Кирилл Семёнов: Если детей в школе немного и норматив в регионе невысокий, то откуда взять дополнительные деньги? Должен быть механизм финансирования

Кирилл Семёнов: Если детей в школе немного и норматив в регионе невысокий, то откуда взять дополнительные деньги? Должен быть механизм финансирования
Сергей Лесков: Никто из вице-премьеров никогда не участвовал в выборах. Ориентация наших чиновников на мнение начальства, а не электората - вещь достаточно опасная
Капитализм. Мир разочарован
С новым правительством! Китайский вирус перебрался через океан. Зима тёплая, а счета за отопление - прежние? Самые ленивые регионы. Разочарование в капитализме
Владимир Морыженков: На чиновничьем месте ты не можешь продемонстрировать результаты эффективной работы
Никита Кричевский: Мишустин - человек творческий и адекватный, который не будет разбрасываться лозунгами, который будет работать
Татьяна Овчаренко: Перетоп допустим только на 4°С. Всё, что сверх того, вы не только не оплачиваете, но и сдираете с них - 0,15% за каждый час этого безобразия
Галина Кожевникова: Внимание СМИ к «уханьской пневмонии» избыточно
Помогли на свою голову... Почему у нас инициатива наказуема?
Посёлки Пермского края «оторваны от медицины». Жители лечатся у врача-пенсионера на дому
Убрал с дороги дерево – штраф! Засыпал яму – штраф!
Гости
Кирилл Семёнов
директор Специализированного учебно-научного центра МГУ - Школы-интерната им. А.Н. Колмогорова

Иван Князев: Мы переходим к первой теме нашего вечернего блока. Сельским учителям могут дать московские зарплаты. Педагоги…

Тамара Шорникова: Ух!

Иван Князев: Да-да-да. Педагоги, к примеру, в Кирове, Новокузнецке и даже в самой маленькой какой-нибудь деревне, возможно, скоро будут получать так же, как и их коллеги в столице. С такой идеей выступают в Совете Федерации. Ну, что и справедливо, так как работу они выполняют-то одну, а деньги получают разные.

Тамара Шорникова: Сельским учителям поднимут зарплату или столичным урежут? – еще будем разбираться. Сейчас каждый регион высчитывает ставку по-своему. Совет Федерации предлагает такую схему: оклад за 18 часов в неделю должен быть не меньше двух минимальных размеров оплаты труда, а последующие рабочие часы должны оплачиваться по фиксированному тарифу. Также необходимо установить единый способ начисления премий и надбавок за квалификацию. Окончательно единую систему сформируют в течение года.

Иван Князев: По данным Росстата, средняя зарплата учителя в 2019 году – 40 337 рублей. Самая высокая зарплата на Чукотке – там почти 100 тысяч, ну а самая маленькая в Северной Осетии – чуть больше 20 тысяч, почти 22 тысячи, если быть точным.

Тамара Шорникова: Расскажите нам о ваших зарплатах, дорогие учителя, звоните нам и пишите. Как вы считаете, какая зарплата была бы, по вашему мнению, справедливой? Как ее нужно рассчитывать?

Об этом сейчас будем говорить с гостем в нашей студии. К нам пришел Кирилл Семенов, директор специализированного учебно-научного центра МГУ – Школы-интерната имени Колмогорова. Кирилл Владимирович, здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер, Кирилл Владимирович.

Кирилл Семенов: Добрый вечер.

Иван Князев: Ну, я думаю, сейчас все учителя немножко встрепенулись: «О, у нас зарплата будет, как у наших московских коллег! Будем жить и получать, как москвичи». Это так? Или там немножко посложнее все?

Тамара Шорникова: Что на самом деле будет, если вот такая задумка в жизнь воплотится?

Кирилл Семенов: Ну, надо посмотреть, что будет. Вообще, конечно, учителя, наверное, будут рады, если они будут получать больше. Удивительно, что, по утверждениям этих цифр, самая большая зарплата на Чукотке. Сергей Семенович недавно озвучивал среднюю зарплату учителя в Москве, и там, по моей памяти, было ощутимо больше.

Вся проблема в том, что принять-то можно самые радужные постановления. А деньги-то где взять? Ведь как устроен школьный бюджет? Школа получает финансирование из фиксированного норматива по количеству учеников. Даже деньги на ремонт школьных зданий зависят не от того, насколько у вас большая школа по площади, а насколько много в ней учиться детей. Поэтому если в школе детей не очень много, норматив в регионе, скажем, не слишком высокий, то откуда взять дополнительные деньги?

У нас уже есть Майские указы президента о том, что зарплата должна быть не ниже, чем двойной размер средней по региону. И касательно Москвы эта сумма весьма значительная, и в других регионах тоже велика. Но должен быть механизм финансирования.

Иван Князев: Ну смотрите. А можно мне немножко пояснить? Вот нам сказали – два минимальных размера оплаты труда за 18 часов. А дальше что? А дальше плюс что получается?

Кирилл Семенов: Значит, дальше так. Ставка должна стоить не меньше, чем… Ну, наверное, если у нас минимальный размер оплаты труда, допустим, 15 тысяч, то…

Иван Князев: Ну, у нас сейчас поменьше – 11 200, если не ошибаюсь, в среднем.

Кирилл Семенов: Ну, 11 200. Представим себе, что он подрастет. То, что учитель за 18 часов нагрузки у доски должен получать не меньше, чем 22 тысячи рублей, – это, наверное, справедливо.

Иван Князев: Ну да.

Кирилл Семенов: Потому что уборщица в закусочной KFC получает все 30, хотя детей она не учит.

Иван Князев: Дальше что?

Кирилл Семенов: А дальше нужно понять, откуда возьмутся деньги. Потому что если продолжится то, что у нас есть сейчас… А у нас подушевое финансирование школы – деньги идут за ребенка. Если в школе много детей, то в ней должно быть много учителей, много нагрузки. Значит, много и денег придет в такую школу. Если в школе детей немного, то и денег в этой школе тоже будет немного.

Если обяжут выплачивать вот такие зарплаты, а денег на это в бюджете школы просто не окажется – ну, караул, случится какая-то такая катастрофа. То есть должно измениться вообще само финансирование всей этой образовательной деятельности – то есть, скажем, не по количеству детей всего в школе, а вот рассчитали, сколько должен получить учитель, и если такое финансирование в школу пришло – хорошо, а если не пришло, то кто-то должен, грубо говоря, денег добавить. Откуда их взять? Потому что просто так это постановление, не обеспеченное источником финансирования… Это, конечно, очень хорошее и благое пожелание. Ну а что из него выйдет? Мы сами понимаем – что-нибудь не очень…

Тамара Шорникова: «Что-нибудь не очень». Когда вы говорите о том, что действительно у школы не окажется денег на такие зарплаты, то это что будет означать? Сокращение штата?

Кирилл Семенов: Ну, сокращать штат тоже невозможно, ведь это же какой-то такой порочный круг. Вот представьте себе, что у вас вдруг выбыло двое учителей – заболели, уволились или еще что-то. Их нагрузка падает на других педагогов. Но они же не могут бесконечно добирать себе часы.

То есть мы понимаем, что и количество детей не должно превышать какие-то разумные пределы, иначе учитель просто будет не справляться, и количество часов на учителя. Сейчас предельная норма – 36 часов. Но мы понимаем, что даже 30 – это уже не жизнь. Полторы ставки – это уже много. И за эти полторы ставки, скажем, получать 30 тысяч – ну, это тоже тяжело.

Система оплаты труда – это обсуждалось, когда вместе с Перловым мы здесь присутствовали, – она устроена так. Есть некий фиксированный размер, который вы получите просто за то, что отвели часы. А дальше администрация образовательного учреждения может каким-то образом стимулировать педагога за какую-то деятельность сама, потому что получает финансирование именно школа как юрлицо. Ну, есть какие-то конкурсы, есть какие-то гранты, но…

Тамара Шорникова: И есть какие-то любимчики в школах.

Кирилл Семенов: Они распределяются централизованно. Мы хотим говорить о системе или о конкретных злоупотреблениях на местах? Ну, мы понимаем, что когда какой-нибудь шибко прыткий губернатор говорит, что денег нет, а потом к нему приходят и находят 8 миллиардов рублей – это не совсем правда. Возможно, что и в школах бывают злоупотребления, когда директор несправедливым образом разделяет это финансирование между своими учителями. Это невозможно проконтролировать из единого центра – из Министерства просвещения или из Министерства образования. Это всегда будет вопрос и регионального бюджета, и финансирования из регионов, и, грубо говоря, управления на местах.

Если Совет Федерации предусмотрит финансовую поддержку принятого решения, то это будет хорошо. А если не будет предусмотрено выделение дополнительного финансирования (потому что не все регионы богатые, не все регионы могут себе позволить то, что могут позволить Москва, Петербург или Екатеринбург), то тогда возникнет ситуация, что ты как бы директор школы, ты должен заплатить людям деньги, а с другой стороны, ты их столько не получил в виде субсидий. И что в этом случае делать?

Да, и непонятно, как это будет установлено. То есть – не больше или не меньше? Скажем, если есть фиксированный размер оплаты труда – означает ли это (я пока не понял, хотя идея и благая), что московский учитель будет получать меньше, чем он получает сейчас, по словам московского мэра?

Иван Князев: Ну давайте мы к этому еще немножко попозже вернемся. Сейчас у нас телезритель на связи, Альбина из Хабаровского края. Альбина, добрый вечер.

Зритель: Добрый.

Иван Князев: Вы учитель?

Зритель: Да, я учитель.

Иван Князев: Расскажите нам, сколько вы получаете сейчас.

Тамара Шорникова: И за сколько часов?

Зритель: У меня на данный момент… Вот в этом месяце у меня 26 часов.

Кирилл Семенов: Это очень много.

Зритель: Я получила 26 с хвостиком небольшим… Вернее, 26 часов, 16 тысяч рублей.

Тамара Шорникова: 16 тысяч?

Зритель: Да. Дальний Восток, Хабаровск.

Иван Князев: Понятно. Да, хорошо, хорошо, спасибо.

Вот видите? Получается, если даже по этой системе, то человек уже будет больше получать.

Кирилл Семенов: Естественно, будет, если найдутся деньги.

Иван Князев: Кстати, смотрите, многие действительно все-таки критикуют. Говорят, что в других регионах, где учителя сейчас получают больше (например, та же Чукотка), то что получается? Они будут получать меньше тогда? Или там не предусмотрено такого?

Кирилл Семенов: Надо смотреть, какой будет итоговый текст документа. Потому что сделать так, чтобы учитель получал не меньше определенного уровня, чтобы в принципе по стране зарплата не отличалась в 6, в 8, в 10 раз у учителя за одну и ту же нагрузку, за одни и те же часы по одному и тому же предмету – это мысль правильная. Это означает, что… Ну, мы понимаем, да?

Учитель – это такая служба обществу, да? Он как бы на службе. Что касается других служащих, скажем, сотрудников полиции, военных, то мы понимаем, что на одной и той же должности, скажем, капитан, он получает одну и ту же сумму в Москве и где-нибудь в Хабаровске. Понятно, что у него нет стимулирующих выплат, наверное, от командования части за ударное несение своей работы, так сказать.

Но у учителей это было именно так. Скажем, в Москве он получает одну сумму, а в Хабаровском крае он практически не получает ничего. Вот если не просто будет продекларировано, что директор должен взять и из имеющегося финансирования обеспечивать вот такую зарплату, а если это будет поддержано еще и какими-то денежными источниками, то тогда это просто здорово. Это позволит сделать так, что учитель не будет какой-то нищей мышью.

А что касается регионов, то я так понимаю… Это нужно на текст посмотреть. Если нет запрета дополнительно выплачивать из бюджета региона дополнительную зарплату, то богатые регионы и будут это делать.

Иван Князев: Вот смотрите, Курск нам пишет: «Как уравнять, если, например, в сельской школе по 24 ребенка в классе?» Ну, тоже, наверное, весьма такой резонный вопрос. Москва у нас пишет: «В столице зарплата – 60 тысяч, а у директора – под 100». Архангельская область: «Ставка – 18 часов. 7 500 учитель получает». Кирилл, вот смотрите…

Кирилл Семенов: Это пишет директор московской школы?

Иван Князев: Я не знаю, здесь не подписались. Кирилл, смотрите. Вот вы как человек, который всю жизнь…

Кирилл Семенов: У директора московской школы больше зарплата.

Иван Князев: Вы всю жизнь проработали учителем. По вашему мнению, оптимальное количество часов и оптимальная зарплата какие? Вот сколько должен получать учитель? Во сколько нужно оценить его труд? Ну, чтобы понимать.

Кирилл Семенов: Давайте установим нижнюю границу. Уже были сказаны эти цифры. Всюду по России, наверное, эта сумма не должна быть меньше 30 тысяч рублей за 18 часов.

Иван Князев: За 18 часов?

Кирилл Семенов: Да. Но мы должны понимать, что на сегодняшний день вся система финансирования школ устроена так, что деньги идут вслед за учеником. Если детей в школе мало, то денег там нет.

Иван Князев: Кирилл, скажите, а 18 часов – это много, по ощущениям? Понимаете, я учителем работал только на практике в университете.

Кирилл Семенов: Это вполне нормально, если к этим занятиям готовиться, если их часто проверять. Это нормально. Полторы ставки – уже тяжело. Две ставки – нереально.

Иван Князев: А две ставки – это сколько часов получается?

Кирилл Семенов: 36 часов.

Иван Князев: 36 часов.

Кирилл Семенов: У нас были коллеги, которые работали по 30.

Иван Князев: Ну смотрите. Вы говорите, что 18 часов – 30 тысяч. Ну, как-то маловато, наверное.

Кирилл Семенов: Минимум по региону.

Иван Князев: Минимум, да?

Кирилл Семенов: Скажем, если человеку в Хабаровском крае предложить за 18 часов 30 тысяч рублей, то, наверное, он скажет, что это будет более или менее справедливо, потому что и средняя зарплата, наверное, там все-таки не очень высокая. Минимум. Если можете больше платить – платите.

Тамара Шорникова: Саратовская область предлагает накинуть еще 10 тысяч. «Базовый оклад учителя должен быть не меньше 40 тысяч», – пишут нам оттуда телезрители.

Давайте узнаем, что думают в Кабардино-Балкарии, к нам оттуда дозвонилась Фатима. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый вечер.

Тамара Шорникова: Фатима, вы преподаете в школе? Здравствуйте.

Зритель: Да, я преподаю в школе.

Тамара Шорникова: Какой предмет?

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слышим вас. Какой предмет?

Зритель: Добрый вечер. У меня к вам вопрос.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: У меня 18 часов. Получаю всего 17 тысяч с чем-то, до 18 не доходит зарплата. Предмет – биология. Категория высшая, есть стаж работы.

Иван Князев: А какой вопрос у вас? Вы вопрос хотели задать.

Зритель: У меня вопрос. 17 тысяч с чем-то – это включая стимулирующие. Если стимулирующие убрать, то я за 18 часов получаю всего 10 тысяч.

Иван Князев: Хорошо, да. Ну, мы вас поняли, мы вас услышали. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Вы знаете, многие пишут в SMS, что очень трудно сейчас действительно определить, а сколько час учительской работы стоит. Возмущаются, почему это стало такой тайной. Потому что люди, которые звонят, пишут, они говорят: «Я получаю за такое-то количество часов такое-то количество денег». Но не все понимают расклад: что здесь стимулирующие, а что конкретно…

Кирилл Семенов: У каждого есть возможность получить расчетный листочек, и там указано за что: за стимулирующие, за часы. Это есть. Приходите в бухгалтерию и получаете.

Иван Князев: Ну, вы когда его получали, что у вас там написано было? Что там было за что?

Кирилл Семенов: За те 26 часов, которые я последний раз, два года назад, вел в неделю (так получилось, такой большой нагрузки я не планировал), там получалось что-то порядка 45 тысяч рублей в Москве. Остальное добавлял директор. Директор имеет право из каких-нибудь грантов, фондов добавить. Ну, получалось 50.

Иван Князев: Сколько он добавлял?

Кирилл Семенов: Получалось 50.

Иван Князев: Тех, что добавлял директор?

Кирилл Семенов: Получалось в сумме порядка 55 тысяч рублей за 26 часов.

Иван Князев: Из них базовая ставка какая была?

Кирилл Семенов: Я так понимаю, что 45. Я сейчас точно не помню. За 26 часов было 45. И это критиковалось, потому что… Понимаете, это лицей «Вторая школа», в нем учителей много, детей мало, поэтому средняя зарплата в этой школе вызывала нарекания московского Департамента образования, потому что она была ниже, чем в других школах, где детей много, учителей мало, в классе сидит толпа народа, учебный план предполагает меньшее число часов, которые проводит учитель.

Школа может сама играться с цифрами, которые записаны в ее учебном плане. Возможен учебный план, в котором будет всего лишь 29 обязательных часов в неделю у школьника. Поэтому в таких школах, которые не слишком стараются добиться каких-то выдающихся успехов в обучении, получается, что выгоднее там работать учителю. Понимаете? В ней нагрузка меньше, а зарплата выше.

Иван Князев: Волгоград нам пишет: «У меня 34 часа. Зарплата – 25 тысяч. Просто падаю от усталости!»

Кирилл Семенов: Безобразие! А должно быть не меньше 60.

Иван Князев: И вот смотрите, еще какая спорная эсэмэска из Нижнего Новгорода: «А зачем поднимать зарплаты учителям, если они не дают хорошие знания ученикам?» Здесь, наверное, такой спорный вопрос.

Кирилл Семенов: Это второй вопрос.

Иван Князев: Наверное, поэтому и не дают, потому что работают много, а получают мало, устают.

Кирилл Семенов: Есть такая русская сказка: «Ты сначала накорми, напои, в баньке попарь, а потом и спрашивай». Зарплата должна соответствовать затратам и нашим представлениям о том, что такое учитель. Это специалист с высшим образованием, который приходит к детям. От него много чего требуется: повышать квалификацию, не иметь судимости, знать психологию, знать педагогику, знать новости своей науки. И за это еще платить так мало, да? Собственно, зачем тогда он будет напрягаться?

Что было раньше – курица или яйцо? Если нормальных денег не платить, то нормального человека заставить работать учителем вы и не сможете. Он найдет себе занятие, которое принесет ему больший доход, если он амбициозный. И остаются только либо фанатики идеи, либо действительно люди, которым некуда пойти. Но только на энтузиазме, так сказать, единиц-фанатиков всю систему не вытянуть, долго не вытянуть. Вы сами понимаете, что зарплата должна быть достойной – не хуже, чем у уборщицы в закусочной, которая получает 30, например, в Москве.

Тамара Шорникова: А должна ли она быть одинаковой? Вот нам пишут: «Действительно, должна быть одинаковая зарплата и в Хабаровске, и в Москве».

Кирилл Семенов: За базовую ставку – наверное, да. А дальше…

Тамара Шорникова: Но мы понимаем, что разные цены, условия жизни разные.

Кирилл Семенов: А дальше регион сам, если хочет (а он обычно хочет), добавляет эти деньги. Это все зависит, грубо говоря, от регионального начальства. Вот может оно осуществить это финансирование – оно его осуществит, выдаст лучшим школам гранты или еще что-то, или просто поможет финансово. А если…

Иван Князев: Давайте наших дорогих педагогов послушаем.

Кирилл Семенов: Давайте.

Иван Князев: Татарстан у нас на связи, Надежда. Надежда – учитель географии, насколько я понимаю. Надежда, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Вы знаете, я работаю уже 40 лет, но на пенсию как-то не хочется, я энтузиаст своего дела. Работаю сейчас на 36 часов.

Кирилл Семенов: Это две ставки. Это максимум.

Зритель: Дети выбирают географию в девятых классах, большинство выбирает. Но, конечно, обидно сейчас, проработав столько лет… Ну, пенсия маленькая.

Вы знаете, у меня вопрос такой. Почему за 18 часов платится с одним коэффициентом, а вот сверх нормы уже намного меньше? Мы так же даем часы, так же выкладываемся. Вот почему меньше? Ну, 26 тысяч чистыми. Разделите пополам. Это 13 тысяч ставка за 18 часов. Вот как молодым сейчас выжить за такие деньги?

Тамара Шорникова: Надежда, скажите, а когда вы при такой загрузке успеваете готовить материал к следующим урокам, изучать что-то новое в своей профессии?

Зритель: Вы знаете, все равно как-то успеваешь, потому что энтузиаст своего дела. Приходишь в пять часов и опять садишься за компьютер, опять работаешь, готовиться к урокам. И так где-то до десяти. Ну, двенадцатичасовый рабочий день у учителя.

Иван Князев: Надежда, а у вас много учеников в классе?

Зритель: У меня 17 классов. У меня в 8-В классе 30 человек.

Иван Князев: Это много.

Тамара Шорникова: Мы услышали, сколько, по вашим примерным расчетам, получается ставка. Как вам кажется, какая ставка была бы справедливой? Сколько базово должен получать учитель в России?

Зритель: Вы знаете, чтобы как-то достойно себя чувствовать. Я не могу, конечно… Я прожила в городе небольшом.

Тамара Шорникова: Ну, для вашего города о каких деньгах идет речь?

Зритель: Ну, достойно – где-то 25–30 должен учитель получать.

Кирилл Семенов: За ставку? За 18 часов?

Тамара Шорникова: За ставку? За 18 часов? Правильно?

Зритель: Да, да, да.

Тамара Шорникова: Спасибо, Надежда.

Кирилл Семенов: То есть человек получал бы 60. И еще хоть как-то, хоть куда-то, на что-то годилось бы.

Иван Князев: Смотрите, Кирилл, Кемерово пишет: «Здравствуйте. Объясните, почему в Москве классное руководство стоит 30 тысяч, а в Кемерове – 3 тысячи?» Это так?

Кирилл Семенов: Вполне возможно, но вряд ли. Нет, 30 тысяч в Москве классное руководство не стоит. Доплата есть, но не настолько большая, поэтому желающих нет.

Иван Князев: А какие существуют доплаты за классное руководство? И какие они должны быть? Это сильно обременяет учителя, когда у него еще есть классное руководство?

Кирилл Семенов: В зависимости от того, как он собирается классно руководить. Если он руководит действительно классно, то тогда это серьезная нагрузка.

Иван Князев: Ну, в среднем, давайте в среднем посмотрим. Что это за нагрузка?

Кирилл Семенов: На эту должность не рвутся.

Иван Князев: Не рвутся?

Кирилл Семенов: На эту должность не рвутся. И я не видел среди своих коллег такого большого энтузиазма заниматься именно классным руководством. Доплата в Москве вовсе не 30 тысяч, она не настолько велика. Но субсидия и норматив зависят от региона и от региона к региону меняются, поэтому где-то за одним школьником, за старшеклассником, скажем, в Москве приходится 123 тысячи рублей, за каждым, а где-то эта сумма существенно меньше.

Еще раз. Что нужно сделать директору, чтобы заплатить зарплату в соответствии с этими решениями? Если он остается один на один со старыми принципами финансирования, то у него есть количество учеников, каждый сколько-то стоит. Вот он получил эти деньги. Дальше он платит коммунальные услуги, без них никак, обязательные налоги, обязательные договора на вывоз мусора, на обслуживание пожарной сигнализации. И все, что осталось, он может – ну, от 70 до 80% того, что у него получилось из бюджета в Москве, вот такая сумма – отправить на зарплату педагогам. А дальше все зависит от того, какой у него учебный план, сколько часов, сколько у него учителей и сколько человек в классе. Все!

Иван Князев: Ну понятно, да. Понимаете, я что спрашивал?..

Кирилл Семенов: Если ему дадут дополнительно денег на то, чтобы реализовать эту здравую идею, что школьный учитель не должен получать мало, то это замечательно. Если деньги остаются, как раньше, а обязанности вырастают в разы, то я думаю, что директор просто встанет, уволится и уйдет, потому что иначе он будет отвечать за невыплату заработной платы. А за это уголовная ответственность полагается. Понимаете?

Иван Князев: Ну да. Я просто, понимаете, что хочу понять? Как вообще посчитать нагрузку и зарплату учителей?

Кирилл Семенов: Вот я вам сказал – как.

Иван Князев: Вот смотрите. Если классное руководство, если еще факультативы, если что-то еще, какие-то внеклассные мероприятия…

Кирилл Семенов: Какие факультативы? Какие кружки? Бюджетные, внебюджетные? Что-то оплачивается из субсидий…

Иван Князев: Просто, понимаете, не все в стране учителя, не все понимают. Мы как-то все привыкли, что учителя получают мало.

Кирилл Семенов: Требуйте ответа…

Иван Князев: И нужно что-то с этим делать, нужно что-то им платить. А никто толком не понимает.

Кирилл Семенов: Требуйте ответа от своей администрации школьной: «За что и как вы нам заплатили?» Потому что это, к сожалению, не нормировано, кроме как количество рублей за один час. Ставка – 18 часов.

Иван Князев: Просто знаете что я хочу понять? Чтобы вы сказали: «Вот смотрите – учитель. Базовая ставка плюс еще…»

Кирилл Семенов: К сожалению, учитель не военный. Понимаете?

Иван Князев: «И при этом у него есть классное руководство. Значит, ему нужно заплатить еще ползарплаты в месяц за то, что он классный руководитель. А если у него факультатив – значит, еще треть зарплаты». Вот это хотелось бы выяснить. Или здесь нельзя такими категориями считать?

Кирилл Семенов: Ну, классное руководство должно сколько-то стоит, но это пусть, как говорится, коллективный договор решит, профсоюз, директор школы или совещание профессионального союза в регионе. На конференции московские учителя собрались и сказали: «Уважаемый работодатель, мэр города Москвы, мы обращаемся к вам с просьбой, чтобы в нашем сложном городе классное руководство стоило бы столько-то часов». То есть это…

Иван Князев: Ну а вы как педагог как считаете сами – вот сколько нужно? Смотрите. Если нас Тамарой переведут, грубо говоря, на еще одну неделю и добавят еще три часа к эфиру, мы скажем: «Давайте нам еще одну зарплату, наверное, потому что у нас будет очень большая загрузка». Вот вы как педагог скажите.

Кирилл Семенов: Тогда надо в коэффициентах считать. Давайте так. Если мы договорились, что за 18 часов мы представляем себе разумным заплатить человеку 30 тысяч, то мы считаем, что нам есть где их взять (так, чтобы за 36 часов он получал те же 60 тысяч, но уже чистыми на руки, да?), то за классное руководство, наверное, действительно имеет смысл добавлять 10 тысяч в месяц, но если человек исполняет свои обязанности. Тогда и спрашивать за это тоже нужно как-то всерьез.

Иван Князев: Вот! Это и хотелось понять.

Кирилл Семенов: Потому что классное руководство – это такая вещь… Да, классный руководитель занимается этим, этим и этим. Ну а если он этим не занимается, то деньги просто так получать тоже…

Раньше были все эти доплаты, они были прописаны в фиксированном выражении. За проверку тетрадей – столько-то рублей. За классное руководство – столько-то рублей. За то, что ты ответственный за кабинет, как бы кабинет записан на тебя, и ты обеспечиваешь надлежащее его состояние – столько-то рублей.

Тамара Шорникова: А сейчас?

Кирилл Семенов: Сейчас они все в какой-то момент исчезли. Фиксированно прописаны. А дальше администрация может стимулировать – вот все, что осталось после выплаты фиксированного количества денег за фиксированное количество часов. Осталось у вас, допустим, в бюджете, не знаю, несколько миллионов, а дальше директор…

Вот в чем проблема? В том, что это все нужно контролировать и распределять. Да, он может делать в зависимости от своей совести либо хорошие, либо нехорошие вещи. Поэтому в последнее время это осознанно. И в Москве это исправляется. То есть теперь бухгалтерии всех московских школ фактически будут прозрачными для контроля из Департамента образования, чтобы не было злоупотреблений, чтобы не было таких начислений, как вы сказали, любимчикам того, чего не получают все остальные учителя. И это на самом деле правильно.

Но, к сожалению, невозможно проконтролировать из одного центра в Москве начисление всем учителям их заработной платы и коэффициентов в Хабаровске, потому что… А почему только учителям? А еще давайте врачам, сельским агрономам, я не знаю, лесникам (хотя с этими проще). И начинается… Невозможно же управлять только из одного центра, да? Поэтому это все равно региональная ответственность, региональные доплаты.

И вообще идея выглядит здравой, если действительно будут выделены источники финансирования, если минимальную зарплату учителю установят не ниже фиксированного размера всюду по стране. Это будет здорово. А если еще и будет прозрачной система премирования, как написано в решении Совета Федерации, так, чтобы можно было проконтролировать, кому за что и как начислял премию, то это будет вообще замечательно. И регионы не окажутся в этом положении: «А у нас зарплата упадет». Видимо, поэтому многие хорошо получающие учителя в Москве, наверное, могут иметь какие-то основания для недовольства.

А вообще, конечно, мысль здравая. Совфед – молодец!

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Кирилл Семенов: Пожалуйста.

Тамара Шорникова: Будем следить, во что эта мысль трансформируется. Кирилл Семенов был в нашей студии, директор специализированного учебно-научного центра МГУ – Школы-интерната имени Колмогорова. Вернемся через пару минут, не переключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски