Карабах. Миротворческая миссия

Карабах. Миротворческая миссия | Программы | ОТР

С прибытием российских миротворцев станет ли перемирие долгосрочным?

2020-11-11T21:36:00+03:00
Карабах. Миротворческая миссия
Совы, жаворонки и другие...
Кому будет доступна социальная аренда?
Со следующей недели в России начинается массовая вакцинация от коронавируса
Что нового? Рязань, Нальчик, Новосибирск
Реальная стоимость iPhone. Целевой набор в вузы. Удалёнка. МФО по новым правилам. Чаты – зло? Реальные зарплаты. Автомобиль – роскошь? Карантинные меры. ЖКХ по-нашему
Реальная стоимость: iPhone. На какие уловки идёт яблочный бренд, чтобы завысить цену телефона
Выйти из чата?
«Никогда не соглашайтесь на продление долга»
Закон об удалёнке
Бюджетных мест в вузах для целевого набора станет больше
Гости
Станислав Притчин
старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН
Виктор Литовкин
военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке

Дарья Шулик: Ну а мы начинаем нашу первую тему. Российские миротворцы прибыли сегодня в Нагорный Карабах. Они взяли под контроль Лачинский коридор, 6-километровую горную трассу, соединяющую Армению и непризнанную Республику Карабах. Там выставили временные наблюдательные пункты.

Александр Денисов: Всего в Лачинском коридоре и вдоль линии соприкосновения армянских и азербайджанских сил в Карабахе будет выставлено 16 наших наблюдательных пунктов, где разместят почти 2 тысячи российских военнослужащих. Сегодня Дмитрия Пескова спросили, будут ли они применять оружие, пресс-секретарь президента уклонился от прямого ответа. А вопрос непраздный. Как реагировать, если будут провокации, подобные позавчерашней, когда из переносного зенитно-ракетного комплекса азербайджанцы сбили наш вертолет?

И мы запускаем опрос: столкнется ли Россия с провокациями в Карабахе? Отвечайте «да» или «нет». И этот же вопрос зададим нашим сегодняшним экспертам, как реагировать вообще.

На связи с нами Виктор Николаевич Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке. Виктор Николаевич, добрый вечер.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, здравствуйте.

Виктор Литовкин: Да-да-да, слушаю вас.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да. Вот сегодня Дмитрия Пескова спросили, будем ли мы применять оружие, он ушел от ответа, вот как мы уже сказали выше. Действительно, как реагировать? Постоянно пропускать удары? Вот турки сбили наш самолет, сейчас вот нужно разобраться, кто сбил наш вертолет, боевики либо сами азербайджанские военнослужащие. Вот каждый раз все это спускать? Наверняка ведь будут еще провокации.

Виктор Литовкин: Ну, безусловно, провокации будут, но по этому поводу есть международные правила, утвержденные Организацией Объединенных Наций для миротворцев. То есть миротворцы должны наблюдать за ситуацией на линии размежевания или на линии соприкосновения, не допускать нанесения ударов с той и с другой стороны. И если им лично не угрожает опасность, то они не могут применять оружие, они оружие могут применить только тогда, когда эта опасность их жизни и здоровью угрожает, им лично. А так они должны докладывать это своему командованию, которое будет находиться в данном случае в Степанакерте, и уже командование будет принимать решение, что делать в данной ситуации.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, то есть если повторится история, простите, уж хочется узнать, – если повторится история, если опять собьют наш вертолет, то есть мы незамедлительно ответим в ту же точку, откуда и вылетело?

Виктор Литовкин: Ну, по идее так должно было быть, но будем ждать, будут ли такие полномочия у наших миротворцев. Мы же с вами не знаем, есть у них такие полномочия или нет таких полномочий. Судя по тому, что Песков уклонился от прямого ответа, такие полномочия еще не утверждены. Пока разворачиваются миротворцы, говорить о каких-то их конкретных действиях очень сложно. Пока мы знаем, где они будут находиться, какой у них будет порядок подчинения, какие задачи они будут решать, а уж потом будет видно.

Сейчас в Ереване, вы знаете, проходят митинги, не исключено, что Армения откажется вообще выполнять требования заявления между Арменией, Россией и Азербайджаном, тем более что заявление – это заявление, это не договор, это не соглашение, оно не освящено решением Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Пока это достаточно зыбко с точки зрения юридической ситуации.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, просто хочется понять, уже там приблизительно 20 тысяч человек погибло, вот в зоне конфликта, есть подозрение, что цифры занижены, значительно больше, и 40 тысяч, некоторые эксперты оценивают, просто не хочется своих ребят там положить. Армяне и азербайджанцы кидают в топку своих военнослужащих, это все понятно, не хочется наших туда же кидать. Я почему и спрашиваю про ответный огонь.

Виктор Литовкин: Вы абсолютно правильно говорите, и никто не хочет, чтобы это случилось с нашими миротворцами. Но вы же понимаете, что тот, кто служит в армии, тот добровольно взял на себя ответственность рисковать своей жизнью и здоровьем ради достижения высоких целей, в данном случае утверждения мира на земле Карабаха, Нагорного Карабаха. Так что... Ну да, печально, но это такой долг солдатский, тут никуда не денешься от него.

Дарья Шулик: Виктор Николаевич, нам вот в чат очень много приходит сообщений по поводу вообще вмешательства Турции в то, что происходит сейчас в Нагорном Карабахе. В частности, все мы помним заявление Алиева, который сказал, что миротворческая миссия у Турции тоже будет на этой территории. Вот как по-вашему, как в этом отношении будут развиваться события? Действительно, не появится ли там еще одна сторона в виде Турции?

Виктор Литовкин: Ну, дело в том, что совместный центр по мониторингу за обстановкой в Нагорном Карабахе будет создан российско-турецкий на территории Азербайджана. Но, как мы слышали из уст наших руководителей, это не будет на территории Карабаха.

Дарья Шулик: Ну да.

Виктор Литовкин: Хотя в Азербайджане утверждают, что это будет на территории освобожденных районов Карабаха, но освобожденные районы – это не карабахские районы, потому что Карабах – это Карабах, это одна из областей Азербайджана бывшая, а это другие районы, Кельбаджарский район, Агдамский район и так далее, я не буду называть конкретные районы, потому что я не знаю, где будет находиться этот мониторинговый центр.

Но надо понимать, что будет еще один коридор между Нахичевани и Азербайджаном, который проходит через территорию Армении. Не исключено, что там будут находиться турецкие военнослужащие, будут контролировать этот коридор, ну и будут контролировать наши пограничники, потому что эту службу на границе Армении с Турцией несут наши российские пограничники. Поэтому не все так однозначно, как это говорят политики с той и с другой стороны.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, ну надо заметить, что наши эксперты комментируют, что все-таки Россия не согласна с появлением именно турецких военнослужащих. Центр центром, непонятно, что это вообще будет...

Виктор Литовкин: Безусловно.

Александр Денисов: ...а военнослужащих точно не будет, то есть наша позиция однозначная.

Виктор Литовкин: Ну, позиция наша однозначная, но не надо забывать, что Азербайджан суверенное государство, мы заставить его выгнать турецких военных со своей территории не можем. Мы знаем, что на территории Азербайджана есть турецкие инструкторы, на территории Азербайджана есть турецкая боевая техника, на территории Азербайджана есть турецкие самолеты. И хотя господин Алиев отказывается признавать это, но Эрдоган уже об этом в открытую сказал, поэтому как заставить турок уйти из Азербайджана, это вопрос очень сложный.

Александр Денисов: Виктор Николаевич, спасибо вам большое.

Виктор Литовкин: Но он, мне думается, решается все равно. Помните, что было, когда турки сбили наш Су-24? Мы предприняли меры, которые заставили даже Эрдогана перед нами извиниться. Правда, потом они убили нашего посла... Так что это коварство турецких всех деятелей, политиков и военных нам известно. Ну...

Александр Денисов: Виктор Николаевич, и нам известно, как незаметно испарились турецкие военнослужащие из Сирии, вроде тоже настаивали, «мы там будем держать ситуацию под контролем», как-то мы не успели оглянуться, а их уже нет.

Виктор Литовкин: Как нет? Они есть. Они там сняли несколько постов, которые были в глубине на сирийской территории, но тем не менее они находятся на границе между Сирией и Турцией в 20-километровой зоне, вместе с нашими полицейскими несут службу, контролируют границу. Так что они не ушли из Сирии, турки, турки просто так не уходят.

Александр Денисов: Спасибо большое, Виктор Николаевич.

Дарья Шулик: Спасибо, Виктор Николаевич.

Александр Денисов: «Турки просто так не уходят», да.

Дарья Шулик: Это был Виктор Литовкин, военный обозреватель ТАСС, полковник в отставке.

А у нас есть телефонный звонок, нам дозвонилась Ольга из Ростовской области. Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Вы знаете, я вот сейчас включаю телевизор, и вот как раз эта тема идет армяно-азербайджанского конфликта. Вы знаете, когда уже послали наших ребят туда, ну просто сердце кровью обливается о том, что вот все, что происходит на границах бывшей Российской империи, ну это просто страшно.

Я не знаю, вот кому выгодно было разрушить государство, чтобы сейчас гибли люди? Там вот Средняя Азия, тоже вот события, которые, ну прямо скажем, кровавые, Украина и Белоруссия, вот сейчас вот эта вот кровоточащая рана Азербайджана и Армении... Ну я не знаю, кому выгодно было разрушить такое большое, сильное государство и сделать несчастными людей?

Александр Денисов: Абсолютно верное замечание, ведь первые выскочили из Советского Союза и сейчас вот не могут до сих пор решить те проблемы с тех пор. Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: Спасибо, Ольга, спасибо за ваш звонок.

Мы подключаем нашего следующего эксперта – это Станислав Притчин, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН. Станислав Александрович, здравствуйте.

Станислав Притчин: Здравствуйте.

Александр Денисов: Станислав Александрович, такой вопрос. Вот сейчас мы говорили с Виктором Литовкиным, военным обозревателем, он сказал, что турки просто так не уходят. А боевики просто так уходят? Вот как их вытащить с территории Нахичевани? Они там точно есть. Возможно, они как раз и спровоцировали позавчерашнюю ситуацию. Как с боевиками быть? Как их оттуда выдергивать? Алиев сможет это сделать?

Станислав Притчин: Ну, вопрос опять же такой же, и ответ будет примерно такой же, как и Виктор Литовкин говорил. Это суверенная территория Азербайджана, и здесь если действительно боевики есть там, то у России по факту нет возможностей каким-то образом воздействовать на Азербайджан, чтобы их оттуда убрать, если они там действительно есть. То есть это как бы вопрос суверенного государства.

Александр Денисов: И тем не менее, если мы будем иметь дело с боевиками, то как нам рассчитывать? В случае удара нужно же понимать, важно, кто ударил.

Станислав Притчин: Нет, во-первых, здесь вы говорите про Нахичевань...

Александр Денисов: Да.

Станислав Притчин: Наши миротворцы работают в совершенно другой части региона, они работают в районе Лачинского коридора, в районе Нагорного Карабаха, это другая часть. Я не знаю, откуда у вас данные по поводу боевиков в Нахичевани, я с такой информацией не встречался, с подтвержденной уж тем более. Поэтому здесь мы говорим про то, что есть соглашение сторон, подписанное президентом, это означает, что есть политическая воля двух руководителей взять на себя обязательства по прекращению огня и допустить российских миротворцев как гарантов внешних для мониторинга и для разведения сторон, которые будут это соблюдать. Естественно, они берут на себя обязательства, что в случае каких-либо инцидентов, конечно, они несут ответственность за то, что жизнь и здоровье российских миротворцев, которые выступают гарантами, находятся под их ответственностью в том числе.

Александр Денисов: Но это ведь опасный момент, когда мы не понимаем, с кем имеем дело, кто ударил, либо регулярные военные силы, либо боевики, потому что ничто не мешает тоже подойти в зону соприкосновения и что-то там спровоцировать. Ведь это важный момент, ключевой для нас.

Станислав Притчин: Ну, вы немножко смешиваете понятия, на мой взгляд. Потому что говорить о том, что там находятся неподконтрольные боевики в Азербайджане, это опять же очень много вокруг этого слухов, никто в реальности не представлял доказательств того, что там находятся боевики, которые...

Александр Денисов: Ну Нарышкин, ему можно верить? Он же сказал, что там есть боевики.

Станислав Притчин: Ну, опять же Нарышкин говорил о том, что есть переброски, они отфиксированы. Где эти боевики встречались, в какой части конфликта, на какой стадии? Все-таки 1,5 месяца идет конфликт, и здесь говорить о том, что они до сих пор там, если они были, будут ли они там участвовать, подчиняются ли они регулярным войскам... То есть здесь столько вопросов в связи с этим, поэтому мы все-таки исходим из того, что, если боевики есть на территории Азербайджана или Армении, как обе стороны заявляют, они в любом случае встраиваются в те системы принятия решений, которые есть, с замыканием на Верховного главнокомандующего, которые, оба Верховные главнокомандующие, взяли на себя обязательства по прекращению огня. Соответственно, здесь любые провокации будут ударять против стороны, с которой будет нанесен удар, будем исходить из этого.

Александр Денисов: Вот это интересное предположение, что они все-таки контролируют действия боевиков, это любопытно.

Станислав Притчин: Ну а как по-другому? Если кто-то и применяет их, то никто не заинтересован в том, чтобы люди находились на их территории, и с такой проблемной зоной, как Сирия, где «Исламское государство» было, то есть люди по определению носящие определенную идеологию разрушительную, кто их допустит на свою территорию даже с какими-то утилитарными целями и будет держать не под контролем? Ну это совершенно неразумно и противоречит вообще тем целям, которые преследуют государства, на мой взгляд.

Александр Денисов: Ну, единственная короткая ремарка: если Эрдоган хорошо попросит, то, может быть, и пропустят.

Станислав Притчин: Ну, опять же зачем Эрдоган будет это делать? Все-таки если мы будем рассматривать ситуацию отношений между Азербайджаном и Турцией, да, это союзники, но не настолько союзники, чтобы пропускать. А второй вопрос – а зачем, зачем Турции отправлять в Азербайджан боевиков? Для меня это непонятно.

Александр Денисов: Да, видите, вопросов действительно много и все больше.

Дарья Шулик: Спасибо, Станислав Александрович. Это был Станислав Притчин, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН.

А мы подводим итоги опроса: 93% проголосовали за то, что провокации все-таки будут. Ну вот, к сожалению, люди верят только в это. Ну а мы переходим к нашей следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
С прибытием российских миротворцев станет ли перемирие долгосрочным?