Кардиолог Станислав Котляров: «Переработчики» - наши главные клиенты»

Кардиолог Станислав Котляров: «Переработчики» - наши главные клиенты»
Лжебанкиры: как их вычислить по телефонному звонку? Рекомендации эксперта Дмитрия Ибрагимова
Сокращение бюджетных мест идет за счёт заочного образования. И это вполне правильно, потому что оно во многом было некачественным
Могут ли люди во власти работать честно?
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой

Телемедицина. По результатам опроса ВЦИОМ россияне оценивают состояние своего здоровья достаточно высоко. Больше половины опрошенных назвали его удовлетворительным, почти треть - отличным и только 15% не считают себя здоровыми. Примечательно, что если среди женщин недовольных самочувствием оказалось 21%, то среди мужчин таких только 8%. Действительно ли мужчины настолько здоровее? Обсуждаем с врачом-кардиологом Станиславом Столяровым.

Тамара Шорникова: «На здоровье не жалуемся?» Это не личное наше с Виталиком обращение к вам. Сотрудники ВЦИОМ справились о здоровье у населения. Больше половины назвали состояние своего здоровья удовлетворительным. Почти треть оценили на отлично. И только 15% признались: здоровыми себя не считают.

Виталий Млечин: Жалуются на самочувствие чаще всего женщины – 21% против 8% мужчин. Интересно, с чем это связано? Мы тоже будем выяснять ближайшие полчаса, естественно.

Тамара Шорникова: Мне кажется, просто стесняетесь. Или как-то не принято о своих проблемах рассказывать.

Виталий Млечин: Как-то не по-мужски жаловаться.

Тамара Шорникова: А официальная статистика, конечно, не так оптимистична. В группе риска по смертельно опасным заболеваниям больше мужчин. Каждый второй в нашей стране умирает от сердечно-сосудистых заболеваний: ишемической болезни сердца, инфаркта миокарда и сердечной недостаточности. Что с этим делать и когда нужно вообще начинать беспокоиться о своем здоровье, и как часто нужно посещать врача? Все это сейчас подробно расскажем, обсудим.

Виталий Млечин: Проконсультируемся со специалистом, с врачом-кардиологом, руководителем научно-медицинского отдела Института междисциплинарных исследований Станиславом Котляровым. Станислав, здравствуйте.

Станислав Котляров: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: До этого давай посмотрим видеоматериал. Собственно, корреспонденты у мужчин и узнали, когда те последний раз проверяли сердце. Вот, что отвечали.

Виталий Млечин: И сделаем выводы.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Да. Мне кажется, все-таки последняя фраза, конечно, самая популярная будет у нас в СМС и вообще характеризует поведение. Дорогие телезрители, звоните нам, рассказывайте, что вас беспокоит, как часто вы ходите к врачу. На все ваши вопросы в прямом эфире обязательно ответим. Мужчины так себя ведут – кто раз в 5 лет, кто, как говорится, действительно пока не прихватит. На самом деле, когда нужно начинать ходить к врачу или как часто это нужно делать?

Виталий Млечин: Или залечат?

Станислав Котляров: Да, такая проблема есть на самом деле. Могут и залечить. На самом деле достаточно оптимистичный репортаж, потому что я насчитал не меньше 5 человек, которые раз в год проходят диспансеризацию, даже на фоне общего благополучия. И как раз это один из моментов, который позволит им не только увеличить продолжительность жизни, но и качество жизни. Это немаловажный фактор. И когда мы говорим о гипертонии, то очень важный момент: гипертония, подъем артериального давления – это как раз биопсихосоциальные явления, то есть много факторов его обуславливают. И во многих странах это является эквивалентом качества жизни в стране. Потому что уже давно исследовано, что психосоциальные факторы – одни из основополагающих в развитии артериальной гипертензии.

Тамара Шорникова: Смотрите, сразу СМС упала, Москва пишет: «Знаю многих 40-летних мужчин, у которых заболевание сердца. В остальном проблем со здоровьем нет. Мужчины непьющие, работящие. Но нет работы, они не могут достойно обеспечить семью. Отсюда стресс и нервозное состояние, что влияет на сердечную деятельность».

Действительно, последние исследования сдвинули границы. Раньше в зоне риска были 45+. Сейчас какова актуальная картина?

Станислав Котляров: От 25 лет и старше. Это ужасная картина. Появляются расстройства, связанные со стресс-обусловленными или кратковременными подъемами артериального давления. Тому виной не только стрессы на работе. Эта категория еще не приступила к такой тяжелой работе. Но и нарушение режима сна как основной фактор развития стресса. Не только спать 7-8 часов, как рекомендуют ученые, но и в соответствующее время. С десяти вечера до трех часов ночи работает гиппокамп – это структура головного мозга, которая позволяет выспаться и сохранить положительные паттерны предыдущего дня.

По поводу мужчин есть отдельная статистика. Несмотря на то, что мы живем в развитом обществе и мужчины и женщины в принципе сравнялись по количеству работающих людей, в тех аспектах, которые касаются работы, связанной с легкой работой или работой средней тяжести. Есть определенные критерии оценки. А вот там, где работа тяжелая или сверхтяжелая, мужчины в 6 раз, по официальной статистике Росстата, превышают количество работающих женщин. И тяжелая работа – это не обязательно подъем шпал или какие-то такие вещи, а переработчики.

Сейчас все крупные компании (коммерческие, частные, государственные) борются именно с этим. Потому что люди в погоне за тем, чтобы заработать чуть больше денег, чтобы прокормить свою семью, перерабатывают 1.5-3 ставки. И для работодателя это наоборот убыток. Этот специалист как раз 3-4 раза в год будет уходить на больничный по гипертонии или по каким-то другим заболеваниям. Вот мы и подходим к социальным аспектам гипертонии.

Виталий Млечин: То есть действительно моральное состояние может сказаться на состоянии физическом?

Станислав Котляров: Моральное состояние находится в тройке ведущих причин артериальной гипертензии – как у мужчин, так и у женщин.

Виталий Млечин: И что делать? Не работать?

Станислав Котляров: Мы не можем нашего пациента заставить отказаться от привычного для него образа жизни, мы его можем взять, посадить, включить ему лампу, в глаза направить, сказать: «Брось, курить, пить, материться и так далее».

Виталий Млечин: А материться тоже нельзя?

Станислав Котляров: Иногда это даже полезно, я думаю, с точки зрения стресс-менеджмента.

Тамара Шорникова: Дорогие зрители, вы нам пишите. Мы еще раз напомним, что нам можно звонить точно так же в прямой эфир. Эксперт в студии. Вы можете задавать ему вопросы, рассказывать, как часто вы посещаете врача. Может быть, у вас есть свои рецепты профилактики, лечения и так далее. Что должно точно насторожить? Какие симптомы должны сказать о том, что даже если ты все предыдущие лет 10 врачей не посещал, сейчас точно пора?

Станислав Котляров: Мы видели статистику, по которой женщины жалуются в 2-3 раза чаще, чем мужчины, потому что они очень чувствительны к данным симптомам. Они, как правило, выделяют и приходят с ними к врачу. Мужчины, долгое время живя с повышенным давлением, даже если замечают это, не относят, специально отстраняются от этого, не хотят уходить с работы и так далее. И до привычных всех симптомов в виде головных болей, появления мушек (это уже момент, когда оно стабильно повысилось) можно заметить такие вещи, как при наклонах, например, появление мушек перед глазами. Человек наклонился завязать шнурки, поднялся – и у него легкое головокружение, мушки. Это предиктор, причем, на сегодняшний день очень важный. И даже сердечная недостаточность, одышка при этом ухудшается во время наклонов. Это важный кардиологический тест, который может провести каждый.

Виталий Млечин: Если это один раз произошло, уже надо бежать к врачу, или все-таки если это системно происходит?

Станислав Котляров: Это при системном повторении. Потому что один раз это может быть связано с недосыпом, с бурными выходными или, наоборот, с избытком положительных эмоций. Но если человек видит систему, видит, что это происходит, например, по будням, в основном после работы, то это как раз тот случай, когда можно предотвратить развитие уже серьезных последствий, вторичных последствий артериальной гипертонии.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем. Мужчины звонят. Сергей, Новороссийск.

Зритель: Здравствуйте. Я стараюсь к врачу не ходить. Потому что все мои родственники, которые ходили к врачам, уже на том свете. Врачи, если к нему придешь, работают еще в 3-4 платных клиниках. И продолжают платные клиники такие анализы и такие исследования, которых нет в поликлинике. А диспансеризация включает анализ крови и сейчас даже включили узи. И даже выяснить – откуда гипертония? Отправляют к кардиологу. Кардиолог ставит сердечную недостаточность IV степени. Хотя я считаю – сердце здоровое, а проблемы в почках. Уролог говорит – по моей линии ничего нету. Я начинаю пить таблетки от почек – давление падает.

Виталий Млечин: Так а как вы сами себе ставите диагноз, если врач говорит, что все в порядке? Вы обладаете какими-то медицинскими знаниями?

Зритель: Я считаю, что врач не понимает.

Виталий Млечин: А вам что позволяет делать такой вывод? У вас есть медицинское образование?

Зритель: Я уже лет 20 занимаюсь системами оздоровления. И сделал вывод даже на основании всех моих родственников. У моих родственников генетические проблемы с почками. И я думаю: у меня проблемы с почками. И я пью почечные чаи – давление падает.

Виталий Млечин: Интересное наблюдение. Можно это как-то научно объяснить? Человек рассказывает.

Станислав Котляров: Безусловно. Я добавлю небольшую ложку дегтя. Как врач я могу себе это позволить, потому что есть Всемирная организация здравоохранения, официальная статистика которой заключается в следующем, что весь объем медицинских знаний на сегодняшний день со времен Гиппократ по сегодняшнее время, включая все виды технологичной помощи и так далее, вклад в здоровье конкретно Сергея, который нам звонил, или отдельно взятого человека – это 10-15% в зависимости от развитости страны. И это то, почему на сегодняшний день слово «врач» приобретает немножко другое понятие. Врач – это не только человек, который назначает таблетки, выявляет выраженные патологии или пришивает оторванную ногу. Это личный учитель, проводник человека в мир здорового образа жизни. Потому что еще 50% его состояния зависит именно от того, как он живет – что он ест, как он питается, когда он спит. Как раз то, что мы обсуждаем здесь и в ряде научных конференций. Сейчас пациентские школы создаются.

Вот в этом большая функция врача на сегодня. И это то, почему мы сегодня переходим на понятие «превентивная медицина». Это внучка профилактической советской медицины.

Тамара Шорникова: Кстати, про здоровый образ жизни. Из Пензенской области такая тревожная СМС: «У моего мужа большой живот и всегда высокий пульс – 90 и выше. Ему 64 года. Он с успехом работает. На здоровье не жалуется. Но переживает».

Виталий Млечин: Это действительно высокий пульс.

Станислав Котляров: Это типичный кардиологический пациент. 94 – это пульс высокий как по учебнику (тахикардия), так и по последним исследованиям. Вообще устойчивый пульс в покое выше 75 – это уже не очень хорошо.

Тамара Шорникова: Может ли это быть связано действительно с какой-то полнотой? И что делать, к кому обращаться?

Станислав Котляров: Не просто может быть. Это напрямую связано. Но тут вопрос еще глубже может залегать. Его избыточная масса тела и увеличение пульса могут быть связаны с комплексными эндокринными нарушениями, включая щитовидную железу и кору надпочечников. Я бы посоветовал именно на них обратить внимание.

Виталий Млечин: Короче говоря, надо обследоваться. Если волнует…

Станислав Котляров: Да. Поэтому мы возвращаемся к тому, о чем и говорили пациенты, когда раз в год государство предоставляет возможность пройти профилактическое обследование. И даже клинического анализа крови, биохимического, ЭКГ будет достаточно, для того чтобы выявить грубую патологию. И сейчас большая задача врачей и государства – привлекать пациентов к ответственности за свое здоровье, потому что сваливать всю эту работу на врачей – этот подход устарел, он неэффективен.

Виталий Млечин: А современная наука в состоянии помочь человеку, который полный, у которого такой высокий пульс и уже возраст все-таки не юный, не 15 лет? Можно вылечить полностью такого пациента?

Станислав Котляров: Безусловно. Но «вылечить полностью» звучит, конечно, более оптимистично, чем мы можем себе это позволить. Но значительно оптимизировать его жизнь, сделать так, чтобы мы через годик-полтора встретили его на пробежке, уже не с таким лишним весом, розовощеким и активным – вполне себе может позволить.

Виталий Млечин: Вполне хороший результат.

Станислав Котляров: Конечно. Это комплекс действий. Еще раз повторю. Кардиолог – это очень хорошо. Это то, о чем говорил. Его отправляют к кардиологу. Но гипертония – это общетерапевтическая проблема. Как правило, это следствие огромного количества нарушений состояния здоровья, которые привели уже к подъему давления и другим каким-то вторичным явлениям.

Тамара Шорникова: Николай из Новосибирска. Давайте послушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте еще раз. Ситуация такая. Я себя чувствую вполне хорошо. Но проходил медкомиссию на права. Мне замерили давление. Получилось аж 180 на 110 при 120 ударах сердца.

Тамара Шорникова: Как чувствовали себя при этом?

Зритель: Замечательно. Вообще никаких патологий. Вообще не чувствую. Причем, она мне дала таблетку. Я эту таблетку съел. Но она кусочек таблетки дала. Я запил. Она говорит: «Через 15 минут зайдите, померяйте давление». Я нахожу, она меряет: «Ну, вот, уже все-таки 160 на 100». И я выхожу из поликлиники и чувствую – меня вот так болтает. То есть как бы уже ненормально себя чувствовал. Что это такое? Мне, конечно, уже не 15 лет. Мне 59. Я понимаю, что я не совсем молодой человек. Но меня еще беспокоит… Главное, у моей жены 110 на 70 давление и порядка 60-63 ударов в минуту. А у меня практически в 2 раза больше.

Тамара Шорникова: Николай, а дома следите за давлением?

Зритель: Слежу. Мне дети мои купили тонометр. Я теперь каждое утро и вечер меряю.

Тамара Шорникова: И как?

Зритель: В основном 160-170 на 100-110. Бывает 180 на 110.

Виталий Млечин: Понятно. Понимаете, я не в первый раз слышу рассказы о том, что действительно у человека сильно повышенное давление. Если пытаться его снизить, сбить, то человеку становится очень плохо. Как быть в такой ситуации? Просто жить с этим?

Станислав Котляров: Я, во-первых, прокомментирую звонок пациента, потому что он может быть достаточно важным. На месте врача я бы подумал о двух вариантах в его случае. Вариант первый, очень часто встречается – это ежесекундная стресс-обусловленная артериальная гипертензия. Ее еще называют иногда гипертонией белого халата. У врача даже у здоровых людей повышается давление…

Виталий Млечин: И пульс повышается. У меня каждый раз так.

Станислав Котляров: Да. При этом второй возможный исход – это стабильно высокое давление, которое он раньше не мерил, адаптировался к нему, поэтому чувствует себя хорошо. И с учетом подъема второй цифры, у него диастолическое очень сильное, до 110 подрастает, на его месте стоило бы проверить почечные артерии. Есть исследование (КТ) почечных артерий на их проходимость.

Тамара Шорникова: А если человек при этом себя абсолютно комфортно чувствует, нужно ли как-то медикаментозно поддерживать…

Станислав Котляров: Тем не менее, он попадает в риск по сердечно-сосудистым заболеваниям. И здесь, опять-таки, задача клиники или врача – подойти к нему персонифицированно, то есть понять, что за пациент перед ними. Сделать ему исследование, например, сосудов шеи и понять, что не стоит снижать ему давление до 130, тем самым увеличивая риск инсульта.

И, кстати говоря, то, с чего мы начали. На сколько снижать? Вот у него снизилось давление со 180 до 160. По последним данным, принятым Европейским обществом кардиологов, при гипертоническом кризе мы должны снизить ему давление не более, чем на 25%. Если мы снизим резко давление ниже, опять-таки, мы переводим этих пациентов в риск инсульта. А инсульт - это одна из основных причин смертности.

Еще один маленький момент в его случае – это реакция на таблетку в течение 15 минут. Все-таки это очень странно. Мы, конечно, не знаем, что это была за таблетка. Может быть, это был нитропрепарат. Но я не думаю.

Потому что таблетке нужно не меньше 30 минут, а, скорее, 40-45. Поэтому это говорит в пользу стресс-обусловленных состояний. Ему нужно повести дневник давления подольше дома. Утренний замер я бы порекомендовал проводить прям спросонья в кровати лежа, как только он открыл глаза. И обратить внимание на эти цифры.

Тамара Шорникова: Давайте такой блиц устроим. Потому что есть конкретные четкие вопросы в СМС. Попробуем быстро, как можно больше ответить. «Грудь давит. В поликлинику не хожу. Боюсь, залечат. Хотя не курю и не пью. 47 лет. Ульяновская область. Что может быть? К кому идти?»

Станислав Котляров: 47 лет – возраст достаточно опасный при таких жалобах. Но стоит, во-первых, обратить внимание на взаимосвязь с нагрузкой. Увеличил темп ходьбы, усилились болевые ощущения, остановился – они прошли. На присоединение одышки. Если одышка при этом есть, то незамедлительно стоит обратиться к врачу для исключения ишемической болезни сердца, ишемических явлений. Она может быть и в молодом возрасте. Например, в свое время недолеченная ангина или пневмония могла привести к подобным осложнениям.

Если же это давящее ощущение без четкой связи с физической нагрузкой, связанное с изменением позы, без ухудшения общего состояния, без одышки, то, возможно, стоит пройти скрининговое обследование в виде анализов, ЭКГ, эхо сердца, возможно, добавить, и заняться уже гимнастическими упражнениями – разминка, йогоподобные тренировки.

Тамара Шорникова: Есть СМС-ки, люди тоже пьют травы, таким образом себя лечат. У нас телезритель тоже звонил, перечислял травяной набор, который он употребляет. В принципе вроде все натурально. Но может ли это навредить и поможет ли при каких-то сердечных…

Станислав Котляров: Здесь мы должны сконцентрироваться на слове «лечат». Потому что лечение – это, как правило, контролируемый нами (врачами) процесс. Мы понимаем: 5 мг амлодипина – снижение давления на такие-то цифры. В случае с биологически активными добавками практически невозможно предсказать их эффект.

К счастью, на сегодняшний день у нас жесткая система сертификации, вывод всего этого на рынок. Поэтому мы можем рассчитывать на то, что они не вредят, кроме тех случаев, где есть индивидуальная непереносимость препарата, например.

Но если при этом говорить о лечении травами, допустим, давление в свой рацион шпината, авокадо. Я вот сейчас заходил в студию, одна из ваших сотрудниц употребляла банан. И она будет одной из самых здоровых в вашем офисе, потому что употребление двух бананов в день доставляет нужное количество серотонина (это гормон умиротворения), которое позволяет удерживать давление в нужных величинах. Поэтому нужно исходить из этого.

Еще раз. Разговор о здоровом образе жизни сегодня все более актуален на приеме у врача.

Виталий Млечин: Наше время подходит к концу. Последние годы, когда мы следим за тем, как наука стремительно шагает вперед, очень хочется задать вопрос: а мы когда-нибудь доживем до такого момента, когда будет, условно говоря, одна таблеточка, вот ее выпил – и здоров? Или такого никогда не будет, и всегда придется за собой следить, есть бананы и вести здоровый образ жизни?

Станислав Котляров: Всегда придется за собой следить. Идти по пути одной таблеточки (это важно сказать пациентам)… Сейчас есть много комбинированных препаратов, которые давление как раз могут снизить. Но мы же говорим о междисциплинарном подходе к пациенту. И когда мы снижаем давление человеку с сердечной недостаточностью, мы должны подумать и об отеках, и об ишемических изменениях. И лучше всегда это будет какой-то подобранный… а это уже зависит от профессионализма врача, от персональной оценки его данных. Допустим, мужчина после 50, который хочет вести активную жизнь, не хочет, чтобы у него были назначены препараты, снижающие его либидо, например. И это важный момент для них.

И в то же время пожилой человек, которому нужно сохранить почки в большей степени, чем думать о первом варианте. И назначить ему персонифицированную, сделанную именно под него комплексную терапию. А о здоровом образе жизни, питании, режиме сна и различных салютогенных теориях, которые на сегодняшний день ходят, мы всегда должны будем думать. Тогда мы сможем прожить 120 лет, как Вероника Игоревна Скворцова и сказал.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Будем стремиться.

Тамара Шорникова: Есть, к чему стремиться.

Виталий Млечин: Будем стремиться дожить до 120 и быть здоровыми при этом. У нас в гостях был врач-кардиолог, руководитель научно-медицинского отдела Института междисциплинарных исследований Станислав Котляров. Мы беседовали о кардиологии, о заболеваниях сердца и пришли к выводу, что главное – это здоровый образ жизни, чего всем желаем. Вернемся через пару минут.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Станислав Котляров: Всего доброго.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео