• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Кирилл Горячев: Экзотические животные в контактных зоопарках чаще всего плохо заканчивают, потому что полностью нарушается режим их содержания

Кирилл Горячев: Экзотические животные в контактных зоопарках чаще всего плохо заканчивают, потому что полностью нарушается режим их содержания

Гости
Кирилл Горячев
вице-президент Московского общества защиты животных

Тамара Шорникова: Ну а сейчас – к серьезной теме. "Запретить нельзя регламентировать" – вот где поставить запятую, никак не могут разобраться зоозащитники, депутаты Госдумы и их оппоненты. Одни предлагают запретить контактные зоопарки по всей стране, а оппоненты…

Юрий Коваленко: …а оппоненты предлагают все же лицензировать и контролировать места содержания животных. Как это вообще возможно сделать, если зоопарк, предположим, закрыт либо находится на частной территории, – пока непонятно. Вопросы есть. Зададим мы их Кириллу Горячеву, вице-президенту Московского общества защиты животных. Здравствуйте.

Кирилл Горячев: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Насколько эта инициатива реалистична? И в таком ли бедственном положении сейчас находятся контактные зоопарки?

Кирилл Горячев: Ну, вы знаете, раз на раз не приходится. Безусловно, все заведения – они различные. Хотя в целом сама по себе идея контактного зоопарка вызывает очень много вопросов, в том числе с морально-этической точки зрения. Это как и обращение с животными. Для нашей страны это сравнительно новая форма использования животных. То есть мы знаем, что животных используют в цирках, в обычных, таких традиционных зоопарках, их демонстрируют, их изучают. Ну, естественно, используют животных в том числе и в сельском хозяйстве, в производстве мяса, молока и так далее. И к этому всему мы тоже привыкли.

А использование животных именно как некой, скажем так, такой своеобразной игрушки, предоставляемой за деньги, – это сравнительно новый для нас вид бизнеса (для нашей страны, я имею в виду). И если смотреть более глубоко, то, конечно, вызывает много вопросов сам принцип, сам подход, который существенно отличается от использования животных именно для удовлетворения и научного, и, скажем так, естественных потребностей человека, потребностей в пище, использования животных в служебных целях и так далее.

Поэтому очень много, в том числе к нам, обращений и нареканий по содержанию таких животных. Многие люди, которые идут за какими-то, скажем так, положительными эмоциями в такого рода зоопарки, потом звонят к нам с полным разочарованием и говорят, требуют, чтобы мы что-то сделали, как-то запретили. Ну, мы, естественно, как общественная организация можем только что-то предлагать, предлагать депутатам и Московской городской думы, потому что мы московское общество, и на федеральный уровень выходим.

Конечно, это вопрос федерального уровня, вопрос в первую очередь федерального законодательства, того закона, который с 2011 года, к сожалению, так до сих пор и не рассмотрен Государственной Думой во втором чтении, закон "Об ответственном обращении с животными". Ну, мы все с нетерпением ждем. Уже даже президент наш говорил: "Сколько можно ждать?" Уже семь лет прошло. Сколько можно мурыжить, извините за выражение, этот закон?

Юрий Коваленко: Давайте спросим у телезрителей наших, что для них контактные зоопарки. Напишите нам, поддерживаете ли вы эту инициативу, для вас это хорошо или плохо – контактные зоопарки?

Тамара Шорникова: Ну и пару мнений, собственно, "за" и "против", потому что действительно тема дискуссионная. Например, спецпредставитель президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов призывает запретить контактные зоопарки и обратить внимание на бизнесменов, которые предлагают фотографироваться с животными, потому что это вредит животным.

Директор Большого Московского цирка Эдгард Запашный выступил против запрета контактных зоопарков – он как раз выступает за лицензирование, мотивируя тем, что можно установить контроль, можно выдавать лицензии, можно следить за деятельностью таких учреждений. И они, по его мнению, нужны для того, чтобы давать опыт общения с животными.

Кирилл Горячев: Я бы, честно говоря, с Эдгардом здесь не согласился, потому что у нас традиционно в стране есть такие замечательные организации, например, как Московский зоопарк, есть Клуб юных биологов Московского зоопарка, где не просто предоставляют возможность потрогать животное, его погладить, а рассказывают о животном, дают возможность об этом животном заботиться, дают возможность понять, что это именно живой объект, а не просто некая, скажем так, предоставляемая за деньги возможность получить какие-то приятные тактильные ощущения. Ну, своеобразный аналог известного дома терпимости, только с точки зрения, скажем так, животных.

Тамара Шорникова: Если представить все-таки такой либеральный вариант лицензирования, на ваш взгляд, это возможно – уследить, проконтролировать деятельность подобных учреждений?

Кирилл Горячев: Вы знаете, тут есть юридические нюансы, в которые, может быть, не стоит сейчас вдаваться. Я говорил не столько о лицензировании, сколько прежде всего о введении достаточно жестких и понятных на основании федерального законодательства нормативов. Пока в отсутствие федерального законодательства даже нормативов нет: квадратные метры, кубометры. Сколько, например, морских млекопитающих в скольких кубометрах воды могут существовать? Можно ли их содержать в цистерне, или для них нужен соответствующего рода океанариум, бассейн и так далее? Какова там должна быть вода и так далее? К сожалению, даже у Правительства, у соответствующих федеральных органов нет возможности устанавливать подобного рода нормативы, потому что нет федеральной законодательной базы. Вот что обидно. Будет такая база – будет, соответственно, механизм контроля.

Лицензия – это прежде всего купленное за деньги от государства разрешение на саму деятельность. А мы должны не разрешение на деятельность продавать, а мы должны говорить о том, что должны соблюдаться условия содержания и эксплуатации, режим эксплуатации подобного рода животных. Я знаю, что подобного рода инициативы в Государственной Думе есть, подготовлен ряд законодательных актов, в том числе касающихся так называемого использования животных в зрелищных целях, где, конечно, вопрос контактных зоопарков будет одним из главных.

Я думаю, что в ближайшее время такие инициативы будут рассмотрены, в том числе и профильным комитетом Государственной Думы. Конечно, очень сложно юридически отделить жестокое обращение с животными, пусть и закамуфлированное, от нормального использования животных, тем более когда животные используются в образовательных, воспитательных и так далее целях. То есть тут нельзя ребенка с водой выплеснуть.

Юрий Коваленко: Так тут получается витиеватость. Получается, что если лицензировать положено будет контактные зоопарки, появится какой-нибудь дом животных, живой уголок, предположим, какая-то енототерапия – и они уже под этот закон не подпадают.

Кирилл Горячев: Нет, как раз наоборот – закон нужен для того, чтобы определить, соответствует или не соответствует содержание и использование животных в данном конкретном учреждении. Я просто сомневаюсь, что сама по себе лицензия нас от всего… Мы привыкли, что если будет лицензия, то уже все проблемы решены. На самом деле лицензией очень многие наши (и в других областях) предприниматели прикрываются как раз от подобного рода проверок. А нам нужно, чтобы в том числе и государственные органы, и общественные имели возможно постоянно контролировать, соблюдаются или нет нормы, установленные законом.

Тамара Шорникова: Давайте подключим к разговору телезрительницу – Ольга из Санкт-Петербурга к нам дозвонилась. Ольга, добрый вечер.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Зритель: Я просто даже удивилась этой передаче. Настолько благородное дело – создать контактный зоопарк. Ну, просто благороднейшее! У нас же очень мало передач, очень мало каналов в Петербурге, просто ограничено. И вот только два канала – Animal Planet и "Живая планета". Так я хочу сказать, что большого удовольствия не получаешь. И я думаю, что если был бы контактный зоопарк, все были бы рады. Посмотрите на опыт Штатов. Там-то как? Все организовано. Чуть что – полиция по охране здоровья животных. И вообще по охране животных там полиция работает только так. Там про Техас в основном и еще какой-то округ говорят, но все равно очень интересно. И я даже не знаю, что за проблема. У нас, конечно, в нашей стране ничего просто ты не сделаешь, это уже и дураку ясно. Но идея просто великолепная.

Юрий Коваленко: Понятно. Спасибо вам, Ольга. Давайте следом услышим мнение Юрия. Возможно, оно…

Юрий Коваленко: Альтернативное.

Тамара Шорникова: Да. Алло?

Юрий Коваленко: Юрий?

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Юрий Коваленко: Юрий, сделайте потише телевизор, иначе мы с вами слышать друг друга не будем.

Зритель: У нас тут контактный зоопарк есть в Перми, в саду Горького. Так там хорошие условия. Там и ламы у нас, там и кролики, и всякие вот эти пони. В общем, приятно, когда дети с ними играют. В общем, у нас хороший контактный зоопарк в Перми.

Юрий Коваленко: А вы видели хоть раз, чтобы с животными обращались каким-то неподобающим образом?

Зритель: Нет, ну что вы? У нас все там хорошие. Нет-нет. Знаете, у нас зоопарк в Перми такой городской, и там действительно ужасные условия. Сейчас у нас строят новый зоопарк в Перми. Уже лет 40 как власти строят этот зоопарк и никак не могут построить – то места нет, то еще что-то. Сейчас с точки мертвой сдвинулось, сейчас строят в одном микрорайоне. Там ужасные условия, вот в таком зоопарке городском. Там тесные клетки, там все узкое. Там бедные медведи, тигры, знаете, как заключенные, сидят. А вот контактный зоопарк хороший. Вот сейчас мы ждем, когда новый зоопарк построят. А в этом хорошие условия, в парке Горького хорошие условия у нас, да. Там ничего такого нет, чтобы… Нормально. Правда, там стоит билет 100 рублей. Ну, ничего, ходим. Можно там и погладить их, и покормить. Дети там с удовольствием ходят. Не то что в нашем городском. Там вообще… Приедьте к нам в Пермь и сходите в зоопарк. Ужас, а не зоопарк! Бедные животные! Я вообще туда даже не хожу, потому что мне их жалко там. Там бедные эти тигры…

Тамара Шорникова: Юрий, поняли. Подскажите, а не было никогда страха, что в процессе контакта собственно с животным может укусить, например?

Зритель: Ну, знаете, если их дразнить, то могут укусить. А так-то чего они будут кусаться? Кстати, животные нас умнее, они так просто кусаться не будут.

Тамара Шорникова: Например, смотрите, Роспотребнадзор (данные за 2017 год) зарегистрировал более 20 уведомлений медицинских организаций об укусах животными гостей контактных зоопарков. И это только в Москве. Значит, бывают случаи.

Зритель: Нет, там такого нет пока еще. У нас там кролики. А что кролик? Ламы там. Там сетки натянуты. А в городском – там были случаи. Просовывали руки дети, и кусали, да, в городском нашем. А в контактном – что-то не слышал, чтобы кого-то кусали.

Тамара Шорникова: Понятно, Юрий.

Юрий Коваленко: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Надеемся, что так будет и дальше.

Юрий Коваленко: Все-таки маленький зоопарк, да? То есть необходим квалифицированный персонал, необходимый качественный уход, необходимы выходные для животных, какой-то кодекс для них.

Кирилл Горячев: Вот! Абсолютно правильно вы говорите. Прежде всего мы говорим о нормативах. Причем есть такое предложение – сделать, чтобы эти нормы, безусловно, под контролем государства для себя прописывали сами эти учреждения. Конечно, часто соблюдение таких норм… Вот телезрители говорили, и животные нам сейчас показывают многие домашние, да? Но часто в этих контактных зоопарках, как правило, содержатся не сельскохозяйственные животные, не кролики с курами, а животные часто экзотические, ведущие ночной образ жизни, те животные, которые никаким образом по своей природе не приспособлены и не предназначены для тесного контакта с человеком, которым этот контакт приносит не радость, а, наоборот, определенный стресс и нервные расстройства.

Более того, мы знаем по московским контактным зоопаркам, что очень высокая текучесть, скажем так. То есть в данном случае животные рассматриваются владельцами этих контактных зоопарков как определенное средство, как основное средство зарабатывания денег, прежде всего. И конечно же, часто эти животные, в общем-то, плохо в этих зоопарках заканчивают, потому что нарушается целиком и полностью режим их содержания.

Тамара Шорникова: У нас есть конкретный пример – наш корреспондент снял контактный зоопарк в Челябинске. Давайте посмотрим, как у них обстоят дела.

СЮЖЕТ

Юрий Коваленко: Ну что же, Кирилл, как вы считаете, хороший контактный зоопарк?

Кирилл Горячев: Ну, я еще раз скажу, что для меня с морально-этической точки зрения вызывает сомнения вообще сама идея, даже если там животные содержатся нормально, потому, что все-таки это определенная любовь за деньги, это некий суррогат реальной любви или реального общения с природой. Тот, кто хочет, тот занимается биологией, тот идет у нас… Все-таки мы находимся не в центре Западной Европы, где нет уже живой природы, а есть возможность выхода на природу, наблюдения за реальными животными и общения с ними в сельской местности, в лесу, в поле и так далее. Если у кого-то есть желание заниматься животными серьезно, он становится… У нас есть станции юннатов, есть юннатские кружки при зоопарках и так далее, где действительно серьезно к этому делу подходят. И заплатить деньги за то, чтобы погладить какое-то экзотическое животное – ну, это, извините, с моей точки зрения, все-таки… Мне в данном случае такая позиция не близка.

Но если уж этого не избежать, бизнес есть бизнес, и каждый зарабатывает деньги как умеет, то, безусловно, мы должны регламентировать этот вопрос. И принятие законов на федеральном уровне, я думаю, эту проблему только может решить.

Юрий Коваленко: Не все хотели бы встретиться в диких условиях леса или поля с питоном, предположим, каким-то. И если есть возможность, они выбирают. Но опять же это должна быть качественная услуга. Давайте спросим мнение Ирины из Москвы. Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте.

Юрий Коваленко: Как вы считаете?

Зритель: Я хотела бы высказаться… Вы меня слышите?

Юрий Коваленко: Да.

Тамара Шорникова: Отлично, да.

Зритель: Да-да. Значит, я хотела бы высказать свое мнение по поводу контактного зоопарка. Я все-таки считаю, что их вообще не должно быть, потому что весь день приходят разные люди, гладят этих животных. Это не каждое животное может выдержать. Если кто-то хочет помочь, то есть очень много приютов. Можно прийти туда, помочь чем-то, также пообщаться с какими-то животными. Вот я так считаю.

Юрий Коваленко: Спасибо большое. Давайте послушаем еще Алексея из Алтайского края. Алексей, добрый день.

Зритель: Здравствуйте. Я Алексей, Алтайский край. Мне нравится контактный зоопарк, потому что там можно животных брать на руки и потрогать руками. И детям будет интересно потрогать животных.

Юрий Коваленко: Алексей, а тебе не жалко их?

Зритель: Мне? Ну, не знаю. Ну, охота потрогать.

Тамара Шорникова: А представляешь – тебя каждый день тети и дяди, все родственники берут на руки, тискают, целуют. Как думаешь, тебе понравилось бы?

Зритель: Ну, мне не понравилось бы. Но все равно как-то мило – животных потрогать.

Тамара Шорникова: Расскажи, ты за каким питомцем ходишь в зоопарк? Кто больше всего нравится?

Зритель: Мне нравится хамелеон, как он переливается цветом. И питоны, змеи.

Тамара Шорникова: Отважный парень из Алтайского края. Спасибо, Алексей.

Юрий Коваленко: Спасибо большое. Ну что же, все-таки контактный зоопарк – это, с одной стороны… ну, это палка о двух концах. Давайте посмотрим концы этой палки. Наши телезрители считают, что контактный зоопарк – это хорошо, всего 12% наших телезрителей. Тех, которые считают, что контактный зоопарк – это все-таки больше зло и травмирует животных, и надо их запретить, 88%. Значит, видимо, наверное, пока что на данный момент у нас еще не дошло до того момента, когда мы можем гарантированно обеспечивать и безопасность животных, и безопасность людей, и необходим все-таки какой-то закон?

Кирилл Горячев: Ну, надо над этим работать.

Юрий Коваленко: Ну, я надеюсь, что в ближайшее время Госдума каким-то образом исправит эту ситуацию.

Кирилл Горячев: Будем надеяться на это.

Юрий Коваленко: И контактные зоопарки будут более безопасными со всех сторон. Большое спасибо.

Тамара Шорникова: Обсуждали эту тему с Кириллом Горячевым, вице-президентом Московского общества защиты животных. Спасибо вам.

Юрий Коваленко: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты