Карточки для настоящих бедняков

Карточки для настоящих бедняков | Программа: ОТРажение | ОТР

Как выявить тех, кто действительно нуждается в продовольственных сертификатах

2021-03-12T11:49:00+03:00
Карточки для настоящих бедняков
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ

Петр Кузнецов: И снова продуктовые карточки. О них не забыли, от них не отказываются. Более того, правительство поручило Минфину оценить программу потребительских сертификатов.

Марина Калинина: Что это такое? Программа предполагает, что граждане смогут получить фиксированную сумму на банковскую карту и тратить ее только на продукты. Если все получится, прирост ВВП превысит размер затраченных на административные программы денег более чем в 1,5 раза.

Петр Кузнецов: Но вопрос второй, к которому еще не приступали: как посчитать всех нуждающихся, реально нуждающихся? Ведь у нас много лжебедных, предупреждает уже Министерство труда. И предлагает ограничить детские выплаты тем семьям, которые имеют формально низкие доходы, но при этом располагают существенным имуществом. Разберемся с этим с Иваном Родионовым. Он профессор департамента финансов Высшей школы экономики. Здравствуйте, Иван Иванович.

Иван Родионов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Слышите нас? Мы вас не очень.

Марина Калинина: Да. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Давайте еще разок.

Марина Калинина: Вот, прекрасно.

Петр Кузнецов: Иван Иванович, предлагаю начать с того, как у нас посчитать реально малоимущих, раз им собираются раздавать карточки. Действительно, это проблема. Понятно, мы давно уже обсуждали: на рубль больше получаешь – ты уже не малоимущий, да? А тут – получаешь, как малоимущий, а у тебя, оказывается, имущества полно. Вот Министерство труда обратило на это внимание. Возможно ли дать все тем, кто действительно в этом нуждается?

Марина Калинина: Адекватно посчитать таких людей, да.

Иван Родионов: На самом деле нам правительство доказало уже, что это уже есть. Почему? Потому что, вы знаете, у нас программа цифровизации, у нас премьер-министр знатный цифровизатор, пришедший из Налоговой службы, нам все время рассказывают, что будут учитывать не только наши расходы и доходы. С этой точки зрения очевидно, что все эти данные где-то есть. Вот. У нас есть мощная социальная служба, которая должна этим заниматься и учитывать опять текущее состояние доходов и расходов семьи. В этом в условиях цифровизации нет ничего сложного. Но либо первое как бы неправда, т. е. нет цифровизации на самом деле, либо службы социальные просто работают плохо.

Отрадно на самом деле, что речь идет, вот как я сейчас услышал, не о карточках, а о перечислении специальных денег на социальные карты. Потому что карточки, конечно, на тридцатом году капитализма вводить не хотелось бы. И вспомните, опять, вот перед падением социализма за три года как раз тоже появились карточки. И это такая как бы…

Петр Кузнецов: Да, просто народ когда слышит «продуктовые карточки», у него сразу ассоциация возникает, что это не показатель помощи какой-то реальной, они не воспринимают это, а как индикатор бедности. Что вот опять довели страну до того, что будут раздавать карточки.

Марина Калинина: Но некоторые даже считают, что это какой-то такой вид унижения, что это унизительно, когда тебе дают эти карточки и по этим карточкам ты идешь берешь продукты.

Петр Кузнецов: Да, показатель кризиса, посткризиса.

Иван Родионов: Ну, это вот все как бы очевидно. Мы говорили об этом не один раз. Это проблемы как бы всегда адресной так называемой поддержки. Вот получили поддержку люди, которые как бы имеют детей, и тут же на них смотрят – а у них, оказывается, автомобиль есть. Но ведь, опять, нам президент всегда говорил, что не надо заглядывать в карманы друг другу. Когда ему говорят: а почему, там, у директора, например, Газпрома огромная зарплата, – он говорит: ну, не будем мы заглядывать в карман. Ведь никто не спрашивает, почему, например, платят директору Газпрома большую зарплату, а машина, наверное, у него есть. Вот. Это нехороший на самом деле социальный такой подход. И он намекает на то, что речь не идет о том, чтобы помочь, а речь идет о том, чтобы сократить помощь. Потому что неизбежно в этом случае как бы эти выплаты сократятся. При этом опять прямой зависимости между тем, что сократятся выплаты недостаточно бедным, – из этого не следует, что совсем бедные получат больше.

Петр Кузнецов: Это разве не вредно с экономической точки зрения – вот так вот взять и раздать еду, по сути? Не вредно для экономики?

Иван Родионов: Вы знаете, нет, это не вредно. Почему? Потому что еду эту надо производить, эти деньги уйдут в экономику, ничего страшного не произойдет. Опять, обратите внимание, что с 2016 года мы уже находимся в положении, когда импорт многих товаров (тот же самый хамон, пармезан и прочие) закрыт. А это ведет к тому, что отечественный производитель в условиях отсутствия конкуренции повышает постоянно цену. И вы знаете, что проверено вот этими двумя процессами – карточек и, скажем, контроля за уровнем богатства, – все время обсуждается вопрос о ценах. Вот теперь их будут мониторить. Просто интересно, а что делало Минэкономики до этого? Оно как бы этим не было озабочено совсем, по-видимому? Наверное, чем-то другим, более важным, занималось?

И вот это опять говорит о том, что не ставится задача повысить благосостояние, повысить реальные доходы. А речь идет о том, чтобы в рамках отпущенных опять наших, в смешном по размеру, бюджетных средств, – как-то перераспределить. Но вы знаете: перераспределение не прибавляет, оно только убавляет.

Марина Калинина: А как рассчитать правильно сумму, которую будут класть на эти карточки на продукты? Вот как она будет вообще рассчитываться?

Иван Родионов: Ой, это вообще такие проблемы, о которых пока никто не говорит. Но я уверен, что сделают это максимально плохо и максимально по-дурацки. Почему? Потому что уже есть опыт, опять. Вот смотрите. В прошлом году в пандемию в Москве пенсионерам старше 65 (вот я, например) были предложены так называемые продовольственные какие-то заказы.

Марина Калинина: Так…

Иван Родионов: Бесплатные.

Марина Калинина: А что было в этих заказах?

Иван Родионов: …у меня нет, у меня умерла жена давно, я абсолютно, у меня нет детей. Вот вы думаете, меня нашла социальная служба? Нет. Вот вам пример. Опять, пример. И это самый простой пример. А наверняка деньги были отпущены на всех, и куда они делись, это вот большой-большой вопрос.

Петр Кузнецов: Ага. Тут еще наших телезрителей вот что беспокоит. Одни пишут, что будут некачественные товары. А другие намекают на то, что это будет узкий круг каких-то отечественных производителей. Имеется в виду, что не во всех торговых точках ты этой картой можешь воспользоваться, этим продуктовым сертификатом, а там, где это нужно кому-то.

Иван Родионов: Вы знаете, это вообще мечта для любого бизнеса: когда есть госзакупки. Вот обратите внимание, что у нас в 2006-2007 году резко начали расти цены на лекарства. Почему? Потому что появилась мощная программа госзакупок. Госзакупки никогда не считают, понимаете? И за взятки всегда можно включиться в эту систему и соответственно получить гарантированный высокий доход. Ну конечно, бизнес этим воспользуется. Конечно, это будут плохие товары. И, конечно, эти товары, деньги за эти товары пойдут в руки тех, кому это нужно. Не будет там никакой конкуренции. Не будет реальных, например, тендеров на то, кто поставит дешевле или лучше. Мы просто воссоздадим опять то же самое, что мы делали с лекарствами.

Петр Кузнецов: Понятно. А то вот, я просто к тому, что Минпромторг, по-моему, чуть ли не о росте производства заговорил. Послушаем телезрителей.

Марина Калинина: Нина с нами на связи. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Уважаемые ведущие, я очень давно звонила к вам. Не знаю даже, сколько уже времени. Наконец-то…

Петр Кузнецов: Важно, что вы уже с нами, да, в итоге.

Зритель: …слава богу, я до вас дозвонилася. Я передачу смотрю почти каждый день. Я пенсионерка, мне 68 лет. И вот по поводу этих карточек. Это просто унижение людей будет. Если положена, там, какая-то сумма, хоть маленькая, да лучше пусть ее прибавят к пенсии. Человек пойдет и возьмет по своему состоянию здоровья что-то покушать, хоть 100 грамм. А это – просто унижение со стороны тех, вот я беспокоюсь за это…

Петр Кузнецов: Послушайте, но карточная система не только у нас, она для наименее защищенных слоев есть в Америке, например…

Зритель: …то картошка и так нехорошего качества. Другой раз возьмешь – и выбрасываешь. Ну, это разве порядочно? Все знают наши координаты, кто это есть где…

Марина Калинина: Спасибо. Спасибо. Иван Иванович, прокомментируйте этот звонок, пожалуйста.

Иван Родионов: Ну, это действительно правда. Именно так и бывает. На самом деле лишить человека права, опять-таки, самому распоряжаться своими деньгами – это на самом деле нечестно и непорядочно. Почему? Потому что это по сути дела означает, что опять будут помогать не всем; эти критерии опять непонятны; потом выяснится, что какая-то часть тех, кому помощь оказывается, она не нуждается в этой помощи. На самом деле это опять отказ от того, что уровень жизни должен повышаться у всех. Все имеют право на хорошую жизнь. Не только бедняки. Бедняки часто бывают бедными не по причине, там, лености или какой-то, или неправильного образа жизни, а по причине совершенно как бы такой вот абстрактной и не связанной опять же с тем же… Мы знаем бомжей, мы знаем опустившихся людей. Ну, что, опять, на остальных-то наплевать?

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Комментарий Ивана Родионова.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как выявить тех, кто действительно нуждается в продовольственных сертификатах