Книги не фотографировать!

Книги не фотографировать! | Программы | ОТР

Вот такую борьбу с пиратством предлагает Минпромторг. Что думают эксперты?

2020-09-03T14:43:00+03:00
Книги не фотографировать!
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Борис Куприянов
издатель, владелец книжных магазинов «Фаланстер»
Сергей Симаков
директор издательства Тюменского государственного университета, член Правления Ассоциация книгоиздателей России
Максим Зайцев
заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке

Тамара Шорникова: Минпромторг предложил запретить фотографировать книги в магазинах. Это, считают в министерстве, поможет в борьбе с пиратством.

Иван Князев: В 2019 году ущерб от распространения электронных контрафактных копий книг эксперты Ассоциации по защите прав в Интернете оценили в 55 миллиардов рублей. В то время как весь российский книжный рынок, включая легальные электронные версии, стоил 100 миллиардов рублей.

Тамара Шорникова: Что думают сами участники рынка – издатели, владельцы книжных магазинов – о новой антипиратской инициативе? Сейчас узнаем. А вы нам расскажите, покупаете книги или качаете в Интернете на всяких торрентах?

Иван Князев: Да, поделитесь.

А у нас на связь выходит Максим Зайцев, заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке. Здравствуйте, Максим Сергеевич.

Максим Зайцев: День добрый, Иван. День добрый, Тамара.

Иван Князев: Максим Сергеевич, расскажите, откуда такая инициатива возникла? Действительно все так плохо?

Максим Зайцев: Ну, инициатива возникла в Минпромторге. Вполне возможно, была пролоббирована книгоиздателями. Я сам скачиваю и покупаю книги в Интернете, покупаю книги в магазинах. И здесь надо понимать, что мы – все-таки самая читающая нация. И нам надо развивать конкуренцию, между издателями в том числе. И книги должны быть более доступными – как в электронном формате, так и в печатном. Сейчас же бешеная накрутка и отсутствие вообще конкуренции позволяют книгоиздателям, которые купили авторские права, устанавливать практически любые цены. Если книги будут дешевле, то людям, наоборот, будет проще покупать.

Вы действительно правильно сказали, что пиратский рынок достаточно развит. Но, поверьте, если пираты, которые зарабатывают на рекламе, будут… Они покупают все равно эти книги и сканируют. То есть здесь мы, по сути дела, снова будет ограничивать наших граждан в правах и, возможно, даже не совсем, с точки зрения закона, потом правильно это использовать. Так что здесь перегибы недопустимы, по моему мнению.

Тамара Шорникова: Да, конечно, многие могут сказать, что очень дорого сейчас стоят книги. Многие сравнивают, сколько у нас стоит алкоголь, что выгоднее покупать и так далее. Но издатели, писатели, книжные магазины – все сейчас говорят о том, что, действительно, очень сильно пострадали из-за закрытия магазинов, из-за пандемии и так далее. Мол, новый какой-то запрет – любой – может отпугнуть читателей, не привести их туда за новыми книгами.

Насколько своевременны сейчас какие бы то ни были меры вообще, какие бы то ни было запреты?

Максим Зайцев: Я думаю, что данная инициатива вряд ли пройдет, поскольку широкое общественное обсуждение она уже вызвала, и министерство на уровне руководства данную инициативу остановит. Снова же здесь можно работать только в рамках понижения стоимости цен на книги. Возможно, здесь еще книжные магазины подключились, в том числе сетевые магазины, которые хотят как можно меньше конкуренции. Сейчас можно книгу сфотографировать и, допустим, в другом книжном магазине посмотреть, а какая цена на эту книгу в другом книжном магазине.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: То есть только в этом проблема – чтобы посмотреть цену, сфотографировать и сравнить?

Максим Зайцев: Есть разные варианты. Допустим…

Иван Князев: Я просто пытаюсь себе представить. Как можно перефотографировать несколько сот страниц?

Тамара Шорникова: «Войну и мир»?

Иван Князев: Ну да.

Максим Зайцев: Да никак, да никак.

Иван Князев: Ну это же безумство какое-то!

Максим Зайцев: Можно сфотографировать только обложку и, может быть, только описание книги. Несколько сотен страниц фотографировать? Ну, даже если по 30 секунд на одну страницу, то это займет несколько минут. Но если это будут делать пираты, то, поверьте, они потратят 700, 1 000, 1 500 рублей для того, чтобы эту книгу купить. Если это будут делать студенты, то студенту гораздо проще пойти в библиотеку, взять эту книгу и работать с ней столько, сколько нужно. Там можно официально и легально сделать копию (до 30%).

Соответственно, инициатива ради инициативы – наверное, это все так можно охарактеризовать.

Иван Князев: Понятно. Спасибо вам. Максим Зайцев был с нами на связи, заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке.

Тамара Шорникова: Сейчас примем звонок. И пара SMS. Краснодарский край: «Хожу в библиотеку, пока еще не все закрыли». Ярославская область: «Книги предназначены для чтения, а не для фотографирования. Я Интернетом не пользуюсь, да и магазинов книжных в деревне нет. В моем случае проще сходить в сельскую библиотеку».

Слушаем телефонный звонок. Алексей, Краснодар. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Алексей.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Когда в последний раз книжку покупали, Алексей?

Зритель: У меня очень много книжек есть. И исторические даже есть у меня.

Тамара Шорникова: Домашняя библиотека, видимо, да?

Зритель: Нет, я не покупаю, я свои книжки читаю.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Ну, раз такая история, тогда спасибо вам за ваше мнение.

Иван Князев: Читает, в магазин не ходит человек. Ну хорошо, отлично.

«Хорошие книги никогда не были дешевые. Люди, которые не читают, не знают, что есть библиотека». Возмущение из Астраханской области от нашего телезрителя: «Фотографировать книги нельзя? А смотреть-то вообще их можно, в руки брать?»

Тамара Шорникова: Узнаем мнение издателей. Борис Куприянов будет отдуваться за всех, видимо, – издатель, владелец книжных магазинов «Фаланстер». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Борис Куприянов: Добрый день. Я, конечно, не издатель, а как раз тот самый гнусный книготорговец, который…

Тамара Шорникова: Который задирает цены, да?

Борис Куприянов: Да. Я могу сказать, что люди, которые разрабатывают и говорят о таких мерах, они тотально не понимают, что такое книжный магазин, его роль в городе, роль в культуре и так далее. Они в книжные магазины не ходят. Они, видимо, имели очень плохое образование университетское, высшее образование. Они не сильно понимают, зачем вообще делаются книжные магазины.

Это абсурдно. Потому что мы прекрасно понимаем, что человек, чтобы узнать, что это за книга, чтобы понять, нужна ли она ему, конечно, должен с ней ознакомиться и запросто должен сфотографировать обложку, оглавление, входные данные. Это понятно. Это вообще возможно. Может быть, у него нет денег сейчас, он хочет купить ее потом или хочет заказать ее в Интернете.

Действительно, ваш предыдущий собеседник из Государственной Думы сильно поднимает ее статус, потому что говорит очень разумные вещи. Я думаю, что действительно, возможно, именно сетевые магазины выступили с этой инициативой, для того чтобы люди не проверяли, сколько стоит книжка в онлайн-магазинах. Потому что чаще всего пользуются мобильным телефоном при просмотре книжки тогда, когда проверяют по штрихкоду, сколько она стоит.

Мера бессмысленная и достаточно глупая. Ничего этим добиться невозможно. Ограничить человека каким-то образом нельзя. Как вы правильно, Тамара, сказали, из-за пандемии небольшие независимые магазины, к которым я отношусь, очень сильно… они поняли, что они очень сильно зависят от своих покупателей. И получился некоторый симбиоз. Фактически мы выжили все только благодаря нашему покупателю, нашим друзьям, которые заказывали у нас книжки с доставкой и так далее. И мы стали очень нежно относиться к покупателям. И это нормально. Если в «жирные» годы мы этого не замечали, то сейчас мы понимаем, что мы зависимы от них. Книжный магазин – это не только мы, но еще и наши покупатели.

Иван Князев: Борис Александрович, а расскажите, пожалуйста, как поменялось это отношение? В какое пространство превращаются сейчас книжные магазины? Раньше-то, вроде как, действительно книжная полка – подошел, взял, подошел на кассу, купил. Сейчас книжные магазины уже по-другому выглядят.

Борис Куприянов: Простите, никогда такого не было, чтобы подошел к книжной полке, взял и купил. Если мы посмотрим XIX век, то вы покупаете, заказываете переплет в этом самом магазине…

Иван Князев: Ну, я не так далеко…

Борис Куприянов: Магазин – это всегда место общения. И во всем мире это место общения. В магазине книжном люди проводят больше времени, чем в магазинах даже одежных. И это совершенно естественно. Люди ищут вещи, которые… Они не знают, что они им нужны. Это место поиска.

Если мы посмотрим на литературные образы книжных магазинов, то даже там мы увидим, что все не так просто. И как раз отчасти потеря интереса к чтению в современной России связана с тем, что книжный магазин превратился из места, где вы могли поговорить с другими покупателями, с продавцами, обсудить какие-то новинки литературные, выяснить, что вам действительно интересно, превратился в то место, где люди подходят, берут с книжной полки книжку, оплачивают и уходят.

Иван Князев: Ну подождите, подождите! Я прошу прощения. Может быть, я не в те книжные магазины хожу. В Москве есть возможность купить кофе, взять книжку с полки, почитать. Там проходят презентации различных новинок, писатели выступают.

Борис Куприянов: Да, да, да. Это не просто супермаркет, а это место, в котором происходит какое-то общение. Вы знаете куда больше, чем просто… И так происходит во всем мире, во всех европейских и неевропейских, азиатских, латиноамериканских, каких угодно странах. Книжный магазин – это, извините, пожалуйста, место, где происходит много всего интересно, где происходит серьезное общение с серьезными людьми.

Поэтому на самом деле мне кажется, что такое отношение, чтобы запретить что-то делать в книжном магазине, оно очень коррелирует с последним решением о запрещении… о том, что зоны библиотеки должны быть по возрастным категориям. Это абсурдное решение. И в плане библиотек это еще заметнее. Это говорят из Министерства культуры. То есть люди, которые разрабатывали эти практики, показывают свою полную профнепригодность. Потому что средняя площадь библиотеки в России – в районе 100 метров. То есть физически нет такого пространства, чтобы разделить по возрастным категориям книги.

То же самое – запретить в магазине фотографировать книжки. То есть люди, которые предлагают эти законы, не покупают книги, не читают книги и вообще не знают, как книгами пользоваться. И это стыдновато.

Тамара Шорникова: Борис Александрович…

Иван Князев: Не знаю, про них ли была SMS: «У старинушки три сына: старший умный был детина, средний был и так, и сяк…» Все помним сказку Ершова.

Тамара Шорникова: Все-таки очень много у нас SMS, в которых люди спрашивают, интересуются, возмущаются ценами. Ростовская область: «Цены на книги растут, потому что ФАС мышей не ловит». Вот так считает наш телезритель. «Книга, стоившая в 2017 году 300 рублей, сейчас в два раза дороже».

Можем как-то объяснить телезрителям, кто в этой сказке злодей? Это издатели, писатели? Это книжные магазины? Почему так дорого и часто недоступно для многих россиян книги стоят сейчас?

Борис Куприянов: Виноваты в этой ситуации все. Виновата в этой ситуации общая ситуация. Есть очень простой закон, и мы с этим столкнемся буквально этой осенью. Книжки еще подорожают, к несчастью. Это очень печально.

В магазине «Фаланстер» очень небольшая наценка на книги, одна из самых маленьких. Тем не менее мы понимаем, что книжки стоят дорого. Книжки подорожали, по нашим подсчетам, инфляция в книгах составила порядка 17% за год. Это очень много, действительно много.

Цена книга напрямую связана с несколькими вещами – с тиражом и с правами. Ситуация с тиражом на книгу влияет больше всего. Понятное дело, что есть некоторые расходы, как право на книгу, как гонорар автору, как гонорар переводчику, если она переводная, как верстка, печать… не печать, а редактура, макет. Это постоянно.

Если вы делаете книжку десятитысячным тиражом и если делаете книжку тысячным тиражом, то цены примерно одинаковые. А вот типографская цена отличается очень сильно. То есть книжка тиражом в 500 экземпляров, очевидно, стоит в два раза дороже, чем книжка тиражом в 3 500 экземпляров. Примерно так. Может быть, даже сейчас поменьше.

Поэтому чем меньше тиражи, тем книга дороже. Чем дороже книга, тем хуже она продается. И это тоже ни для кого не секрет. Если книга продается хуже, надо максимально быстро получить с нее деньги издательству, чтобы окупить свои расходы. И это дальнейший рост цены. Таким образом, мы попадаем в такое колесо, в странное состояние, когда змея поедает свой собственный хвост. То есть замкнутый круг. Меньше тиражи – книга дороже, плохо продается.

Конечно, у нас государственная поддержка книгоиздания не такая большая. Если мы посмотрим на скандинавские страны, например, то там большое количество книг выкупается для библиотек. У нас библиотеки покупают книг все меньше и меньше. У нас самый маленький процент выкупа книг в книжных магазинах или в издательствах, неважно где. В Норвегии государство гарантирует продажу определенного количества книг, вышедших на норвежском языке, новых. Таким образом они страхуют издателей. У нас такой ситуации нет. И, видимо, не будет.

Тамара Шорникова: Борис Александрович, спасибо. У нас тоже звонок. Видите – и у вас, и у нас в студии. Прорываются! Спасибо вам. Борис Куприянов, владелец книжных магазинов «Фаланстер».

А сейчас – звонок.

Иван Князев: Петербург на связи, Александр дозвонился. Узнаем, ходит ли Александр в книжные магазины, покупает ли книги, фотографирует ли. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, был один раз или два раза, что действительно фотографировал. А вообще тема довольно смешная. Запретить фотографировать? Зачем? Сейчас люди с этими смартфонами – все Джеймсы Бонды, понимаете, агенты. Вы никогда не сможете запретить. Если человеку надо, то он все себе перефотографирует. Поэтому как-то странно разбирать этот вопрос.

Иван Князев: Ну, будут ходить, гонять, смотреть, штрафовать, не дай бог.

Зритель: Да ну, это чушь какая-то! У нас столько проблем в стране, по-моему, более серьезных. А цены на книжки – дьявольские, ну дьявольские просто! Раньше нам родители покупали за 1 рубль. Вы вспомните 80-е годы. Пять-шесть книжек можно было купить за 1 рубль, детских. А сейчас это примерно, я так посчитал, где-то 50 рублей. За 50 рублей вы разве шесть книжек купите? Нет, не купите. Вы даже одну не купите. Вы даже полкнижки не купите.

Поэтому я не знаю, может быть, всей страной опять макулатуру собирать. Что, у нас бумаги нет в стране? У нас авторские права? Прямо все жутко интеллектуалы стали, крохоборы? Я считаю, что это ненормально. Книги должны стоить доступные, символические деньги – ну, 100–120 рублей максимум. Но не 700 или 800. Вы что? Это вообще за гранью добра и зла!

Я, признаюсь, читаю мало. Вот я прочел «Евгения Онегина» – я был потрясен! В таком шоке от «Евгения Онегина»! Понятно, что в школе я читал, но это было все далеко до этой любви. Но сейчас, конечно, все совсем по-другому. И Библия мне очень нравится.

А детям я покупать не могу, потому что… Ну, я купил на «Авито» за одну шоколадку целый ящик советских книжек у чудака. Очень хороший человек! Он мне отдал от чистого сердца. И я эти книги читаю детям постоянно, вот эти советские книжки. И прямо бумага была другая, понимаете, она какая-то приятная была. А сейчас бумага не та. Ну все не то! Цены – это вообще!

Тамара Шорникова: Все не то.

Иван Князев: И запах не тот.

Тамара Шорникова: И цены не те. Спасибо.

Иван Князев: Александр, ну тут сложно не согласиться. Попробуй сейчас купить, к примеру, «Гарри Поттера» в каком-нибудь росмэновском издательстве или еще в каком-нибудь – обойдется около 10 тысяч. По опыту знаю.

Тамара Шорникова: И при этом говорят: «В 80-е годы тираж был миллионный. Это экономика». Тоже разные мнения у наших телезрителей.

Подключаем эксперта. Сергей Симаков, директор издательства Тюменского государственного университета, член правления Ассоциации книгоиздателей России. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Сергей Павлович. О, вы сейчас в библиотеке или в книжном магазине?

Тамара Шорникова: Или на книжной ярмарке в Москве?

Сергей Симаков: Да, спасибо. Сейчас мы находимся на Московской международной книжной выставке-ярмарке. Тюменский госуниверситет представляет свои книги, свои замечательные книги, которые вышли за последний год.

Тамара Шорникова: Насколько ждали этого мероприятия все?

Сергей Симаков: Ну, на самом деле это уникальное мероприятие. Причем мы его очень и очень ценим, потому что в этом году книжные фестивали для регионов были закрыты. Мы представлены в Манеже. На самом деле это очень замечательное мероприятие. Мы благодарны тем, кто смог его организовать и смог допустить региональные издательства до Москвы, до продаж в Москве.

Тамара Шорникова: А что с продажами сейчас у региональных издательств?

Сергей Симаков: Здесь Тюменский госуниверситет выступает в качестве не ярмарки, а выставки, потому что наши тиражи далеко не самые большие. Мы выпускаем книги тиражом порядка 100 экземпляров. Как раз мы даем на выставке возможность библиотекам, возможность читателям ознакомиться с нашими последними новинками, в том числе сфотографировать библиографическое описание, потому что это очень важно, это является началом наших продаж.

Иван Князев: Сергей Павлович, а можно такой провокационный вопрос и для вас, и для наших телезрителей? Хотя я думаю, что для специалистов, таких как вы, он весьма такой очевидный. А мы все-таки самая читающая страна в мире, как мы привыкли себя называть, или уже давно нет?

Сергей Симаков: Нет, мы настоящие книгоиздатели. И очень важно то, что регионы принимают участие в этом мероприятии. Смотрите. Москва достаточно далеко от регионов. И единственная возможность ознакомиться с региональными книгами – это именно на Московской международной книжной выставке-ярмарке.

Тамара Шорникова: Ваня немного о другом. Если говорить о славе нашей нации как самой читающей – мы ее поддерживаем, мы ее заслуживаем сейчас?

Сергей Симаков: Я вас не слышу, простите.

Тамара Шорникова: Все-таки шумно на ярмарке, действительно.

Иван Князев: Нет, я просто почему задал этот вопрос? Мы, во-первых, в течение всего нашего обсуждения говорим, что тиражи сокращаются. Сегодня у нас в России бестселлером считается книжка, выпущенная тиражом, ну не знаю, от 3 до 5 тысяч. В то время как в Советском Союзе в 80-х годах Агата Кристи, если посмотреть на последнюю страничку, на обложку, – там тираж 300 тысяч. Соответственно, если мы в Советском Союзе… Хотя специалисты говорят, что и тогда мы не были самой читающей страной. То теперь, наверное, и подавно?

Тамара Шорникова: Ваня, и так непростой год, а ты еще хочешь какого-то светлого чего-то лишить, да?

Иван Князев: Я просто хочу точки над «i» расставить.

Тамара Шорникова: Правды добиться, да?

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Давай попробуем узнать мнение нашего телезрителя. Давайте почитаем мнения наших телезрителей в виде SMS.

Иван Князев: В принципе, сейчас сразу несколько SMS отложил себе в подборку. Все приходят к выводу, что купить книгу – это очень дорогое удовольствие. На продукты и так едва хватает. Ну а потратить несколько сот на книжку…

Тамара Шорникова: Псковская область: «Раньше у нас в селе был книжный магазин и на центральной улице библиотека, а сейчас магазина нет и библиотека на отшибе».

Иван Князев: Ужасная история, но, скорее всего, правда: «У нас на мусорках можно увидеть большие библиотеки в пакетах. И так просто валяются книги. Краснодар, похоже, перестал читать», – SMS из этого региона пришла.

Тамара Шорникова: Татьяна из Ростовской области, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна.

Тамара Шорникова: Татьяна, слушаем вас. Вы много читаете? Находите время?

Зритель: Здравствуйте. Татьяна, Донецк Ростовской области. Хочу поделиться своими впечатлениями о библиотеке. Мне 69 лет. Я бывший педагог и бывший милиционер в детской комнате. Мне просто интересно было, когда начали появляться внуки десять лет назад. Я пошла в детский отдел. Почему? Когда я начала читать сказки, я поразилась их содержанию! Они не были похожи на те сказки, которые у нас. Какие-то ужастики. Я начала смотреть год издания: 92-й, 93-й. Сорос! Тогда я поняла, что уже тогда книги поступали в библиотеки по всей России, напичканные дерьмом. Я извиняюсь за мой сленг такой нехороший.

Потом я еще поняла, что весь фонд, по которому учились мы, обыкновенная поселковая библиотека, он почти так и остался. Поступлений очень мало! Вот сказал издатель, что нужно все, что издается, в библиотеки. Да нет, извините, государство не должно чтиво в библиотеки за бюджетные деньги поставлять. Оно должно поставлять ту литературу, которая формирует как раз то, что ставится во главу угла, человека, любящего свою Родину, сформировать. Понимаете? Поэтому чтение, хочу вам сказать… Фотографировать надо…

Тамара Шорникова: Фотографировать надо. Главное услышали, да? Хоть так можно как-то донести.

Иван Князев: Подсказывают нам, что Сергей Симаков вышел на связь по телефону, не видеосвязь, а аудио. Поговорим. Директор издательства Тюменского государственного университета. Сергей Павлович, слышите ли вы нас?

Сергей Симаков: Ну так, на трояк…

Тамара Шорникова: На трояк?

Иван Князев: Сергей Павлович, вы в эфире на весьма культурную тему. Если что, матом не ругайтесь.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Со связью у нас сегодня проблемы.

Есть у нас, смотрите, вот такое мнение: «Наоборот, книги набирали ручным набором. Из-под цифровой печати книга не должна быть дороже книг ручного набора. Почему сейчас так дорого?»

Иван Князев: Телезритель из чата прямого эфира на нашем сайте меня поправляет, говорит: «В 80-е годы был тираж – миллионы». Ну, вполне возможно. Я просто такого не видел. SMS из Ленинградской области: «К нам в город приезжали скупщики книг. Цена – от 1 рубля до 50 рублей. А потом сами же продают их за 300 рублей».

Тамара Шорникова: Москва рекламирует определенный сервис по покупке вещей чужих: «Купила там Мельникова, Печерского, восемь томов за 500 рублей», – говорит наша телезрительница.

Иван Князев: Из Тюменской области: «Покупала книги еще в советское время, но все перечитала. Сейчас беру только в библиотеке».

Тамара Шорникова: Послушаем Анатолия из Владимирской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот три передачи ваших посмотрел подряд: экономика, строительство жилья, книги. Понимаете, везде проблема одна: кто в стране управляет всем этим? Берем экономику – у нас во главе экономики стоит надзиратель. Берем науку – там Академия наук стоит во главе или кто? Академия педнаук возглавляет наше образование? Академия медицинских наук возглавляет ли, определяет ли политику нашей медицины?

Иван Князев: Ну понятно, Анатолий. У нас всегда кто-нибудь где-нибудь что-то возглавляет. Вот мы выяснили с нашими экспертами, что та инициатива, которую предложили в Минпромторге, запретить фотографировать книги в книжных магазинах, – она, может быть, не совсем уместная, актуальная и не совсем здравая.

Ну что же, обсуждали мы книгу… обсуждали мы тему книг в нашей стране.

Тамара Шорникова: Книгу не одну.

Иван Князев: Не одну. Сколько печатают? Сколько покупают? Почему хотят запретить фотографировать? Это были темы дневного блока программы «Отражение».

Тамара Шорникова: Расскажем, о чем наши коллеги поведут речь вечером. А будут они говорить об отравлении Алексея Навального, о признании громкого Михаила Ефремова, он признал сегодня вину в смертельном ДТП. И большая тема: падение рождаемости. Как сохранить население страны?

Иван Князев: Нужно сделать маленькое уточнение для тех, кто еще не знает: вечерний блок программы «Отражение» начинается в 19:25. Так что присоединяйтесь, не пропустите. До встречи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)