Кодекс поведения для чиновников - это попытка вывести за скобки недовольство населения бюрократической системой в целом

Кодекс поведения для чиновников - это попытка вывести за скобки недовольство населения бюрократической системой в целом
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Новое ДТП с пассажирами автобуса. Можно ли навести порядок с перевозками?
Новый рейтинг благосостояния россиян – жить стали лучше, позволить себе можем больше
Гости
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
Елена Назарова
профессор кафедры общественных связей и медиаполитики ИГСУ РАНХиГС, доктор социологических наук

Александр Денисов: Ну вот по этой теме Настя будет со мной солидарна наверняка. Может ли чиновница искупаться в шоколаде или там показать стриптиз? Ну конечно, все, что душе заблагорассудится. Правда, вот выставлять напоказ это в социальных сетях – поглядите, мол, как мы весело и богато живем, – наверное, не стоит. Вот сенатор Екатерина Лахова предложила скрыть от наших глаз всю подноготную чиновной жизни.

Анастасия Сорокина: Для этих целей для госслужащих составят моральный кодекс, где разъяснят, что такое хорошо, а что такое плохо, если они сами этого не понимают.

Александр Денисов: Ну вот мы сделали такую небольшую подборку яркую, какое оно, нескромное обаяние нашей чиновной элиты. Смотрим.

«Много шоколада не бывает», – так подписала свой пост в социальных сетях советник губернатора Ульяновской области Светлана Опенышева. Пользователи Instagram разозлились, прозвали ее в комментариях «ульяновской Пэрис Хилтон», «пенсионеркой в шоколаде», а губернатор распорядился уволить за нескромное поведение, цитата: «Нельзя так кичиться своим достатком».

Ролик оренбургских чиновников из Министерства лесного и охотничьего хозяйства – это настоящий сиквел Гая Ричи, вот сейчас вы увидите этот ролик. Тут все на этом ролике: карты, деньги, два ствола, это уже вообще сейчас будет что-то невообразимое, вы увидите тут стриптиз… Да, вот некие мужчины в красных трусах у шеста. Бо́льшую дичь, конечно, сложно себе представить. Губернатор Оренбургской области всю теплую компанию во главе с министром и его замами отправил по домам.

Анастасия Сорокина: А руководитель пресс-службы губернатора Иркутской области Ирина Алашкевич уволилась после просочившейся в Интернет записи, где она «ласковыми» эпитетами крыла пострадавших от наводнения жителей Тулуна, которые пришли на встречу с Владимиром Путиным.

Александр Денисов: Послушаем.

Ирина Алашкевич: Он приехал к ним на полчаса. Люди, вся эта бичевня, пришли… Вы бы видели, как они одеты. Одна пришла на каблуках, в черном, белые носочки, эта шляпа у нее… Одеты черт-те как, два класса образования.

Александр Денисов: Ну вот таковы ролики.

Сейчас мы обсудим это вместе с вами: подключайтесь, высказывайте свое мнение. Зачем нужно писать кодекс, если, в общем, очевидно, нужно себя вести прилично, не кичиться богатством, как вот сказал губернатор?

Анастасия Сорокина: Ну а сейчас подключаем к обсуждению Павла Борисовича Салина, директора Центра политических исследований Финансового университета. Здравствуйте.

Александр Денисов: Павел Борисович?

Павел Салин: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте. Вот такой вопрос (Настя, прости, не дам тебе сказать). Логика такова: жить нескромно можно, ездить на дорогие, богатые курорты, но вот показывать…

Анастасия Сорокина: Если прописано по кодексу.

Александр Денисов: Показывать этого нельзя? То есть вдали от глаз наших? Такова логика вот этого предложения написать моральный кодекс для чиновников?

Павел Салин: Да, совершенно верно. Логика такая же, как в советское время была на завершающем этапе, когда бюрократия советская превратилась в отдельную касту и жила за высоким забором, так чтобы не было видно населению, так чтобы не злить это население. Вот то же самое предлагают, возвести такой же высокий забор, только в информационном пространстве, с учетом того, что сейчас мир стал более прозрачным.

Александр Денисов: Павел Борисович, вот такой вопрос. Не является ли вот эта история с моральным кодексом для наших чиновников этаким показателем качества чиновной элиты? Ну что, совсем бестолковые, сами сообразить не могут, как себя вести, как не нужно себя вести? Это что же, нужно на бумаге четко прописать?

Павел Салин: Ну это не показатель качества, это скорее попытка сформировать ложную повестку. То есть есть объективная проблема недовольства населения бюрократией, и нужно сделать так, чтобы, во-первых, это недовольство концентрировалось не на всей бюрократии, а на отдельных ее представителях, которые там в ваннах купаются и все прочее. А те, которые просто не злоупотребляют, а просто неэффективно исполняют свои полномочия и берут взятки, эти вроде как за скобки выводятся, это во-первых.

И во-вторых, отвести негатив от высших этажей власти. Поэтому действуют по принципу, что если вы чем-то недовольны, давайте просто поговорим об этом. Вот недовольно население падением своих доходов, повысить их нельзя, но давайте хотя бы поговорим о 4-дневной рабочей неделе. Недовольно население бюрократией – давайте хотя бы поговорим о том, как наказывать самых зарвавшихся, которые там в ваннах купаются и показывают стриптиз. А то, что население недовольно всей бюрократией, как-то выводится за скобки.

Анастасия Сорокина: Павел Борисович, оставайтесь, пожалуйста, на связи. Есть звонок от нашего зрителя, Дмитрий из Самарской области дозвонился. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте. Говорите, пожалуйста, Дмитрий.

Зритель: Я считаю, что ни в коем случае, тем более в столь почтенном возрасте, чиновнице не надо было себя освещать в таких неэтичных и интимных моментах. Конечно, господин Медведев как-то призывал и чиновников быть позитивными и активными в сетях, но не предлагал никому быть, в том числе независимо от ранга чиновника, бруталить, в том числе фамильярить либо быть каким-то неадекватом. Я считаю, что это неадекватное состояние было чиновницы. К сожалению, у нас интеллект чиновников измеряется толщиной их кошелька или кармана.

Вы, наверное, не были никогда в нашей соседней Ульяновской области, она недалеко находится, – она бы лучше набрала ванну в той квартире, где постоянно в Ульяновске, в самой столице региона, течет или «чай», или «кофе». Поэтому необязательно было ехать в Азербайджан, чтобы в мутной ванне принимать какие-то процедуры.

Александр Денисов: Вас разозлил вот этот пост…

Анастасия Сорокина: …советницы?

Александр Денисов: …советницы губернатора?

Зритель: Постов полным-полно, и дефицит воды не только питьевой, но и вообще воды в Ульяновской области стоит очень остро. И поэтому надо властям озаботиться прежде всего насущными, не глобальными, а региональными актуальными проблемами простого населения независимо от того, дешевая эта ванна была в Азербайджане или нет. Я думаю, чиновнице надо было в эту ванну погружаться с головой, а не только другими частями тела.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за мнение, Дмитрий.

Павел Борисович, вот такая история. Вы сказали про отвлекающий маневр, конечно, переключаются на другие вопросы. Но, может быть, действительно серьезно подойти к вопросу некоего кодекса для поведения чиновников? Чтобы они, скажем так, по этому кодексу должны были исполнять свои обязанности с какими-то соответствиями, а не цепляться к их публикациям, к их украшениям, одежде?

Павел Салин: Ну зачем принимать? Это вот как у нас сейчас принимают различное избыточное законодательство, запрещать любят и все прочее. У нас все права и обязанности чиновника и так прописаны в законодательстве, нужно просто сделать так, чтобы закон работал, а закон не будет работать, если власть не будет прозрачной, во-первых, а во-вторых, не будет ориентироваться на мнение граждан.

Вот у нас была в свое время хорошая такая инициатива, связанная с президентом Медведевым, когда он был еще президентом, российская общественная инициатива, когда любая инициатива, набравшая 100 тысяч подписей в Интернете, должна была автоматически рассматриваться. Ее выхолостили, отдавали эти инициативы, которые набирали 100 тысяч подписей, на рассмотрение экспертов, и нежелательные для власти инициативы просто выхолащивались. Вот пусть то же самое будет с чиновниками, грубо говоря, только там организовать такую систему в Интернете: какое-то количество голосов, допустим, за отставку чиновника…

Александр Денисов: Систему дизлайка такую, да, Павел Борисович?

Павел Салин: Да, систему дизлайков – вот, пожалуйста, в отставку. Только технически эта система должна быть организована не так, как электронное московское голосование, когда совершенно невозможно проверить, кто как проголосовал и как посчитали. И не надо никакого кодекса.

Александр Денисов: Вам не кажется, что вот это вот предложение… Павел Борисович, извините, что перебиваю, – не кажется вам, что вот это вот предложение больше страхует действительно чиновников высокого ранга, потому что у них же проблемы возникают, твой зам что-то засветился, так, глядишь, и тебе «прилетит» за него. А так они: «Все, мы вам прописали, видите себя спокойно, чтобы не было проблем»?

Павел Салин: Ну данное предложение даже их не страхует, оно отводит от них негатив, точнее есть попытка отвести негатив. Потому что сейчас мы говорим о конкретной какой-то чиновнице, которая по глупости своей выставила фотографии свои в этой ванне грязевой. А о том, что проблема заключается не в том, что чиновники купаются в грязевых ваннах, а о том, что просто система перестает фактически работать сейчас на излете десятых годов, об этом как-то мы не говорим. А если система заработает худо-бедно, как она работала в нулевые годы, то и не будет возникать этих проблем с аморальным поведением чиновников, потому что население просто не будет это замечать.

Александр Денисов: Акцентировать, купайтесь где хотите, да?

Павел Салин: Да-да. Так что проблема… Здесь это как раз способ поменять повестку, раз уж нельзя вообще заблокировать это, не говорить о том, что у нас проблемы системные, а что проблемы какие-то частные, что где-то вот чиновница где-то искупалась, где-то они там в трусах стриптиз станцевали. А так все в принципе и нормально; вот если бы не было стриптиза и грязевой ванны, то у нас все вроде в принципе и не то чтобы хорошо, но в принципе и терпимо. Но это же не так, у населения-то претензии не к этим конкретным чиновникам, а к системе вообще.

Александр Денисов: Спасибо большое, Павел Борисович.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Это был Павел Салин, директор Центра политических исследований Финансового университета.

Анастасия Сорокина: Ты знаешь, сообщение хотела бы зачитать, из Ставропольского края пришло сообщение, что «чиновники не просто купаются в шоколаде, они в нем живут». И из Новосибирска достаточно такое решительное мнение, что «нужно налог на роскошь ввести для всех чиновников, расстрел за хищение и взяточничество, уголовная ответственность за злоупотребление своими полномочиями». Очень назревает, я бы сказала, негодование в отношении поведения чиновников.

Александр Денисов: Расстрел, да.

Анастасия Сорокина: Да.

Давайте услышим мнение еще одного нашего зрителя. Дозвонился до нас из Татарстана Дмитрий. Здравствуйте.

Александр Денисов: Дмитрий, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: У вас чиновники как себя ведут в Татарстане, прилично или нет, тоже…

Анастасия Сорокина: …провоцируют?

Александр Денисов: Да, как короли гуляют?

Зритель: Чиновники ведут по-разному: они могут дел натворить, а потом баллотироваться в Госсовет и туда пройти, и как бы это для человека нормально. Я вообще считаю, что все это происходит из-за того, что безнаказанность у нас в государстве для чиновников. У них есть пример для подражания, когда в высших эшелонах власти высокопоставленные чиновники натворят дел, а потом их куда-то еще дальше…, вместо того чтобы снять, наказать, приструнить. Мое мнение таково, что все идет от безнаказанности.

Александр Денисов: Спасибо, Дмитрий.

Анастасия Сорокина: Спасибо за ваше мнение.

А у нас на связи еще один эксперт Елена Александровна Назарова, профессор кафедры общественных связей и медиаполитики РАНХиГС, доктор социологических наук. Елена Александровна, здравствуйте.

Елена Назарова: Здравствуйте, добрый день.

Анастасия Сорокина: Вот звонок если вы слышали наш, есть такое мнение…

Елена Назарова: Да-да, я последние 15 минут внимательно слежу за диалогом, который у нас в эфире идет. Вы знаете, на самом деле я согласна с нашим коллегой о том, что поведение чиновников на самом деле регламентируется федеральным законом «О государственной гражданской службе», в статье 18-й достаточно подробно прописано, что он должен делать и что он не должен делать. Кстати, что не должен, еще более подробно в других законодательных актах проводится.

Но с другой стороны, мы прекрасно понимаем, что все эти полномочия осуществляют конкретные люди, у которых есть своя система ценностей, которые прошли социализацию в определенных условиях и так далее. То есть нельзя под единый шаблон попытаться вот так одномоментно вести всех людей, выполняющих вот эту самую государственную гражданскую службу, реализующих свои полномочия. С другой стороны, помните, в единых расчетных центрах у нас всегда были (сейчас это «Мои документы» в Москве, в регионах как-то иначе) кнопочки, которые обозначали…

Александр Денисов: …понравилось или не понравилось.

Елена Назарова: …эмоцию, да, понравилось или не понравилось. Вот если что-то подобное привязать к деятельности чиновников на различных уровнях, с одной стороны, это будет возможность проголосовать за профессионализм, успешность, допустим, отзывчивость того или иного человека. С другой стороны, это некие риски, потому что здесь может быть реализовано то, что сейчас в Китае пытаются ввести повсеместно, это социальный рейтинг. В данном случае, если начнем с чиновников, потом мы можем дойти до уровня тотального рейтинга каждого гражданина.

Александр Денисов: Елена Александровна, вот вы про Китай интересно сказали, там же у них до высшей меры дело доходит, расстреливают, и все равно взяточников не становится меньше. И вскрывается знаете как? Разбилось Ferrari, оттуда вывалились голые девицы и сын какого-то крупного чинуши, и все, начинают проверять счета, откуда Ferrari, откуда такой роскошный образ жизни, расстрел, и все равно случается это. То есть даже там это не искореняют.

Анастасия Сорокина: То есть ты не видишь выхода, да, Саш?

Александр Денисов: Ну…

Елена Назарова: Это человеческая природа, это на самом деле… У нас сейчас такая идеология – жить здесь и сейчас, в данный момент. Поэтому зачастую так и срабатывает психология, что в данный момент, сейчас получить удовольствие, урвать, купить…

Александр Денисов: …а там хоть расстрел, да?

Елена Назарова: А это уже будет потом, если вдруг найдут, обнаружат. Это и у нас, и в Китае так, повсеместно. Я просто к тому, что вот законодательные акты – это замечательно, хорошо, но должны быть обязательно прописаны механизмы их реализации, и эти механизмы должны быть социальные: люди должны понимать, знать, что они являются тоже элементами этого механизма, участниками процесса управления и в том числе назначения. Вот здесь вот регламентирующая, контролирующая функция общественного мнения должна быть, здесь мы активнее должны видеть и слышать наших граждан, их мнение учитывать, в том числе и при аттестации наших уважаемых чиновников, когда они проходят в соответствии со званием периодически аттестацию, повышение квалификации.

Анастасия Сорокина: Елена Александровна, вот сообщения приходят у нас от зрителей, из Волгограда пишут: «Чиновники ведут себя, как дворяне». Вот действительно что-то происходит с человеком, когда он получает такую должность, она его просто обязывает вести себя, скажем так, не как простого человека?

Елена Назарова: Ну это уже элементы социальной психологии. Да, на самом деле у человека меняется очень серьезно мироощущение, меняется центр тяжести Вселенной, так скажем, он начинает ощущать значимость своей персоны, когда получает вот такие полномочия…

Александр Денисов: То есть центр тяжести перемещается на пуп земли, короче говоря, человека, да?

Елена Назарова: Да-да, и очень сильные личности могут только этому противостоять и адекватное окружение, которое начинает приземлять немножко этого индивида. Помните, у нас всегда, когда человек добивается успеха, он меняет команду, как правило, это социально обусловлено, по сути дела закономерно, законы иерархии – сменить команду, которая знает, каким способом ты добился этого успеха, брать новичков, для которых ты будешь вторым богом. Это нормально, это законы развития общества.

Александр Денисов: Правила стаи, короче говоря.

Елена Назарова: Ну да, социологически это все обусловлено вполне. И поэтому само общество, люди, гражданское общество должно каким-то образом, учитывая эти естественные законы, уже разрабатывать законодательные акты, механизмы, которые будут минимизировать это.

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи была Елена Александровна Назарова, профессор кафедры общественных связей и медиаполитики РАНХиГС, доктор социологических наук. Обсуждали, как непросто, оказывается, чиновникам пройти через испытание медными трубами.

Александр Денисов: Да.

Далее поговорим про школу, куда никак не могут прийти ученики на первый урок.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски