Карантинная экономия

Карантинная экономия
Высшее образование – 2020. Закон об удалёнке. Вакцина: когда и кому? Надбавка к пенсии. На нефти не проживём? Россиян потянуло на дачи
Бесплатное высшее образование
Куда возьмут работать после школы? Сюжет из Саратова
Леонид Григорьев: Кризис-2020 много тяжелее всех предыдущих, но после него легче восстанавливаться
Когда начнётся массовое производство вакцины от коронавируса?
Удалёнка: всё по закону
Эксперты заявляют об успешном неофициальном испытании вакцины от коронавируса
Конец нефтяной эпохи близок?
Куда после школы?
Компенсация расходов сотрудникам на удалёнке
Гости
Андрей Милехин
президент исследовательского холдинга «Ромир»

Ольга Арсланова: В самоизоляции есть свои плюсы. О них мы сейчас и поговорим.

Петр Кузнецов: Что же это, Оля?

Ольга Арсланова: Ну как ты думаешь? Например, можно сэкономить деньги, сидя на карантине. Это подсчитали эксперты.

Петр Кузнецов: На карантине россияне смогут сэкономить, оказывается, половину семейного бюджета. Это выяснили аналитики компании «Финэкспертиза». Сохранить деньги можно за счет сокращения расходов на досуг и транспорт. Логично, да? Вместе с тем есть опасность потратить деньги на незапланированные продукты с доставкой на дом и импульсивный онлайн-шопинг.

Ольга Арсланова: О да! Он случается. Но это всего лишь прогнозы финансовых аналитиков. А давайте посмотрим, что уже точно известно. Есть предварительные подсчеты. Вот мы сидим чуть больше недели, да? Давайте посмотрим, сколько уже потратили россияне.

Итак, расходы средней семьи на продукты на неделе самоизоляции с 30 марта по 5 апреля упали почти вдвое по сравнению с предыдущей. Типичная российская семья, по подсчетам экспертов, в этот период потратила 3 376 рублей. Кроме того, россияне стали реже ходить в магазин (что понятно): по сравнению с неделей до изоляции этот показатель уменьшился на 35%. И это несмотря на то, что магазин продуктовый – это единственное место, куда еще можно ходить. По мнению аналитиков, это можно связать с тем, что многие просто закупились впрок.

Выгодно ли сидеть на самоизоляции? Давайте выяснять.

Петр Кузнецов: И можно ли судить об этом только по одной неделе? Или же эти цифры еще говорят о том, что люди четко соблюдают режим самоизоляции? Давайте выяснять.

Андрей Милехин, президент исследовательского центра «Ромир», с нами на связи. Андрей Владимирович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Андрей Милехин: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: Вы допускаете такую карантинную экономию? На 3 тысячи меньше с семьи. Ну понятно, что в среднем.

Ольга Арсланова: Это ваши данные как раз мы сейчас показывали. Расскажите о них поподробнее.

Андрей Милехин: Мы ведем это исследование уже больше 10 лет и видим, как еженедельно люди закупались. Поэтому то, что люди закупились, и эта закупка началась за три недели – этого, во-первых, безусловно, хватает. И сейчас люди, соблюдая карантин, фактически осуществляют так называемую дозакупку – то есть они покупают те продукты, которые невозможно закупить впрок. Это в первую очередь фреш, молочные продукты, хлебобулочные. Но ряд категорий – они сегодня закуплены.

Чтобы вы понимали, начиная с 11-й недели (это средина марта) общая покупка домохозяйств выросла в 1,5 раза. Соответственно, 11-я, 12-я и 13-я недели – люди закупались, закупали товары первой необходимости.

Петр Кузнецов: Андрей Владимирович, понятно. То есть чтобы было совсем уж понятно: эту выходную неделю можно сравнить с январскими праздниками?

Ольга Арсланова: Когда уже продукты есть, холодильник забит недоеденными салатами.

Петр Кузнецов: Народ заранее все закупает, да. Тоже дома сидят. И если уж в магазин заходят, то что-то такое докупить.

Андрей Милехин: Это, конечно, приятное сравнение, но – нет. Все-таки в два раза уменьшилась закупка. Такого падения мы не наблюдали никогда. И даже относительно прошлого – не «тучного» – года эта закупка тоже меньше на 20%.

Но я думаю, что еще одна неделя такого поведения будет вполне логичной и обоснованной, потому что мы видим объем закупки, который домохозяйства совершили. А вот что будет в конце апреля или в начале мая – вот это предсказать сложно, потому что у части наших сограждан деньги просто закончатся. Если сейчас не произойдет оживление бизнеса, в первую очередь малого и среднего, то не совсем понятно, сколько еще и какая часть может продержаться в таком режиме.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, что уже потрачено. Мы так понимаем, что все-таки на какое-то время этого хватит. Люди закупились впрок. Ну, они все равно все это съедят, оно не пропадет. То есть о каком-то обрушении резком, о голоде и нищете, в общем, тоже преждевременно говорить?

Андрей Милехин: Да, конечно, в целом по России ситуация не столь критична и трагична. Но когда мы говорим о конкретном человеке, о конкретном домохозяйстве, то ситуации, безусловно, разные. Мы видим, что для домохозяйств, имеющих высокий доход, это не кризис, «и не такое видели». Средняя прослойка сейчас оптимизирует поведение.

Очень любопытно, как разделились. Кто-то стал ходить чаще и искать более выгодные предложения, несмотря на ограничения. Кто-то уменьшил количество походов в магазин, но у них вырос средний чек.

Но мы должны отдавать себе отчет, что все-таки в России есть прослойка тех людей, которые реально выживают, и у них этой «подушки» нет. И тех товаров, которые сейчас закуплены, хватит еще на одну-две недели. Дальше все равно надо будет делать основную закупку. И вот что будет происходить с этими согражданами в ряде регионов – пока сказать сложно. Огород нам тоже в конце апреля не поможет. Так что…

Петр Кузнецов: Да и не все понимают, можно ли в огород этот выезжать.

Андрей Милехин: Ну да.

Петр Кузнецов: Многие тоже опасаются.

Андрей Милехин: Сейчас это не так критично, но конец апреля и начало мая… Очевидно, что необходимо возвращаться к нормальному рабочему ритму.

Петр Кузнецов: Иначе… Ну, дальше мы уже с экономистами продолжим. Спасибо, Андрей Владимирович. Андрей Милехин.

Ольга Арсланова: Спасибо. Андрей Милехин из «Ромира» был у нас в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Телезрители на связи. Елена, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ваш комментарий, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Расскажите, как у вас с тратами в режиме самоизоляции? Выросли или уменьшились?

Петр Кузнецов: Как вы провели неделю?

Зритель: В Великом Новгороде, если честно, траты выросли. Я не знаю, почему вы говорите, что трат меньше стало. Просто меньше походов в магазин, их действительно меньше, но закупаемся-то мы больше. И цены, как ни странно, выросли, хотя все обещали, что цены останутся на прежнем уровне.

Ольга Арсланова: Что же тут странного? У нас это регулярно происходит.

Петр Кузнецов: Давайте так. Вы говорите, что Великий Новгород, да?

Зритель: Да.

Петр Кузнецов: В этот последний поход, когда вы закупились впрок, какой чек у вас получился в Великом Новгороде?

Зритель: Ой, больше тысячи…

Петр Кузнецов: Это вы впрок на тысячу?

Ольга Арсланова: Или это промежуточная закупка?

Зритель: Даже больше. Я заехала и купила гречки, риса, мяса.

Петр Кузнецов: Вот это на сколько дней?

Зритель: Если честно, мяса уже нет.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: А крупа как бы еще осталась.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам.

Зритель: Мы ходим за тем, что постоянно нужно. Мы ходим за хлебом, хлеб же нужен постоянно свежий. За молочкой ходим, ее же тоже впрок не купишь.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

А вот что нам пишут из других регионов. Москва: «Продукты стоят дорого. Каждый поход в магазин для себя и родителей – по 8 тысяч рублей». «Какая экономия? Впрок не закупал. В магазине волосы встали дыбом! Все крупы – по 100 рублей. Что это такое?!» Краснодарский край: «Намного больше потребляем энергии, воды, тепла, так что это невыгодно. Человек сидит дома – больше ест, так как испытывает стресс, который часто заедается или запивается спиртным».

Вот видите? Пока никто из наших зрителей, которые присылают SMS, не сэкономил. Давайте обсудим все это с нашим следующим экспертом.

Петр Кузнецов: Даже тысяча рублей. А тут о трех речь. Владимир Михайлов, экономист. Владимир Викторович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, допустим… Нет, давайте сначала разберемся. Может ли уже быть у нас сокращение внутреннего потребления? Или это не так?

Владимир Михайлов: Нет, сокращение так и так будет. Мы понимаем, что сегодня люди остались без работы. И нет четкого понимания, когда эта работа начнется. Вчера прошла информация, что Россия только через 10–14 дней подойдет к пику заболеваемости. Соответственно, была информация, что после этого из карантина мы будем выходить так же, как доходили до пика. Сегодня люди просто экономят.

Петр Кузнецов: А как это скажется на ВВП, если это будет вторая, третья, четвертая неделя?

Ольга Арсланова: И на жизни каждого в рамках этого ВВП?

Владимир Михайлов: Ну смотрите. У нас была опасность в стране – то, что люди накапливали средства, не было расходов, но на счетах в банках деньги росли. Сегодня и на счетах в банках не растут, но люди все равно экономят. Эта непонятность, неизвестность, что будет завтра или через неделю, через месяц. Конечно же, люди сегодня экономят. И те покупки, которые они традиционно и планово совершали, они сегодня их откладывают.

Конечно, это не может не сказаться на внутреннем валовом продукте. Просто магазины не будут, так сказать, продавать, не будут производить производители. Так что это однозначно будет сказываться на ВВП.

Ольга Арсланова: Владимир, смотрите. У нас нет официальной информации о росте цен. То есть говорят, что какие-то локальные перегибы, как часто бывает. Вот каждое второе сообщение у нас на SMS-портале из разных регионов – о том, что цены растут в магазинах и сетевых, и в маленьких магазинах. Что происходит, по вашим данным?

Владимир Михайлов: Ну, знаете, буквально вчера разговаривали. Имбирь и лимон – там цены даже не в десяток, а в больше раз выросли. Сегодня мы понимаем, что не только коронавирус, а это еще и рост доллара, рост курса доллара. Соответственно, если сегодня потребители… вернее, не потребители, а магазины закупают товары на доллары или на евро, то, соответственно, на эту сумму (а это минимум 20–30%), конечно же, цены будут расти. А как их остановить?

Ольга Арсланова: Владимир, смотрите, по поводу зарплат, которые все-таки пока люди получают. Как вам кажется, насколько большинству работодателей хватит?

Владимир Михайлов: Ну, нужно понимать, что сегодня зарплата будет только за март месяц, потому что многие предприятия 10-го числа выплачивают зарплату за предыдущий месяц. Мы понимаем, что предыдущий месяц был не настолько критичен.

И нужно понимать, что те секторы экономики, которые больше всего пострадали… Допустим, что такое ресторанный бизнес? Мы с вами приходим туда пообедать, позавтракать, поужинать. Мы заплатили. На эти деньги руководитель этого заведения приобрел продукты, заплатил зарплату своим работникам, заплатил за аренду, за электричество – вообще все затраты. И вдруг представьте, что это предприятие, так скажем, это заведение полностью остановилось.

Ведь сегодня у нас как большинство людей живут от получки до получки, точно так же и предприятия в основном работают без прибыли. Сказать, что у кого-то, у предприятия есть какие-то накопления и они где-то лежат в банке – нет! Возможно, и есть какая-то нераспределенная прибыль, но она же куда-то вложена. Условно, помещение приобретено. А в основном сегодня вообще все работают на кредитах. Соответственно, сегодня прихода денег в некоторые секторы экономики просто не стало.

Тот же парикмахер зарплату из чего получает? Я пришел постричься – заплатил тысячу рублей. Из тысячи рублей 300 рублей тому, кто меня постриг, а остальные…

Петр Кузнецов: И так далее, и так далее.

Владимир Михайлов: Понятно, что сегодня…

Петр Кузнецов: Спасибо вам огромное за ваш комментарий. Оказывается, меньше тратим, но больше едим. Вот об этом еще успеем поговорить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)