Китайцам въезд запрещён. Россия закрыла границу для жителей КНР

Китайцам въезд запрещён. Россия закрыла границу для жителей КНР
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)
Сергей Санакоев
президент Российско-китайского аналитического центра

Тамара Шорникова: Закрыли границу. Правительство запретило гражданам Китая въезд в Россию. Пока неизвестно, на какой срок. Ограничения вступают в силу завтра. Они касаются студентов, туристов и работников из КНР.

Иван Князев: Это приведет к проблемам с рабочей силой на востоке страны, особенно в сельском хозяйстве и на стройках, говорят эксперты. Китайские дипломаты в недоумении: мол, почему сейчас, ведь число заразившихся пошло на спад. В общем, будем разбираться.

Тамара Шорникова: Да, звоните и пишите, что вы думаете по этому поводу. Особенно ждем комментариев от жителей с Дальнего Востока. Сейчас поговорим с экспертом. С нами на связь выходит Сергей Санакоев, президент Российско-Китайского аналитического центра. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Сергей Санакоев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Сергей Феликсович, есть ли какие-то исключения из этого полного запрета, возможно, для дипломатов или для тех, кто приедет сюда в командировку рабочую?

Сергей Санакоев: На дипломатов это точно не распространяется изначально. Поэтому речь не об исключениях. А о других исключениях мне не известно. И тоже, кстати, не очень понимаю: если эта мера совершенно необходимая, то почему ее не вводили раньше? А сейчас, когда уже в Китае эпидемия купирована, это совершенно очевидно, только в Ухане остались все эти жесткие меры, во всех остальных городах ограничения потихоньку снимаются. То не очень понятно, почему именно это происходит. И в любом случае мы надеемся…

Иван Князев: Но, может, у правительства какие-то другие данные?

Сергей Санакоев: …Да. Поэтому мы как бы пока в ожидании, вот, собственно, что произошло, почему это послужило… Но в любом случае мы надеемся, что это весьма временно и через несколько недель будут эти ограничения сняты.

Иван Князев: Сергей Феликсович, в этом ограничении есть уточнение. То, что китайцы могут следовать транзитом через наши аэропорты. Вопрос, как это будет осуществляться? Их что, в какой-то отдельный блок поместят, в какой-то отдельный коридор? Или они…

Тамара Шорникова: Потому что они же будут, по идее, в тех же очередях, в тех же залах ожидания.

Иван Князев: Конечно.

Сергей Санакоев: Это тоже в общем-то не очень понятно. Если помним мы, там терминал F в Шереметьево был выделен специально полностью под обслуживание китайских рейсов. Наверное, возможно, речь идет только о транзите в этих зонах. Вообще, кстати, транзитные зоны в мире принято тоже проверять и выявлять на предмет того, есть ли там либо ограничения карантина, либо какие-то другие еще (контрабанда и прочие вещи). Поэтому, конечно, все это, я надеюсь, службы будут работать и выявлять, при необходимости соответственно принимать меры.

Тамара Шорникова: Что касается граждан из других стран, которые сейчас находятся в КНР. Они без препятствий смогут прилететь из Китая. Те же европейцы и другие. Все верно?

Сергей Санакоев: Ну, я напомню: Аэрофлот продолжает у нас вообще полеты. Поэтому наши граждане, конечно, тоже в любую минуту могут вылететь. Другие граждане, не китайской национальности, судя по всему, тоже могут прилететь. Поэтому вот именно конкретно эти ограничения пока вызывают больше вопросов, чем ответов.

Тамара Шорникова: Да, а что касается граждан Китая, которые сейчас находятся в России…

Иван Князев: Уже здесь. Приехали, к примеру, пару дней назад, правильно?

Сергей Санакоев: Была достигнута договоренность с Миграционной службой России о том, что будут временно продлевать их нахождение в случае, если от них будут соответствующие заявления о временном убежище. А если срок действия их визы уже истек, им надо выезжать, то как бы, если они просят, еще им продлить. Такая договоренность есть. И пока случаев о том, что там кого-то выдворяли, такого не было.

Иван Князев: Сергей Феликсович, еще один маленький вопрос. Правда ли, может вы подтвердите такой слух, что сейчас медикам вроде как дано такое указание – ходить и проверять китайцев, которые у нас здесь живут, на предмет заражения этим видом.

Сергей Санакоев: Вы знаете, мне кажется, больше всего с чем надо сегодня нам бороться, это со слухами. Со слухами, с проявлениями различной ксенофобии. Не могут быть какие-то решения приниматься, пускай даже медицинскими учреждениями или другими государственными учреждениями, на основании каких-то устных распоряжений или каких-то вещей. Все должно быть четко зафиксировано и запротоколировано. Поскольку все-таки речь идет о стратегическом партнере. И я точно знаю, что в мире есть много сил, которые пытаются нас рассорить.

Иван Князев: Понятно. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо. Сергей Санакоев, президент Российско-Китайского аналитического центра, был с нами на связи. Сейчас послушаем телезрителя.

Иван Князев: Галина у нас на связи. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Вы из какого региона, уточните.

Зритель: Я из Москвы.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я хочу сказать, что китайцам на длительный период надо запретить въезд в Российскую Федерацию. Особенно на Дальнем Востоке. Они там испортили всю землю своей химией. И нашим гражданам, трудоспособным гражданам, нет работы из-за того, что они обесценили труд. Есть нормы и правила для работающих, а они все это уничтожили. Я считаю, что их долго не надо выпускать. И знаю, что в университетах и в МГТУ имеются студенты – китайские граждане. И вот за ними надо присмотреть.

Иван Князев: Понятно. Спасибо. Спасибо вам большое за ваше мнение. Как раз таки по поводу Дальнего Востока сейчас поговорим. У нас есть на связи эксперт – Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Я так понимаю, у тебя СМС есть по этому поводу?

Тамара Шорникова: Да, я хочу начать с нее разговор с нашим экспертом. Максим, слышите нас?

Максим Кривелевич: Да.

Тамара Шорникова: Максим, вот Ярославская область пишет: «Это хорошо, что запрещен. Потому что теперь рабочие места будут освобождены, в связи с чем, может, не станут импорт замещать на деле. Да и профилактику никто не отменял». В общем, сумбурное сообщение, основной акцент на том, что наконец-то рабочие места станут нашими.

Иван Князев: А с другой стороны, Кабардино-Балкария пишет: «А кто будет кормить-то теперь Дальний Восток у нас?»

Тамара Шорникова: В общем, как реагируете на запрет? И будет ли проблема в связи с дефицитом рабочей силы на Дальнем Востоке?

Максим Кривелевич: Вообще очень интересно. Я не знаю, какую летопись нашел ваш телезритель. Потому что действительно очень-очень много лет назад китайцы были дешевой рабочей силой для России. На сегодняшний день зарплата инженера в Китае составляет в районе $5 000 в месяц, зарплата рабочего от $1 200 в месяц. Да? Я думаю, телезрители могут легко пересчитать, сравнить со своими доходами и понять, есть ли у них шанс надеяться на то, что китайский гастарбайтер появится у них на земельном участке и будет делать за них низкооплачиваемую работу.

Тамара Шорникова: Это инженеры. Это все-таки люди с таким, с высшим образованием, с огромным багажом знаний и т. д. А что касается разнорабочих?

Иван Князев: Дворников китайских у вас нет?

Максим Кривелевич: Так вот, идея-то очень простая. Китайская экономика бурно растет, а она растет, по разным оценкам, от 5 до 7% в год. Дело в том, что китайской статистике не очень доверяют, а отсюда и большой разброс. И китайская экономика способна абсорбировать любое количество рабочей силы. Вот за последнее десятилетие они трудоустроили несколько десятков миллионов сельской молодежи. Т. е. подняли уровень благосостояния этих людей от нескольких чашек риса в день до тысячи долларов в месяц зарплаты. Когда у нас было 28 руб. за доллар, вся Азия стремилась работать у нас. Когда стало 63 руб. за доллар, наши соотечественники стремятся работать в Азии. Поэтому, я еще раз говорю, это очень старые страхи. Это действительно было. Такие риски для России действительно существовали. Но они где-то заканчиваются в районе 30 руб. за доллар. При более высоком курсе такого риска нет.

Иван Князев: Ну хорошо…

Максим Кривелевич: Теперь что касается снабжения. Да, российские чиновники очень любят запрещать. Это вообще любимая народная забава для русского чиновника. Не всегда эти запреты одинаково полезны. Нужно четко понимать, что любая утрата статуса доверенного партнера приводит к колоссальным экономическим потрясениям. Вот те проблемы, которые сейчас мы переживаем на макроуровне с газопроводом «Северный поток-2», они как раз связаны с тем, что Россию обвиняют в использовании поставок энергоносителей как некоего инструмента политического давления. Не говорим о том, справедливо или несправедливо обвиняют, – неважно. Так вот, если точно так же мы будем использовать какие-то санэпидеммероприятия как инструмент экономического давления на наших партнеров, рано или поздно мы получим ответную реакцию. И я не уверен, что российская экономика к этой реакции будет готова. Понятно, что Китай – это огромный транзитный узел. Понятно, что через Китай люди летят из любых точек мира. И невозможно создать никакую систему контроля. Ну, вот сегодня человек, не знаю, из Кореи полетел через Пекин, завтра человек из Японии полетел, послезавтра человек из Австралии полетел. Мы либо вообще закрываем авиасообщение со всем миром, а закрываем ради чего? Китай как раз обвиняют в пренебрежении, чрезмерном пренебрежении правами человека именно за то, что они очень жестко борются с риском распространения эпидемии. Борются так, как никогда не стали бы бороться у нас, слава богу, все-таки мы европейская страна. Но именно благодаря таким достаточно жестким или жестоким мерам Китай вполне себе достиг успехов в контроле за распространением заболевания. А кроме того, нужно четко понимать, что грипп закончится, а экономика останется. И любые меры, подрывающие взаимное доверие, любые меры, которые позволяют сказать, что вот вы воспользовались случаем для того, чтобы в чем-то нас ущемить, имеют крайне неблагоприятный эффект. Это немножко похоже на семейную ссору. Вы можете своему супругу или супруге что-то такое сказать сегодня, а припомнят вам это через год, в самое неудачное время…

Иван Князев: Но китайцы же должны понимать, что это не просто так делается.

Максим Кривелевич: …и самым неудачным образом. Поэтому, на мой взгляд, это, конечно, чистый популизм. Потому что кому-то из чиновников показалось, что людям понравятся вот такие меры, как бы сказать, по нашей защите. Вполне возможно, что кому-то и понравятся. Но экономический ущерб от подобных вещей пока сложно просчитываем.

Тамара Шорникова: Вашим соотечественникам точно нравится. Нам звонили до этого многократно в прямой эфир и говорили: «Надо закрывать границу с Дальним Востоком. Нам страшно», и т. д. Сейчас пишут: «Ну и правильно. Действительно, зараза распространяется, уже и россияне есть заболевшие. Поэтому непонятно, что у них там вообще происходит. Лучше посидеть так, в засаде».

Максим Кривелевич: Вы знаете, я присоединюсь к этой точке зрения. Единственная проблема: я почти уверен, что люди болеют в Германии, чем-нибудь обязательно да болеют, большая страна, люди обязательно болеют в США, люди обязательно болеют, я не знаю, в Казахстане, – а вот в Воронеже, в Воронеже наверняка сейчас очень много больных гриппом, давайте закроем тогда границы с Воронежем административные…

Иван Князев: На улице не видно, да?

Максим Кривелевич: …ну, и со всеми вышеперечисленными государствами.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Хорошо, спасибо, Максим. Максим Кривелевич был с нами на связи, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. И звонок у нас есть.

Тамара Шорникова: Да, Татьяна из Самарской области дозвонилась.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна.

Тамара Шорникова: Татьяна, слушаем вас. У вас вопрос, мнение? Вы радуетесь или огорчились из-за того, что границы закрылась?

Зритель: Я, во-первых, огорчилась. Почему? Объясняю. Было сказано, что 21-го три команды из Китая приехали в Самарскую область играть на стадионах, поскольку у них эпидемия, значит, Самара предоставила свои стадионы. И Тольятти. И далее они поедут в Пензу. Вот почитайте: три команды из Пекина. Хоть было сказано, что там китайцев мало, в основном это команда – немцы, канадцы, – какая разница? Они прибыли из Пекина, во-первых. В самый центр России. 21-го января. А вы сказали, ну, у вас же … представители медицины говорили, что теперь инкубационный период считается 24 дня. Вот вы скажите, что за необходимость была предоставлять игровые площадки и тянуть китайские команды в центр России? Учитывая расхлябанность, я скажу, руководителей, чиновников различного уровня…

Тамара Шорникова: Эту тревогу вашу мы понимаем. Информацию тоже проверим. Вы скажите, почему новые меры-то вас огорчили? Наоборот же тогда, хорошо, раз новые гости из Поднебесной не поедут? Опоздали, вы имеете в виду? Не слышно, да.

Иван Князев: Ну ладно. Видимо, это будет такой риторический вопрос. Переходим, наверное, уже к следующей теме.

Тамара Шорникова: Да, перейдем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски