обследовать и это стоит денег…

Петр Кузнецов: Ну, не хотите собираться, ну и переплачивайте тогда и ничего не получайте.

Татьяна Подберецкая: Нет, вот смотрите, я сталкивалась с ситуацией, когда сказала, что нам надо заказать обследование. Мы его заказали, мы поняли, что надо ремонтировать. Но вы знаете, сколько выдержали мы там? Что, наверное, деньги украли, это они для себя придумали, нам это не нужно. А то, что мы сэкономили практически 90% денег, которые вообще могли бы быть просто потрачены, они остались на счету.

Петр Кузнецов: Тотальное недоверие, причем к верху и даже к тем, кто за стенкой живет.

Татьяна Подберецкая: Тотальное недоверие и к верху, и к низу, и к управляющим компаниям. Вы послушайте, что говорят про управляющие компании, вы только откройте любой: жулики, воры и так далее.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Да.

Татьяна Подберецкая: Поверьте мне…

Ольга Арсланова: Нет, вы знаете, у нас есть довольные люди. Хотите послушать?

Татьяна Подберецкая: Поверьте мне, что на самом деле жуликов, еще раз говорю, среди нормальных управляющих организаций не так много, вообще, может быть, их и мало.

Петр Кузнецов: Да мы верим, честно.

Татьяна Подберецкая: Другое дело, что они чаще встречаются, наверное.

Петр Кузнецов: Давайте Приморье послушаем.

Татьяна Подберецкая: Давайте.

Петр Кузнецов: Ольга, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Ольга, вы в эфире. Ваша история о капремонте?

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Я приветствую вас, ведущие и гости тоже. Я из Владивостока. Вот у нас, нам выделили, Фонд капитального ремонта выделил нам деньги на замену проводки в подъездах. У нас дом сталинский, старый дом, это самое, поэтому мы дали сейчас добро на то, что будут делать смету, нам потом эту смету дадут на рассмотрение, мы будем смотреть, какая там стоимость, какой объем, потом даем, потом будут работать в следующем году. Так что мы, в общем-то, видите как, у нас положительно.

Ольга Арсланова: Хорошо. Пообщаемся еще через пару месяцев, когда будет качество понятно.

Алексей Малый: То есть есть некое планирование и обсуждение этого плана, то есть сопоставляют.

Татьяна Подберецкая: Здесь есть тоже небольшая опасность. Посмотрите, Ольга говорит…

Ольга Арсланова: Вы Ольгу не расстраивайте, люди довольны.

Татьяна Подберецкая: Да, она говорит о том, что вот им сейчас будут это менять, они посмотрят. Но в сметах должен разбираться специалист, который понимает…

Алексей Малый: Конечно.

Татьяна Подберецкая: …перечень работ должен соответствовать, тоже профессионально определен, а не просто нравится не нравится…

Алексей Малый: Наверняка есть тонкая работа, о которой граждане могут просто не знать.

Татьяна Подберецкая: Конечно. Вообще работа профессионалов в этом деле первое и самое важное дело.

Ольга Арсланова: А теперь у нас Санкт-Петербург на связи, оттуда, кстати, очень много жалоб поступает обычно.

Татьяна Подберецкая: У-у-у…

Петр Кузнецов: И очень интересно, Санкт-Петербург, хочется добавить, мы еще, может быть, потом графику посмотрим…

Ольга Арсланова: А давай сразу. Покажите, пожалуйста.

Петр Кузнецов: Обратите внимание… Да, давайте посмотрим. Как вас зовут, Екатерина, да? Екатерина, подождите нас.

Ольга Арсланова: Вместе с вами посмотрим.

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: Давайте сейчас просто инфографику, нас как раз Петербург особо и беспокоил. Это тарифы на капремонт 2019-го за один квадратный метр в рублях. Значит, Москва тут лидирует, 18–19… Кстати, дифференциации в Москве так и нет, да? То есть если я живу и в центре, и на окраине, я плачу одинаково?

Татьяна Подберецкая: Одинаково.

Петр Кузнецов: Хотя стоимость квадратного метра…

Татьяна Подберецкая: Даже если дом…

Петр Кузнецов: Ну вот смотрите, в тройке, значит, Ханты-Мансийский…

Алексей Малый: Европейская зона одна и та же, разрушение такое…

Петр Кузнецов: …там от 85 до 13,85. Рязанская и Санкт-Петербург, даже если сравнить с Рязанской областью, еще раз можно посмотреть, 11,65 в Рязанской области, а в Санкт-Петербурге 4–5 рублей.

Ольга Арсланова: И вот что мы на эти деньги имеем, узнаем у Екатерины. Здравствуйте, Екатерина.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Слушаем вас.

Петр Кузнецов: У нас, видите, индивидуальная презентация сейчас была.

Зритель: Я в Санкт-Петербурге живу, да. Наш дом 1932 года постройки. Вот после капремонта у нас такая появилась присказка, знаете, что наш дом пережил войну, но не пережил капитальный ремонт.

Ольга Арсланова: Ха-ха.

Зритель: Капремонт проводила строительная компания «Ампир», которая вот уже 15 лет у нас в городе проводит ремонты, Фонд капитального ремонта за нее отчитывается, что это суперподрядчик, супер, у них все хорошо.

По факту что мы наблюдали? Нарушения начались с самого начала. Красили рабочие фирмы «Ампир», не знающие, что такое стамеска и шпатель, штукатурили в дождь, по лесам бегали дети. Они обливали наш дом цементной шубой, облили до такой степени, что, когда ее сбивали, повредили нам кабель электрического питания во всем доме, у нас случился блэкаут на 18 часов. Они залили цементной шубой газовую трубу, и мы наблюдали, как они эту газовую трубу, отбивали шубу кувалдой, понимаете? Они нас чуть не взорвали, они бы лупили по ней чуть посильнее, и просто нашего дома не было бы, он бы не пережил капитальный ремонт.

Значит, Фонд капитального ремонта по предоставлению Жилищного комитета обязан, была множественная переписка, мы пытались влиять с самого начала. Жилищный комитет наделил Фонд капитального ремонта разрешением предъявлять претензии фирме «Ампир», проводить работы, то есть высылать инженеров. У нас были комиссии, последняя комиссия у нас была 12 августа, были, значит, присутствующие из фонда, были присутствующие из управляющей компании. Кстати, электрический кабель они нам поменяли за свой счет…

Ольга Арсланова: Хотя бы.

Зритель: …соответственно, этот электрический кабель ляжет потом в коммунальных услугах на нас. Все присутствовали, все сказали, что да-да, они все сделают. У нас конкретно в нашей квартире после отбивания вот этих шуб пошло три здоровенных трещины, и они поднимаются на потолок, у нас пятый этаж последний, у нас просто выбита оконная рама.

А прораб фирмы «Ампир», когда вот у нас был… Надо понимать, что обо всех нарушениях мы заявляли сразу, как только что-то мы устанавливали, мы сразу же звонили. В Фонде нам отвечали, что да, они все проверят, они все устранят и все сделают, а прораб фирмы «Ампир» Роман Васильев, я хочу, чтобы знали о нем все, Роман Васильев сказал: «Скажите спасибо, что вам ваши трущобы хотя бы так отремонтировали».

Ольга Арсланова: За ваши же деньги, за какие-то ваши смешные 4 рубля за квадратный метр.

Петр Кузнецов: «Тривиальненько», – комментируют телезрители из других регионов вашу историю. А вам есть что-то добавить?

Ольга Арсланова: Да, спасибо за вашу историю, давайте прокомментируем.

Алексей Малый: По Санкт-Петербургу. Коллеги, эксплуатация зданий и сооружений зависит от климатических условий и грунтовых условий. В городе Санкт-Петербурге климатические и грунтовые условия очень сложные. Я не понимаю, почему 4 рубля вместо 19 в Москве.

Ольга Арсланова: Но все равно то, что там происходит, знаете, никакими климатическими условиями не оправдаешь, как проводится ремонт.

Алексей Малый: То есть разумные подходы должны быть.

Татьяна Подберецкая: На самом деле, так как у нас Петербург является, в общем-то, городом историческим, я думаю, что там те дома, которые на сегодняшний день являются и относятся к некоторым историческим эпохам, на них должны выделяться, кстати, питерцы должны знать, бюджетные деньги…

Алексей Малый: Отдельные фонды.

Татьяна Подберецкая: Деньги из бюджета должны выделяться на сохранение вот этих фасадов всех этих домов, которые относятся к историческому…

Алексей Малый: То есть мы верим Петру I, он так хорошо построил, что ремонтировать сегодня не надо.

Татьяна Подберецкая: Нет, вы меня услышьте. Значит, должны обязательно выделять деньги именно на эти дома. Может быть, исходя из этого они 4–5 рублей сделали. Конечно, за 4–5 рублей собрать деньги на ремонт невозможно, это вообще даже не серьезно. Поэтому бюджет, по-моему… Я сейчас не могу точно сказать, то в свое время, я знаю, планировались дополнительные деньги именно на Питер, потому что он является историческим городом, у него очень сложные постройки…

Петр Кузнецов: Всякие программы софинансирования, да?

Татьяна Подберецкая: Да, программы софинансирования. Поэтому если жители живут в доме, который относится к этим периодам, историческая застройка, они должны получить из бюджета эти деньги обязательно. И они получается через вот эти инвестиционные фонды и так далее, и так далее. Поэтому, может быть, там 4–5 рублей.

Петр Кузнецов: А, 4–5, а потом добавляем…

Татьяна Подберецкая: Поэтому я думаю, что да, это софинансирование, скорее всего.

Алексей Малый: Но это финансирование создает сложности в работе.

Татьяна Подберецкая: Я думаю, что они на весь город это распространили, потому что если есть софинансирование, то есть варианты, можно использовать деньги в каком-то другом моменте.

Алексей Малый: Понятно-понятно.

Татьяна Подберецкая: Почему у них все разваливается, я объясню…

Ольга Арсланова: Слушайте, почти 100 лет, почти памятник…

Татьяна Подберецкая: В Москве у нас…

Ольга Арсланова: К нему же можно было хотя бы как-то отнестись с уважением.

Татьяна Подберецкая: Конечно, я об этом и говорю, к нему и надо относиться по-другому. Если 4–5 рублей платит население, то по крайней мере 20 или 30 рублей должно дать уже, обязательно выделять государство и город.

Петр Кузнецов: Ой, да у них этих памятников…

«Сколько платите за капремонт и что нужно вашему дому?» – этот вопрос мы задавали людям на улицах разных городов разных регионов. Давайте посмотрим, какая картина у нас вышла.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Смотрите, еще важный момент. Аудиторы обнаружили, что 2,5 тысячи домов, даже больше, которые официально признаны аварийными и включены в программу расселения, стоят в очереди на капремонт, то есть ремонтируют и тратят деньги не на то. Как вот это произошло?

Татьяна Подберецкая: Ну как? Бесхозяйственность элементарная.

Алексей Малый: Разная система учета: одни считают одно, другие считают другое.

Татьяна Подберецкая: На самом деле если дом включен в аварийные, значит, одни составляли программу капитального ремонта, туда чем больше засунешь, тем лучше, чтобы деньги собирать, а вторые решили, что это аварийные фонды. По сути дела, если даже они собирают деньги на капитальный ремонт, то эти деньги должны будут перейти потом, в будущем, либо возвращены им, либо перейти в те дома, в которых они потом будут жить после аварийного дома.

Ольга Арсланова: То есть ситуация такая, что дом сейчас отремонтируют, потратят деньги, а потом его снесут, правильно?

Татьяна Подберецкая: Недодуманность…

Ольга Арсланова: Снесут вместе с деньгами жильцов?

Алексей Малый: Такое мы сегодня видим практически, когда дом сначала ремонтируют, а потом сносят.

Татьяна Подберецкая: А потом сносят, да.

Ольга Арсланова: Обалдеть.

Алексей Малый: Это то, о чем я говорил в начале программы: система учета. Если у нас будет понятная система учета, понятная система управления…

Татьяна Подберецкая: И планирование.

Алексей Малый: …тогда не будет накладок. Система планирования и учета.

Петр Кузнецов: Нам опять-таки… Опять мы возвращаемся к самому началу: нам нужно тогда найти четкого ответственного за это.

Алексей Малый: Конечно, конечно.

Петр Кузнецов: Давайте как раз, раз мы, получается, к итогам: кто должен? Давайте обозначим, кто в этой системе должен быть прямым ответственным?

Алексей Малый: Компетентные…

Петр Кузнецов: Как вам видится вот эта идеальная структура капитального ремонта в России?

Алексей Малый: Я понимаю, что должен быть, так сказать, госрегулятор, который за всем внимательно смотрит. У нас самая большая страна в мире, у нас огромная разбросанность территории, совершенно разные климатические условия, и учесть это можно только на федеральном уровне, потому что мы отдали сегодня это управляющим компаниям, где нет компетентных инженеров и специалистов, мы надеемся, что справится муниципалитет, а по ветхому жилью, аварийному жилью мы видели, что муниципалитеты не справились, потому что у них нет компетентных инженеров и специалистов, которые могут нормально оформить деньги…

Татьяна Подберецкая: Они отстранены, муниципалитеты, занимается региональный фонд капитального ремонта, о чем мы говорим?

Алексей Малый: А сейчас взял в свои руки региональный фонд, и получается, что опять поменялись компетенции, опять поменялись специалисты, мы опять попали в эпоху перемен. И пока мы все это наладим, это будет очень сложно. Я считаю, что должна быть понятная федеральная программа, которая позволит наладить систему учета, систему эксплуатации, и мы тогда сможем получить в конце концов нормальную…

Татьяна Подберецкая: Не надо телегу ставить впереди лошади, давайте конкретно об этом скажем. Во-первых, конечно, контроль должен быть за собственниками, ремонт в домах которых делается, они должны жестко соблюдать свои права, это первое. В-третьих, если Фонд капитального ремонта эти вопросы решает, он должен отвечать за подрядчика, который делает, значит, надо именно руководителей фонда, вот тех региональных ремонтов и наказывать, если у них это делается неправильно. Они должны понимать и нести ответственность, соответственно, не только перед губернатором, не только перед собственниками, но в конце концов перед органами, которые эти вопросы решают. Третий момент…

Алексей Малый: Коллеги, муниципалитет, город, регион, который планирует застройку, он же должен планировать эксплуатацию.

Петр Кузнецов: Третий момент сейчас.

Татьяна Подберецкая: Изменить надо систему вот этих конкурсов или тендеров, это надо изменить. Во-первых, надо денег выделять столько, сколько надо на ремонт, а не сколько они себе задумали, с большими минусами по снижению, это вообще полное безобразие, мы не знаем, сколько все это стоит. Во-вторых, надо сначала все посчитать, надо сначала все описать, потом ввести в электронные паспорта, о которых вы сказали, запланировать все эти деньги и правильно запланировать ремонты, только после этого приступать к работе, а не до того, как это сделано. А у нас все так: деньги собрали и куда-нибудь вывалят, вот и вся проблема.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Тридцать секунд.

Татьяна Подберецкая: Бесхозяйственность, расхлябанность, извините, желание заработать самому.

Петр Кузнецов: Тридцать секунд.

Алексей Малый: План развития города, план застройки должен переходить в план эксплуатации зданий и сооружений, потому что построенные, все паспорта электронные должны передаться, эксплуатирующие организации должны иметь документацию по всем зданиям и сооружениям и планировать работу в плановом порядке компетентно.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо, уважаемые гости.

Татьяна Подберецкая: Поэтому…, который сегодня придуман, именно для этого был создан, а не для того, чтобы смотреть, сколько во Владивостоке люди платят за коммунальные услуги.

Петр Кузнецов: Спасибо. Алексей Малый, эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России, Татьяна Подберецкая, член Экспертного совета Государственной Думы по ЖКХ и жилищной политике. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо, уважаемые гости. К этой теме мы вернемся сегодня вечером в программе «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Всё было понятно сразу, только идиот этого не видел — это сознательное вредительство и все от Думы и до Счётной палаты должны сидеть, а не рассуждать. Кто ущерб возмещать будет?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски