Карточки на продукты возвращаются

Карточки на продукты возвращаются | Программы | ОТР

Почему это лучше, чем регулирование цен?

2020-04-16T19:03:00+03:00
Карточки на продукты возвращаются
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Юшин
руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Константин Чуриков: Но я почему интересуюсь? Потому что, с одной стороны, в Госдуме, кстати, премьер тоже поддержал инициативу контролировать рост цен на продукты. Потому что есть информация о том, что продукты дорожают. С другой стороны, бизнес-сообщество подписало письмо в правительство – просят не регулировать цены, боятся, что будет из-за этого дефицит, возникнет сбой поставок, предлагают ввести продуктовые карточки. Но не в том смысле, в каком это было у нас в конце 80-х, а именно раздать бедным людям некие сертификаты, которые могут быть отоварены…

Оксана Галькевич: В Минпромторг пришло такое письмо на самом деле от предпринимателей. Там очень многие его подписали. Друзья, но мы хотим знать ваше мнение, что вы по этому поводу думаете. Давайте прямо сейчас запустим наш опрос. Как вы считаете: ввести госрегулирование цен на продукты? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на наш СМС-портал, 5445 короткий бесплатный номер понятный. И ваши комментарии по теме, естественно, тоже принимаются, и звонки в прямой эфир тоже.

Константин Чуриков: А у нас сейчас на связи по Скайпу Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Алексей Львович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Алексей Львович.

Алексей Коренев: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Алексей Львович, все мы помним, действительно, те времена, когда регулировались цены. Мы помним, какие возникали проблемы. Скажите, пожалуйста, госрегулирование цен, такое жесткое, внимательное, в какой степени оно опасно, в какой степени оно, может быть, нужно? Как вы считаете?

Алексей Коренев: Если это будет тотальное регулирование цен, мы вернемся в ситуации, какие были в 80-е годы, когда на полках магазинов была морская капуста и ничего более. Поэтому бизнес-сообщество, которое переживает за дефицит в случае введения тотального регулирования цен, оно право. Потому что в любом случае, как только начнут устанавливаться цены сверху, так или иначе у кого-то возникнет соблазн продукт придержать, кто-то начнет скупать больше, чем ему нужно. Т. е. это, в общем, будет возврат к социализму. Мы это проходили. Эта система не работает. А вот система введения продуктовых талонов для нуждающихся слоев населения – совершенно не новая вещь, хорошо опробованная. В США она действует с 39-го года и прекрасно себя зарекомендовала. Мало кто знает, что, несмотря на то, что США самая богатая страна в мире, миллионы американцев пользуются продуктовыми талонами. Но, правда, с 2008 года они уже талонами не называются, их заменили на дебетовые карточки пластиковые, но суть от этого не меняется. И принцип достаточно простой…

Оксана Галькевич: Алексей Львович, но вы знаете, это зарекомендовало себя в Америке, и, может быть, не только в Америке, и в других странах, прекрасно, но вводилось, наверное, все-таки в других обстоятельствах. Может быть, в более спокойной экономической ситуации? Или там тоже в 61-м году (как вы сказали, 61-й год, если я правильно услышала) был какой-то мировой кризис? Нет, кажется. А дело в том, что сейчас цены растут для всех. Доходы теряют все люди. Поэтому получается, что мы берем только одну какую-то категорию под государственное крыло с этими карточками, а все остальные просто продолжают тоже стремительно беднеть. Это вот один из аргументов наших зрителей, кстати.

Алексей Коренев: Я по датам уточню. Программа была введена в 39-м году, когда в США все было не очень хорошо. Потом в 43-м ее приостановили. А с 61-го года возобновили и уже не прекращали. Что касается того, что она направлена на наиболее незащищенные слои населения, – ну, вы знаете, в общем-то богатые в помощи особо не нуждаются. Да и средний класс, который тоже теряет в доходах, действительно теряет же средний класс в доходах, он в любом случае не потеряет в доходах настолько, чтобы, ну, не то что голодать – экономить на продуктах, понимаете?

Оксана Галькевич: Вы думаете?

Константин Чуриков: Но это настоящий средний класс вы имеете в виду. А не то, что у нас, не те, кого у нас считают средним классом.

Алексей Коренев: Да, не то, что у нас обозначено было средним классом в 18 тыс. руб., конечно. Это было, на мой взгляд, может быть, шутка со стороны президента. Не знаю уж, как оценивать. Но понятно, что средний класс это не 18 тыс. руб. Тем не менее, все затягивают пояса по-разному. Кому-то придется отказаться от собственной яхты, а у кого-то не хватает денег даже на оплату ЖКХ и медикаменты. Ведь если посмотреть на ту же самую уже хорошо зарекомендовавшую себя американскую систему, там все сделано достаточно разумно. Те, кто получает пособие и тратит его на еду, получают право еще на 50%-ную субсидию на покупку еды же. Т. е. еще 50% к тому, что они получают в виду пособия. И огромное количество американцев, до 5 млн. доходили периоды, когда в год получают продукты по талонам, но тем не менее, кто активно ими пользуется. И в общем-то, да, с точки зрения как бы социального статуса это, может быть, не очень приятно – то, что ты питаешься на талоны, – но если вопрос стоит «выживать или не выживать», то хотя бы так.

Константин Чуриков: Да. Алексей Львович, как вы считаете, справедлива ли ситуация, когда производитель вырастил, произвел, не знаю, картошку, огурцы, помидоры, получил вот с гулькин нос за свой товар, а основную маржу получили перекупщики и ритейлеры? Вот здесь, в этой цепочке, можно что-то подкрутить так, чтобы оно было посправедливее?

Алексей Коренев: Да можно. У нас уж очень немножечко… очень немножечко, простите… коряво устроена экономическая система. Поэтому действительно между теми, кто производит, и теми, кто потребляет, огромный разрыв, который, скажем так, не имеет нормальной рыночной составляющей, конкурентной составляющей, которая позволила бы формировать цены на реальном соотношении спроса и предложения. Именно высококонкурентная среда, прозрачная конкуренция не позволит появляться перекупщикам, посредникам и т. д. Потому что они будут вытеснены нормальными цепочками взаимоотношений, контрагентских взаимоотношений, между полем и прилавком. Вот если рассматривать нормальную развитую экономику, то там, действительно, лишних посредников нет. Только те, кто действительно занимаются логистикой, т. е. доставкой, хранением, обработкой, переработкой товаров. Те, кто получает свои деньги действительно за выполненный труд, производит добавленную стоимость, можно так сказать. И естественно, никакого неоправданного скачка цен на этом этапе там не бывает. А у нас же, к сожалению, эта система выстроена довольно криво.

Константин Чуриков: Да. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Алексей Львович Коренев был у нас на связи, аналитик группы компаний «ФИНАМ». Спасибо. И сразу звонок давай дадим, из Волгограда Юрий дожидается уже довольно долго. Юрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел сказать: если введут карточки, то народ, надо и не надо, будет эти продукты скупать, складывать и все такое. А вот с перекупщиками – да, это надо бороться. Потому что вот только стоило, сразу цена прыгнула. Лимоны 300, имбирь 1,5 тыс. Моментально. Вы знаете наших людей. А карточки ни к чему хорошему не приведут. Сейчас народ начнет все скупать по карточкам, надо, не надо. И продукты действительно могут пропасть, потом не смогут их купить тому, кому надо.

Константин Чуриков: Лимоны по 300, Юрий, вам еще повезло с лимонами по 300. Ленинградская область нам пишет, что у них 500 руб. Ярославль: «Если либералы за карточки, значит, вводить их не нужно».

Оксана Галькевич: Москва тоже по 500 руб.

Константин Чуриков: Яков пишет: «Даешь социализм и родную советскую власть!» Кострома пишет: «Надо ввести не регулирование цен, а регулирование зарплат у депутатов».

Оксана Галькевич: Ну хорошо, давайте еще одного эксперта подключим… А, нет, мы сейчас посмотрим небольшой опрос из разных городов, наши корреспонденты провели, как раз на эту же тему спрашивали: нужны ли продовольственные карточки? Там у нас Владивосток, Белгород и Рязань.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: А я не только за ответами следил, я следил за тем, кто в маске, а кто нет. Но, кстати, все больше и больше масочных людей.

Оксана Галькевич: Надо сказать, что людей практически всех писали у продуктовых магазинов в основном. Не где-то там, не прогуливающихся праздно по городу.

Константин Чуриков: Там в любом случае маски лучше носить.

Оксана Галькевич: Да. Я к тому, что режима самоизоляции они не нарушают, они выходят по потребности, по необходимости – в магазин за продуктами. У нас на связи еще один эксперт, друзья. Глава Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. Сергей Евгеньевич, здравствуйте.

Сергей Юшин: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Сергей Евгеньевич, я правильно понимаю, что вы, собственно, один из инициаторов этого обращения по введению продуктовых карточек, да? Тогда уж аргументируйте широко на нашу аудиторию.

Сергей Юшин: Во-первых, продуктовые карточки – даже слова такого нет в обращении. Это журналистам так удобно называть. Потому что сразу все начинают вспоминать советское прошлое. А речь идет о системе…

Константин Чуриков: А как вы это называете?

Сергей Юшин: Это называется «адресная продовольственная поддержка». И она заключается в том, что граждане, которые испытывают серьезные материальные трудности и недостаточно получают элементарных калорий (речь не о деликатесах, а о калориях), то им, безусловно, государство, и это было бы справедливо, особенно когда цены растут по разным причинам, должно выделять средства дополнительные на электронные, предположим, карты, по которым они могут купить только ограниченный круг продуктов. Самых элементарных. Простые консервы, дешевую колбасу, простые виды мяса, ту же самую молочку не элитную. И это небольшие суммы. В обычной ситуации, не сегодняшней, мы предлагали еще несколько лет назад, и такая программа разрабатывалась по поручению правительства Минпромторгом, чтобы по тысяче рублей каждый малоимущий получал на продукты в течение месяца. Это 240 млрд. примерно в год. Сейчас, конечно, нужно больше. Потому что люди, как правильно одна из женщин сказала, они потеряли любой доход, и им просто, может быть, завтра грозит голод. Теперь, это нормальная система, когда мы не следим, насколько хлеб вырос: на 2 рубля, на 3, и бегают прокуратура, ФАС и мешают работать. А когда богатые, состоятельные люди покупают эту продукцию по рыночным ценам, а мы помогаем адресно тем, кто действительно в этом нуждается.

Константин Чуриков: Сергей Евгеньевич, ваша идея понятна, ясна и благородна. У меня только вот вопрос именно в деталях исполнения этой инициативы. Потому что вы говорите, что правительство должно подумать о тех, кому не хватает калорий. Но, мысля логически: у нас государство даже не знает, какая на самом деле, часто чиновник не знает, какая на самом деле реальная зарплата на земле. Откуда ж они будут знать, что там у людей с потреблениями калорий в том или ином объеме, понимаете.

Сергей Юшин: Я думаю, что касается доходов, особенно малообеспеченных, информации вполне достаточно. И в социальных службах, и в Минтруда, и в других ведомствах. Даже в Федеральной налоговой службе. Здесь я вообще не вижу очень большой проблемы. Действительно, это не задачка на раз-два-три – вычислить тех, кто, например, не имеет официальные доходы, но на самом деле является состоятельным гражданином, ну, потому, что ему досталось наследство. Но эту работу нужно сделать ради тех 20 млн. по крайней мере, кто недоедает. Америка – богатая страна, у которой ВВП $22 трлн., и 40 млн. человек пользуются этой программой уже десятилетия. И Америка открыто пишет, будучи богатой страной, что они борются с голодом. Что же мы-то стесняемся?

Оксана Галькевич: Сергей Евгеньевич, так вот вопрос как раз в том…

Сергей Юшин: Потому что когда мы хотим сделать…

Оксана Галькевич: …чего мы стесняемся, когда мы стесняемся этого уже достаточно давно. С 2015 года. Сегодня в дневном блоке мы обсуждали тоже эту тему. Стоит, поднимается вопрос постоянно о введении адресной продовольственной поддержки для населения, как вы сказали. Сначала отодвигалось на 16-й год, потом на 18-й. Прожили уже и 19-й год, и вот 20-й такой необычный год. А что все эти годы-то мешало в продвижении этой программы, этих предложений? Что-то же мешало?

Сергей Юшин: Мне кажется, что и депутатский корпус, и правительство недооценивают и справедливости данной программы. Когда не все дешево покупают, включая банкиров, девелоперов и т. д., а именно те, кто нуждается. И второе – но нам всегда жалко деньги на такие вещи. 240 млрд. это большая сумма. Но в масштабах страны – там же есть еще кумулятивный эффект. Будет поддержан спрос, люди будут меньше болеть, мы поддержим иммунитет, и мы создадим новые рабочие места, чтобы эту продукцию производить. А с этих рабочих мест уже опять будут налоги. Т. е. надо смотреть немножко дальше. А так, конечно, как на 2 руб. что-то подорожало, граждане быстрей бегут жаловаться в ФАС. И мы, вместо того чтобы работать, реально занимаемся бесконечными контрольными мероприятиями. А зачем? Нужно, чтобы яблоко стоило не рыночную цену. Между прочим, крестьяне в стране в нашей получают в 2 раза меньше, чем городские жители.

Константин Чуриков: Да.

Сергей Юшин: Почему же мы хотим, чтобы они покупали холодильники за рыночную цену, а продавали хлеб за нерыночную? Это абсолютная несправедливость.

Константин Чуриков: У нас еще есть звонок. Давайте коротко выслушаем нашу зрительниц, которую зовут Верой. Вера, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Из Краснодарского края. Здравствуйте, Вера.

Зритель: Здравствуйте. Вот у меня, я смотрю вашу передачу сейчас, да, вот сейчас мне очень за это, чтобы урегулировать цены. Да, конечно, надо урегулировать цены, наверное, по всей стране. Но чтобы ввести карточки? Ну, карточки ввести нужно, вот нуждающим людям. А всему населению карточки – это такое наведется в стране…

Константин Чуриков: Понятно. Предлагаются для самых бедных. Мы сейчас давайте подведем коротко итоги опроса. Сергей Евгеньевич, 90% нашей аудитории за государственное регулирование цен.

Сергей Юшин: Ну, к сожалению, тогда мы вернемся во времена Советского Союза, когда полки опустеют, будет дефицит, будет черный рынок, с которым даже КГБ не смог справиться. Потому что тот, у кого больше денег и первый окажется у кассы, он скупит всю продукцию в магазине и будет продавать через дорогу по рыночной цене. Кроме того, а что регулировать? У нас много форматов магазинов. Есть магазины – жесткие дискаунтеры с дикими скидками. А есть элитные магазины – вы и там хотите регулировать? А для каких целей? У нас 30 тыс. по крайней мере это среднее количество продукции в каждом магазине. Кто это вообще сможет? Ребята, вы что, забыли, как выглядело регулирование цен и чем мы закончили? Страну из-за этого потеряли.

Оксана Галькевич: Вы знаете, Сергей Евгеньевич, да, на самом деле действительно люди уже далеко не все помнят об этом. Спасибо, это был Сергей Юшин у нас на связи, глава Национальной мясной ассоциации, в прямом эфире.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Константин
Какие карточки, граждане? Только госрегулирование цен! Помощь реальным производителям! Спекулянтов - "бизнесменов" -- в топку.
Почему это лучше, чем регулирование цен?