Карточки для бедных

Гости
Ярослав Нилов
председатель Комитета ГД РФ по социальной политике, труду и делам ветеранов
Василий Колташов
руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества

Иван Князев: Ну, как и анонсировали, начнем сегодняшний разговор вот с чего. Президент Владимир Путин на встрече с руководителями фракций Госдумы сказал, что считает возможным подумать над идеей введения продовольственных сертификатов. Давайте посмотрим.

Владимир Жириновский: У нас есть люди малоимущие, магазинов много, товаров завались, но дороговато, понимаете? Давайте им по твердым ценам, пусть не самого высокого качества, или отдел в большом магазине, или просто отдельный магазин, и дать сертификат. В каждом городе знают: вот тут сто человек малоимущих, здесь тысяча. Там дать им сертификат, чтобы он в месяц мог там купить необходимый набор товаров. Это делает весь мир, самая богатая страна, Америка, 40 миллионов пользуются этими сертификатами. У нас все раскачивается. Почему? – потому что в Минтруда одни единороссы сидят!

Владимир Путин: Продовольственные сертификаты мы с вами уже обсуждали, и в правительстве я поручал поговорить на эту тему. Есть и плюсы, есть и определенные проблемные вопросы, которые надо порешать. Но точно совершенно подумать над этим можно. Правда, вот на мой взгляд, сейчас это, может быть, не так актуально, как было в разгар эпидемии, но тем не менее поговорить можно.

Тамара Шорникова: Кстати, Минпромторг ранее предлагал просто давать малоимущим деньги на продукты без всяких талонов, сертификатов. О плюсах и минусах вот таких сертификатов сейчас и хотим поговорить. Разумеется, нам интересно ваше мнение. Запускаем SMS-опрос для вас: пора вводить продуктовые карточки, как вы считаете? «Да» или «нет», этот ответ отправляйте на номер 5445 и, конечно, звоните в прямой эфир прямо сейчас.

Иван Князев: Ну вот уже посыпались SMS. Из Архангельской области: «Жду талоны на питание как манну небесную. Третий год пошел, как без работы сижу», – подпись «предпенсионер». Возмущение из Московской области: «В богатейшей стране и карточки!» Из Марий Эл уже предложение: «Лучше деньгами, а то будут всякую просрочку нам давать».

В общем, будем сейчас разбираться в этой системе с нашими экспертами. Приветствуем Ярослава Нилова, председателя Комитета по социальной политике, труду и делам ветеранов Государственной Думы, фракция ЛДПР. Здравствуйте, Ярослав Евгеньевич.

Ярослав Нилов: Добрый вечер всем.

Тамара Шорникова: Да. Расскажите подробнее об инициативе. Вот смотрите, уже пришла одна из SMS такого рода: «Обещанием сыт не будешь. Есть огород есть, талон, например, дадут?» «Кем нужно быть, чтобы получить такой сертификат?» – это спрашивает телезритель из Адыгеи. Есть понимание сейчас действительно, кто такие сертификаты может получить?

Ярослав Нилов: Начнем с того, что фракция ЛДПР очень большое внимание уделяет вопросам социальной поддержки граждан. Мы настаиваем на том, чтобы была возвращена индексация пенсий работающим пенсионерам, повышение было для студентов стипендий и повышение пособий для тех, кто ухаживает за инвалидами I группы.

Что касается продовольственных сертификатов, данный законопроект был разработан фракцией ЛДПР еще в прошлом году и внесен в Государственную Думу. К сожалению, правительство нас не поддержало. Но мы уверены, что после реакции президента риторика и обсуждение может измениться. Мы предложили, учитывая то, что в регионах сегодня существуют меры социальной поддержки разного вида, это и прямые деньги, как, например, в Москве перечисляют на карту тем, кто нуждается, и организация горячих обедов тем, кто нуждается, и выдача специальных продуктовых наборов тем, кто нуждается… Мы предложили на федеральном уровне закрепить единую норму и выдавать специальные продовольственные сертификаты определенным номиналом, не менее 30% от установленного прожиточного минимума в регионе, для того чтобы обладатель этого сертификата мог его потратить так, как он считает нужным, приобретая необходимые продовольственные товары.

Иван Князев: Ярослав Евгеньевич, а 30% – это не маловато? Потому что ну сколько вот прожиточный минимум в регионах, в районе 10–11 тысяч, да?

Ярослав Нилов: Ну конечно, он везде по-разному, но согласитесь, что это лучше, чем есть. Конечно, мы за то, чтобы было больше, но давайте хотя бы с чего-то начнем. Давайте увеличим номинал до одного прожиточного минимума, мы согласны. Но возьмите пенсионера, который сегодня получает маленькую страховую пенсию и социальную доплату до уровня прожиточного минимума, тратит на жилье, тратит на лекарства, и остается у него даже меньше 30% прожиточного минимума на питание. Поэтому давайте исходить из реальной ситуации в стране, не только ориентироваться на Москву.

Кроме этого, мы полагаем, что правительство должно определить те продукты питания, которые можно приобретать по этим сертификатам. Очевидно, что это не должно быть ничего дорогостоящего, изысканного, красная икра, никакого алкоголя, никакого табака, это продукты первой необходимости: крупы, овощи, хлеб, молоко, яйца и так далее.

Далее: мы полагаем, что те магазины, те торговые объекты, которые будут участвовать в программе, они, очевидно, будут стремиться, чтобы к ним больше шло клиентов, то есть обладатели этого сертификата. Они будут предлагать разные программы лояльности, дополнительные скидки, понимая, что кроме того, что человек готов потратить номинал сертификата, еще, может быть, что-то дополнительно приобретет. Даже сам факт прихода человека с сертификатом в этот магазин уже для этого магазина выгоден.

Поэтому мы полагаем, что надо отходить от той старой системы, когда выдают продуктовые наборы, наборы товаров, которые абсолютно не нужны. Например, человек может быть вегетарианцем, не употреблять то, что в пакете продовольственном, не употреблять мясо, не употреблять рыбу, другие продукты питания исходя из того, какие особенности организма. Человек должен сам определить, когда, где и что приобрести, что он хочет, поэтому... Законопроект фракции ЛДПР крайне актуален, и спасибо президенту, что он соответствующее поручение дал, и мы очень надеемся, что какое-либо практическое продолжение нашей инициативы оно найдет.

Тамара Шорникова: Ярослав Евгеньевич, оплачивать эту инициативу кто будет?

Ярослав Нилов: Федеральный бюджет, федеральный бюджет. Это одна из мер социальной поддержки, сегодня такие меры социальной поддержки оказываются различным категориям граждан. Во время пандемии, вы помните, были приняты решения о дополнительных мерах социальной поддержки. Мы полагаем, что такие меры социальной поддержки кроме того, что помогут людям, кто нуждается, чувствовать себя более комфортно и уверенно, с одной стороны; с другой стороны, это будет и неким импульсом для развития экономики, для развития и поддержки малого и среднего бизнеса, потому как пойдет с этими сертификатами...

Иван Князев: Ну понятно, к ним люди пойдут, они смогут какую-то продукцию реализовывать.

Да, Ярослав Евгеньевич, прошу прощения, у нас люди просто в очередь уже со звонками стоят, давайте дадим им слово. Галина из Ленинградской области сейчас на связи. Здравствуйте, Галина.

Зритель: Здравствуйте. Я очень рада, что я до вас дозвонилась, Тамара и...

Иван Князев: ...Иван.

Зритель: ...ведущий. Я вполне согласна с Ярославом Ниловым, что нужно вводить действительно сертификаты для бедных, потому что пенсия маленькая. Даже ее проиндексировали, 12 500 – ну что это такое? Это просто ничто.

Иван Князев: Галина, вы сейчас какой продуктовый набор можете себе позволить? От чего вот уже отказались давным-давно, но очень хотелось бы купить, например?

Тамара Шорникова: Сколько в среднем траты на продукты у вас составляют?

Иван Князев: Ага.

Зритель: Я, например, отказалась от рыбы, очень дорогая, очень дорогая, даже та же скумбрия, просто невозможно. Треска, даже треска в Ленинградской области. Ну и, конечно, сыры, сыры тоже мне не по карману.

Иван Князев: Уж забыли, наверное, да, когда пробовали.

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Галина, ну вот все-таки в месяц, например, сколько уходит на продукты у вас?

Зритель: Ой, на продукты уходит... Ну, наверное... Вот я с мужем живу, деду 84 года, вдвоем у нас где-то тысяч 10, наверное, уходит.

Тамара Шорникова: Тысяч 10. Вы бы хотели такой сертификат получить, если бы была возможность?

Зритель: Конечно, хотела бы! Вот у меня пенсия 12 500, ну за инвалидность мне еще платят, значит, вот проиндексировали на 130 рублей, это 2 800 теперь, 2 700 было, на 130 рублей проиндексировали, это вообще смешно, на лекарства...

Иван Князев: Ну, и так получается, ну в Ленинградской области прожиточный минимум там сколько? Ну тоже, действительно, в районе 12 тысяч рублей, это примерно 4 тысячи человеку к месячному бюджету на продукты пойдет.

Зритель: Да.

Иван Князев: Спасибо, Галина, вам большое.

Ярослав Евгеньевич, вот, кстати, вопрос, телезритель наш сказал, что рыбу давно уже не может позволить себе покупать, это к вопросу о том, что все-таки войдет в продуктовый набор.

Ярослав Нилов: Да.

Иван Князев: Рыба попадет туда?

Ярослав Нилов: Но вы, наверное, слышали, что на Дальнем Востоке рыба определенной категории упала в цене, иногда ее даже выбрасывают, не в этом году, а ранее были случаи, когда предпочитают те, кто добывают этот ресурс, вообще выбрасывать, дабы не влиять негативно на рынок. Это, конечно, нонсенс. Если есть рыба, которую можно приобретать нашим гражданам ниже той стоимости, которая была год назад, необходимо создать все необходимые условия, для того чтобы хотя бы объекты социального назначения, которые закупают сегодня за бюджетный счет продовольствие, для того чтобы обеспечить питание наших граждан, имели возможность это делать. Но у нас, к сожалению, такая вот экономика, какая-то полууродливая.

Что касается набора продуктов питания, в том законопроекте, который был внесен фракцией ЛДПР, мы предложили правительству определить перечень товаров, продовольственных товаров, которые можно было бы приобрести за счет этого сертификата.

Иван Князев: Ярослав Евгеньевич...

Ярослав Нилов: Конечно, рыба должна войти, конечно, определенных сортов. Конечно, красную и черную икру...

Иван Князев: Ну понятно, что не икра, не...

Ярослав Нилов: Самый общий набор продовольственных товаров первой необходимости. Но действительно есть те, кто не едят мясо, едят рыбу, и когда говорят про недоступность той же трески или другой рыбы...

Иван Князев: Или минтая...

Ярослав Нилов: Или минтая... Иногда слышишь, что в советское время этой рыбой кошек кормили, в пищу не употребляли в отдельных регионах, а сегодня...

Иван Князев: А сейчас мы даже этого себе позволить не можем.

Ярослав Евгеньевич, смотрите, тут, знаете, просто несколько SMS хочу вам прочитать. Из Ленинградской области человек пишет: «Жириновский сказал, пусть не самого хорошего качества», – вот это беспокоит людей. И вот из Московской области пишут, что «по продуктовым карточкам будут народу продавать всякую просрочку и тому подобное». Вот за этим, наверное, тоже нужен серьезный контроль, правильно?

Ярослав Нилов: Да нет, прежде всего речь же о чем идет? Речь идет о том, что человек приходит в обычный магазин, супермаркет, который вступил в программу реализации этих сертификатов. У этого сертификата есть номинал, и гражданин приобретает все, что ему необходимо, исходя из того номинала, который указан на этом сертификате. Просроченную продукцию продавать запрещено, это нарушение закона о торговой деятельности, о защите прав потребителей, поэтому... А что касается качества, ну вы посмотрите, каким продовольствием нас сегодня пичкают. У нас, особенно если взят магазины шаговой доступности или сегмент экономкласса, там половину товаров вообще опасно в пищу употреблять, их нельзя употреблять, потому что...

Тамара Шорникова: Ну то есть это будет свободный выбор человека на конкретную сумму, а не отдельный магазин, отдельные полки в этих магазинах?

Ярослав Нилов: Да, так, как это уже реализовано в отдельных регионах, когда можно прийти в магазин, который участвует в этой программе, и свой сертификат использовать для приобретения необходимых товаров.

Тамара Шорникова: Да, телефонный звонок сейчас послушаем, но вот коротко, много вопросов знаете, на какую тему? Переживают люди, что эта мера поддержки, продуктовая карточка, она будет вкупе или вместо всех остальных?

Ярослав Нилов: До-пол-ни-тель-но. Мы предложили своим законопроектом ввести дополнительную меру поддержки тем семьям, которые отвечают критериям нуждаемости. Критерий нуждаемости сегодня устанавливается следующим образом: рассчитывается общий доход семьи и рассчитывается подушевой доход. Если он меньше двух прожиточных минимумов, то в этом случае семья считается нуждающейся и им соответствующий сертификат выдается.

Тамара Шорникова: Сможет ли такая семья потом, например, прийти еще в органы соцзащиты и попросить единовременную материальную выплату, например?

Ярослав Нилов: Это дополнительная мера соцподдержки, и в перспективе мы вообще должны думать о том, чтобы даже никто никуда не ходил, по интернету все необходимые документы заполняются, сегодня есть личный кабинет, есть другие возможности, и в электронном виде может семья получить специальный сертификат. Самое главное, чтобы там был штрихкод, и с этим штрихкодом прийти в магазин, так же как сегодня такие подарочные сертификаты выдают, например, в Москве магазины «ВкусВилл», «Перекресток» и другие. Поэтому все уже давно нормально работает, это дополнительная мера поддержки. Надо минимизировать контакты людей с чиновниками, минимизировать лишние действия и дать дополнительные меры поддержки тем гражданам, кто нуждается. Это принципиальная позиция ЛДПР.

Иван Князев: Давайте послушаем Сергея из Краснодарского края. Уважаемые друзья, звоните, рассказывайте, вот что бы вы купили на этот продовольственный сертификат.

Тамара Шорникова: Что хотели бы купить.

Иван Князев: Да, что хотели бы купить, то, чего не можете позволить сейчас, вот такая вот дополнительная возможность у вас появится.

Сергей из Краснодарского края, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Алло?

Тамара Шорникова: Да, слушаем, Сергей.

Зритель: Здравствуйте.

Значить, вот это здесь задает вопрос лидер ЛДПР всеми уважаемый Владимир Вольфович Жириновский президенту, чтобы ввести карточки малоимущим, многодетным и пенсионерам, тем, кто это... Я считаю так, значить, те пенсионеры сейчас получают прожиточный минимум, платят пенсию, я так думаю, да? Если им платят, значит, будь здоров, никаких там доплат, никаких карточек.

Второе. Значить, если работал человек и получает пенсию, не хватает ему, значит, добавить ему пенсию вместо вот этих карточек. А тот, кто не работал, пускай и живет на свою пенсию, я считаю так, понимаете? И малоимущие... Вот это вот, у меня дома рядом живут соседи, они считаются малоимущими, но пахать не хотят. Я инвалид II группы, я на четырех лазю, я ухаживаю за садом, почему-то я не малоимущий, да, я получаю... Я в 49 лет ушел на пенсию, мне сейчас 64 года, ушел на группу, ушел на группу и как-то добываю себе копейки. А вот такие вот, которые у меня соседи, много таких пресмыкающих, они работать не хотят, а хотят все получать от государства.

Тамара Шорникова: А помощь хотят получать. Да, понятно, Сергей, спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо, Сергей. «Кто не работает, тот не ест», ну точнее помощь не получает.

Тамара Шорникова: Как прокомментируете, Ярослав Евгеньевич?

Ярослав Нилов: Ну, первое: если начнут в том населенном пункте выдавать такие карточки, я убежден, что Сергей одним из первых пойдет ее получать, раз. Второе: действительно, у нас сегодня пенсии крайне низкие, с одной стороны, с другой стороны, есть возможность работать, иногда не идут работать по разным причинам, маленькая заработная плата или банальное нежелание работать на конкретном месте в ожидании чего-то более комфортного, более высокооплачиваемого, но эти ожидания могут не оправдаться.

То, что у нас есть элементы иждивенчества и некие потребительские такие нотки, – да, к сожалению, это есть с советского времени. Но то, что пенсии мизерные, нищенские, – это тоже факт. Человек сегодня может, всю жизнь отработав, получать нищенскую пенсию, потому что невозможно подтвердить стаж советского периода, утеряны документы 1990-х гг., и, выйдя на пенсию, достигнув пенсионного возраста, гражданин получает, как в народе говорят, минималку на уровне прожиточного минимума. Это не потому, что человек плохо работал или не работал, просто у него была маленькая заработная плата, и сегодня страховая система, при которой он заработал мало страховых баллов...

Иван Князев: Да, или в девяностые он работал, вынужден был работать и получать зарплату «всерую».

Ярослав Нилов: Или получал зарплату в конверте, да. Сегодня мы видим и слышим много отголосков вот этого переходного периода, что бьет по абсолютно законопослушным гражданам, которые вынуждены сегодня получать мизерную пенсию, и, даже продолжая работать, им пенсию, к сожалению, не индексируют. ЛДПР настаивает на возврате индексации пенсий работающим пенсионерам. Даже когда пересчитывают 1 августа, и то неполноценно пересчитывают...

Тамара Шорникова: Да, надеемся, что у вас получится настоять на своем. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Ярослав Нилов: Да, ЛДПР будет биться за это. Всего доброго!

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Председатель Комитета по...

Иван Князев: ...социальной политике, труду и делам ветеранов Государственной Думы, с нами был на связи.

Вот что пишут телезрители. Нижегородская область: «У меня пенсия 16 тысяч, у жены 13 тысяч, нам уже вроде как никаких льгот не положено, а карточки, я так понимаю, помогут». Из Воронежской области: «Пора вводить продуктовые карточки, у кого пенсия, как у меня, 11 200». «Деньги надо давать на питание пенсионерам и бедным». Из Московской области вот какое мнение: «Деньгами возьму, карточки нет», – не хотят.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем еще телефонный звонок. Ольга, Ставропольский край, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Пальшина Ольга, я звоню вам со Ставропольского края, село Соломенское, Степновский район.

До вот этой всей эпидемии я работала, я ездила, сиделкой работала. После эпидемии я вообще осталась без работы, вообще без средств даже к существованию осталась. Я бы рада была даже карточке на крупы, не то что... Я о мясе, о рыбе, о сыре вообще молчу, хотя бы крупы. На биржу не ставят, только один раз поставили, когда президент сказал, выплатили чуть-чуть и все. Я просила работу любую, любую работу, даже туалет убирать, сторожить что, – работы нет, работы нет. Даже 850 рублей с биржи не платят.

Это вот хорошо у меня соседи и муж есть. У мужа только работа, вот сезон только начался, мы кое-как, еле-еле. Вот у нас сейчас такие высокие за «коммуналку» долги, мы еле-еле вообще выживаем. И я не могу встать как малоимущая, потому что я ни на бирже стою, нигде, а все только требуют, за свет заплати, за газ заплати. У нас даже на еду денег вообще нет, кое-как живем.

Иван Князев: Да, Ольга, спасибо вам за ваши эмоции, за вашу историю. Ну вот видите, теперь уже президент поручил доработать эту инициативу, сказал, что нужно подумать и сделать, значит, наверное, уже будет реализовано, как вот в том случае, когда в пандемию точно так же выдавали деньги, которые вам помогали.

Иван Князев: Ну, как минимум быстрее решаются вопросы, да, после интереса с такой высоты.

Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества, поговорим, что он думает на этот счет. Василий Георгиевич?

Иван Князев: Здравствуйте.

Василий Колташов: Здравствуйте.

Иван Князев: Василий Георгиевич, тут смотрите, какой момент. Некоторые эксперты говорят, что могут возникать различные сложности вот с этими продуктовыми карточками. Какие вы видите плюсы, минусы во всем этом?

Василий Колташов: Во-первых, я считаю, что, конечно, система таких карточек может работать и может многим людям оказать немалую помощь в их жизни, тем более что 2020 год был просто очень тяжелым, таким кризисным, негативное влияние этого года, да и вообще всего последнего десятилетия, оно сохраняется, и бедность у нас очень велика. Но есть здесь и некоторые проблемы, связанные с продуктовыми карточками, на них нужно сразу обратить внимание, чтобы их учесть в процессе применения каких-то вот таких вот социальных изменений, таких методов.

Первая проблема. Если мы говорим о работающих гражданах, то они получат такую вот поддержку, они малоимущие, а заработная плата у них невысокая, они оформлены на 12 тысяч рублей, а может быть, и на 8 тысяч рублей. И для работодателя, привыкшего платить очень мало, эта продовольственная карточка стимул платить меньше, работодатель может сказать: «Ну что, тебе государство же добавляет несколько тысяч в месяц на продукты питания, но я же не благотворительная организация, это вот там вот государство благотворительная организация, а я нет, поэтому я тебе будут платить на эту же сумму меньше».

Иван Князев: А как работодатель узнает о том, что человек получает вот эти продуктовые сертификаты?

Василий Колташов: Я думаю, что речь идет не о конкретном человеке, а о целом слое, о целых слоях, поэтому для работодателей это может оказаться не тайной, то, что он платит мало, то, что люди являются малообеспеченными. То есть если у нас появится достаточно значительный класс людей, которые получают возможность часть продуктов приобретать по таким карточкам, то для работодателей в регионах, там, где зарплата очень низкая, это может быть такая как бы возможность еще и сэкономить.

Я понимаю весь безграничный цинизм такого подхода, вот что вот так вот, и так людям мало платят и сделать, платить еще меньше. Но, к сожалению, бизнес очень часто действует по такой логике. Например, в ресторанах, мы знаем, если чаевые входят в большую национальную привычку, как это происходит в Соединенных Штатах, например, произошло, то через некоторое время людей просто переводят на вот этот вот подножный корм и говорят: «Ребят, ну вы же чаевые получаете, зачем я вам еще зарплату буду платить?» Вот как бы такие изменения...

Иван Князев: Ну да, мысль понятна, может на зарплатах отразиться, особенно тех, кто немного получает.

Тамара Шорникова: Да. Давайте вместе еще один телефонный звонок послушаем. Наталья, Екатеринбург, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот хочу как раз насчет этих продуктовых карточек. Вообще это ну просто безобразие. Я вот сейчас слушаю, что вы говорите... Вот у меня тоже пенсия 10 тысяч сейчас, 10 100, наверное, 10 200 вот с этими со всеми перерасчетами, инвалид II группы. Я не ем вот те продукты, которые вы предлагаете по карточкам, яйца... Я уже давно вегетарианка, уже 10 лет вегетарианка, и потом, у меня целиакия, мне нельзя вот эти вот крупы. И что я должна делать с этой карточкой?

Тамара Шорникова: Наталья, давайте сейчас немного уточним: предлагают карточку с номиналом денежным, на эту сумму вы можете купить то, что подходит лично вам. Такая версия вас устроит?

Иван Князев: Да, очень много просто вопросов и непонимания по этому поводу.

Зритель: Ну что я, картошки куплю, если она будет на 4 тысячи, картошки я куплю, если я ем эту картошку?

Тамара Шорникова: Ну, вы же, наверное, не только картошку едите.

Зритель: Ну, в основном картошку с подсолнечным маслом, все. Ну это же вообще, это просто вот безобразие какое-то. Почему люди не могут выбирать те продукты, которые они едят?

Иван Князев: Подождите, Наталья, а сколько же вам тогда денег нужно и какие продукты вы едите, что вот... ? Просто уточнить хочется.

Зритель: Вот вы понимаете, вот у меня целиакия, и вот хлеб стоит 280 граммов булочка 200 рублей, и вот это я по большим праздникам себе покупаю, вот этот хлеб.

Тамара Шорникова: Ну вот будет дополнительная возможность купить такой хлеб.

Зритель: Безглютеновый хлеб. А такой хлеб не будут продавать в этих магазинах, это я знаю точно.

Тамара Шорникова: Понятно... Да, поняли ваш скепсис.

Зритель: Потому что это индивидуальные магазины. Ну это вообще, я вот даже не знаю, с таким цинизмом прямо вот все отношение. Почему к людям-то? Ведь есть же индивидуальные какие-то программы, почему нельзя сделать действительно деньгами? Это вот все просто вообще какое-то надувательство идет. И вот я вот сейчас слушаю, у меня даже не то что эмоции, я не знаю... Почему мы не можем выбрать то, что нам можно есть, а не то, что вот это вот будут нам давать по дешевке?

Иван Князев: Да, Наталья, мы вас поняли, спасибо. Действительно, вариантов много предлагают, ну вот как можно параллельно такие вот меры вводить.

Кстати, Василий Георгиевич, тут вот нам еще телезритель на почту редакции прислал письмо и говорит о том, что, может быть, необязательно вот эти вот карточки, сертификаты, а целые магазины открывать, вот как раньше были магазины «Ветеран» государственные, где будут вот отовариваться люди, которые должны это делать?

Василий Колташов: Ну, опять же там не будут присутствовать все продукты, которые нужны людям с разными заболеваниями, с разными особенностями культурными, не все смогут попасть в эти магазины. На самом деле замечание нашей зрительницы во многом правильно, почему, собственно, не дать деньгами. Мне кажется, что было бы разумно пенсионерам, хотя бы пенсионерам, именно пенсионерам сделать налоговый возврат, то есть повысить все пенсии примерно на 3 тысячи рублей, вернув людям НДС. То есть они платят НДС при покрытии счетов за ЖКХ, за свое жилье, они продукты питания покупают, какие-то еще вещи, то есть там 10–20% заложено.

То есть примерно 3 тысячи рублей, вот это вот налогами должно у них уходить в месяц. Почему бы вот эту стандартную сумму не вернуть всем пенсионерам, соответственно повысив их уровень достатка и таким образом позволив им избежать каких-то вот этих карточек, а понимать, что государство им возвращает еще и налог, который они платят при покупках, что это их особое положение в государстве, потому что они не зарабатывают сейчас, они находятся на пенсии, то есть они вот здесь, в отношении их это совершенно справедливо?

Наконец, если говорить о другой массе граждан, то правильно, мне кажется, было бы ввести необлагаемый налогами минимум доходов и начать потихоньку людям вот эти 13%, которые сейчас они с зарплаты отдают, наоборот, к этой зарплате прибавлять. Ну, отдает работодатель, конечно, за них, потому что он через бухгалтерию все это делает, но эти люди, чтобы они получили эти деньги и не было необходимости им обращаться к специальной системе карточек, для того чтобы что-то приобрести, а уже эти карточки оставить для тех, кто находится за рамками вот такого рода решений. Вот, мне кажется, какие меры необходимости, чтобы в первую очередь людям вернулись их собственные деньги, которые сейчас так или иначе уходят в распоряжение государства.

Иван Князев: Но ведь смотрите, карточки есть и во многих странах, у которых прекрасная экономика, в той же Америке они существуют, никто там особенно не ругается по этому поводу, что они там дожили до карточек...

Василий Колташов: Черный рынок этих карточек существует в Америке, там вот как раз люди в начале месяца обменивают на наличные деньги эти карточки. Кто-то приобретает на них что-то, кто-то там, значит, распределяет эти продукты. То есть это целое поле деятельности для мафии, в Соединенных Штатах это серьезная проблема не первый год, поэтому, мне кажется, это тоже нужно учесть, что здесь моментально появится вот это вот поле, потому что алкоголики какие-нибудь скажут: «Слушайте, ну зачем нам этот вот хлеб, крупа какая-то, картошка, мясо, овощи? Нам бы вот спиртное, а спиртное не продадут».

Иван Князев: Интересно.

Тамара Шорникова: Вы знаете, это сейчас как во многих регионах висят плакаты и объявления в определенных местах «Обналичим маткапитал», здесь появится что-то такое, такие же предложения интересующимся гражданам в интернете, да?

Василий Колташов: «За 15% обналичим вашу продуктовую карточку, получите живыми деньгами». К сожалению...

Иван Князев: Да...

Тамара Шорникова: Вот все-таки время такое, да, еще не ввели инициативу, уже думаем, как обойти систему.

Иван Князев: Спасибо вам, Василий Георгиевич. Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института Нового общества. Действительно, многие моменты надо будет учесть.

Что пишут наши телезрители? «Надо карточки и на лекарства вводить еще». Из Московской области: «А может, еще «коммуналку» отменить тогда?» Из Курганской области: «Пусть добавляют пенсию и не морочат людям голову», – пишет наш зритель. Из Башкортостана: «Нас в деревнях за бедных опять считать не будут, мол, своя картошка есть, значит, и так все хорошо». И итоги опроса подведем.

Тамара Шорникова: «Пора ли вводить продуктовые карточки?» – 58% наших телезрителей ответили «да», пора, 42% считают, что нет.

Иван Князев: Разделилось мнение, да.

Друзья, буквально через несколько минут после небольшого перерыва мы поговорим о лекарствах, об их доступности, о тех людях и местах, где они живут, где нет аптек и лекарства получить очень сложно. Если вы среди таких людей, звоните нам в прямой эфир.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как будет работать программа продовольственных сертификатов? Кому достанутся продуктовые карточки?