Кирилл Лукьяненко: Государство может и, по-хорошему, ему нужно софинансировать все платные кружки и секции для детей

Гости
Кирилл Лукьяненко
член Общественного Совета при Уполномоченном по правам ребенка

Константин Чуриков: Итак, это программа «Отражение», в студии по-прежнему Оксана Галькевич…

Оксана Галькевич: …и Константин Чуриков по-прежнему с вами.

Константин Чуриков: Ну а сейчас поговорим о допобразовании для детей. Дело в том, что Уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова тут заявила, что обеспокоена снижением количества детей в бесплатных кружках. Речь идет о том, что платные кружки пользуются спросом, а бесплатные не пользуются.

Оксана Галькевич: Загадка.

Константин Чуриков: Вот по этому поводу у нас есть и статистика, и есть целый нацпроект «Образование», где о допобразовании, допобучении тоже говорится.

Оксана Галькевич: И там даже интересные задачи поставлены. Например, такая задача: охватить 80% наших детей занятиями именно в дополнительных кружках и секциях. К 2021 году будет создано 900 тысяч новых мест дополнительного образования детей, в том числе и в сельской местности, это касается не только горожан. А к 2024 году практически для 1.5 миллиона детей будет обновлена материально-техническая база для занятий физкультурой и спортом.

Константин Чуриков: Ранее исследователи из РАНХиГС, Академии аргумент хозяйства и госслужбы, выяснили, что допобразование в прошлом учебном году бесплатно получали всего около трети детей. В среднем семьи на эти цели расходовали в месяц порядка 2 700 рублей. Мы проводили в проекте «Реальные цифры» на канале ОТР опрос и выяснили, что только на занятия спортом одного ребенка семья в среднем расходовала 1.5 тысячи рублей в месяц.

Оксана Галькевич: Это, конечно, все очень в среднем.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, расскажите, есть ли у вашего ребенка, у вашего внука доступ к бесплатным секциям и кружкам? Что это за секции? И если ваш ребенок или внук их не посещает, то, собственно, на какие платные занятия он ходит? Внизу экрана указан наш телефон, нам можно позвонить.

Оксана Галькевич: Ну и тоже рассказывайте, сколько вы на это тратите, какую часть семейного бюджета.

А мы представим нашего гостя: в студии сегодня Кирилл Лукьяненко, член Общественного совета при Уполномоченном по правам человека. Здравствуйте, Кирилл Тимурович.

Кирилл Лукьяненко: Да, здравствуйте. По правам ребенка только, а не человека.

Оксана Галькевич: По правам ребенка, простите.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Ну ребенок тоже человек.

Оксана Галькевич: Да, маленький и самый главный.

Константин Чуриков: Кирилл Тимурович, с чем это связано, скажем так, нежелание водить ребенка на эти бесплатные секции? Что не так с этими бесплатными секциями?

Кирилл Лукьяненко: Ну здесь нужно понимать то, что востребованность в дополнительном образовании в любом случае имеется как у детей, так и у родителей. Вопрос, почему не ходят именно в бесплатные. Здесь, на мой взгляд, можно выделить 3 причины. Первая – это то, что те кружки, которые предоставляются бесплатно, для детей уже неинтересны, потому что мы идем в ногу со временем, есть куча различных интересных вещей, на которые дети готовы ходить, но, к сожалению, в бесплатном сегменте они не представлены, это мое первое предположение.

Второй вариант есть в том, что, к примеру, если взять какие-то сельские районы, то, быть может, вопрос доступности. То есть, условно говоря, чтобы отвезти ребенка в эту секцию, нужно далеко куда-то его, скажем, транспортировать. Ну и третий вариант – это, конечно же, информированность. Кружков-то на самом деле много, быть может, просто о них не информируют, дети и родители не знают о той возможности, которая у них есть.

Оксана Галькевич: Кирилл Тимурович, а чем тогда объяснить такую парадоксальную ситуацию в школах городских, например, что достаточно большой выбор однотипных, так или иначе сходных по направлению занятий дополнительных для детей, но бесплатных либо практически нет, либо они идут в какое-то неудобное время, а выбор платных огромен, шикарен, разнообразен.

Кирилл Лукьяненко: Ну здесь нужно понимать, во-первых, кто эти платные кружки проводит: если это школа, здесь должен быть вопрос к директору. Но опять же мы возвращаемся к тому, что почему кружки могут быть платными? Это вопрос опять же…

Оксана Галькевич: А здесь почему вопрос к директору, простите? Это вопрос какой-то финансовой заинтересованности администрации школы?

Кирилл Лукьяненко: Нет, просто если мы говорим о платных кружках, то по крайней мере по моему опыту, то, что я видел, некоторые платные кружки требуют дополнительного материально-технического обеспечения, то есть это какие-то там элементы, которые в ходе этих кружков используются. Конечно, их нужно покупать, зачастую в наших школах не хватает финансирования на то, чтобы их приобрести самостоятельно, и в связи с этим они, условно говоря, собирают деньги с родителей, чтобы это обеспечить.

Оксана Галькевич: А, подождите, то есть получается…

Константин Чуриков: Поскольку у родителей денег всегда хватает.

Оксана Галькевич: Подождите, то есть получается, что бесплатное – это нате вам, боже, что нам не гоже? Опять я что-то напутала в этом выражении.

Кирилл Лукьяненко: Вопрос обеспечения опять же.

Константин Чуриков: Давайте сейчас посмотрим сюжет из Владивостока, сколько там стоит дополнительное образование, на примере одной многодетной семьи.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Вот уже активно «падают» сообщения к нам на SMS-портал. Екатеринбург пишет: «На мой вопрос, какие бесплатные кружки есть в школе, мне ответили: половина ставки кружка «Умелые руки». Вообще, вы знаете, многие удивляются, а где они, вот эти бесплатные кружки и секции. Мы решили спросить наших зрителей, давайте сейчас SMS-голосованием выясним эту правду: есть ли в вашей школе бесплатные детские кружки? Пожалуйста, отвечайте «да» или «нет» на номер 5445, в конце часа подведем итоги.

Оксана Галькевич: Скажите, а вот организация бесплатного дополнительного образования, то, что бесплатно предлагается родителям и детям, – это всецело задача именно администрации школы, детского сада? На этих плечах только лежит это, или все-таки государство каким-то образом эту деятельность финансирует? Городской бюджет, муниципальный, еще какой-то?

Кирилл Лукьяненко: Это на самом деле очень хороший вопрос. Давайте немного уйдем назад к истории возникновения этого вопроса и почему и Анна Юрьевна, и ранее Васильева об этом заявляли. Дело в том, то, что у нас еще в 2012 году был принят 599-й указ президента о мерах по реализации государственной политики в сфере образования и науки, который…

Константин Чуриков: Это был один из майских указов?

Кирилл Лукьяненко: Да-да, который зафиксировал целевой показатель охвата детей в возрасте от 5 до 18 лет дополнительными образовательными программами к 2020 году в 70-75%.

Константин Чуриков: Так.

Кирилл Лукьяненко: Соответственно, чем ближе срок, тем больше волнение о том, как эту цифру достичь, поэтому этот вопрос поднялся. Соответственно, в 2012 году взялись за проработку этой тематики и регионы в том числе. Касательно финансирования этой истории, то, что вы спросили…

Оксана Галькевич: Кто платит, да.

Кирилл Лукьяненко: В зависимости от подведомственности организации. То есть если школа или организация находится в подведении городском, то город, если муниципальном, то так далее. То есть бюджет у нас разный, как вы знаете, но государство, несомненно, в этом участвует.

Константин Чуриков: Но мы-то волнуемся не как этой цифры достичь, а чтобы дети были охвачены, чтобы они могли, оставаясь в школе, если это требуется, получать какие-то новые знания, развиваться. То есть речь идет не о цифрах, наверное, а о том, что мы так любим, наши коллеги любят называть человеческим капиталом.

Давайте послушаем Ирину из Барнаула. Ирина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ирина.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте, как у вас с кружками и секциями.

Зритель: Хотелось бы узнать, что такое бесплатные кружки, где они находятся, потому что в городе Барнауле о них никто вообще ничего не знает. Спорт у нас полностью платный, танцы платные, пение платно. У меня очень много знакомых, у всех есть дети, у всех есть внуки, но чтобы где-то было в школах… Школа – это вообще обдираловка, там за все платят, в садике за дополнительные услуги платят 800 рублей за танцы, которые, кстати, практически ничего не дают, только дают подготовку к выступлениям перед родителями. Спорт у нас идет от 2.5 тысяч и выше. Если еще прибавить одежду, соревнования, это все на родительских плечах. Танцы тоже от 2.5 тысяч в месяц и больше. Есть дополнительные, взимают постоянно сборы, костюмы, все это…

Константин Чуриков: Ирина, подождите, вы говорите о том, что в школе, в общеобразовательном учебном учреждении нет вообще таких бесплатных опций, получается, да?

Зритель: …на каких-то бесплатных кружках – ну нет этого нигде.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: А такое вообще может быть, Кирилл Тимурович, чтобы не было выбора у родителей, с точки зрения, не знаю, какого-нибудь закона о соблюдении прав потребителей, с точки зрения Конституции в конце концов?

Константин Чуриков: Тот же самый 599-й указ.

Кирилл Лукьяненко: Я бы сказал, что такого не должно быть. Конечно же, бесплатные кружки должны быть, и здесь в первую очередь стоит общаться именно с региональной властью, потому что указ был весьма однозначный, скажем так, помимо этого вопросу. Вопрос в том, как это действительно сделали на местах, потому что нужно говорить как раз о доступности для детей.

Константин Чуриков: А вот такой сюжет, я сейчас коротко расскажу о том, что у моего ребенка в школе. Давайте с вами выйдем на улицу, спросим всех ребят, что они любят, какой вид спорта, мальчики скажут, что любит футбол. Школа что предлагает? – бесплатно баскетбол. Спросим детей: а вы хотите учить иностранные языки? Ответ: да. Но мы придем с вами в любую школу и не увидим там бесплатного иностранного языка, его просто не будет. Почему такой я бы сказал не клиентоориентированный подход? У нас же в школе подушевое финансирование: ты посещаешь, государство платит какую-то копеечку этой школе за это, заказывает эти услуги. Почему нет этой ориентированности на спрос?

Кирилл Лукьяненко: Тот же самый футбол – это инфраструктура, то есть, условно говоря, не у всех школ есть вот эти футбольные поля или место, где можно тренировать детей. Потом вопрос в кадрах…

Константин Чуриков: Ну спортзал-то есть, бога ради, пускай в спортзале играют.

Кирилл Лукьяненко: На самом деле все эти вопросы, как бы нам хотелось этого или не хотелось, упираются в финансовую составляющую. Школы, как правило, просто не могут найти собственные деньги на это и поэтому привлекают их со стороны уже непосредственно родителей.

Оксана Галькевич: Я вот, кстати, люблю баскетбол, Костя.

Константин Чуриков: Ну слушайте… Извини меня, физрук, который ведет даже секцию баскетбола, он что, баскетболист? Ну не надо.

Оксана Галькевич: Ага, пусть баскетболист в футбол играет с твоими детьми.

Константин Чуриков: Давайте послушаем Наталью из Твери. Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте. У меня внук старший ходил в… Дворец спорта, так как нигде в школе нет такого, чтобы заниматься хоккеем. Это платно было, 2.5 тысячи сын платил за него. Вот он 2 года походил, просто финансы не позволяют и по времени не получается, там был еще второй внук. Сейчас он ходит в творческий кружок, сын доволен, бесплатно, никаких не нужно финансов. Но когда сын на хоккей ходил, там надо было снаряжение все покупать, ребенок растет, это все в деньги, конечно, упирается, в финансы, недоступно было просто. Вот он ходит второй год, ему очень нравится.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое.

Оксана Галькевич: Вы знаете, я подумала о том, что вот, допустим, нет возможности у школы или у какой-то образовательной организации организовать занятия разнонаправленные на высоком уровне самостоятельно. Но государство может каким-то образом все-таки большую финансовую посильную помощь оказывать тем же школам, нашим детским садам, чтобы уровень оплаты в этих платных кружках был хотя бы посильным для родителей? Потому что в Москве это же просто адские, атомные ценники, 4-5 тысяч рублей за один какой-нибудь кружок 2 раза в неделю и с не пойми еще каким результатом. В общем, хотя бы чтобы было какое-то софинансирование со стороны родителей, а не полностью финансирование этого направления, а это выглядит именно так.

Кирилл Лукьяненко: Да я с вами согласен абсолютно, так на самом деле и должно быть. Государство может и по-хорошему нужно это делать, просто на сегодняшний день в каждом регионе опять же по-разному это выглядит. То есть, например…

Оксана Галькевич: Понимаете, получается, таким образом тогда, может быть, где-то подключить федеральный бюджет? Получается, что таким образом возможности и будущее наших детей оказываются как бы заложниками финансовой состоятельности того или иного региона, а у нас же дети вроде как по Конституции все имеют право на равный доступ к образованию?

Кирилл Лукьяненко: Я абсолютно с вами согласен, действительно, эта проблема стоит довольно остро, и государство сейчас, будем надеяться, ее решит. Несомненно, здесь нужно привлекать финансирование из федерального бюджета, но помимо государства, как мне видится, нужно подключать еще и общественные организации различные к тому, чтобы они привлекали детей. То есть у нас если взять даже тот же самый ДОСААФ России, он на сегодняшний день имеет весьма большую сеть различных военно-патриотических клубов в стране, которые действительно занимаются с детьми абсолютно бесплатно.

Константин Чуриков: Смотрите, очень неоднородная картина по стране. В Алтае нам пишет: «Нет такого понятия, как платные кружки». Во Владимирской области в сельских ДК все кружки бесплатно…

Оксана Галькевич: Иркутская область пишет: «Кружков много, все бесплатные».

Константин Чуриков: То есть проблема не повсеместная.

Кирилл Лукьяненко: От региона зависит.

Константин Чуриков: Но Приморье, из которого был репортаж: «Я плачу от заработка на детские секции 26% зарплаты. Скорочтение – 3 600 в месяц, робототехника – 2 200. Таких секций бесплатно нет», – это Уссурийск, Приморье.

Оксана Галькевич: Давай послушаем еще один регион, Волгоград у нас на связи. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Мне хотелось бы по поводу региона нашего, конкретно Волгограда.

Константин Чуриков: Ну рассказывайте.

Оксана Галькевич: Говорите. Такой был у вас тяжелый вздох, Николай. Давайте отцовское мнение.

Зритель: Да, у меня очень тяжелый вздох, потому что здесь разговор идет конкретно про ДОСААФ даже. Дело в том, что в Волгограде все платное абсолютно. Те секции, которые есть бесплатные, там качество обучения детей (я имею в виду обучение спорту) равно нулю, это первое. Второе: там именно безопасность детей. То есть иной раз инструкторы, которые преподают, не имеют даже образования педагогического, не говоря о том, что его черный пояс, еще что-то действительно подтверждается каким-то документом.

Второй момент. Ребенок занимается рукопашным боем, все выезды на соревнования платные, абсолютно все, и суммы в месяц могут доходить до 60 тысяч в месяц на ребенка.

Константин Чуриков: Какая зарплата должна быть, чтобы на ребенка 60 тысяч в месяц отдавать? Это надо где-то не в Волгограде жить.

Зритель: А в нашем регионе средняя зарплата порядка 20 тысяч, не выше.

Константин Чуриков: Безумие какое-то.

Зритель: Вот так вот, да, родителям приходится в кредиты залазить, для того чтобы дети могли поездить по стране, повыступать и действительно добиться каких-то результатов.

Константин Чуриков: Да, спасибо большое, Николай, за ваш звонок.

Зритель: Нет, хотелось бы еще один момент озвучить. Дело в том, что в Волгограде есть Дом офицеров, на базе которого есть Дом юной армии, который под ДОСААФ находится, и есть Дом ЦСКА, спортивный клуб. Но администрация города и области приложила все силы, чтобы его закрыть. Здесь тренировались дети, спортом занимались, и плюс ко всему дети там плясали, танцевали, пели, рисовали. Вот на сегодняшний момент администрация города и области приложила максимум усилий, чтобы его закрыть.

Константин Чуриков: То есть даже Юнармии нет в Волгограде?

Зритель: Нет, она есть, но дома у нее теперь нет.

Константин Чуриков: Понятно. Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Зритель: До свидания.

Кирилл Лукьяненко: Вот хотелось бы прокомментировать на самом деле. Из многих очень регионов поступают такие сообщения, что есть, к примеру, какой-то объект, дом или какая-то база, где дети получают дополнительное образование. Но различными, скажем так, путями местная администрация или региональная перекрывают им кислород по факту.

Оксана Галькевич: А смысл какой?

Кирилл Лукьяненко: На самом деле (без обозначения конкретных регионов) я знаю случай, где пытались эту собственность просто перевести из баланса муниципального в частную организацию, искусственно обанкротить и затем выкупить за копейки территорию, то есть и такие случаи бывают. И здесь нужно работать именно с регионами. Даже те результаты опроса, которые мы привели сейчас, то, что мы смотрели, – это же действительно зависит от региона, везде по-разному, вы обратили внимание.

То есть здесь, на мой взгляд, что нужно делать? Нужно выработать какой-то единый норматив, который будет предъявляться ко всем регионам. То есть если сейчас они на свое усмотрение действуют по финансированию и так далее, то есть плюс-минус свободно, то необходимо, конечно же, вырабатывать единые стандарты, за которые главы регионы и руководители профильных министерств будут отвечать.

Константин Чуриков: А что вырабатывать? Уже есть нацпроект «Образование», есть майский указ…

Кирилл Лукьяненко: Сейчас это уже приняли, но у нас майский указ 2012 года…

Константин Чуриков: 2012 года есть указ.

Кирилл Лукьяненко: А сегодня какой год у нас? Ну вот о том и речь.

Оксана Галькевич: Хорошо, единые стандарты можно выбирать, но все-таки вопрос большой, а кто будет это финансировать, исключительно региональные бюджеты или все-таки…

Кирилл Лукьяненко: Нет, здесь надо федеральный, конечно же, подключать. Мы по факту видим, что…

Оксана Галькевич: Стало быть, это должна быть некая федеральная программа по дополнительному образованию.

Кирилл Лукьяненко: Конечно, в том числе да. Ну здесь нужно продумать детальную реализацию, но финансирование однозначно должно идти из федерального бюджета в том числе, чтобы это не было как обычно, когда все, условно говоря, сваливают на бюджет региона, а он по факту не резиновый.

Константин Чуриков: А вот интересно, с точки зрения законодательства в школе вообще по умолчанию должны быть какие-то бесплатные опции, бесплатные кружки, секции? Можно это требовать у руководства вашей школы, например?

Кирилл Лукьяненко: Насколько я знаю, требовать это нельзя, но это содержится в рекомендациях, то есть это идет опять же на усмотрение.

Оксана Галькевич: Ну кстати, пребывание детей в дополнительное время в школе, занятия дополнительные – это вопрос еще безопасности: когда родители работают, они находятся по крайней мере под присмотром педагогов, ответственных людей.

Константин Чуриков: В младших классах это еще вопрос продленки, Оксана.

Оксана Галькевич: Не только развиваются. Продленка, кстати, тоже платная может быть.

Кирилл Лукьяненко: Это вопрос безопасности, причем не только для детей в плане того, что они с кем-то находятся, но и в том, что, участвуя в кружках, по факту они спасаются от улиц, то есть они избегают того негативного влияния, которое может на них оказываться.

Оксана Галькевич: То есть они учатся чему-то не на улице, не уличные университеты, а по крайней мере какие-то школьные дополнительные секции, кружки?

Кирилл Лукьяненко: Конечно, они в меньшей степени подвержены различным деструктивным воздействиям.

Оксана Галькевич: Любовь из Иркутска, давайте с ней тоже поговорим. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, говорите.

Зритель: У меня трое внуков, 8, 10 и 16 лет. Мама одиночка, заработная плата у мамы 20 тысяч. Все трое детей ходят на рукопашный бой. Оплата в месяц на каждого ребенка 1.5 тысячи. Плюс дети посещают один раз в неделю бассейн. За месяц на каждого ребенка она платит 1 тысячу рублей.

Константин Чуриков: То есть уже 3 тысячи.

Зритель: Дети занимали призовые места, все трое, по городу, по области, внучка выиграла, сейчас вышла на всероссийские соревнования.

Оксана Галькевич: Молодец какая.

Зритель: И едет в город Липецк защищать честь и достоинство нашей области. Имеет кучу медалей, наверное, типа алюминиевых или пластмассовых, я не знаю. Но за все призы они не получили ни одного подарка, ни копейки денежной премии. И сейчас вот мама, на 20 тысяч оплачивая все вот эти расходы по соревнованиям, должна сопроводить девочку в город Липецк. На что? Это дедушка с бабушкой будут отдавать свою месячную пенсию, чтобы внучка поехала, это ее мечта.

Константин Чуриков: Вы так обезличенно говорите «дедушка с бабушкой», то есть вы, получается, в данном случае как бабушка.

Зритель: Я и мой муж, да. Мужу 75, мне 68.

Константин Чуриков: Любовь, а скажите, пожалуйста, ваша дочка с зарплатой, как вы говорите, 20 тысяч, я посчитал, она 7 500 в месяц просто отдает на вот это. Как она на оставшиеся 12.5 тысяч просто выживает?

Зритель: Мы оплачиваем внукам одежду, оплачиваем секцию, помогаем в питании, а остальное – на что у нее хватает: на проезд в школу детям, на учебники, на форму.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

А вы знаете, кстати, интересный вопрос Любовь поставила в нашем эфире. Это ведь дети, которые уже так или иначе показывают какие-то высокие достижения в определенной сфере. Родители вложили на первом этапе, первоначальном в них определенные средства, но когда уже пошли некие проявляться таланты, некие высокие достижения, вот здесь хотя бы можно снять с них финансовую нагрузку? Потому что, простите меня, одно дело переходить через дорогу и в свою школу ходить в кружок, другое дело ездить по стране и развивать свой талант.

Кирилл Лукьяненко: Абсолютно с вами согласен. Смотрите, давайте рассуждать…

Оксана Галькевич: Тот самый человеческий капитал, о котором постоянно говорят.

Кирилл Лукьяненко: Опять же вопрос в регионе. То есть если эта девочка выигрывает на чемпионатах и едет представлять регион, то это на самом деле уму непостижимо, что регион в этом вообще не принимает никакого участия и никак не содействует, хотя по-хорошему он же в первую очередь и заинтересован, чтобы регион проявил себя и в дальнейшем у себя в показателях отмечался как регион с чемпионами.

Оксана Галькевич: А вы на самом деле так серьезно уверены, что регион заинтересован в достижениях детей? Или мы все-таки как-то более взрослыми спортсменами заняты? Вот это интересно, они получают какие-то и премии, и все прочее.

Константин Чуриков: Там машины дарят, олимпийским нашим спортсменам.

Оксана Галькевич: Да, а здесь-то, подумаешь, ребенок на уровне области, поехал область представлять в Липецк. Это интересно стране, правда, мы серьезно должны об этом говорить, без всякого?

Кирилл Лукьяненко: Это интересно региону, конечно. Об этом нужно говорить серьезно на самом деле, потому что если мы говорим тем более о спорте, то профессиональные спортсмены готовятся с детства, это прекрасно нужно понимать.

Константин Чуриков: Слушайте, вот еще, кстати, очень такая показательная SMS из Костромской области: «В нашей школе есть бесплатный кружок чирлидинга (это такие группы поддержки, где девочки танцуют), а хотелось бы математический».

Оксана Галькевич: Ага, танцы, спорт и танцы.

Константин Чуриков: Вот как-то интеллектуальную составляющую, чтобы ее включить в эти бесплатные секции, возможно? Потому что нам звонят, говорят про спорт: спорт, конечно, важен, я не спорю, но, в общем, чтобы IQ мы тоже наращивали?

Кирилл Лукьяненко: Этот вопрос на уровне школы решается. Я знаю много школ, к примеру, где дополнительное образование проявляется в различных более таких технических или интеллектуальных предметах, то есть тут везде по-разному. Нельзя говорить, что у нас в сфере допобразования только спортсмены одни.

Оксана Галькевич: Была Сибирь, теперь юг. Ростовская область до нас дозвонилась. Ольга, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Добрый день. Говорите.

Зритель: Я бабушка, у меня внук. У нас в школе есть бесплатные секции. Он ходит на стрельбу, на теннис, на футбол и баскетбол.

Константин Чуриков: Ольга, подождите, это прямо Ростов-на-Дону или какой-то райцентр?

Зритель: Нет-нет, это у нас село, это Сальский район, село Сандата.

Константин Чуриков: Стрельба, теннис… Вы столько всего назвали.

Оксана Галькевич: Вот.

Константин Чуриков: Потрясающе.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Здорово. Мы, в общем, завидуем вам на самом деле по-хорошему, здорово.

Кирилл Лукьяненко: Ну вот опять же упирается все то, что в зависимости от региона. То есть какой-то регион считает нужным уделять этому вопросу должное внимание, какой-то нет.

Константин Чуриков: Спрашивают наши зрители, есть ли у вас дети и сталкиваются ли они с отсутствием этих секций.

Кирилл Лукьяненко: Нет, у меня детей еще нет, но вопрос того, что отсутствуют секции, довольно часто звучит и на различных совещаниях, и обращения поступают. Но опять же, как показывает динамика, это действительно все происходит в зависимости от региона.

Константин Чуриков: Давайте подведем итоги нашего опроса. Мы спросили зрителей, есть ли у них в школе, где учатся дети или внуки, бесплатные детские кружки. «Да» нам ответил 21% опрошенных, у подавляющего большинства, 79%, этих кружков просто нет в помине.

Оксана Галькевич: Видимо, в этом списке Татарстан, который прислал нам такое сообщение: «Собираемся и сидим кружочком. Кружок как бы есть, но его как бы нет».

Константин Чуриков: А можно ли еще, пока оно все выстраивается, пока вчитываются в школах, в департаментах образования в указ президента, видимо, много времени на его прочтение требуется людям, – можно ли делать так, чтобы те платные, которые есть, чтобы они не дорожали или чтобы как-то их цена немножко упала? Что для этого нужно?

Кирилл Лукьяненко: Ну на самом деле какой лично мне видится механизм здесь? Родители могут самоорганизоваться или присоединиться к какой-то общественной организации и сами просто найти помещение, тренера и как-то напрямую с ним выстроить диалог. Быть может, за счет этого…

Оксана Галькевич: Напрямую оплатить, это получается опять то же самое.

Кирилл Лукьяненко: Может быть, за счет этого получится оптимизировать как-то расходы.

Константин Чуриков: А к какой общественной организации надо присоединиться?

Кирилл Лукьяненко: Есть у нас НКО, которые работают в данной сфере. Самое первое, что приходит на ум, – это тот же самый ДОСААФ с военно-патриотическим уклоном различным.

Константин Чуриков: Спасибо. У нас в студии был Кирилл Лукьяненко, член Общественного совета при Уполномоченном по правам ребенка. Говорили о бесплатных секциях и кружках, которые недоступны…

Оксана Галькевич: А ты, Константин, не перекладывай ответственность на общественные институты, поиграй со своим ребенком в футбол, если он баскетболом не интересуется.

Константин Чуриков: У меня позвоночник больной… Ну да, поиграем. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Кирилл Лукьяненко: Спасибо.

Константин Чуриков: У нас на этом почти все, но смотрите, какие темы будут в «Отражении» вечером.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О детском досуге

Комментарии

Ирина
Знаете, Владимир, ругать власть, сидя на диване легко. А вы вот попробовали бы что то поменять. Нужно наоборот поощрять тех, кто стремится изменить положение в лучшую сторону как гость программы, а не гасить в людях любую инициативу подобными комменатриями
Владимир Березовский
Изрядно надоели все разговоры о том, ЧТО нужно бы сделать и КАК нужно ЭТО что-то сделать. Ничего не изменится в России пока она под властью людей, о её народе совершенно не думающих!
Александр
Сам многодетный отец. Эти проблемы знаю. Отвратительно, что в каждом регионе по разному. Парень правильно говорит, что нужны единые стандарты по стране, чтобы было что спрашивать с местных чиновников, которые не только не развивают, но и закрывают кружки и секции.
Евгения
Согласна с гостем, надо вводить строгие требования для регионов и дополнительно выделять деньги из федерального бюджета на софинансирование дополнительного образования для детей
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты