Капремонт. За что мы платим пять лет?

Капремонт. За что мы платим пять лет? | Программы | ОТР

Как собственники могут повлиять на проведение ремонта своего жилья?

2019-11-06T21:39:00+03:00
Капремонт. За что мы платим пять лет?
Следствие идёт в интернет!
Зарплата ниже МРОТ - вне закона!
ТЕМА ДНЯ: Российская деприватизация
Алиса, где мои деньги?
Правила для удалёнки
Запад не признал новый президентский срок Лукашенко
Что нового? Пермь, Нальчик, Южно-Сахалинск
Многоэтажный самострой. Белоруссия и «раскол» Европы. Налоговое бремя. Корабли-призраки и частный космос
Самострой обернулся самосносом
«Мы всё, что могли, потеряли! За что мы провинились в этой стране?!». Сюжет из Краснодара о погорельцах самостроя и обманутых дольщиках
Гости
Константин Крохин
председатель Союза жилищных организаций г. Москвы, юрист
Александр Козлов
председатель комиссии по государственному строительству и местному самоуправлению Мосгордумы

Тамара Шорникова: Прямо сейчас приступаем к «Теме дня». Пять лет программе капремонта, то есть пять лет мы платим, собственно, оплачиваем эту программу из своего кармана. А вот каков результат? Жилье стало ветшать еще быстрее. Счетная палата изучила, как тратятся собранные с собственников жилья деньги. Спойлер: плохо.

Иван Князев: Ну, плохо – это мягко говоря. С 2014-го по 2017-е гг., по данным Росстата и Минстроя, изношенных домов в стране не только меньше не стало, их стало больше на 22 тысячи, теперь их 111 тысяч, даже больше, где износ 70% и выше.

Тамара Шорникова: В 2018 году капремонт провели в 78% заполненных домов. Также Счетная палата отмечает недостаточную финансовую устойчивость региональных программ капремонта: к 1 января 2019 года собрали чуть больше половины от нужного объема средств.

Иван Князев: Но ведь мы-то платим, скажете вы. Куда уходят вполне приличные деньги? Посмотрим на карту тарифов. Самые высокие в Москве (18 рублей 19 копеек), высокий тариф также в Ханты-Мансийском, Ямало-Ненецком автономном округах, ну и в Рязанской, Ростовской областях. В зависимости от типа домов относительно немного платят в Якутии, Хакасии, Хабаровском крае, Кемеровской и Тверской областях.

Тамара Шорникова: Расскажите нам, из какого вы региона и сколько платите за капремонт. Когда его обещают провести? Если уже что-то ремонтировали, расскажите, что делали и довольны ли вы качеством работ. Это все вопросы для вас, наши дорогие телезрители.

А вот что об этой теме говорили эксперты в нашем дневном выпуске программы «ОТРажение». Чтобы программы капремонта стали эффективнее, нужно обеспечить контроль собственников за выполнением работ, а также изменить систему конкурсов и тендеров, считает член Экспертного совета Госдумы по ЖКХ и жилищной политике Татьяна Подберецкая. Вот фрагмент ее интервью.

Татьяна Подберецкая: Если я выиграла конкурс, если я пришла на этот конкурс, я должна понимать, что за эти деньги я могу сделать эту работу. А если я прихожу, заведомо зная, что мне занижена сумма, я ничего за это не сделаю, браться за это не стоит. Специалист и профессионал не возьмется, значит, кто возьмется? Кто пришел что-нибудь срубить. Проектировщики, которые сегодня проектируют эти капитальные ремонты, если они коровник когда-нибудь проектировали, то это хорошо.

Иван Князев: Ну и еще один фрагмент дневного эфира. О том, как сделать траты на капремонт прозрачнее, рассказал эксперт ОНФ, доктор экономических наук Алексей Малый.

Алексей Малый: Если мы на каждый дом сегодня составим электронный паспорт и все будут видеть, это будет очевидно, это будет понятно, мы сможем планировать действительно работу. а если мы сумеем подготовить кадры и сумеем назначить ответственных людей, или это общественники на первом плане, или это управляющая компания, которые примут на себя ответственность и будут отвечать пожизненно.

Тамара Шорникова: Ждем ваших SMS и ваших звонков.

Прямо сейчас представим экспертов, которые уже ждут ваших вопросов в нашей студии.

Иван Князев: Александр Козлов, председатель Комиссии по государственному строительству и местному самоуправлению Мосгордумы, здравствуйте.

Александр Козлов: Здравствуйте.

Иван Князев: И Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Здравствуйте, уважаемые гости.

Константин Крохин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вот, собственно, много на самом деле откровений за последнее время от правительства услышали: то не так, не знаю, медицину не так оптимизируем, вот капремонты тоже, собственно, все с ними плохо. Это признание, конечно же, важное, но что мы будем с ним делать? Есть ли какое-то сейчас понимание, почему так произошло, что не так с программами капремонта? Что надо сделать, чтобы они заработали наконец?

Иван Князев: Ну да, и еще хотелось бы понять, с кого спросить в конечном итоге.

Константин Крохин: Ну, мы с вами обсуждаем тот отчет, который подготовила Счетная палата, да? Я бы хотел сказать, что за последнее время это один из немногих документов федерального уровня, который действительно четко определил проблему. Там нет решения, но там есть констатация этой проблемы.

Если позволите, раз уж я начал эту тему, я бы сказал о двух вещах очень важных. Притом что сама инициатива решить проблему капитального ремонта была позитивна, способ решения я как эксперт и многие эксперты выступали, что способ решения выбран не совсем верный. Мы сегодня увидели первые звоночки. Дело в том, что рост так называемого износа в данном случае дан не фактический, а нормативный. Условно говоря, если у нас в определенное время построено энное количество домов, у нас износ считается по сроку постройки, по дате, то у нас естественным образом, так как бо́льшая часть домов была построена в предыдущий советский период, значит, считая нормативно, у нас количество домов с высоким износом будет увеличиваться, подлежащих капитальному ремонту.

То есть первый вопрос, который необходимо поменять, – нужно в списки домов на капитальный ремонт ставить не по срокам постройки, не по нормативному износу, а по фактическому состоянию. Это первая ошибка, которая была сделана при формировании программ капитального ремонта.

Иван Князев: А как же их всех оценить-то сейчас? Ну смотрите, 111 тысяч – это уже те, которые, ладно, признали, ну а половина, да какая половина, наверное…

Константин Крохин: Техническая инвентаризация – это второй вопрос, о котором говорят все эксперты. На сегодняшний день у нас утрачен институт технической инвентаризации жилого фонда. Если раньше этим занималось БТИ, то сегодня орган надзора, жилищная инспекция, обязана за этим следить, но у жилищной инспекции нет никакой базы данных – ни старой, ни новой электронной, никакой.

Иван Князев: Александр, как у нас, у вас, у нас у всех в Москве происходит? В Москве-то все хорошо вроде, хотя тариф самый высокий.

Александр Козлов: Давайте действительно, может быть, вернемся к истокам. В целом то, что программа капитального ремонта в России, по стране была запущена, – это большое благо. Сейчас говорить о том, хорошо это или плохо, уже, наверное, даже не стоит, потому что сложно себе представить, если бы программа не была запущена и не появился этот отдельный раздел в Жилищном кодексе. Да, в Москве много делалось за счет городского бюджета, но если мы посмотрим другие регионы, там процесс недофинансирования и недоремонта был просто колоссальный.

И давайте быть реалистами: у нас многие муниципальные образования в регионах просто скрывали степень износа, даже не признавая дома аварийными.

Иван Князев: Почему?

Александр Козлов: А потому что возникают сразу обязательства после признания дома по расселению. Да, хорошо, что у нас заработало сейчас продолжение программы со стороны Фонда реформирования ЖКХ по переселению граждан из аварийного жилья, признанного таковым после 1 января 2012 года. Это позволило опять приоткрыть вот эту завесу реального состояния жилищного фонда во всех регионах нашей страны. То есть муниципалитеты стали по-честному показывать, какие дома в каком состоянии находятся.

И как раз дело, наверное, в том числе и в статистике. Вот то, что сейчас Счетная палата опубликовала, прирост того самого жилья, которое близко к аварийному либо является аварийным, было за счет того, что заработала, продолжила работу программа по расселению именно из аварийного жилья. То есть вот такая вот, с одной стороны, игра цифр. В Москве программа капитального ремонта действительно, наверное, одна из самых стабильных с точки зрения комплексного подхода по капитальному ремонту домов, то есть одновременно, сразу выполняется большое количество видов по замене, 8–9, а то и 10 ремонтов одновременно во всем многоквартирном доме.

Тамара Шорникова: Простите, но я думаю, что дело не только в статистике. Для многих наших телезрителей это прежде всего личный опыт.

И, например, у меня есть такой вот опыт в Москве, где вроде бы как все хорошо, высокий тариф, действительно, какой-то, наверное, контроль повыше, чем, может быть, в других регионах. Утвердили перечень работ, и когда их начали делать, естественно, многие жители, у которых есть какой-то более-менее опыт хотя бы в ремонте квартиры, начали хвататься за голову. Потому что вот эта вот мокрая штукатурка, поверх которой начинают класть плитку, например; трубы, которые сначала ставят, потом, я не знаю, концепция ремонта меняется или что, снимают трубы, ставят другие трубы в другом месте, дырки от первых труб остаются.

Вот один конкретный дом, я уверена, что по стране таких тысячи. То есть это да, хорошо, что начали ремонтировать, но, во-первых, не стало ли где-то хуже от этого ремонта, во-вторых, деньги же потрачены впустую.

Иван Князев: Это вопрос качества, наверное.

Александр Козлов: Вот смотрите, наверное, две составляющие успешного ремонта. С одной стороны, об этом уже даже эксперты говорили, общественный контроль, то есть если инициативы со стороны собственников нет в доме, то и капитальный ремонт может проходить не так, как ожидаешь, и очень важно, чтобы на всех этапах от принятия решений на общем собрании до открытия работ, проведения работ и приемки работ участвовал хотя бы один представитель собственника, чтобы это было не формальное участие, кого-то просто назначили, а он даже и не вникает в эти работы, а реальное участие со стороны председателя совета дома, и от его подписи зависит реальная оплата. То есть если собственник не поставлял подпись в вахте, то и оплаты быть не должно.

Иван Князев: Что-то, мне кажется, это какая-то слишком идеальная схема, не происходит такого.

Александр Козлов: А второй момент, без которого тоже, наверное, успеха не добиться: действительно, а кто приходит к нам ремонтировать? Что это за подрядные организации? Какие требования к кадровой обеспеченности? Имеют ли вообще люди соответствующую квалификацию и опыт работы?

Иван Князев: Давайте мы чуть-чуть прервемся, запомним этот момент. Послушаем наших телезрителей, у нас как раз два примера есть, один пример из Москвы, нам Людмила дозвонилась. Людмила, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Людмила, слушаем вас.

Зритель: Да, здравствуйте, добрый вечер.

Иван Князев: Рассказывайте.

Тамара Шорникова: У вас капремонт уже был, да?

Зритель: Хочу обратиться к вам с таким вопросом. Я живу в Северном Чертанове, в нашем доме в данный момент делают капитальный ремонт.

Иван Князев: Так.

Зритель: Поставили нам, батареи поменяли, и очень у многих батареи не работают.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Нам объясняют как? Вот будут морозы, тогда у нас батареи полностью заработают. Вот у меня, допустим, к примеру, 14 секций в батарее, только 5 из них работают, остальные все холодные. Ну это же глупость какая-то!

Иван Князев: Людмила, а вы работы принимали как-то? Не знаю, спрашивали у управляющей компании или что?

Зритель: Я не подписала.

Иван Князев: Не подписали то есть?

Зритель: Не подписала. Но они скоро, в конце месяца уже заканчивают нам ремонт, потом где мне их искать? А наша дирекция говорит, что не надо было их впускать в свою квартиру.

Тамара Шорникова: Людмила, а как все-таки происходило? Вас собирали, например, объясняли, какие работы, голосовали за какие-то работы?

Иван Князев: Что-то говорили?

Тамара Шорникова: Выбирали что-то?

Иван Князев: Рассказали, что сделают в конечном итоге и насколько?

Зритель: Нет, у нас собрание было, но что они… Да, было собрание у нас, мы подписывали, что мы хотим в первую очередь, но на что деньги нашли, то нам и решили поменять. Но надо же довести до конца! Хорошо сейчас тепло, но будут морозы, что дальше нам делать? И к кому обращаться, мы не знаем.

Иван Князев: В управляющую компанию обращайтесь, наверное, потом в суд, да, правильно?

Александр Козлов: Все-таки давайте, может быть, прокомментирую. То, что сейчас вот уже начался отопительный сезон, продолжаются работы по наладке системы отопления – это, конечно, ненормально.

Иван Князев: Это вообще незаконно уже.

Александр Козлов: То есть это уже должно быть до момента пуска отопительного сезона. Здесь надо разобраться, я думаю, если контакт свой оставили, обязательно свяжемся.

Куда обращаться? С одной стороны, есть Фонд капитального ремонта и территориальное управление по округам в Москве, есть управляющая организация, которая тоже участвует в приемке работ, в данном случае можно и в управляющую организацию. Есть у нас и региональная комиссия общественного контроля, которая создана при Общественной палате, то есть это тот самый общественный контроль, который сможет отреагировать, выехав на конкретный дом.

Иван Князев: Понимаете, это опять к вопросу, что ничего обычный человек, обычный житель ни на что повлиять и не сможет, скорее всего, много таких примеров. Я думаю, сейчас еще будут звонки, где расскажут примерно то же самое: «У нас что-то делают, мы куда-то обращались, никто нас не послушал…»

Александр Козлов: А вот здесь именно важно то, о чем я говорил, уполномоченный представитель собственника. Если он в протоколе прописан, без его подписи не может производиться оплата, и уже подрядчик будет сверкая пятками бегать и перед собственниками доказывать, что он работы выполнил и необходимо принять работы.

Иван Князев: Ну что, тогда совет дадим? Друзья, не подписывайте ничего, если вас что-то не устраивает.

Александр Козлов: В том числе, конечно, это главный такой элемент успеха.

Константин Крохин: Вы просто не обратили внимание, речь идет о том, что уполномоченный человек. Люди и не подписывали. То есть есть некий уполномоченный человек в доме…

Иван Князев: Мифический какой-то, да, которого никто не знает?

Константин Крохин: Ну, он не мифический, нет, его знают, это, скорее всего, житель дома, но он, условно говоря, защищает интересы управляющей компании и районной администрации. А граждане… Вот если бы, я считаю, что вот эта система, о которой говорится, если бы каждого жителя попросили подписать, вот тогда бы это работало. А когда есть некий человек…

Иван Князев: Так я, честно говоря, думал, что об этом речь идет.

Константин Крохин: Ничего подобного. Это есть так называемый советник, он так называется, или уполномоченный, или совет дома, которого тоже могут не знать. Он подписывает все что угодно. Он подписывает подготовку к зиме, когда дом не готов; он подписывает приемку капитального ремонта. В этом проблема.

Иван Князев: А кто ему делегирует эти права?

Константин Крохин: Никто ему не делегирует, никто ему этого не делегирует.

Александр Козлов: Общее собрание собственников. Коллеги, вот здесь давайте как бы, все-таки у нас Жилищный кодекс содержит четкую норму, и мы как собственники должны про это знать, потому что нарушаются наши права. Мы на общем собрании, о чем говорила как раз слушательница, голосовали, например, за перечень тех работ, которые необходимо сделать, предоставляя фактически доступ в свои квартиры. Одним из вопросов, который в обязательном порядке входит в этот протокол, является уполномоченный представитель, то есть наш сосед, которому мы доверяем свое право в дальнейшем подписывать. И конечно, если мы голосуем, знаете, как кот в мешке, Иванов Иван Иванович, которого никогда никто не видел, то и получаем такой результат.

Иван Князев: Там кворум какой-то, большинством голосов или как?

Константин Крохин: Должно быть 2/3 голосов. Но вот в моем доме, допустим, где я прописан, ведется капитальный ремонт, никакого собрания не было, но я грамотный человек, я бы поучаствовал, я задал вопросы. Я прихожу, смотрю, ребята из Средней Азии ведут какие-то работы. Я говорю: «Что вы делаете?» – «У нас капитальный ремонт». – «А вы будете менять трубы?» – «Нет, не будем». То есть нам надо поменять трубы, а нам ремонтируют фасад и подъезды, понимаете?

Иван Князев: Ну да.

Константин Крохин: Второй момент – перечень работ. Кроме самих собственников, кроме самих жителей никто лучше не знает, что в доме надо сделать. Приходит бригада, она выиграла тендер у Фонда капитального ремонта, получила деньги, заказчик городская структура. Люди смотрят, им сделали ремонт; если повезло, прекрасно, а если не повезло, как вот этой женщине, понимаете?

Иван Князев: Ну да.

Константин Крохин: То есть у нас собственник от этого процесса отстранен, а именно собственники должны решать своим собранием, что нужно сделать. Вот это ключевая проблему, которую нужно…

Александр Козлов: А вот смотрите, все-таки, что называется, есть закон, Жилищный кодекс. И когда мы говорим о том, что мы как собственники лишены возможности, наверное, все-таки лукавим. У нас программы капитального ремонта, региональные программы в любом субъекте являются публичным документом. Мы заходим на сайт Фонда капитального ремонта любого региона, смотрим и ищем наш дом, в какой период будут выполняться те или иные виды работ. То есть мы видим, что растянут, например, как, знаете, маслом по бутерброду на 10 лет ремонт, это неудобно, а мы видим, что крыша течет сейчас или отопление уже настолько в плачевном состоянии, что еще 5 лет это не дождется.

Иван Князев: И?

Александр Козлов: И есть программа актуализации. Ежегодно, если на то есть основания, действительно течет кровля, она требует капитального ремонта, ежегодно осенью региональные программы капитального ремонт обновляются, происходит актуализация. Но мы как собственники… И если наша, например, бездарная управляющая компания не сделает этот шаг, не заявит об этом, то программа может и не поменяться.

Тамара Шорникова: К сожалению…

Константин Крохин: Если позволите…

Тамара Шорникова: Одну минуту…

Александр Козлов: Поэтому вот эти шаги нужно делать, мы должны быть активными собственниками.

Тамара Шорникова: Безусловно. Но в нашей стране это, наверное, сейчас секретом не будет, есть огромное количество законов, которые вроде бы есть, но не работают.

Иван Князев: Куда повернешь, туда и вышло, да.

Тамара Шорникова: Вот огромное количество криво отремонтированных по этой программе домов в нашей стране – это что, следствие того, что бо́льшая часть нашего населения пассивна? Все-таки в этом проблема или все-таки в том, что действительно у них нет рычагов давления?

Константин Крохин: Рычагов нет и подрядчики…

Александр Козлов: Вот смотрите, действительно, вопрос, связанный с качеством капитального ремонта, актуален, он один из, наверное, трех самых важных. Сроки, ну да, можно потерпеть 2–3 года, но качество, если сделали некачественно, это проблема.

Иван Князев: Это уже еще лет на 10.

Александр Козлов: Другой момент, что подрядчик должен за свою некачественную работу ответить рублем, то есть ему не должны заплатить за некачественную работу, а если заплатили, то понятие существует гарантийного ремонта, призвать к ответу и вернуть этого подрядчика. Либо, как в том числе и в Москве есть: предположим, подрядчик канул в Лету, обанкротился, такое бывает, такие недобросовестные подрядчики уходят в процедуру банкротства. Это уже головная боль не собственников, а Фонда капитального ремонта, он должен за некачественную работу регионального ответить и переиграть фактически этот ремонт, сделать его качественно.

Иван Князев: Смотрите, какая история получается. Насколько я знаю, в некоторых регионах, по-моему, даже в Калининграде заявлял губернатор, что подрядчики вообще массово уходят с рынка, они бегут, потому что вопросы тендеров и тому подобного, им предлагают за копейки делать то, что они в принципе не могут сделать. Ведь это серьезная проблема. Может, с этой системой надо что-то менять?

Константин Крохин: Ну, я еще раз повторюсь: мы в очередной раз системой капитального ремонта попытались изобрести велосипед. У нас проблемы будут нарастать. Вот вы говорите, что нет достаточно качественных подрядчиков, – это правда, это не только в капремонте, это и в строительстве. Но какая проблема тендерная? Первая тендерная проблема – это так называемая особая коррупция, когда приходят подрядчики, занижают цену, и выигрывает тот, кто дает нижнюю цену. За эти цены невозможно отремонтировать.

Иван Князев: Конечно.

Константин Крохин: Вторая проблема после этого – это откаты. То есть когда…

Иван Князев: Кумовство и откаты, да.

Константин Крохин: В центральном округе у нас есть несколько примеров, когда бригады и фирмы менялись по три раза на одном объекте за год или за полтора. Когда люди общаются и спрашивают: «Ребята, а что же вы?» Они их подкармливают, этих рабочих-мигрантов. «Почему же вы так плохо работаете, убегаете?» – «А нам зарплату не платят». То есть притом, что есть контроль, я говорю про город, я не говорю про отдаленные регионы… То есть еще раз хочу отметить, что в связи с тем, что человек отстранен от процесса принятия решений как по объему работ, так и по финансированию, за него делают чиновники, по большому счету для любого подрядчика ориентиром является, конечно, чиновник, который ему платит, и именно его мнение важно, именно его подпись.

Здесь мы можем говорить про общественный контроль, мы можем говорить про то, что нам надо выращивать в теплице каких-то особых подрядчиков хороших и управленцев хороших, но это все пустые разговоры. Пока нет человека, хозяина в доме, который определен собранием, и он определяет и это собрание, только тогда этот порядок будет наведен. Сегодня люди отстранены, и что бы мы ни делали, здесь порядка не будет.

Александр Козлов: Вот здесь фактически мой коллега соглашается с тем, что все зависит от нас, от собственников.

Иван Князев: Ну это да.

Константин Крохин: От законов, которые принимают депутаты.

Александр Козлов: Если вот этой инициативы в доме не будет от собственника конкретного, то и все действительно может пойти спустя рукава. Но все механизмы для этого есть, начиная от делегирования полномочий, подписания актов и качая принятием решения об открытии специального счета в доме. И тогда уже ни на чиновников пенять, ни на подрядную организацию, которая непонятно откуда пришла, а сами собственники собрали собрание и определили, что в этом году они ремонтируют кровлю, давайте-то разыграем конкурс среди подрядчиков. У меня масса примеров в том числе и по Москве, когда специальный счет…

Иван Князев: То есть я правильно понимаю…

Александр Козлов: …и качество работ – это, что называется, одно целое.

Иван Князев: Простите, я правильно понимаю, что люди вообще сами решали, какая фирма им будет делать капремонт? Это возможно?

Александр Козлов: Да. Это возможность как раз специального счета.

Константин Крохин: Только если специальный счет. Но я вам хочу сказать, вот коллега, если мы правильно друг друга понимаем, коллега говорит о той ситуации, что люди теоретически имеют на это право.

Но я вам скажу о серьезном препятствии. Значит, дело в том, что чтобы вы могли перейти на специальный счет, для того чтобы вы в принципе могли принять какое-то решение, вы должны провести собрание всех собственников с 2/3 голосов. У нас капитальный ремонт является особой компетенцией, 2/3 голосов. Вот это препятствие самое важное, почему даже люди, проводя собрание, а Министерство строительства и ЖКХ с этого года ввело и новую форму протокола, и теперь все бюллетени должны содержать сведения обо всех свидетельствах собственности, все эти бюллетени должны быть сданы в жилищную инспекцию, причем в городскую, не в окружную.

И преодолеть вот эти бюрократические препоны очень сложно гражданам. И в данном случае я не соглашусь, что они не активны, но созданы такие препятствия, по которым граждане не могут их преодолеть, чтобы все было по закону. Надеюсь…

Тамара Шорникова: Давайте граждан послушаем.

Александр Козлов: Сразу контраргумент: в Москве более 10% всех как раз домов – это специальные счета. То есть фактически это хороший такой уровень среди даже многих регионов страны, более 10% накапливают на специальном счете и принимают самостоятельные решения.

Константин Крохин: То есть около 90% не могут перейти на специальные счета, деньги уходят в общий котел и за них решают чиновники, 90%.

Александр Козлов: А давайте спросим как раз, давайте спросим, 90% не могут или пока не хотят, им надо эту возможность предоставить.

Константин Крохин: Не могут, потому что невозможно провести собрание.

Александр Козлов: Это уже другой разговор, коллега.

Тамара Шорникова: Давайте спросим у самих жителей, сейчас к нам Юрий дозвонился, Пермский край.

Иван Князев: Пермский край у нас на связи. Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте, что у вас с капремонтом. Я так понимаю, вы его ждете?

Зритель: Да, очень ждем, потому что у нас дом 1961 года постройки, и мы, как говорится, были в очереди на 2017 год капремонта, но пришел 2017 год, нас передвинули, так сказать, на более поздний, провели актуализацию, как вы говорили, провели ее. Я возмутился как старший дома, почему нас не известили. Через год узнаем, что вот нас передвинули. Говорят: «А мы как хочем, хочем, каждый год проводим актуализацию и отодвигаем», – и отодвинули на 2034 год, никого не известив об этом.

Иван Князев: На какой? На 2034-й?

Зритель: Несмотря на то, что 1961 года постройки, капитальный ремонт системы отопления никогда не делался, трубы старые, гнилые, в любой момент жди, на Урале у нас холодно, может быть такое. За прошлый год в городе Кунгуре ни одного дома не было капитально отремонтировано, в этот год кое-как начали ремонтировать что-то. И еще ожидается, что будут снова актуализировать, передвигать.

У них требование такое, что 80% должны заплатить. Прошлый год писали мы, собрание проводили, но оказалось 73% заплачено у нас, нам отказали, говорят, 73%, мы не должны пройти, хотя они тоже неправильно считают этот момент.

Второе, что вот сейчас, например, квитанции не носят за капремонт. Возмущаюсь, звоню: «Разберемся-разберемся, там какая-то организация носит, должна принести». Но не носит квитанции вовремя. У нас ветераны, которые плотят 50%, 100% за это дело, они если не заплатили вовремя, им не плотят компенсацию.

Иван Князев: Ну понятно, да.

Тамара Шорникова: Ну понятно, мало собирают, но и заплатить трудно.

Зритель: Вот тоже опять обижают людей.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваш звонок.

А есть ли какие-то препоны законодательные, когда дом определенного года постройки, например, нельзя подвинуть? Действительно, если 1961 года дом в 2034-м ремонтировать, он просто развалится до этого, хотя люди все это время платили за ремонт этого дома.

Константин Крохин: Значит, препон нет, у нас немножко другая проблема. Вопрос программы капитального ремонта – это вопрос региональных органов власти, они определяют, какой дом в каждом году должен быть отремонтирован. И я вернусь к началу – определение происходит именно по сроку, по дате постройки. Это неправильный подход. Есть дома, которым 100 лет и которые очень крепкие, нужно поменять что-то… Кровля, кстати, не капитальный ремонт, это текущий ремонт, но трубы надо бы поменять, а вот, допустим, трогать лестницы и фасады, подъезды, может быть, и не нужно.

Проблема в том, что, получается, мы цифры для программы капитального ремонта берем от даты, виртуально: построили дом 20 лет назад – одна история, построили 50 лет назад – другая история. И к фактическому состоянию жилого фонда это не имеет никакого отношения.

Тамара Шорникова: Хорошо, допустим, очевидно, что дом в плохом состоянии, по мнению нашего телезрителя. Как-то жители могут оспорить вот эту актуализацию?

Константин Крохин: Теоретически действительно они могут провести собрание собственников. Но само по себе собрание должно иметь какой-то аргумент, например, обследование.

Иван Князев: Ну да, экспертизу заказать какую-нибудь.

Константин Крохин: Да. Если есть обследование, оно подтверждает, это повод для региональных властей и для регионального оператора, для того чтобы актуализировать и подвинуть его поближе. Но я полагаю, в Перми проблема другая, там финансовая проблема. Дело не в том, что этот дом стал лучше и поэтому его передвинули, а им откровенно говорят, что просто денег не собрали, это же общий котел.

Иван Князев: Вот в том-то и проблема.

Константин Крохин: И тариф там может быть меньше, чем в Москве, те самые сборы.

Иван Князев: Да-да.

Александр Козлов: Вот то, что сейчас услышали, – это, конечно, такой вот беспредел. С одной стороны, когда я говорил об актуализации, актуализация предполагает, наоборот, перенос с более поздних на более ранние сроки, когда технический износ уже говорит о том, что завтра будет поздно, необходим ремонт сейчас. То, что мы услышали, перенести на 2034 год, – это уже повод для в том числе вмешательства прокуратуры: почему региональный оператор так актуализировал программу, сдвинув это все плюс на 14–15 лет?

Иван Князев: Не обосновав.

Александр Козлов: Не обосновав. У собственников должно быть понимание этого. Соответственно, органы прокуратуры, это их компетенция в том числе, в порядке общего надзора они должны включиться.

Второй момент – что это за основание, связанное с тем, что они не накопили, недофинансировали? Работайте…

Иван Князев: А вот это, кстати, может быть серьезное основание, понимаете?

Александр Козлов: Это тоже вопрос к Фонду капитального ремонта, претензионная исковая работа должна вестись. Не должны добросовестные собственники, которые вовремя оплачивают, страдать, возможно, от своих соседей, которые…

Иван Князев: Вот-вот.

Александр Козлов: …даже по своим каким-то немыслимым причинам не оплачивают. Самое главное, что у нас даже пенсионеры и вот социально незащищенные группы населения являются теми самыми добросовестными плательщиками, а у кого по 2–3 квартиры считают нужным, например, не платить за капитальный ремонт.

Иван Князев: А я вот знаете, чего не понимаю, уважаемые гости? Вот смотрите, в разных регионах разные тарифы, где-то платят 18 рублей, где-то 8 рублей. Но дома-то все строились одинаково. Получается, ну смотрите, те люди, которые платят 8 рублей за квадратный метр, а у них такая же пятиэтажка, как в Москве, которые платят 18 рублей…

Константин Крохин: Конечно.

Иван Князев: У кого больше шансов, что денег соберут? Здесь понятно, я не к тому, что…

Александр Козлов: Простая математика.

Иван Князев: Нет, я не к тому, например, что нужно резко повысить еще и в регионах, там просто не с чего платить будет. Но у нас здесь какой-то порочный круг получается.

Александр Козлов: А вы знаете, когда программа запускалась и когда некоторые регионы, Санкт-Петербург, принимали решение об установлении 2 рубля с квадратного метра, то что ждать от такого капитального ремонта?

Иван Князев: Да ничего.

Александр Козлов: Просто умножить даже при 100%-й оплате финансовую устойчивость этого Фонда капитального ремонта, и вы получите ответ, любой собственник это сможет, что называется…

Иван Князев: На штукатурку хватит только.

Константин Крохин: Я хочу вам тоже отметить, что я согласен, что 2 рубля был популизм, сейчас уже не 2 рубля, и в Московской области, например, ставка меньше, чем в Москве. Но вы удивитесь, 18 московских работников тоже не хватит. Просто эти деньги закончатся чуть позже, но их не хватит на ремонт всего жилого фонда, потому что подход общего котла сам по себе неверный. Условно, амортизация, износ фактический, физический жилого фонда идет гораздо быстрее, чем собираются эти деньги. Если мы действительно установим ставку в Москве или по всей стране, в регионах, которая будет соответствовать нормам износа, то она будет неподъемной для граждан.

Поэтому еще раз повторю, что нужно отойти от бухгалтерского подсчета износа, нужно, чтобы капитальный ремонт проводился в домах по фактическому обследованию, и основная нагрузка должна ложиться на плечи собственников через решение общего собрания. То есть не должно быть программы, в которой средняя температура по больнице, в среднем мы собираем и в среднем мы ремонтируем. К чему приведет…

Иван Князев: Получается, посмотрите, Константин, тогда получается, что в той же Москве, где какие-нибудь сталинские дома, которые простоят еще 200 лет…

Константин Крохин: Да.

Иван Князев: Ну что, они тогда могут вообще не платить? Они скажут, зачем им вообще капремонт.

Константин Крохин: Нет, не платить мы не можем, речь идет…

Иван Князев: Если вы говорите, что не нужно в общий котел.

Константин Крохин: Не нужно в общий котел, потому что это несправедливо.

Александр Козлов: На специальный счет.

Константин Крохин: Потому что я отправляю деньги, условно говоря, если я живу в новостройке, мой дом стоит в 2041 году. В данном случае… Но я все эти годы плачу за то, чтобы ремонтировались дома 1960-х гг. постройки, за чужие дома, понимаете?

Иван Князев: Ну да.

Константин Крохин: И меня это не очень устраивает. То есть вот этот общий котел, никогда не разберешься потом, кто виноват, а что-то поменялось. Поэтому я полагаю, что нужно все-таки этот велосипед взять, который изобретен: решение принимается по фактическому состоянию собственниками дома, а фонды капитального ремонта и государственная поддержка должна быть направлена на то, чтобы собственникам дать возможность финансирования тогда, когда они за этим обратились.

И тогда, уверяю вас, мы можем будем тратить, качество контроля повысится, это вот то, о чем вы говорите, собственники будут знать, и подрядчиков нужно будет меньше, они на рынке уже будут более проверенные. То есть тот вал, который идет, вал объема работ, и всеми цифрами мы показываем, что мы молодцы, собрали 90 миллиардов, а потратили 70 миллиардов, – это не есть главная задача.

Александр Козлов: Вы знаете, еще какой важный момент? Вот коллега говорит о том, что фактически мы призываем собственников, и я это поддерживаю, чтобы проснуться и задуматься о состоянии дома, в том числе включиться в процесс понимания, когда будет капитальный ремонт, открыть специальный счет. Это действительно нужно делать. Но остается выбор.

Нельзя сейчас взять, например, и сказать, что региональные операторы нам не нужны, в каждом доме специальный счет. Получится знаете, какая история? Как в некоторых регионах, когда открывают специальный счет и забывают потом про него. Начинает крыша течь, система отопления полностью разваливается, вроде и специальный счет есть, вроде уже и спрос-то только с себя, но это не работает. Поэтому должен создаваться вот этот вот баланс.

Иван Князев: А у самого ни денег не хватит, ни специалистов, ничего.

Константин Крохин: Подождите, вот эти все обязанности, о которых вы говорите, в том числе текущая крыша, – это обязанность управляющей компании, для этого есть жилищный надзор. Если жители спят, то жилищный надзор ведь не спит.

Александр Козлов: Конечно, не спит жилищный надзор, но мы видим картину, когда тот же самый жилищный надзор в силу Жилищного кодекса понуждает фактически собственников передать эти деньги, которые в каком-то количестве накопились на специальном счете, опять в Фонд капитального ремонта, чтобы Фонд капитального ремонта это профинансировал и отремонтировал. Вот этот баланс все-таки должен сохраняться.

Иван Князев: То есть, грубо говоря, мы отдадим вам все, что у нас есть, только теперь уж почините нам что-нибудь, да?

Александр Козлов: Совершенно верно. Мы должны понимать, некая стратегия, которая сейчас обсуждается Минстроем России до 2035 года, процент по увеличению специального счета, в целом соотношение. Сейчас в среднем по стране 10–15%, давайте вот эту планку поставим, через 5 лет будет 25–30%. Надо стимулировать это желание у собственников включаться во все эти процессы.

Константин Крохин: Я вам даже скажу, как это легче сделать как законодателям: уменьшите кворум 2/3 до 51%, и у вас сразу повысится процент желающих.

Александр Козлов: Самое главное, чтобы собственники делали это осознанно. Я соглашусь, что бывают вот эти процедурные моменты как препятствия в проведении общих собраний. Но вот это должен быть осознанный выбор, что мы самостоятельно начинаем копить, мы самостоятельно начинаем привлекать подрядную организацию и контролировать качество работ. Либо у нас остается выбор эффективно взаимодействовать с региональным Фондом капитальным ремонта.

Тамара Шорникова: Давайте телефонный звонок послушаем.

Иван Князев: Да, а то у нас уже заждались наши телезрители.

Тамара Шорникова: Долго ждет уже Владимир из Ульяновской области. Слушаем вас.

Иван Князев: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте. Вот я вам что хотел сказать? Вот у нас дом 11 квартир. Мы не платим ни одной компании ни одной копейки, у нас только как бы заключен договор, хотели заключить договор с газовой компанией, заключили договор, она должна, вокруг дома вот эти трубы идут, крепления, все вот это, должна обслуживать. Она 5 лет не обслуживает, мы им 5 лет не платим деньги. Они хотели подать в суд, адвокат сказал, что они в любом случае проиграют.

Нам нужно было сделать крышу, мы сложились, наняли бригаду, не надо там никаких, у нас есть ребята, которые хорошие, на совесть строят. Они все сделали на совесть, мы сложились, мы им заплатили. Надо было сделать фундамент, мы сложились, как говорится, цемент, все сами приобрели, сами все проследили, все сами сделали. Ни управляющей компании, никому это ничего не надо, как грабили нас, так и будут грабить, пока мы сами, как говорится… Какие деньги мы, вот представьте, за капремонт надо платить 800 рублей…

Иван Князев: Да, к сожалению, сорвался звонок.

Тамара Шорникова: Ну да, мысль в общем понятна.

Иван Князев: Самоуправление в чистом виде получается.

Александр Козлов: Подход действительно такой, то есть это некий такой прообраз специального счета, потому что 11 квартир – это тоже многоквартирный дом.

Иван Князев: Ну да.

Александр Козлов: Скинулись в рамках обязательных платежей и наняли компанию, которая будет заниматься выполнением капитального ремонта.

Константин Крохин: Нет, в данном случае как раз товарищ сказал, что они скинулись по факту, а никуда они не платят.

Александр Козлов: Ну давайте здесь тогда вопрос тоже к Фонду и к жилищному надзору.

Константин Крохин: Это вот то, о чем я говорил, что надо поменять систему. Сегодня система капитального ремонта, притом что сама постановка проблемы и попытки ее решения мы оцениваем позитивно, но решение выбрано неверно. То есть сама вот эта система капитального ремонта с общим котлом неправильная, то есть нужно… Вот жители поняли, что им надо, собрались, скинулись и профинансировали. Если бы…

Александр Козлов: Вы знаете, у нас не только один дом…

Иван Князев: Я вот тоже пытаюсь разобраться, не хватит же денег…

Александр Козлов: Коллеги, вот у нас не только один дом, когда жители поняли, а сотни тысяч домов по стране должно с таким же пониманием подойти и сказать, что они накапливают, они заказывают эту услугу. Или давайте придем к состоянию, когда у нас эти сотни тысяч домов будут сами по себе, и мы тогда захлебнемся просто в потоке жалоб о состоянии дома.

Константин Крохин: Ничего подобного.

Иван Князев: Подождите, коллеги…

Константин Крохин: Как они будут…, если они проголосовали? Вот они провели собрание, дайте им кворум не 2/3, а 50%, и они проведут…

Иван Князев: Коррупция будет?

Константин Крохин: Коррупция сейчас, некачественные работы у подрядчиков…

Иван Князев: Пятьдесят процентов – это еще меньше людей получается.

Константин Крохин: Почему еще меньше? Это нормально, 50%, у нас все вопросы решаются 50%, а 2/3 – это заградительный барьер.

Тамара Шорникова: Давайте о системе поговорим, потому что мы постоянно чуть что обсуждаем какие-то провалы в нацпроектах, в медицине, в том же капремонте, мы говорим, что подход нужно менять, систему нужно менять и так далее. А кто ответит за, собственно, старую неработающую систему? Вот какая-то ответственность есть?

Константин Крохин: Вот я вам приведу пример.

Тамара Шорникова: Вот сейчас Счетная палата опубликовала результаты, да, у нас вот так все плохо, 5 лет прошло.

Константин Крохин: Вот давайте по ЖКХ. Вот смотрите, сейчас коллега сказал, действительно, мы активно обсуждаем новую стратегию развития ЖКХ до 2035 года. Но у нас была предыдущая концепция, стратегия до 2020 года, она не реализована практически ни по одному вопросу. Кто за это ответил?

Иван Князев: Кого посадят, скажите мне? Есть кого посадить?

Константин Крохин: За это отвечало Министерство строительства и ЖКХ, бывший министр теперь не работает, есть новый министр. То есть у нас политическая ответственность означает отсутствие административной и уголовной ответственности.

Проблема вот в чем: и в этой сфере, и во многих других у нас непрофессиональные руководители. Непосредственно министерство, которое отвечает, делает и ставит те цели в стратегию, которые недостижимы. Вот то, о чем я сейчас говорю, мы вроде бы с коллегой-депутатом говорим о том, что население должно участвовать, мы оба согласны.

Но понимание участия – там говорится о некоем общественном контроле, а мы говорим о том, что собственник должен обладать полномочиями: он заказывает, он проверяет и он платит и наказывает, если не выполнили. А в данном случае власть говорит о том, что есть региональные операторы, там есть неплохие ребята, там есть прокуратура. Но почему-то эта система работает 5 лет и не привели к положительному результату.

Александр Козлов: Коллеги, ну вот еще раз… Люблю экспертов, которые любят передергивать слова. Давайте быть все-таки практиками и реалистами. Можно популистскими высказываниями сейчас весь эфир, что называется, закрыть. Но посмотрим стратегию «2020», которая была по ЖКХ, и вернемся в 2005 год, когда Жилищный кодекс принимался, и увидим, эксперт любой скажет, какие сдвиги, изменения прошли. Да, на уровне, может быть, житейского понимания эти изменения не кажутся такими заметными. Выстраивается сейчас новая планка до 2035 года…

Константин Крохин: Назовите хоть одно, вот вы такой специалист, назовите хоть одно достижение.

Александр Козлов: …с участием профессиональных уже новых кадров, перестраивание системы подготовки кадров…

Константин Крохин: Каких новых кадров, уважаемый? Какая система? Назовите хоть один практический результат.

Александр Козлов: У нас в стране, я вам говорю, за это время было принято 54 сейчас профессиональных стандарта в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

Константин Крохин: Каким образом это повлияло на качество и на стоимость?

Александр Козлов: Отвечаю вам на вопрос. В прошлом году Минтрудом был принят новый профессиональный стандарт в сфере капитального ремонта. Это означает…

Константин Крохин: Александр, как это повлияло на качество?

Иван Князев: Что он из себя хотя бы представляет? Нам чтобы хотя бы наглядно…

Александр Козлов: Это профессиональные требования уже к сотрудникам, отвечающим за проведение капитального ремонта.

Константин Крохин: У нас перестали гастарбайтеры работать в системе ЖКХ?

Александр Козлов: Коллеги, можно не перебивать все-таки? Это говорит о том, что…

Константин Крохин: Вы говорите про практику? Я вот практик, я работаю на практике, я хочу услышать, может быть, я не заметил действительно.

Александр Козлов: Вы сейчас хотите слышать только себя. Я говорю о том, что закладываются новые требования в том числе и к кадрам. Да, очень важно сейчас буквально от рабочего и кончая директором подрядной организации, требования к руководителю Фонда капитального ремонта, их все прописать. У нас, вы удивитесь, система подготовки кадров в стране именно в сфере строительства и ЖКХ…

Иван Князев: Их нужно прописать или они уже прописаны?

Александр Козлов: Они уже в профессиональном стандарте прописаны. Сейчас должен федеральный государственный образовательный стандарт синхронизировать…

Константин Крохин: Проблема, что их плохо обучили, да?

Иван Князев: То есть, если что, их привлекать можно, да?

Константин Крохин: Проблема не в том, что этих рабочих нет, а приезжают гастарбайтеры и в ЖКХ они работают нелегально, а проблема, что им не дали образование.

Александр Козлов: Коллега, вы как эксперт, наверное, не будете как раз возражать, что у нас система подготовки кадров с советского периода и в 1990-е гг. была утрачена. Сейчас выстраивается новая система.

Константин Крохин: Я вам на это отвечу, как сказал господин Сечин…

Александр Козлов: У нас колледжи выстраиваются…

Константин Крохин: Позвольте, Александр…

Александр Козлов: Можно я все-таки договорю? У нас колледжи сейчас, вы посмотрите, чемпионат WorldSkills, который был проведен в стране, мировой чемпионат в Казани…

Константин Крохин: Вы просто пытаетесь перевести внимание…

Тамара Шорникова: Давайте не…

Александр Козлов: У нас слесари-сантехники, электрики заняли первые призовые места во всем мире. Это означает, что все-таки кадрам, профессионализму и образованию в стране стали уделять больше внимания.

Константин Крохин: Как это повлияло на качество работы? Как это повлияло на повседневную жизнь москвичей и других россиян?

Иван Князев: Александр…

Александр Козлов: Это требования, которые будут прописаны уже к подрядным организациям.

Константин Крохин: Хорошо. Каким образом это повлияет на качество, вы можете объяснить, кроме чемпионата?

Александр Козлов: Я думаю, вы человек здравомыслящий и, наверное, поймете…

Константин Крохин: Я здравомыслящий, поэтому…

Александр Козлов: …о том, что в подрядной организации и в Фонде капитального ремонта должны работать профессионалы. Это касается и штукатура, который приходит и занимается фасадной работой, и это касается сантехника и электрика.

Константин Крохин: То есть вы считаете, что проблема качества, что люди, которых наняли, а я еще раз повторю, что в ЖКХ, в том числе в ЖКХ Москвы это гастарбайтеры, очень часто нелегальные мигранты, проблема в том, что их не обучили? Где, в Москве или в той стране, откуда они приехали? Где их не обучили?

Александр Козлов: Коллега, вы сейчас пытаетесь, еще раз говорю, передернуть историю.

Константин Крохин: Я говорю о том, что вы пытаетесь…

Иван Князев: Мы сейчас все пытаемся прийти к такому мнению, что вот у нас сейчас новая программа, до какого она года будет?

Константин Крохин: До 2035-го.

Иван Князев: До 2035-го.

Александр Козлов: Не программа, а стратегия, где должны быть прописаны…

Иван Князев: Вот чтобы в этой стратегии нам не ошибиться, понимаете, чтобы мы в 2035 году, спустя столько лет, потом сказали…

Тамара Шорникова: Не сказали: «Тридцать пять лет, программа провалена».

Иван Князев: Да, чего мы достигли, хотя у нас все было прописано.

Константин Крохин: Кстати, насчет этой программы – вы ни одного достижения предыдущей стратегии так и не перечислили, вы говорите про будущее. А что с этой стратегией? Что достигнуто? Чего хорошего в ней было?

Александр Козлов: У нас введено лицензирование управляющих организаций…

Константин Крохин: Вы считаете, это хорошо?

Александр Козлов: Это хорошо.

Константин Крохин: А что же хорошего?

Александр Козлов: Ну, коллеги, вы сейчас рассуждаете как просто такой, знаете, диванный эксперт…

Константин Крохин: Ну конкретный результат? Опросы населения говорят о том, что люди недовольны.

Александр Козлов: …который дальше своего дивана не выходит.

Иван Князев: Давайте на личности не будем переходить.

Константин Крохин: Давайте на личности не будем переходить.

Тамара Шорникова: Да, секунду…

Александр Козлов: Вы пообщайтесь просто с жителями…

Константин Крохин: Я общаюсь с жителями.

Александр Козлов: …узнайте реакцию, включайтесь в обсуждение.

Константин Крохин: Я работаю с жителями, в отличие от вас я работаю с жителями.

Александр Козлов: Вы включайтесь в обсуждение стратегии, экспертное сообщество как раз сейчас обсуждает новую стратегию до 2035 года.

Константин Крохин: Александр…

Иван Князев: Друзья, давайте немножко выдохнем.

Тамара Шорникова: Давайте от экспертного обсуждения послушаем конкретного телезрителя и частное мнение, например, Светланы из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас. Спокойный голос, наверное, внятное мнение.

Зритель: Я хочу рассказать о наших мытарствах с капитальным ремонтом, который начался у нас с апреля этого года. Вот, как говорит правильно господин Крохин, мы никакого участия в решении о начале капитального ремонта не принимали. То есть есть уполномоченный от дома, который принимает все решения вместе с управой и еще с кем-то, и соответственно вот эту связку управа, Фонд капитального ремонта, управляющая компания и уполномоченный от дома, простой житель дома, собственник победить не может никак.

Вот они узнают, допустим, что выделяется бюджет на капитальный ремонт, речь идет о больших количествах миллионов рублей, практически это 100 и больше миллионов рублей, потому что дом многоэтажный, многоквартирный. Далее Фонд капитального ремонта объявляет тендер, в который приглашает участвовать известную компанию, с которой можно договориться. Эта компания часто бывает одна-единственная, она выигрывает тендер.

И дальше все, мы получаемся заложниками этой ситуации. Нам никто в этой ситуации помочь не может. Уполномоченный от дома в этой же связке находится, поэтому все, что делается, делается ради интересов конкретной группки чиновников, потому что, когда выделенные деньги начинают перечисляться подрядчику, речь идет только о величине отката, которые будут возвращаться в Фонд капитального ремонта. И это все сделано именно, когда вы принимаете вот эти законы, все эти лазейки изучаются, и ради этого создаются фонды капитального ремонта, чтобы обворовывать гражданин.

Константин Крохин: Александр, вот глас народа, это Москва.

Зритель: То есть я считаю, что в нашем многоквартирном доме из 270 квартир каждый житель обворован, потому что закупаются некачественные материалы, приглашаются неквалифицированные рабочие…

Иван Князев: Да, Светлана, мы поняли вас.

Тамара Шорникова: Мы поняли.

Иван Князев: И схема эта понятна, Светлана, спасибо большое.

Александр Козлов: Можно все-таки? Нельзя, конечно, оставаться равнодушным, я понимаю Светлану. После эфира я готов связаться и посмотреть адрес, конкретную ситуацию…

Тамара Шорникова: Контакты передадим, конечно.

Александр Козлов: С большим удовольствием включусь в процесс и парламентского контроля.

Но вот, коллега, обращаюсь в том числе и к вам. Давайте, вы знаете законы, возглавляете ассоциацию, все-таки у нас собственники… Светлана говорит, что они никого не выбирали. Если общего собрания не было, то, значит, и протокола не было.

Константин Крохин: Протокол был, он фальшивый.

Александр Козлов: Стоп-стоп.

Иван Князев: Скорее всего, такое запросто бывает, потом не проверишь ничего.

Александр Козлов: Если протокол фальшивый, я напомню, что у нас с 2017 года норма в Жилищном кодексе за подделку бюллетеня и протокола общего собрания – это уголовно наказуемое деяние.

Иван Князев: Ну знаете, у нас бы еще изобрести законы, которые…

Константин Крохин: …исполнялись.

Иван Князев: …доказывали за тех, кто не соблюдают…

Александр Козлов: Государственная жилищная инспекция, может инспекция в данном случае, если мы говорим о Москве, проверяет эти факты. То есть если собственники не участвовали в голосовании, значит, это «липа». Коллега и в том числе телезрительница говорит о том, что подрядная организация как-то там выбирается. В Москве в рамках 315-го постановления правительства есть отбор предварительный сначала подрядных организаций…

Иван Князев: Все тендеры на сайтах есть, можно посмотреть.

Александр Козлов: Вот, коллега, обращаюсь к вам: просто подрядная организация выбирается либо есть все-таки конкурсная процедура?

Константин Крохин: Вы хотите у меня узнать?

Александр Козлов: Я вас просто спрашиваю.

Константин Крохин: Я вам говорю по конкретным домам, в которых проводился капитальный ремонт, три…

Александр Козлов: Я хочу вам просто ответить на вопрос и в том числе телезрительнице, что отбор подрядных организаций очень жестко регламентирован, это не просто там одна компания, на которую показывает пальцем Фонд капитального ремонта.

Константин Крохин: Мы не говорим о том, что он показывает…

Иван Князев: Александр, Константин, простите, у нас очень-очень мало времени.

Тамара Шорникова: Полторы минуты для подведения итогов.

Иван Князев: Очень мало времени осталось. Давайте быстренько спросим, чтобы на будущее: что нужно изменить и какие, может быть, моменты добавить, чтобы ситуация исправлялась?

Александр Козлов: Первое: надо быть активным. Если в дом приходит капитальный ремонт, брать это все в свои руки. Не просто соглашаться с тем, что какого-то уполномоченного дали, а реально выбрать того человека… Вот Светлана, например, взяла и смогла бы возглавить этот процесс во всем доме.

Иван Князев: Понятно.

Александр Козлов: Контролировать. От собственников зависит. Приходит подрядная организация, открываются работы, и приемка этих работ, без подписи собственника оплата не происходит. А если есть нарушения, жаловаться в Государственную жилищную инспекцию и в прокуратуру.

Тамара Шорникова: Вы знаете, мы уже услышали про усиление общественного контроля, о том, как нужно поменять соотношение голосов при голосовании. Я все-таки хочу в конце, мы обычно про будущее спрашиваем, я хочу вернуться к прошлому, так и не услышали. «Опыт – сын ошибок трудных», но за эти ошибки все-таки кто-то ответит?

Константин Крохин: Никто не ответил и не ответит.

Иван Князев: Ну, хотя бы пусть на будущее что-нибудь сделают.

Тарифы поднимут, будем этим закрывать проблемы, нет?

Константин Крохин: Я думаю, что, если не будет хватать денежных средств, будут повышать тариф. В Москве он растет практически каждые 2 года. Мы начинали с 15 рублей, сегодня у нас 18. Но я вас уверяю, даже если будет 25, никаких денег не хватит…

Иван Князев: Не поможет.

Константин Крохин: Не поможет. Это простая арифметика, как говорит коллега, действительно, актуарные расчеты никто не отменял. Я полагаю, что, когда все деньги будут потрачены, на это мы потратим около 5 лет, потом мы придем все-таки к нормальной системе без этого централизованного общего котла.

Александр Козлов: Надо все-таки не ждать, пока все будет плохо, а, еще раз хочу подчеркнуть, брать в свои руки, и в рамках текущей ситуации Фонд капитального ремонта, специальный счет, все зависит от нас, от собственников.

Иван Князев: Все, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо. Александр Козлов, председатель Комиссии по государственному строительству и местному самоуправлению Мосгордумы, и Константин Крохин, председатель Союза жилищных организаций Москвы. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое, господа.

Константин Крохин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (8)
сергей
такое ощущение что чиновники не работают!!!
Дмитрий Платонов сергей
А сами не пробовали. Как то надеяться на то, что придет добрый дядя и за вас отремонтирует вашу собственность. Если сами не захотели управлять своими деньгами, ждите прямую линию
Анатолий Дмитрий Платонов
Встречный вопрос: КУДА идут деньги, которые народ платит за кап. ремонт?!?!?!?!? Раз вы не делаете ремонт - то будьте любезны не собирать на это деньги, а то выходит что это рэкет в чистом виде! Уж лучше эти деньги (которые платят за ремонт) просто сжечь, чем отдать ворюгам.
Дмитрий Платонов
Все бы на кого свалить. Отдавать деньги в фонд Кап. ремонта, все равно что выкидывать. Я дружу с ТСЖ у которого открыт свой счет.
Дмитрий Платонов Дмитрий Платонов
Не дописал. Есть счет, есть деньги. Сложновато потратить, уж очень сильно законтролировали.
Валерий
Граждане!Да это просто очередная обдираловка и никто,никого за это не посадит!А денежки на кипр,"золотые паспорта" покупать
Александр
обман сплошной обман премьер министру приказали и он придумал кап ремонт
Галина
Отменять надо эти поборы, сколько ещё жуликов кормить? Голосуем на РОИ ЗА отмену поборов за капремонт (инициатива № 54790). И так жильцы многоквартирников слишком много платят - в управляшку, за отопление счета огромные.